332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Маргарита Батицкая » Тени старого дома. Готическая история » Текст книги (страница 10)
Тени старого дома. Готическая история
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:08

Текст книги "Тени старого дома. Готическая история"


Автор книги: Маргарита Батицкая




Жанр:

   

Ужасы



сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 11 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Глава 18. Весна

Алан быстро пришел в себя. Он ощущал страшную, жгучую боль в левом плече. Молодой человек с трудом поднялся на ноги и пошел обратно к карете. Элизабет неслась к нему навстречу. Она обняла его, чтобы не дать упасть. Алан чувствовал, как из раны сочится горячая кровь. Элизабет закричала:

– Нет! Отец, пожалуйста! Не убивай его!

Алан поднял глаза и увидел сэра Лестера, стоящего у экипажа и наставившего на него ружье. Лицо его было искажено безумием и ненавистью.

– Как ты посмел похищать моих детей! – диким голосом закричал он.

Доктор ощутил, как подкашиваются его ноги:

– Вы убили своего слугу… Вы убийца, – проговорил он.

– Он хотел предать меня! – прервал его слова сэр Лестер.

– Что вы с ним сделали?

– Я отравил его, как мерзкую, подлую крысу! – безумно захохотал хозяин дома.

– Об этом скоро узнают, за вами придут… – говорил Алан.

– Я так не думаю, мой дорогой доктор Вудкорт. Сюда никто не придет. И ни один из вас не покинет этой усадьбы! Я запер ворота. Экипаж будет сожжен!

– О, боже, отец! Что же ты наделал, – Элизабет задыхалась от рыданий.

Эдгар и Мари, выбежавшие из кареты вслед за ней, в страхе обняли друг друга. Мари вдруг шагнула вперед и сказала:

– Папа, пожалуйста, не причиняй вреда доктору Вудкорту. Мы больше не ослушаемся тебя. Мы обещаем.

Сэр Лестер неожиданно успокоился и смягчился:

– Так и быть. Я не хочу, чтобы Элизабет была убита горем. Теперь вы часть нашей семьи, доктор. И вы тоже никогда не покинете этого дома.

Глаза Алана заволокло темнотой. Он уже не видел ни Элизабет, ни ее безумного отца. Девушка помогла дойти ему до дома и лечь на диван. Стакан виски привел его в чувства. Доктор смог сам обработать рану. Пуля прошла насквозь. Элизабет перебинтовала его плечо. Алан уже не чувствовал боли, он смотрел на ее заплаканное лицо. Глаза девушки были полны темной тоски и отчаяния. Надежда угасла в ее душе.

Еще долго из окна гостиной было видно зарево пожара: горела карета. Сэр Лестер хотел убить лошадей, но Эдгар и Мари молили его отпустить бедных животных. Он уступил и вывел лошадей за ворота усадьбы, прогоняя выстрелами. А тело кучера так и осталось лежать на стылой земле. Затем хозяин дома запер дочь и сына в их спальнях. Ключи от ворот и комнат он забрал с собой.

Элизабет осталась с Аланом в гостиной. Он был очень слаб от большой потери крови. Вскоре у него началась лихорадка. Элизабет бережно и преданно ухаживала за Аланом, не отходя от больного ни на шаг много часов. Энни, кухарка и Дороти не находили себе места, оплакивая несчастье бедных детей и Элизабет. Энни помогала девушке ходить за Аланом.

Молодой доктор пробыл без сознания два дня. Элизабет была убита горем. Она уже не думала о своем заточении. Лишь потеря любимого Алана страшила ее. Но к ее радости, он пришел в себя. Кризис миновал. Молодой человек шел на поправку, но надежды на отъезд из поместья окончательно угасли. Оказалось, что сэр Лестер написал доктору Личфилду письмо от имени Алана, в котором сообщал, что тот намеревается пробыть в доме Джарндисов еще несколько месяцев. Алан понимал, что теперь они обречены остаться здесь, но это было равносильно смерти. Тьма, охватившая усадьбу, окружила их и не собиралась отступать.

Потянулись долгие, безрадостные дни и ночи, полные ужаса, лишавшего сна обитателей дома. Сэр Лестер неустанно следил за Аланом. Куда бы ни направился молодой человек, хозяин дома превращался в его тень и шел следом за ним. Алану казалось, что сэр Лестер даже перестал спать и есть.

Зима подходила к концу. Холода уступили место теплому, живительному солнцу и легкому ветру. Деревья зазеленели и зацвели, птицы радостно пели на ветвях. Сад был полон света и жизни, но дом оставался все таким же темным и холодным. Сэр Лестер разрешил Мари и Эдгару играть в саду. Элизабет же почти не покидала своей спальни, словно стремилась усилить собственные страдания, подтачивавшие ее здоровье. Она с безразличием осознавала, что хотела бы умереть, лишь бы ее мучения закончились. Алану с трудом удавалось вовлечь ее в разговор или увести на прогулку в благоухающий сад. Ничто не радовало Элизабет.

Молодой врач все же не оставлял попыток найти способ выбраться из страшного поместья. Он думал уйти пешком, но не был уверен, что Мари и Эдгар выдержат такой тяжелый путь. В самые отчаянные минуты он мечтал покалечить или убить сэра Лестера, но все же не решился на такой шаг, ведь тогда ему пришлось бы понести наказание за совершенное преступление, и Элизабет была бы обречена на новые муки. Алан не мог этого допустить. Он ждал, что сэр Ричард все же вернется в усадьбу и сможет им помочь. Но что он будет делать, если сэр Лестер убьет и своего брата?

Алан часами сидел в темной гостиной, ожидая, когда Элизабет решит выйти из своей спальни. Часто Алан видел в доме мать сэра Лестера. Она молча проходила мимо него, глядя себе под ноги затуманенными глазами. Доктор знал, что ее комната расположена в южной башне, очень далеко от других спален. Сэр Лестер продолжал сам носить ей еду. Он не допускал слуг и к своим детям, но не прогонял их из дома, опасаясь, что они могут просить о помощи у его брата. Продукты в поместье привозил один человек, подкупленный хозяином дома. Никто из жителей деревни не стремился попасть на территорию усадьбы. И происходившее в доме оставалось тайной для внешнего мира.

Рана почти не беспокоила Алана по истечении нескольких месяцев с неудавшегося побега. Он старался не оставлять Мари и Эдгара одних. Элизабет стала чаще присоединяться к их прогулкам. Однажды они сидели в дальней беседке, скрываясь от жаркого солнца. Девушка вертела в руках цветущую веточку яблони.

– Он так и не приехал за нами, – сказала она тихим голосом.

Алан сразу понял, что она говорит о своем дяде:

– Его, наверняка, задержали дела. Он не знает о том, что здесь произошло.

– Мне так жаль, Алан. Ты чуть не погиб, пытаясь помочь нам бежать. Этого не должно было случиться. Ты не должен был рисковать собой, – сквозь слезы сказала девушка.

– Я отдал бы жизнь за тебя, Элизабет, – проговорил доктор.

– Моя жизнь не имела бы смысла без тебя, – сказала ему в ответ Элизабет.

– Любимая, драгоценная Элизабет! Мы вырвемся из этого плена и будем счастливы!

Алан быстро опустился на колени перед ней и прижал ее руки к своему лицу.

– Я слышу его голос каждую ночь. Он говорит, что хочет убить меня, что мне не спастись от тьмы. О, боже, Алан, скоро я сойду с ума от ужаса и отчаяния. Даже сейчас мне кажется, что он наблюдает за нами, таясь в тени и ожидая, когда наступит темнота. Тогда он выйдет из своего логова и снова будет терзать мое сердце словами о смерти Мари и Эдгара, – сбивчивым шепотом проговорила Элизабет.

– Не слушай его, не слушай! Он не имеет над тобой власти, пока ты борешься со страхом! – убеждал ее доктор.

– О, Алан, у меня уже совсем не осталось сил для борьбы, – сокрушенно сказала девушка.

Вдруг доктор услышал громкий крик Мари. Он вскочил на ноги и увидел, как девочка несется к веранде и зовет на помощь:

– Элизабет! Доктор Вудкорт! Помогите! Помогите! Там в пруду… Эдгар! Он утонул!

Элизабет громко вскрикнула. Алан бросился в сторону пруда, на ходу скидывая с себя фрак. Он подбежал к берегу и сразу прыгнул в воду. Эдгара нигде не было видно. Алан нырял снова и снова, наконец, ему удалось найти мальчика. Доктор быстро вытащил его из воды и постарался вернуть к жизни, но Эдгар так и не приходил в себя.

Глава 19. Эдгар

Алан в отчаянии давил на грудь бедного мальчика, пытаясь вытолкнуть воду из его легких. Но Эдгар так и оставался недвижимым и бездыханным.

Элизабет смотрела на него, обняв Мари. Девочка безутешно плакала. Ее старшая сестра казалась безучастной и потерянной:

– Об этом он мне и говорил. Он сказал, что погубит Эдгара, а затем и всех нас, – шептала она.

Алан с силой ударил в грудь мальчику. И о чудо! Тот дернулся и закашлял. Доктор быстро перевернул его, и вода вытекла из легких. Алан поднял ребенка на руки и понес в дом. Элизабет рыдала и бежала следом.

Доктор внес Эдгара в его спальню и стал быстро снимать с него мокрую одежду. Элизабет помогла ему уложить брата в постель и накрыть одеялом. Мальчик был обессилен. Его губы все еще сохраняли жуткий синеватый оттенок. Сиделка прибежала на шум. Она посмотрела на бедного ребенка и стала причитать:

– Эдгар! Мой маленький Эдгар! Ничего, ничего. Слава небесам, доктор Вудкорт спас тебя!

Элизабет упала в кресло и закрыла лицо руками.

– Вам нужно переодеться, доктор! Не беспокойтесь, с мальчиком все в порядке. Я буду здесь, – сказала сиделка Алану, с чьей одежды стекала холодная вода.

Алан послушно отправился в свою комнату. Он быстро сбросил мокрую одежду и вытерся полотенцем. Ему стало холодно и страшно. Тьма по пятам следовала за ним. Доктору казалось, что если он посмотрит в зеркало, то увидит мертвое лицо сына сэра Лестера. Алан зажмурился, а потом решительно открыл глаза, но в зеркале он увидел лишь себя и привычную комнату. Доктор оделся в сухую одежду и хотел пойти в спальню Эдгара, но вдруг услышал за дверью тихие, настороженные шаги. Алан выглянул в коридор и увидел удаляющегося хозяина дома. Доктор стал красться следом за ним. Сэр Лестер быстро шел по сумрачному коридору и остановился, лишь оказавшись у входа в северную башню. Алан бесшумно скрылся за поворотом: «Он хранит там нечто. Возможно, в башне он прячет своего сына, которого выдает за мертвого. Мне нужно попасть туда. Нужно попасть…».

Алан снова оказался в спальне Эдгара. Мальчик был болен. У него начался жар. Элизабет была сильно встревожена. Она отослала Мари в ее спальню вместе с Энни, а сама сидела у постели брата. Когда Алан зашел в комнату, девушка посмотрела на него пустым взглядом:

– Теперь он умрет. Я знаю, что никому из нас не спастись, – безучастным голосом сказала она.

– Прекрати, Элизабет. Не время предаваться унынию, мы должны найти выход, – раздраженно проговорил Алан.

– Чем слабее становится Эдгар, тем больше сил обретает чудовище. Будь проклят тот день, когда он появился на свет! Откуда в его душе могло взяться столько тьмы? – спросила Элизабет, не ожидая никакого ответа на свой вопрос.

Потом она вскочила на ноги и стала метаться по комнате. Алан резко остановил ее и прижал к себе, она пыталась оттолкнуть его, но он не отпускал девушку.

– Еще не все потеряно. Эдгар жив, и он поправится, – твердил доктор.

– Но мы не сможем спастись от тьмы! Я чувствую, как она подбирается к самой душе. Мое сердце пронзает страшная боль, мне не вынести этого, – закричала Элизабет не своим голосом.

– Ты знаешь, куда ходит твой отец? – вдруг спросил молодой доктор.

Элизабет подняла голову и посмотрела на Алана:

– В северную башню… – сказала она, внезапно перестав кричать.

– Ты знаешь, что он там прячет? – лицо доктора было напряженным.

– Нет, нет. Раньше там был кабинет… – пробормотала девушка.

– Мы должны проследить за ним, чтобы узнать, что он скрывает! – Алан раздумывал над этим.

Элизабет замерла:

– Ты думаешь, он прячет там этого монстра? Ты думаешь, что он жив? – спросила она.

– Мы должны это выяснить, Элизабет! – сказал Алан.

– Но как? Он всегда носит ключи с собой. У него есть ружье. Он же убьет тебя, Алан!

– Я знаю, поэтому нам нужно действовать хитрее, – Элизабет внимательно вслушивалась в его слова. По лицу Алана она поняла, что он что-то задумал. Доктор помолчал несколько секунд.

Наконец, он заговорил:

– Ты должна подсыпать снотворное ему в чай или в еду. Но, прошу тебя, будь осторожна.

– Когда это нужно сделать? – спросила Элизабет.

– Сегодня же! – ответил Алан.

– Тогда нам стоит поторопиться, ведь Дороти скоро понесет ему ужин, – взволнованно проговорила девушка.

Алан и Элизабет быстро вышли из комнаты. Элизабет спустилась в гостиную и стала ждать доктора. Он пришел через несколько минут и передал ей сильно действующее снотворное, которое девушка намеревалась подсыпать отцу. Она взяла пакетик дрожащими руками и отправилась на кухню.

Через полчаса сэр Лестер спустился к ужину в столовую, но в этот вечер он не стал есть. Элизабет украдкой следила за ним, но тот лишь молча сидел за столом, погруженный в собственные мысли. Вдруг он заговорил:

– Где Эдгар и Мари?

– Мари осталась с сиделкой, а Эдгар болен, папа, – Элизабет с трудом сдерживалась, чтобы голос не выдал ее волнения.

– Я знал, я знал, что так будет.

С этими словами сэр Лестер встал и вышел из столовой. Элизабет бросила нож на стол и посмотрела на Алана, тот постарался успокоить ее, но девушка ничего не хотела слушать:

– Я отнесу ему чай и поговорю с ним, – сказала она.

– Это слишком рискованно, – возразил доктор.

Но девушка уже отправляла его за новой порцией снотворного. Алан послушно принес ей порошок. Элизабет сама пошла на кухню и поставила на поднос чайник и две чашки, а затем разлила чай, подмешав в одну из чашек снотворное, и направилась в библиотеку. На ее лице застыло выражение отчаянной решимости. Алан остался ждать ее за дверью.

Элизабет остановилась на пороге библиотеке. Сэр Лестер сидел за письменным столом перед открытой книгой. Услышав, что в комнату зашли, он поднял голову и увидел свою дочь. Она так напомнила ему свою мать, его драгоценную, любимую Лили:

– Лиззи, дорогая. Проходи, побудь немного со своим старым отцом.

Элизабет послушно подошла к столу и опустила поднос. Она осторожно убрала книгу и поставила чашку с чаем перед отцом.

– Я была неправа, отец. Я не понимала, что должна подчиниться вашей воле, и ослушалась. Простите меня, папа. Вы сегодня не ужинали и выглядите уставшим, прошу вас, выпейте чай, – вымолвила она, пытаясь унять дрожь в руках.

– Милая Лиззи, как же ты похожа на свою мать, – сэр Лестер расчувствовался.

Он еще несколько минут говорил о покойной жене. Элизабет внимательно следила за ним. Ее сердце бешено колотилось в груди и вдруг замерло, когда сэр Лестер, наконец, взял чашку и сделал несколько глотков.

– Что же случилось с Эдгаром? – спросил ее отец.

– Он простудился, папа. Если вы позволите, то я пойду проведать его, – ответила девушка, кое-как заставив себя улыбнуться.

– Да-да, дорогая…

Элизабет медленно развернулась и пошла к выходу. Она боялась обернуться и увидеть, что отец смотрит на нее, раскрыв обман. Девушка вышла из комнаты и закрыла за собой дверь.

Она не надеялась, что их с Аланом хитрость может сработать. Доктор нервно ходил по гостиной, ожидая ее прихода.

Через полчаса Элизабет вернулась в библиотеку, чтобы удостовериться, что отец спит. Она осторожно подошла к нему и склонилась над его лицом. Сэр Лестер спал в кресле, склонив голову набок. Связка с ключами висела на его шее. Элизабет протянула дрожащую руку, чтобы взять ключи, как вдруг сэр Лестер схватил ее за кисть. Девушка вскрикнула от неожиданности, но ее отец тут же стих и отпустил ее. Элизабет, тяжело дыша, взяла ключи и опрометью кинулась прочь из библиотеки. Алан уже ждал ее у двери.

– Получилось, – девушка протянула ему связку.

Алан взял ее, дотронувшись до руки любимой:

– Тебе лучше остаться у себя, – сказал он.

– Нет, не заставляй меня! Я пойду с тобой, Алан. Ожидание убьет меня. К тому же ты не знаешь расположения комнат в башне, – Элизабет посмотрела на него умоляющим взглядом, и Алан сдался.

Вместе они поднялись на второй этаж и прошли мимо спален. На улице уже стемнело, и Алан взял несколько свечей, хотя не был уверен, что они помогут рассеять мрак. Даже легкий порыв ветра мог легко задуть свечу.

Алан вел Элизабет за руку, освещая дорогу перед собой дрожащим пламенем свечки. Они быстро дошли до входа в северную башню. Элизабет сама открыла дверь. Наверх вела крутая каменная лестница. Алан поднял свечу повыше, чтобы хорошо видеть ступеньки. Вдвоем они медленно поднимались наверх, вздрагивая от звука собственных шагов. Им казалось, что сейчас из тьмы на них бросится жуткое существо, жаждущее погубить их и утянуть за собой в мир теней. По стенам прыгали странные, тревожные отсветы. Элизабет крепко держала Алана за руку, чтобы не отставать от него ни на шаг. Лестница вывела их на просторную площадку. Алан заметил, что по стене башни расползлась значительная трещина, будто каменная глыба была расколота неведомой силой. Неужели именно сюда била молния? Сквозь эту трещину на площадку проникал бледный, печальный свет луны. В противоположной стороне виднелась ветхая, слегка перекошенная дверь. Элизабет молча указала на нее. Алан обеспокоенно посмотрел в глаза девушке и увидел в ее взгляде решимость. Казалось, что Элизабет позабыла о собственном страхе. Доктор направился к двери, как вдруг отпрянул, услышав громкий, жуткий шелест крыльев. Над его головой пронеслось несколько летучих мышей. Элизабет не выдержала и вскрикнула, прижавшись к Алану. Он успокаивающе взглянул на нее и повернулся к двери. Доктор сосредоточенно подбирал ключ, наконец, один из ключей подошел, и замок тихо щелкнул. Доктор потянул дверь на себя. Петли пронзительно скрипнули.

Алан и Элизабет увидели большую комнату, в которую едва проникал лунный свет. Доктор вытянул руку со свечой перед собой и шагнул внутрь. Огромный кабинет был обставлен наподобие спальни. В центре стояла массивная кровать с тяжелым пологом. По потолку и стенам прыгали причудливые тени, создаваемые дрожащим пламенем свечи. Алан ожидал увидеть здесь сына сэра Лестера, затаившегося в этой темной башне, но в комнате никого не было. Но вдруг Элизабет потянула Алана за руку. Он обернулся и посмотрел на нее. Глаза девушки были полны ужаса, она медленно подняла руку и указала ему на кровать. Только теперь доктор заметил, что сквозь дымчатую ткань полога виднеется странный силуэт. На кровати кто-то лежал! Аллан постарался успокоиться, чтобы унять дрожь в руках и шагнул к постели. Он резко отвернул полог и в страхе отшатнулся. Элизабет стояла рядом с ним, зажав рот руками, чтобы не завопить от ужаса, охватившего ее душу… В постели лежало тело ребенка, высохшее и скорченное, точно охваченное конвульсиями и застывшее в таком положении. Вид этой мумии был настолько жутким и пугающим, что увидев ее хоть раз, вряд ли можно было бы забыть это зрелище.

Алан неотрывно смотрел на труп и был не в силах пошевелиться. Так вот что сделал сэр Лестер! Вот почему зло продолжало мучить его семью! Он вытащил мертвого сына из его могилы и принес в дом, уложив в постель, словно живого!

– О, господи! – вырвалось из груди Алана.

Он отпустил край полога, все еще зажатый в его руке, чтобы больше не видеть жуткую мумию. Доктор обернулся к Элизабет и увидел, что она вот-вот упадет. Алан подхватил хрупкую девушку и вывел ее из страшной комнаты. Он почти нес ее по лестницам, обхватив рукой. Свеча догорала, становилось все темнее и темнее.

Наконец, им удалось выбраться из башни. Алан отвел Элизабет в спальню к Эдгару и посадил девушку в кресло. Затем доктор взял успокоительное со стола у постели мальчика и дал его Элизабет. Энни, задремавшая на стуле у кровати, проснулась и посмотрела на пришедших.

– Мисс Элизабет, не волнуйтесь, мальчику уже лучше, жар спал. А Мари спит в своей комнате. Но что с вами случилось, вы так бледны, – сказала она.

Алан оставил Элизабет на попечение сиделки и быстро направился в библиотеку, чтобы вернуть ключи, но тут услышал странный шум на улице, будто кто-то с силой тряс ворота.

Глава 20. Новые надежды

Алан замер, прислушиваясь. Он решил, что шум почудился ему, но стук продолжался. Доктор выбежал из дома и направился к воротам. Луна хорошо освещала двор, и вскоре Алан заметил человека, стоящего у самых ворот. Он не сразу узнал его, но подойдя поближе, доктор увидел, что это сэр Ричард. Он приехал верхом и теперь пытался попасть в усадьбу. Алан не верил своим глазам. Неужели есть надежда на спасение? Доктор дрожащими руками повернул ключ в замке и ворота распахнулись с громким скрипом.

– Доктор Вудкорт? Что же здесь случилось? Ни одно мое письмо не нашло ответа. А вчера я узнал, что Леонора умерла несколько месяцев назад! Но как же так? – сэр Ричард шагнул навстречу Алану.

– Как хорошо, что вы здесь! Вы должны помочь мне! – доктор судорожно тряс руку гостя. – Сэр Лестер держит нас в плену в этой усадьбе!

– О чем вы говорите, доктор? Что это значит?

– Этот человек безумен! Он принес в дом тело своего мертвого сына! Я хотел увезти Элизабет, ее сестру и брата из поместья, но сэр Лестер напал на нас с оружием! Он убил кучера, – Аллан быстро указал сэра Ричарду на то место, где до сих пор лежали останки бедного слуги, чье тело сэр Лестер запретил хоронить, считая это предупреждением для других слуг, которые вздумали бы предавать его.

– Он стрелял? Неужели мой брат ранил кого-то? – сэр Ричард не верил своим ушам.

– Да, меня. Но, сэр, это уже не важно. Мы должны увезти детей из этого дома.

– Но что вы говорили о его сыне? Тело мертвого в доме? В этом доме? – сэр Ричард ошарашенно смотрел на Алана. На минуту ему даже показалось, что молодой человек не в своем уме.

– Здесь творятся страшные вещи, сэр Ричард. Мы должны вернуть останки в могилу, – торопил его Алан.

– О, господи, что же он наделал? Скажите мне, доктор, что мой брат не причастен к смерти Леоноры!

– Я не могу заверить вас в этом. Боюсь, что сэр Лестер виновен еще и в смерти гувернантки его сына. Ее тело зарыли в саду.

Сэр Ричард был повержен словами Алана. Доктор помог ему отвести лошадь в конюшню, чтобы бедное животное смогло напиться после долгой, тяжелой дороги. Сэр Ричард поспешил к дому, но Алан предостерег его:

– Будьте осторожны, сэр. Мы усыпили его, но он мог уже очнуться, в доме находится много оружия. Он может убить вас, – сказал он.

Они вместе зашли в дом. Им навстречу кинулась Элизабет.

– Дядя! Слава богу! Вы приехали! Но почему, почему вы так долго? Я уже не надеялась… – девушка обняла его и зарыдала.

– Прости, моя девочка, если б только я знал, если бы я знал… Где же твой отец? – спросил сэр Ричард.

– Он еще спит, мы посыпали ему снотворное. Дядя, там, в башне… Господи, как это страшно… – ответила Элизабет.

– Я знаю, знаю, дорогая. Теперь все будет хорошо… – уверил ее дядя.

– Нет! Нет! Уже слишком поздно. Эдгару стало хуже. Я чувствую, что тьма идет за нами, – проговорила девушка, задыхаясь от страха.

Комнату потряс сильный раскат грома. Элизабет в ужасе отпрянула от сэра Ричарда и стала падать. Алан подхватил ее и отнес в гостиную, где положил бедную девушку в кресло.

– Я позову сиделку, она присмотрит за Элизабет. Сэр Ричард мы должны как можно скорее положить тело ребенка в гроб. И будем надеяться, что это поможет успокоиться его злой душе, и тьма оставит этот дом! – почти прокричал он.

Сэр Ричард потрясенно смотрел на доктора. Он все еще не мог поверить в то, что все это происходит на самом деле. Слишком безумно и жутко звучали слова молодого человека.

Алан бросился по лестнице на второй этаж и вбежал в спальню Эдгара:

– Энни, скорее! Заберите Мари и спуститесь в гостиную к Элизабет. Зажгите как можно больше света и держитесь вместе! Я сейчас же принесу мальчика к вам.

Энни была напугана его криками и тут же выбежала из комнаты. Алан ощутил сильное головокружение. Нервное истощение давало о себе знать. Он оперся рукой на столик у зеркала около окна, и вдруг услышал зловещее шипение. Доктор вскинул голову и посмотрел в зеркало. В отражении он увидел, как черное, скрюченное существо смотрит на него горящими глазами из темного угла потолка. Алан в ужасе обернулся: нечто быстро ползло по стене к изголовью Эдгара. Оно уже тянуло к нему свои жуткие темные руки, которые стремительно удлинялись. Мальчик стал метаться и кричать. Доктор схватил свечу со стола и бросился на существо. Оно страшно зарычало и, обернувшись вихрем тьмы, кинулось на Алана. Доктор ощутил, как жуткие руки душат его. Он видел кошмарные красные глаза, взгляд которых вытягивал из него жизнь. Он понял, что погибает. Но вдруг вспыхнуло яркое пламя: отлетевшая свеча упала у кровати, и полог мгновенно вспыхнул. Алан услышал мерзкий, пронзительный визг. Существо отлетело, спасаясь от яркого света, и поползло обратно во тьму.

Пожар стремительно разрастался. Алан с трудом поднялся на ноги и схватил ребенка на руки, завернув его в одеяло. На шум прибежали сэр Ричард и Дороти. Они стали сбивать пламя с кровати. Доктор бежал по коридору с Эдгаром на руках, спасая его от наползавшей тьмы. За окном сверкали молнии и раздавались страшные раскаты грома. Алан принес мальчика в гостиную. Элизабет уже пришла в себя. Доктор положил ребенка рядом с ним. Мальчик был очень бледен. Он дышал тяжело и прерывисто.

Алан вернулся к спальне Эдгара. Пожар был потушен. Сэр Ричард стоял на пороге и пытался отдышаться. Доктор подбежал к нему:

– Скорее, сэр. Мы должны унести тело из дома.

Молодой врач бросился по коридору к двери, ведущей в башню. Он быстро открыл дверь и стал взбираться по ступенькам. Сэр Ричард следовал за ним. Тьма стелилась перед ним плотной пеленой, пламя свечи едва освещало им путь. Алан первым оказался на площадке. Через трещину в стене просачивалась вода, дождь все усиливался, а сильный ветер закручивал струи дождя в ледяные вихри. Башня то и дело освещалась всполохами молний. Доктор с огромным трудом открыл следующую дверь. Сэр Ричард с удивлением и суеверным страхом осматривал странное помещение. Алан подтолкнул его в кровати и отдернул полог. Сэр Ричард вскрикнул от ужаса, увидев жуткую мумию. Доктор не задумываясь, завернул мертвеца в одеяло и понес его к выходу. Его спутник постарался оправиться от потрясения и помог ему спустить тело по крутой лестнице. Они уже подошли к выходу в коридор, когда дверь распахнулась, и они увидели перед собой сэра Лестера, безумно вращавшего глазами, с искаженным, ужасным лицом. Он поднял ружье:

– Нет! Никогда! Вы не посмеете унести его!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю