332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Марина Серова » Тайны горных туманов » Текст книги (страница 3)
Тайны горных туманов
  • Текст добавлен: 30 декабря 2020, 14:30

Текст книги "Тайны горных туманов"


Автор книги: Марина Серова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 4 страниц)

– Фантастика! – продолжала восхищаться Аня. – Ну как, как ты это делаешь?!

– Ой, да ладно тебе! – махнула рукой Вера. – Ничего особенного!

– Это, по-твоему, ничего особенного? – возразила Аня. – Да это просто шедевр!

– Хватит, захвалила! – строго проговорила Вера. – Так, я закончила. Что, будете покупать или передумали?

Последняя реплика относилась ко мне.

Я спокойно кивнула и деловито спросила:

– Сколько стоит ваша работа?

– Четыре, – сразу же ответила та. – Две тысячи вы мне за него отдали, они у меня. Я лишнего не возьму.

Я вытащила из бумажника деньги и отдала их Вере. Та, будто не обратив внимания на гонорар, небрежно засунула купюры в карман, потом достала свой смартфон и сфотографировала свой этюд. После сделала снимок с натуры – запечатлела пруд, который писала.

– Я всегда выкладываю в соцсети две фотографии, – пояснила она. – Одна – мой этюд, а другая – то, что я писала. Чтобы было понятно.

– Логично, – заметила я. – Что ж, мне очень нравится ваша картина, благодарю.

– Я знаю, мне тоже, – без лишней скромности ответила девушка, после чего потеряла ко мне всякий интерес и обратилась к восхищенной подруге: – Ань, ты еще будешь писать?

– Не знаю, а ты? – вопросом на вопрос ответила дочь Зеленцова.

– Пожалуй, нет, на сегодня все, – вздохнула Вера. – Что-то я устала, поеду домой. Завтра пойдешь на этюды?

– Нет, завтра вряд ли, – произнесла Аня. – Мне надо будет собираться в поход, помнишь, я говорила? В горы, на Урал. Целый день потрачу на сборы, надо еще кучу всего купить…

– Да, что-то ты говорила, – наморщила лоб Вера. – На Урал, говоришь? Далековато тебя занесло… Смотри, вернись к практике, а то неуд схлопочешь!

– Конечно, вернусь, о чем разговор! – заверила подругу дочь Зеленцова. – Я не пропускаю учебу, ты же знаешь! Поход удачно выпал на время, в которое у нас нет сессии и практики, поэтому я туда и записалась. Так бы пришлось до каникул ждать.

– Значит, бездельничать будешь? – хмыкнула Вера. – А я-то думала, ты в эти недели будешь упорно писать этюды… Ладно, придется мне одной на природу с красками выбираться, что поделаешь.

– Ну, я в горы так и так блокнот для набросков возьму, – пожала плечами Аня. – Там зарисовки сделаю, а приеду домой – несколько этюдов маслом напишу.

– По фоткам, что ли? – презрительно спросила Вера.

Ее собеседница пожала плечами.

– Даже если так, то кто догадается? – заметила она. – В конце концов, так многие делают. Вон хотя бы Сашка с Риткой – да они ж ни разу на пленэр не выходили! Все по фотографиям рисуют, и ничего!

– Ну, знаешь, делать этюды по картинкам – это вообще зря время терять, – возразила Вера. – Ничего хорошего из этого никогда не получится. Любой дурак может перерисовать и раскрасить, а если ты поступила на живопись – будь добра, пиши с натуры. Или не пиши вовсе.

– Но не потащу же я с собой в поход этюдник! – заявила Аня. – Ты вообще как себе это представляешь? У меня рюкзак на пятьдесят литров, еще пенка, спальник, а ты мне предлагаешь и чемодан с собой вдогонку взять! Не издевайся!

– А я бы взяла, – спокойно пожала плечами Вера. – Ладно, хватит болтать. Поеду домой, может, вечером возле дома еще один этюд сделаю…

И с этими словами однокурсница Ани положила кисти и тюбики красок в этюдник, закрыла свой чемоданчик и встала со складного стульчика. Стульчик она привязала к этюднику, после чего обернулась к Ане и хмыкнула:

– Ладно, удачного тебе похода! И не вздумай на практику опоздать – Мишаня тебя тогда точно убьет!

– И тебе удачного дня, – уныло пожелала подруге Аня. – Увидимся…

Мы смотрели, как Вера горделиво удаляется в сторону лодочной базы, с легкостью неся свой этюдник и даже не оборачиваясь назад. Похоже, Аню уже не так радовал предстоящий поход. Наверняка девчонка переживает, что за время ее отъезда Вера напишет множество потрясающих этюдов, которые после сможет предоставить на практике.

– Думаю, до собрания мы можем с вами заехать куда-нибудь в кафе, – нарушила я молчание. – Вы не против? Или хотите домой?

– Да мне все равно, – задумчиво пожала плечами Аня. – В кафе так в кафе, какая разница…

Глава 3

До собрания я решила, что неплохо будет провести время в каком-нибудь прохладном заведении, а не жариться на солнцепеке. К тому же я преследовала свои цели – мне надо было разговорить Аню и узнать у нее, чего – а скорее всего кого – она боится.

Настроение у девушки было нерадостное – то ли она переживала по поводу своих страхов и похода, то ли винила себя за то, что вместо этюдов с Верой отправляется в горы.

Я выбрала лучшее заведение неподалеку от городского парка, где готовили отменные блюда и обстановка была соответствующая. Я хоть человек и неприхотливый в еде, да и вообще в жизни, но по долгу службы мне приходилось бывать во многих кафе и ресторанах Тарасова, и могу с уверенностью сказать, что подобные места я знаю едва ли не лучше, нежели улицы города.

На Аню, правда, ресторан не произвел особого впечатления – она со скучающим видом сидела за столиком и выглядела, мягко говоря, совсем не похожей на девушку, которая может себе позволить обед в самом роскошном заведении города. И я говорю не о ее одежде – да, заляпанные краской джинсы и рубашка совершенно не вписывались в общий колорит ресторана, но это не главное. Судя по всему, Аня предпочитает не посещать подобные места, ей это ни капли неинтересно.

Подошла одетая с иголочки официантка, положила перед нами меню.

Она бегло оглядела Аню, но и виду не подала, что ее удивил внешний вид гостьи. Персонал ресторана здесь знает свое дело – если клиент платежеспособен, он может явиться в чем угодно, хоть в пляжных шортах да футболке. А так как художница была рядом со мной, у официантки никаких вопросов не возникло.

Интересно, за кого нас она приняла? Вряд ли за подруг, но и на мать с дочерью мы не тянули. Ладно, в конце концов, это не мое дело.

Я положила перед своей спутницей меню, та перевернула первую страницу и уставилась на список блюд. Сама я остановила свой выбор на салате «Нисуаз» (меня заинтриговало название, поэтому я и решила его заказать), телятине, на пюре из сельдерея с ягодным соусом, на десерт – ванильное мороженое. Алкогольные напитки я не употребляю, Ане, думаю, их тоже пить не следует.

Я спросила девушку, будет ли она зеленый чай, если я закажу чайник на двоих.

– Да мне все равно, – пожала плечами та. – В принципе, можно… А что там есть?

– Молочный улун, серебряный жасмин и фруктовые чаи, – я показала ей карту напитков.

В глазах Ани промелькнул хоть какой-то интерес к происходящему, и наконец она предложила нам пить молочный улун.

– А вы что будете? – поинтересовалась я.

Аня снова пожала плечами.

– Даже не знаю… – пробормотала она. – Я не особый знаток ресторанной кухни. Не люблю их, а дома сама всегда готовлю. Знаете, я больше привыкла к походной еде – когда кофе или чай с ветками, а в гречке с тушенкой плавает пепел от углей. Мне куда больше нравится такая пища, нежели… это все, – и она взглядом показала на меню.

– Хотите, я вам помогу что-нибудь выбрать? – предложила я. – Я в этом ресторане и раньше бывала, так что могу подсказать.

– Да ладно, что уж я, сама не справлюсь? – хмыкнула девушка. – Меня отец изредка таскает по элитным заведениям, я прекрасно знаю, что такое фетуччини с лососем и шпинатом или паста карбонара… Кстати, может, их и возьму. Вроде неплохая вещь должна быть, если, конечно, тут их правильно приготовят. Мне тогда пасту карбонара и салат «Цезарь». Ну и, пожалуй, мороженое, а то жарко. Интересно, тут есть ананасовое?..

Ананасового мороженого в меню не оказалось, Аня заказала фисташковое и свежевыжатый ананасовый сок.

В ожидании заказа я решила завести беседу со своей спутницей. Начала с самой отвлеченной темы, которую только смогла придумать.

– Вы, наверное, увлекаетесь кулинарией? – спросила я.

Аня кивнула.

– Представляете, а я вот повар никудышный, – заметила я. – Даже макароны нормально не сварю – получатся либо недосоленные, либо, наоборот, пересоленные. А иногда и вовсе каша какая-то. Вероятно, кулинария – совсем не мой конек.

– Каждому свое, – философски заметила Аня. – А я вот никогда бы не смогла работать по той профессии, что вы. Но готовлю я, конечно, не как в ресторане – так, для любителя сойдет. Отцу моя готовка нравится, и ладно.

– Ну а зачем вам готовить, как в ресторане? – удивилась я. – Вы же не собираетесь впоследствии стать шеф-поваром? Кстати, а кто занимается приготовлением еды в походе? Что вы берете с собой из продуктов?

– Да у нас же общий котел, – проговорила девушка. – Еда входит во взнос, который сдает каждый участник. Можно, конечно, и самому закупиться, но это неудобно и накладно. Я всегда только деньги сдаю, а там – что организаторы решат покупать, то и закупают. Я в этом деле неприхотливая, ем что угодно. Другое дело, конечно, если человек, который идет в поход, имеет какие-либо медицинские противопоказания – аллергию на определенные продукты или заболевания желудочно-кишечного тракта. Все это оговаривается заранее, и ему либо покупают другие продукты, либо он ест, скажем, гречку без тушенки. Если вегетарианец – то же самое. У нас, кстати, есть несколько вегетарианцев, а одна девчонка вообще веган. Она не ест не только мясо, но и не употребляет молоко, яйца, мед, в общем, ничего животного происхождения.

– Вот это да! – изумилась я. – И чем же она питается?

– Ну, фруктами, орехами, бобовые всякие ест. В походе мы ей гречку или овсянку наливаем, когда туда не положили сгущенку или тушенку, суп – только овощной. Но супы в походах не готовим, разве что в многодневных. Но она превосходно себя чувствует, постоянно в походы ходит. Говорит, что много лет так живет и ее все устраивает.

– И сколько же ей лет? – поинтересовалась я.

Аня прикинула в уме:

– Вроде двадцать три, что ли. Кристиной зовут – она сегодня будет на собрании…

Тем временем принесли наш заказ. Официантка грациозно поставила на наш столик горячие блюда, салаты и чайник с молочным улуном, десерт пообещала принести чуть позже. Мы принялись за еду.

Аня с аппетитом уплетала свою пасту карбонара, я же принялась за салат с интригующим названием «Нисуаз», в котором содержалось огромное количество ингредиентов. Обжаренные кусочки филе тунца превосходно сочетались с анчоусами и овощами, а дополняли блюдо перепелиное яйцо, каперсы и кольца красного лука.

Надо будет спросить тетушку Милу, не готовила ли она нечто подобное – думаю, рецепт салатика должен ее заинтересовать…

Как оказалось, с выбором заведения я не ошиблась – Аня похвалила пасту, заявив, что приготовлена она как надо, я тоже осталась довольна качеством блюд.

Закончив со своей порцией, я возобновила беседу:

– А сколько человек собирается в поход? Уже известно точное количество людей?

Аня аккуратно положила вилку рядом с тарелкой, протерла руки влажной салфеткой, а потом произнесла:

– Вначале собиралось около тридцати человек. Но потом одна девчонка не смогла поехать, зато вместо нее записался какой-то парень, но он под вопросом. Думаю, сегодня точно определится, кто едет, а кто нет. Но те, кто сдал предоплату, должны отправиться в поход наверняка. Хотя случаются и форс-мажоры… Но мне кажется, в поход поедет много людей.

– Почему? – поинтересовалась я.

– Ну, смотрите, во-первых, цена для такого похода довольно бюджетная, это существенный плюс. Мы едем на Урал, а не на Эльбрус, который пользуется куда большей популярностью, поэтому и цена меньше. Во-вторых, поход должен быть не сложный, для восхождения не требуется никаких специальных навыков. Ну, вроде скалолазания и прочего. С кошками мы подниматься не должны, то есть если человек даже никогда не был в горах, он вполне справится с этим походом. Иван Маратаев, ну, наш организатор, говорил, что в такой поход даже детей с собой берут.

– Неужели? – изумилась я. – Думала, что горы – это для людей спортивных, походников…

– Ну, я-то не спортсмен, – улыбнулась Аня. – Так, люблю все это – ночевки в палатке, природу… Комаров кормить, топать неизвестно сколько километров по солнцепеку… Но альпинистом я никогда не была и уж тем более скалолазом. Вот все думаю, может, попробовать и записаться осенью в секцию альпинизма? Вроде занятия по вечерам, на скалодроме иногда. Правда, со временем у меня туго – учусь же, – да и не совсем уверена в своих силах. Помню, когда только начала в походы ходить, после каждых выходных гуляла до травмпункта – то упаду неудачно, то еще что…

– Гм… а ваш отец, он неужели за вас не беспокоился? – удивилась я. – Ну, что дочь постоянно получает какие-то травмы после активного отдыха?

– Конечно же, он беспокоился. И сейчас, как вы видите, тоже забил тревогу на ровном месте, – нахмурилась Аня. – Но что он может со мной поделать? Если я такая, как есть? Другой мне все равно не стать. Нет, я делаю то, что он от меня хочет – к примеру, хожу на всякие светские мероприятия, от которых, признаюсь честно, меня попросту воротит. Ненавижу все эти скучно-чинные застолья, на которых ты должен быть одет соответствующим образом, вести себя, как полагается по этикету… Знаете, каково мне было заучить все эти правила – как пользоваться той или иной вилкой, каким столовым прибором принято брать то или иное блюдо… Похуже школьной алгебры или физики, честное слово! Хотя я помню, как-то в понедельник отца пригласил на день рождения его коллега по работе. А я только-только вернулась из похода, единственное, чего мне хотелось – так это целый день проваляться дома в кровати в компании с перекисью водорода и бинтами. Так нет, с утра пришлось топать на уроки в школу, а вечером – с отцом на праздник. В школе-то еще ничего, ну, пришла я с перевязанной коленкой и рукой, отсидела занятия. А вечером мне надо было надеть платье, такое красивое, нежно-розового цвета, хотя розовый я на дух не переношу. Но для отца можно и потерпеть. Плюс ко всему – мои перебинтованные конечности и красное лицо, потому что забыла намазаться солнцезащитным кремом и обгорела. Я, наверное, два часа пыталась замазать все пудрой, только вышло не слишком хорошо. Это было в начале мая, солнце, помню, жарило, как в июле. Представляете себе лица всех, кто собрался на том дне рождения? Папа в парадно-выходном костюме и при галстуке, жена коллеги прямиком из салона красоты – платье на заказ, прическа как на свадьбу, идеальный макияж… Ну и дочурка, моя ровесница, под стать дамочке – тоже в платье, вылитая куколка Барби. И я на всем этом фоне – в бинтах и обгорелая. Ленка, дочка коллеги, смотрела на меня, как на нищенку, не научилась еще скрывать своих истинных чувств, как ее мама или папа. Зато с вилками я ничего не напутала, сидела, правда, и молчала.

– Вы не общаетесь с этими людьми? – уточнила я. – Имею в виду Лену и ее маму? Кстати, Лена старше вас или младше?

– Она моя ровесница, – кивнула Аня. – Правда, после школы Лену отец устроил в экономический университет, а я снова отличилась… Выбрала художественное училище, а это представляете на сколько уровней ниже престижного университета. Но с Ленкой мы никогда не общались – я и увидела-то ее в первый раз в восьмом классе, тоже на дне рождения ее мамы Ольги. Но нам разговаривать с ней не о чем, у нас совершенно разные интересы. То, что нравится мне, она не признает – я имею в виду походы и живопись, – а ее увлечения совсем не близки мне. Вернее, у меня есть дизайнерские шмотки, и в салон красоты я могу сходить, если нужно. Ну, на мероприятия всякие, чтоб отца не расстраивать. Но разговаривать о новомодных балетках или о том, в каком салоне спа-процедуры лучше, мне как-то не хочется. Поэтому я сижу обычно на таких мероприятиях и молчу себе. Жду, когда все это закончится. Там же, на днях рождения, мало того что общаться не с кем, так и светский раут похож на пытку. Я же обязана надевать неудобную одежду и обувь, от которой у меня потом ноги два дня болят, так еще и поесть спокойно не получится. По правилам приличия я должна положить себе в тарелку определенное количество одного блюда и никак не больше, чтобы не нарушить этикет. Если я какой-то продукт не люблю, я все равно должна его есть – по тем же самым правилам приличия. Ну и много всего такого, что мне не нравится.

– И вы не пытаетесь говорить отцу, что не хотите, скажем, идти на какой-то праздник? – спросила я. – Зачем он вас насильно заставляет?

– Нет, – отрицательно покачала головой Аня. – Отец знает, что мне не нравятся вечеринки и светские застолья, но, если я не пойду вместе с ним, получится опять-таки не по правилам этикета. Он работает в солидной компании и должен соответствовать своей должности. Поэтому и я должна себя вести именно так, а не иначе. Но зато папа разрешает мне жить своей жизнью, делать то, что я люблю. Можно сказать, у нас негласный договор: он не препятствует мне учиться там, где я хочу, и проводить выходные так, как мне нравится, а я взамен помогаю ему, когда это нужно. Ну, представьте себе, возьмем хотя бы тот день рождения. Сотрудник отца пригласил его на праздник, а когда приглашают отца, это означает, что приглашают и его семью, то есть меня. У коллеги – жена и дочь, поэтому и папа должен прийти со своим семейством. Мамы у меня нет, поэтому прихожу я вместе с ним. Все просто – я делаю то, что хочет отец, а он позволяет мне в разумных пределах делать то, что хочу я. По-моему, это здорово – мы с ним идем друг другу навстречу, находим компромисс. Я могу несколько часов потерпеть, от меня не убудет. Других вообще родители никуда не отпускают, я это знаю и понимаю, что с отцом мне повезло. Хотя сейчас, по-моему, он перегнул палку. Вы не думайте, что я имею что-то против вас, но поход ведь не сложный! Зачем вас нанимать, отрывать от более важных дел? Вдруг кому-то действительно нужны услуги телохранителя, а вы поедете со мной в поход?

– Мы ведь уже обговорили этот вопрос, – мягко заметила я. – И можете успокоиться, никаких других заказов у меня сейчас нет. Я абсолютно свободна.

– Это пока, – упрямо настаивала на своем Аня. – А потом? Поход ведь не трехдневный, сами подумайте! Пока мы доедем до Урала, пока потом на маршрутке до деревни, пока весь поход пройдет… Так или иначе, выходит целая неделя! И вы не сможете быстро сорваться с места и приехать в Тарасов!

– Пока я занимаюсь вашим делом, Аня, никаких других заказов я не возьму, – заявила я. – И потом, вас это волновать не должно. Я обеспечиваю вашу безопасность, и пока не доставлю вас в целости и сохранности домой, не смогу считать это дело завершенным. Таково мое правило. Еще раз повторюсь, никто из ваших друзей не узнает, кем я являюсь на самом деле. Для остальных я ваша знакомая, приятельница, подруга – как хотите, так и называйте. Хорошо?

– Ладно, – вздохнула Аня. – Скажу, что вы моя… гм… давайте вы будете моей дальней родственницей? Скажем, приехали из Москвы недавно и хотите вместе со мной отправиться в горы? Например, тоже любите походы, активный отдых?

– По-моему, отличная идея! – похвалила я. – Так и скажем. По поводу всей остальной легенды – не волнуйтесь, я вас не выдам. Хотя мы и так все придумали…

К нам подошла официантка и поинтересовалась, желаем ли мы еще что-нибудь заказать.

Аня посмотрела на часы, а потом заявила, что не против съесть еще мороженое. Я поддержала ее, и мы попросили принести нам по клубничному мороженому и молочному коктейлю. Девушка унесла приборы, минут через семь принесла нам по пиале с розовыми шариками холодного лакомства и по фужеру с коктейлем.

– Скоро можно будет ехать на собрание, – заметила Аня, с аппетитом доедая свою порцию мороженого. – Ничего страшного, если мы приедем чуть раньше, чем нужно. Вам же еще надо будет где-то припарковать машину, верно?

– Ваша правда, – улыбнулась я, потягивая из трубочки приятный сладковатый напиток.

Минут через двадцать я подозвала официантку и попросила счет. Аня предложила было заплатить за свою порцию обеда, но я пресекла эту попытку.

– Я же вас пригласила, верно? – проговорила я. – Так что не берите в голову.

Я оставила официантке щедрые чаевые, и мы покинули заведение.

После приятного прохладного ресторана уличная жара показалась едва ли не испепеляющей – несмотря на вечернее время, солнце палило, как в полдень. Мы сели в мою машину, я включила кондиционер и спросила у Ани адрес места, где должно проходить собрание.

– Это на улице Ангарской, дом сорок два, – проговорила девушка. – Сейчас нужно доехать до Ангарской, там будут корпуса медицинского университета. Лучше, если машину вы оставите на входе, перед шлагбаумом, а дальше дойдем пешком. Не могу точно объяснить, куда нам идти, в первый раз, помню, я даже заблудилась.

– Разберемся. – Я завела мотор и плавно выехала на дорогу.

До корпусов медицинского университета мы добрались быстро, и, по совету Ани, я оставила машину у входа.

Девушка уверенно зашагала по территории учебного заведения, и я поняла, почему она говорила, что найти нужный корпус непросто. Номеров зданий нигде не было, корпуса были похожи друг на друга, как близнецы, и чтобы пройти к нужному нам дому, пришлось долго петлять. Впрочем, я сразу запомнила дорогу – у меня великолепная память, и, в принципе, одна я бы тоже отыскала здание номер сорок два.

За все время, пока мы шли, я не заметила ни одного студента – значит, пары у медиков уже закончились.

Мы подошли к пятиэтажному дому, такому же, как и остальные строения. Аня открыла дверь, и мы вошли в вестибюль.

Вахтерша, пожилая женщина с угрюмым усталым лицом безо всяких эмоций, спросила, куда мы направляемся.

– Мы на собрание туристического клуба «Путеводная звезда», – проговорила моя спутница.

Вахтерша безразлично кивнула, загорелась зеленая лампочка, и мы прошли через турникет.

– Аудитория находится на третьем этаже, – сообщила Аня. – А там дальше надо идти до упора, и первая дверь направо.

Я кивнула, и вскоре мы миновали темный коридор, стены которого были выкрашены в унылый серый цвет. Чем-то медицинский университет напоминал мне больницу, даже запах в коридоре показался специфическим, только чем именно здесь пахнет, я разобрать не могла.

Аня шла вперед быстрым шагом. Перед нужной нам дверью она приостановилась и посмотрела на свои часы.

– Половина шестого, – констатировала она. – М-да… обычно собрание начинается, когда все участники приходят, а это около половины седьмого – семи вечера. Но будем надеяться, что хоть Иван там…

Она постучала в дверь, потом толкнула ее и вошла. Я двинулась за ней.

Мы оказались в небольшом кабинете, больше напоминающем не учебную аудиторию, а лаборантскую – стол с компьютером, за которым сидел пожилой худощавый мужчина в очках, ближе к стене – еще несколько парт и стулья. Рядом с компьютерным столом находился высокий шкаф, а на одной из парт беспорядочно сгрудились чайные чашки. Помимо мужчины в очках в аудитории оказалось еще два человека – один из них молодой парень лет двадцати пяти, судя по внешнему виду – спортсмен с ярко выраженной мускулатурой. Другой был примерно такого же возраста, но больше он напоминал прилежного студента математического факультета, нежели альпиниста-походника. «Спортсмен» был одет в синюю футболку и джинсы с множеством карманов, «студент» – в клетчатую рубашку и летние штаны защитного цвета. Оба молодых человека пили чай, а мужчина что-то сосредоточенно набирал на клавиатуре компьютера.

– Здравствуйте! – поздоровалась Аня.

Мужчина кивнул ей, парни помахали руками.

– Привет, Анют! – воскликнул «спортсмен».

«Студент» поприветствовал нас более чинно:

– Добрый вечер. Аня, ты, я вижу, не одна?

– Да, знакомьтесь! – девушка кивнула в мою сторону. – Это Женя, она моя родственница из Москвы. Недавно приехала.

– Очень приятно, – проговорил «студент». – Я Иван.

– Андрей, – отрекомендовался другой молодой человек.

– Это Борис Федорович, основатель клуба, – Аня показала взглядом на мужчину в очках.

Тот оторвался от компьютера, быстро окинул меня взглядом и сухо произнес:

– Добрый вечер. Вы там беседуйте, я вам не мешаю…

– Борис Федорович не едет с нами на Урал, – пояснила Аня. – Иван – это организатор похода.

– Дамы, присаживайтесь! – пригласил нас Андрей.

Мы заняли свободные места за столом.

– Чай будете? – поинтересовался «спортсмен».

Аня кивнула, я присоединилась к ней. Нам выдали по пакетику черного чая и предложили воспользоваться любыми стаканчиками в шкафу.

– Они чистые, – сказал Иван. – Так, дождемся всех остальных и сможем начать… Сегодня точно определимся, сколько будет человек, я проинструктирую, что нужно с собой брать, и расскажу про поход еще раз. Аня, ты точно едешь?

– Конечно! – кивнула дочь Зеленцова. – Да, Женя тоже хочет поехать… Она меня очень просила, скажи, это возможно?

Иван задумался, потом посмотрел на меня и после паузы произнес:

– В принципе-то да, если хотите… Вот только с проездом могут возникнуть небольшие проблемы – придется доставать самостоятельно билет на поезд до Уфы. В автобусе, может, и будут свободные места, а если нет – придется воспользоваться услугами частника. Мы просто заранее заказывали билеты, поэтому такие сложности.

– Это не беда, – заверила я его. – С проездом сама разберусь. Скажите, вам взнос когда сдавать?

– Предоплату надо сдать до похода, – проговорил Иван. – Потому что я буду закупать продукты на всех, у нас еда из общего котла. У вас, Женя, есть какие-либо медицинские противопоказания? Я имею в виду непереносимость каких-либо продуктов?

– Нет-нет, я могу есть абсолютно все, – покачала я головой. – Вегетарианкой не являюсь, и по поводу еды у меня нет никаких предпочтений.

– Что ж, это радует, – улыбнулся «студент». – Предоплата у нас три тысячи рублей, взнос составляет двенадцать тысяч. Остальные деньги сдадите либо уже в горах, либо в конце похода – как вам будет удобно.

– Я могу сдать взнос и сегодня, – заявила я. – Мне без разницы.

– Ну, сегодня-то вы можете сдать только предоплату, вдруг случится какой-то форс-мажор и вы откажетесь от поездки. Чтобы не было с этим проблем, сегодня надо сдать три тысячи.

– Я в любом случае поеду, – улыбнулась я и вытащила свой бумажник. – Но если настаиваете, то возьмите предоплату…

Уладив денежные вопросы, я спросила Ивана:

– Скажите, а сколько точно по времени будет длиться поход? И когда у нас состоится отъезд? Вообще, расскажите мне про это мероприятие поподробнее, я ведь в первый раз у вас на собрании!

– Собственно, я и хотел еще раз поговорить о походе, – серьезно произнес Маратаев. – Но раз вы с Аней пришли пораньше, я введу вас в курс дела, а потом продублирую информацию. Скажите, Женя, у вас ведь имеется опыт походов?

– Конечно! – заверила я его. – В Москве я постоянно куда-нибудь выбираюсь. Я просто без ума от активного отдыха – как только предоставляется такая возможность, непременно иду куда-нибудь с рюкзаком и палаткой.

– Это радует, – без улыбки констатировал Иван. – Не в том смысле, что поход будет сложным, – он не на категорию, без специального оборудования. Но для новичка переходы по горам, даже не очень высоким, могут оказаться довольно трудными. А если вы не раз ходили в походы, думаю, справитесь. Подробный инструктаж – по поводу того, что с собой взять, – я еще вышлю каждому участнику в социальную сеть. Вы ведь зарегистрированы в интернет-сетях?

– Конечно! Во всех; говорите, куда нужно будет зайти, чтобы просмотреть ваше сообщение!

– Достаточно, если вы будете зарегистрированы в «коннекте», – Иван назвал самую распространенную социальную сеть. – Я добавлю вас в нашу группу и там все подробно еще раз распишу – на случай, если вдруг что-то забудете. Но и на собрании я все буду проговаривать, поэтому не переживайте.

– Отлично! – улыбнулась я. – А на сколько дней мы едем и когда?

– Выезжаем в пятницу утром, поездом до Уфы, – проговорил Иван. – С проездом, увы, вам помочь я ничем не могу – даже не знаю, как вы добираться будете… Скорее всего, дешевых билетов в плацкарт вы уже не найдете – мы-то их заказывали полтора месяца назад, Уфа, конечно, не популярный российский курорт, но, боюсь, теперь будут билеты разве что в купе, и то если повезет. Простите за нескромный вопрос, но как у вас обстоят дела с финансами? Сильно накладно будет?

– Не могу сказать, что я богата, как Крез, но билет в купе позволить себе могу, – заявила я. – Во сколько ваш поезд?

– В половине девятого утра отправление, в восемь часов – посадка. Ладно, если с проездом вы разберетесь, перейдем к дальнейшей части нашего предприятия. В Уфу мы приезжаем в четыре часа утра, едем до улицы Зорге, двадцать шесть – оттуда у нас заказана маршрутка непосредственно до села Тюлюк. Нас туда доставит автобус турфирмы «Перекати-поле», ехать приблизительно шесть часов. В селе Тюлюк мы ставимся – на месте определимся, как лучше поступить, устроить палаточный лагерь в окрестностях села или договориться с местными жителями. Ну, и, собственно, от села Тюлюк начинается сам поход в горы. Сперва мы поднимемся на Большой Иремель, это будет первый день нашего похода. В принципе, маршрут приятный – мы дойдем до заповедного парка, пройдем его, а потом достигнем плато, с которого и начнем наше восхождение. Вернемся вечером обратно в лагерь. На второй день планируется восхождение на Ветреную гору, по времени – так же, утром выходим, вечером приходим. На третий день – отдых, познакомимся с горными речками в окрестностях Иремеля. Близ гор берут свое начало шесть рек: Карагайка, Тюлюк, Синяк, Большой Авняр, Тыгын и Белая река. На месте определимся, какую реку будем исследовать; желающие могут искупаться, хотя вода холодная, а кто не хочет купаться – просто отдохнет на берегу. На четвертый день – самый сложный поход, на Малый Иремель. Туристы его не посещают, забираются на гору разве что скалолазы со специальными приспособлениями. Но мы попытаемся найти дорогу наверх – можно сказать, это будет исследовательский маршрут. Нам нужно узнать, возможно ли вообще подняться на Малый Иремель или же нет. Ну а на пятый день у нас отъезд до Уфы. Маршрутка от «Розы ветров» довезет нас до города, вечером у нас поезд. До этого – свободное время, можно будет побродить по городу, купить сувениры, ну и тому подобное. Вот, собственно, и весь план нашего похода.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю