355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Марина Бастрикова » Любви время, мести час (СИ) » Текст книги (страница 1)
Любви время, мести час (СИ)
  • Текст добавлен: 20 декабря 2020, 15:00

Текст книги "Любви время, мести час (СИ)"


Автор книги: Марина Бастрикова



сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 5 страниц)

Любви время, мести час

Глава 1. Знакомство

Ольга запрыгнула на пассажирское кресло газели. Наконец-то её ждет счастье. И пусть деревню она ненавидела, но находиться в мамином доме или у бабушки Зины – это как небо и земля. Или, скорее, как поездка отдыхать на Байкал или вспахать десять соток. И пусть бабушка Зина не на Байкале, но у мамы как раз десять соток земли. А сейчас лето. Чертовы каникулы. Это время настоящего Ада, когда невозможно пожить в городе с баб Машей.

“Меня баб Машина уринотерапия не так пугает как спасение картошки от колорадского жука. Я бы еще раз съела ее фирменный торт, только бы все лето меня оставляли в городе“ – так думала Ольга, пока устраивалась на жестком сиденье и пристёгивалась. Газель пахла ненавистно – деревней. Землей, навозом, потом и сеном. И только запах псины не раздражал Ольгу. Сзади раздался радостный лай Барсика. Он радовался поездке, не так часто его берут с собой.

“Пёс такой, что никого к себе не подпустит. А маме нужно, чтобы пока нас не было, ел и он и другая живность. А с охраной неплохо справится сосед дядь Вова. Он за самогонку и зайца в поле догонит. И охранять будет ушастого, пока совместно ту бутылку не опустошат. И успеют обсудить все размеры ушей, которые хороши в забеге или привлечении самочек. Так что за свой дом мы не боимся. Главное, чтоб с найденными самочками размножиться не успели. Дядь Вова одной своей рожей кого хочешь отпугнет. Любой проходящий и приходящий сразу поймет: если тут такой фейс, то или воровать нечего или такой же фейс получишь. Так что мы уверены – дядя Вова мимо никого не пропустит. По крайней мере пока с ним не сопьешься и все бурное его прорабное прошлое не узнаешь“. Даже Ольга была в курсе о всех начальниках и крутых бабёнках, о которых вещал дядя Вова. В тот день Оля впервые попробовала самогон и получила хворостиной по ляжкам. Утешало её только то, что дяде Вове досталось больше. Он даже расстроился. Все-таки протрезвел в момент. Сколько самогона выпито было зазря!

Мать, наконец, села на водительское сиденье. Все задания розданы, можно ехать к свекрови.

“И хотя мама считает самым важным замужество. В целом, присутствие или отсутствие отца в мире живых не давало никакой разницы. Мать управляет газелью, десятью сотками и еще успевает доить 1341 корову и оказывать им иные услуги вплоть до интимных. По крайней мере я вижу это именно так. Ведь у моей мамы бицуха мистера Олимпии, и она с соседкой регулярно обсуждает состояние ммм… стояния у быков на ферме”.

Всю многочасовую дорогу до деревни баб Зины Оля плавилась от жары в газели. Мама строго запрещала высовывать голову, руку и иные ненужные части тела в открытое окно. Но Ольга все равно хотя бы нос, но отдавала воле ветра и дорожной пыли.

“Он у меня все равно слишком огромный, даже если лишусь – не жалко. Жаль, с пузом так не сработает точно”

Стоило увидеть знакомый дом, как Ольга тут же выскочила из машины. Газель даже не успела окончательно затормозить. Мама матюкнулась. Какой бы толстой Оля себя не считала, но четкости движений и пластичности ей было не занимать.

– Ба! – девушка-подросток с визгом кинулась к вышедшей из калитки старушке. Наверняка, сидела и ждала, вслушиваясь: а не подъезжает ли пыхтящая на всю деревню газель. Ольге было невероятно жаль старушку. В отличие от баб Маши, баб Зина всегда была сдержанная, милая и вежливая. А еще всё и вся сделает для своих близких. Ибо их у нее осталось так мало. Сын и муж погибли, а дочь живет в Москве. И только невестка с внучкой проживали в доступности. Старушке уже не хватало сил устраивать себе путешествие на целый день, чтобы их повидать. Да и неудобно. Внучка в небольшой квартирке в городе проживает, а невестка вечно занята в огороде или на ферме.

Мать освободила из заточения Барсика и тот, лая, подлетел к хозяйке. Баб Зину он любил и принимал за свою. Потому и берут злобного сорванца всегда с собой. Чтоб ничего не натворил, пока все, кого он уважает отсутствуют.

По лицу старушки разлился румянец, глаза сощурились, а рот кривился в улыбке. Выглядела радость бабушки немного жутко из-за анемии части лицевых мышц, но Ольге старушка казалось самой красивой.

Бабушка приобняла внучку за талию (все-таки, баб Зина была ниже по росту) и повела к дому.

– Олюсик, пошли в дом, там прохладнее. Окна открыла и сквозняк такой, что все кости мне продувает. Но закроешь – духотень, ужасть. Вот и выхожу на солнышко греться, а в дом продуваться. Ты не болеешь? Может, окошки закрыть? Ох исхудала. В школе, ироды, мучают?

– Исхудала, ха! – Это мама подоспела присоединиться к нашему медленному шагу, – Да она опять не влазит ни во что. Я ее прошу хоть в огороде поработать, а она ни в какую. А помогла бы матери – и похудела бы, и загорела. Невестой бы на загляденье стала.

Оля только поджала губы. Тема была мамой уже буквально заезжена. Иногда девушке даже казалось, что она толстая, потому что мама всегда говорит, что она толстая. А не дай бог похудеет как-то. Обязательно будет пресловутое “Я же тебе говорила. А если бы сразу послушалась, уже давно красавицей бы стала”. Или еще хуже… начнет говорить, что слишком худая.

– Так растет же ребёнок, вот и не влазит. Смотри какая высокая. Уже на голову выше меня. Сколько тебе? – бабуля внимательно посмотрела внучке в глаза.

Ольга знала, что вопрос про возраст и в каком классе она учится будет задан в этот день как минимум еще несколько раз. Память баб Зины после последнего инсульта стала сдавать. И если та же проблема у баб Маши вызывала скорее смех или раздражение, то вопрос баб Зины отозвался в сердце болью и жалостью.

– Четырнадцать, ба. А не худею я, чтоб нос не стал выделяться еще больше, – Ольга показала маме язык.

– Да, носом ты в муженька моего, да в отца своего. Вороновы, что с нас взять, – старушка с гордостью посмотрела на достоинство семьи Вороновых, красующееся сейчас у Ольги ниже глаз и выше губ. Да такое достоинство, что его размерами и мужики обзавидовались бы. Главное не уточнять, что имеется ввиду нос, а не то, что они там меряют. Хотя Ольга в их противостоянии все равно победила бы. Хотя бы своими не по-подростковому железными яйцами. Единственная некрасивая толстушка в школе, которую боялись обидеть. Мстительная была Воронова Ольга. Ох мстительная.

Но некоторые все еще верили в скромность и закомплексованность девушки. Как, впрочем, в это верила и сама Ольга. Но как только приключенческое место кольнет кто слишком верующий в доброту и нежность некрасивых цветочков этой жизни. Так сие растение в итоге запомнится гаду на всю жизнь. А сама Оля, как красная пелена с глаз спадет, уйдет плакаться в свою комнату, что ее все обижают. Ведь она такая страшная и неуверенная в себе.

Ольга не позволила закрыть окна. После душной и вонючей газели ветерок-хулиган был только в удовольствие. За окном раздалось кудахтанье и крик мамы:

– Барсик, ах ты скотина! Усыплю тебя, тварь.

Оля подскочила и выбежала на улицу. Куриный гвалт, причитания бабули. Мама молотила собаку ладонью по лицу. Совесть в хитрых глазах Барсика не просыпалась, но он стоически терпел. Только выплюнул пару перьев, чтобы зубы перестало щекотать. Ольга осмотрелась вокруг. Самым разобиженным выглядел петух, лишившийся своего хвоста.

“Да уж, не пуганный тут курятник. Это у нас курицы молятся на высокий забор и регулярно его удобряют. Надеются, что вырастет и еще эффективнее будет защищать от пушистого монстра. А тут полуржавая сетка – скорее надругательство над куриным стремлением к свободе”.

Барсик был совершенно непослушной собакой. Двор охранял хорошо и ладно. Но никого кроме семьи Вороновых не слушался. А куриц схомячить – это вообще основная цель жизни. Тут даже хозяева не авторитет. Вот только куры – кормильцы семьи. Конечно, не так ценны, как коровы (после убийства Милки мама пристрелила бы Барсика лично). Но две куриных смерти итак уже наша семья пережила, к третьей мама была не готова. Тем более в гостях. Стыд-то какой. Приехали, еще и дел наворотили.

Сердце у Ольги громко застучало. Любила она Барсика. А его мятежный характер, возможно, и был тем толчком для этих сильных чувств. Обычно Оля недолюбливала собак. То ли дело кошки и козы – со своим мнением. С ними интереснее, их внимание можно завоевать. И если они тебя полюбят, то это будет достижение. А с собаками что? Тебя любят просто потому что ты хозяин этой собаки и еще её не убил. Ничего интересного… или достойного.

Девушка подскочила к маме и остановила её руку.

– Мам, я сейчас кур загоню. И, думаю, ба позволит, чтобы на время нашего присутствия их не выпускать.

– Конечно, милая. Сейчас зерна принесу, и они сами забегут. – бабушка походкой пингвина «побежала» к пристройке за зерном.

Мама фыркнула и оттащила Барсика до будки. Это старая деревянная развалюха когда-то принадлежала предыдущему хозяину – мелкой дворняге бабы Зины. Для Барсика ни размер домика, ни длина цепи не подходили. Ольга пообещала себе освободить пёсика как только разберется с курами. Мама поворчала, что Оля с ба сговорились, и ушла к машине. Привезенное итак слишком долго томилось в горячей машине. А там же и мясо, и закрутки.

“А вот что мы отсюда всегда увозили – так это рыбу. Эта поездка не будет исключением, мама, наверняка, будет отправлять меня загорать и рыбачить. Вот только ни то, ни другое я не люблю. Мама считает, что я просто ленивая. Но мне проще перерешать 100 уравнений и написать огромное сочинение, чем посадить помидоры. Но рыбачить я пойду. Это меньшее из зол. Ведь иначе на огород работать отправят”.

Разобравшись с курами и обиженным петухом, Оля пошла освобождать Барсика. Пес облизал ей щеки и пальцы, пока девушка отстёгивала цепь от ошейника. Стоило ему почувствовать свободу, как пес побежал по огороду вдоль забора. За кустами малины раздался вскрик и рычание.

"Хоть бы там никого не оказалось. Если Барсик покусает человека, мама точно пристрелит мою собаку. Или меня. Лучше б меня". Но кричащий оказался за забором. Рука его кровоточила. "Это плохо, очень плохо. Если он один из этих богатеньких, то и моим родным и псу точно кранты."

– Ты куда грабли тянешь? Воруешь, да? Тебе никто не говорил, что это незаконно? Сейчас взрослых позову. Или полицию. – испуг наполнил голос Ольги силой и решительностью. "Со мной так всегда. Наверно, не умею как обычные люди бояться".

– Стой – Белобрысый парень вытянул руку вперед как будто пытался остановить девушку. – Вообще-то тут и ваша собака тоже виновата. – голос его звучал слишком спокойно и уверенного для того, кого только что укусила собака.

– Это охранный пес. Он должен сразу кусать за руку. Не в горло же он тебе вцепился. – Ольга же наоборот спокойствием не отличилась. В голосе прорезались даже истерические нотки, хотя она и пыталась своё состояние скрыть. К сожалению, утверждение: “Лучшая защита – это нападение” далеко не всегда оказывается выигрышным.

– Слава богу в этот забор голову не просунуть… – блондин знакомо усмехнулся.

Только когда боль и испуг сошли с его лица, она узнала парнишку.

– Оловянов. Ты смотри, будешь мне угрожать, я ж твоим друзьям расскажу, как ты малину воровал и стонал тут с царапиной на пальчике.

– И ничего я не стонал! – наконец, Ольга услышала эмоции в голосе укушенного.

– Это ты своим друзьям расскажи. – девушка сразу почувствовала себя увереннее, что отражалось и в её голосе. На эмоциях можно и сыграть, отвлекая парня от желания рассказать об укусе родителям.

Они смерили друг друга взглядами. Ольгин рыжий и серый Игоря. Огонь и лед. Вот только девушка поняла, что дело нужно прикрыть до выяснения его взрослыми. Ольга смерила критическим взором огромный коттедж соседей. Именно благодаря им удалось для баб Зины так недорого провести газ. Иначе топила бы она и дальше печку, хотя возраст уже не позволял колоть дрова, а кошелек не тянул закупать уголь. Да и Ольгиной маме хотелось сделать хоть что-то приятное свекрови. Эта старушка всегда ее поддерживала, зная лень и взрывной характер своего сына. Но все равно, соседи оказали огромную помощь. Как объясняла баб Зина – её сын (отец Ольги) когда-то дружил с владельцем этого коттеджа. Да вот только потом перестали общаться вообще. Бабушка не объяснила ни почему Олин папа перестал общаться с соседом, ни по какой причине тогда, не имея больше дружеских связей, этот богач все-таки помог с газом.

Гараж у соседей взглядом нашла, но он был закрыт. А в открытой его части машин не было. Скорее всего, родителей Игоря на данный момент нет дома.

"А я и не знала, что это дом родителей Игоря".

– Ты прав, это действительно моя собака тебя укусила. Готова загладить вину и обработать твою рану. Заходи к нам, я аптечку принесу. – Ольга говорила, изображая смущение. Сама в этот момент обдумывала как незаметно стащить из дома аптечку. Мама не должна знать, что сделал Барсик. Это не первое его нападение на людей.

"Но я-то знаю, что он просто защищает территорию и тех, кого считает близкими. Это мы с мамой виноваты, что не занимались его воспитанием. Я приезжала только летом, а у мамы весь день и полночи всегда расписаны".

– Ну уж нет, я к этому лохматому на территорию не пойду.

"Трусишь?" – но Ольга придержала вызов. По глазам видела, что парень уже очухался от шока и дополнительное давление могло бы вызвать обратный эффект. Все-таки он старше её на два класса. Скоро выпускник. Да еще и богатенький, отчего буквально купается во внимании окружающих. С чего бы ему пугаться пухленькую девчонку? Особенно, когда и она и пес за забором. Что она сделает?

"Нужно подобраться ближе".

– Я сейчас тогда к тебе прибегу и помогу. – пока Игорь не сказал хоть одно возражение, Ольга выбежала с огорода и поспешила к калитке на выход. Когда она подошла к огромным воротам коттеджа, Игорь уже стоял там. Тоже бежал что ли? Но худой парнишка даже не запыхался. Только перестал придерживать руку, отчего кровь стала капать на красивую светлую плитку.

"Черт. её ж потом его родители увидят".

– Ну, открывай. – в голосе Ольги откровенно слышалось раздражение и нетерпение.

Игорь открыл ворота со скепсисом на лице. Явно не поверил в добрые намерения девицы, но почему-то послушался. Ольга тут же схватила его за руку так, чтобы кровь перестала капать на плитку. Капельками она собиралась у нее в ладошке. "Да что же она не останавливается-то". Девушке стало страшно уже не только за собаку и близких, но и за этого светловолосого дурня.

– Нет, ну надо же было тебе малину лезть воровать, – Ольга ворчала и тянула парня за руку в помещение. Девушка действовала как будто она у себя дома. Легко открыла стеклянную дверь лоджии, а затем и металлическую входную. Внутри было просто удивительно прохладно. Такого холода Ольга не ощущала с весны. Всё тело мгновенно покрылось мурашками.

– Столько денег, а малины купить не могут. – ворчала Ольга.

– У вас вкуснее.

Ольга оглянулась на расстроенное лицо Игоря и рассмеялась. Сквозь смех проговорила:

– Добытое собственной кровью и потом всегда кажется вкуснее. Думаю, вкус этой малины мало с каким сравнится в твоей жизни. – еще немного похихикав, Ольга резко оборвала смех. – Где аптечка?

Парень пожал плечами. Ольга заметила, что кровь у Игоря наконец-то остановилась, и перестала держать его за руку. Блондин проследил за тем как Ольга убрала свою ладонь, тоже уже окровавленную.

– Белобрысый, ты хоть знаешь где у вас ванна?

Парень покраснел.

– Мдааа, тяжелый случай. Не бойся, не воспользуюсь ситуацией, что мы одни. Соблазнять не буду. – Ольга ухмыльнулась смущению соседа.

Игорь сверкнул глазами, поджал губы и кивнул в конец коридора с двумя дверьми. Ольга сразу же направилась к ним. Первым она открыла туалет.

– Соблазнительно, конечно, но так и быть, твои руки тут мыть не буду. – посмеиваясь, Ольга открыла вторую дверь. Только, забывшись, сделала это окровавленной рукой. На белой ручке остались кровавые следы.

– Черт. – Ольга ругнула ручку и оставшийся зазор расширила носком ноги. Силу Ольга не рассчитала, все-таки привыкла к старым тяжелым рассохщимся дверям. В итог ручка с размаху хлопнула по стенке. Ольга подбежала посмотеть ущерб, но на крашеной стене было совсем крохотное кровавой пятнышко. Хотелось высказать пару слов пожестче, но Ольга прикусила язык, сдерживаю матюкливые слова.

Игорь тоже подошел к двери, пожал плечами и сказал:

– Уборщица уберет.

Ольга в ответ зашипела. "Как же. Только перед этим придется объяснять откуда следы". И на ручке и на стене. Хорошо хоть с крашеного стирать легче. Странно, почему не обои. Такие богатые, а купить не смогли?

Девушка внимательно осмотрела парня. Тот поджал губы еще сильнее.

– Рубашку тоже успел испачкать. Вот же ж неряха. Хуже меня. – Ольга пока говорила подтащила парня за грязную рубашку к раковине и включила воду. Дальнейшее ворчание девушки он уже не слышал за шумом воды. Только стоял и всё сильнее краснел пока она отмывала их руки. Кровь снова пошла. Разглядывая рану, Ольга поняла, что такая не сойдет за случайный порез. "Неужели все старания впустую? И уже сегодня мама обо всем узнает и прибьет Барсика, да и меня заодно?"

Игорь внимательно посмотрел на опущенную кучерявую голову и попытался отнять руки. Но девушка не отпустила, только оторвала взгляд от раны и посмотрела Игорю в глаза. От запаха крови, псины и яблок, исходящего девушки, у парня закружилась голова. А вот ее взгляд наоборот отрезвил. В нем буквально плескался ужас. У Оли даже руки задрожали. Игорь накрыл трясущиеся пальцы девушки своей здоровой ладонью и слегка погладил. Румянец у Ольги появился мгновенно, покрыв всю шею и щеки. Её глаза от этого стали сиять еще ярче. Непримечательная внешность девушки полностью исчезла за таким огненным взглядом. В следующее мгновение Оля отпрянула. Игорю показалось, что рукам и где-то в груди стало сразу холоднее.

– Надо найти чем перевязать. Я поищу аптечку. Ну или, может, у тебя есть какая тряпка ненужная. Желательно, чистая.

Игорь задумался на мгновение, а потом начал снимать рубашку. Ольга взвизгнула и выскочила из ванны. Кафель просторного помещения отразил громкий смех Игоря. Девушка замерла. Его смех она слышала впервые. Такой густой и глубокий. Он проникал внутрь сердца и вибрировал там.

– Оль, я рану перевязать решил, а не то, что ты подумала. Рубашка все равно уже в крови. – глаза у парня светились весельем, а лицо стало в разы симпатичнее. С учетом того, что Игорь сам по себе считался среди школьников смазливым, сейчас же вообще чуть ли не завораживал. Ольга даже на мгновение залюбовалась, хотя всегда считала, что блондинистая шевелюра – это не очень-то и красиво.

Игорь, посмеиваясь, прошел мимо девушки и направился в свою комнату. Ольга смерила его спину свирепым взглядом и проговорила:

– Даже, если б для того самого, то любая, увидев твои кожу да кости, сразу бы сбежала.

Игорь оглянулся, соседка стояла насупленная и не сводила немигающего взгляда с его острых ключиц. Она ждала ответа. Что-то вроде: "лучше уж так, чем быть жирным как ты". Но парень не повелся на провокацию и продолжил путь в свою комнату. Когда Игорь скрылся за дверью, Оля тихо взвизгнула и топнула ногой.

"Даже повода сбросить злость не дает, засранец".

Еще немного потопав на месте, Ольга вернулась в ванну отмывать испачканную ручку и пятнышко на стене. В поисках губки заглянула во все шкафчики и нашла аптечку. Огромная коробка с лекарствами по полочкам. Такое она только в американском кино видела. Отмыла кровь, которая особенно бросалась в глаза в светлом интерьере, вернулась в ванну, вынула бинт и положила аптечку на место.

Когда зашла в комнату к Игорю, тот уже одетый с перевязанной (зачем-то до локтя) рубашкой рукой убирался в комнате. Убирал разбросанную одежду и подушки. Хотя, в его комнате было гораздо чище и аккуратнее, чем когда-либо бывало в Ольгиной. Даже после маминой генеральной уборки девушка мгновенно создавала творческий беспорядок.

– Откуда ты мое имя знаешь? – Ольга топталась на пороге чужой комнаты и с любопытство следила за размеренными движениями Игоря. Тот на мгновение остановился и обернулся.

– Тебя часто окликают. И… – парень задумался, – У тебя громкий смех. Трудно не запомнить. – блондин продолжил уборку множества подушек на полу.

– Оставь. – Ольга отобрала подушку и вернула на место рядом с приставкой. Наверняка, использовал для удобства сиденья во время игры. Ольга покрутила головой, как будто говоря "нет" своему смущению. Затем толчком усадила Игоря на диван и стала спасать кровавую рубашку. И перевязывать ему руку бинтом. Опыт в перевязке у нее был, часто помогала маме и себе. А когда-то и папе. В деревне много работаешь руками, оттого и ранки – обыденность.

Чтобы отвлечь себя от тепла, исходящего от близости Игоря, Ольга заговорила:

– Так ты игрушечками промышляешь в периоды, когда не воруешь малину? – Ольга фыркнула, а парень наклонился поближе к девушке и с улыбкой проговорил:

– Это не так-то просто. Я уровень пытался второй час пройти, и все никак.

– О ну, конечно. Самое тяжелое действие на свете, – Ольга завязала узелок и оттолкнула за плечи слишком близко сидящего Игоря. Правда, внутренне было желание наоборот приблизиться. Все-таки в этом доме было очень холодно, а от парня исходило приятное тепло. Более того, Ольге даже показалось, что горячее становилось не только снаружи, но и внутри её груди.

– Да ты до этого уровня вообще никогда не смогла бы дойти. Что уж говорить, чтобы его осилить.

Ольга сразу распознала попытку взять на слабо. Фыркнула. И села за приставку. Распознать-то просто, а вот не повестись уже сложнее.

Дойти до уровня Игоря и правда никак не получалось, но Ольга не сдавалась. Только замерзла уже окончательно в этом доме.

– Слушай, открой окно. Мне кажется, на улице не должна быть такая холодрыга.

Ольга уже минут пятнадцать как беспрерывно дрожала. И уже не спасало даже то, что Игорь, заигрываясь, часто оказывался слишком близко. Парень отвлекся от экрана и отдернул руки от её рук. Объясняя, куда и как нажимать, забылся, и сам стал жать поверх её пальцев.

– Оль, ты замерзла?

Девушка в ответ только фыркнула. Информация о причине её состояния Игорю не понравилась. Он нахмурился, взял пульт и нажал на красную кнопку. Осмотрев гусиную кожу девушки, поднялся, вытащил из-под кровати одеяло и укрыл им соседку.

– Что хочу тебе сказать, не горячая ты штучка.

– Ах ты, – Ольга попыталась резко подскочить и ущипнуть парня. Ущипнуть удалось, но одеяло запуталось в ногах, девушка повалила Игоря на пол и уткнулась ему в живот лицом. Ольга затряслась. Попыталась подняться, но смех снова ее разобрал, и она снова уткнулась в чужую футболку носом. Живот парня тоже затрясся. Вскоре комната потонула в совместном смехе. Отсмеявшись, Ольга села и выпутала ноги из одеяла. Игорь валялся все так же на спине, только руки подложил под голову и улыбался.

– А ну вставай, лентяй. Я тебя окно просила открыть, а не ломать мне нос своими костями. Ты хоть представляешь, что с ним будет, если он окажется еще и кривой? – Ольга сморщила, как ей казалось, страшную рожицу и попинала Игоря в бок. Тот только еще шире начал улыбаться. По-идиотски как-то.

Ольга следующий пинок сделала болезненнее, и Игорь, наконец, встал и поплелся открывать окно. Теплый ветер сразу ворвался в комнату и вызвал новый рой мурашек. Теперь уже от контраста температур и того как светилась фигура Игоря на фоне ночи и яркой луны. Но всё ощущение волшебства сразу пропало от раздавшихся за окном крика:

– Собака бешеная, ты где скотина?

Девушка тут же подскочила. Кого бы не назвала мама собакой бешеной – её или пёселя, неважно. Уже ночь, а она не дома.

– Мне кирдык. – Оля в панике схватилось за голову и выскочила за дверь. А затем и из дома. Побежала не к воротам, которые открывал Игорь. А другим – уже открытым для того, чтобы в гараж заехала машина. Через них быстрой тенью Ольга и промчалась.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю