332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Макс Вальтер » Смерть может танцевать 4 (СИ) » Текст книги (страница 6)
Смерть может танцевать 4 (СИ)
  • Текст добавлен: 5 июня 2021, 20:03

Текст книги "Смерть может танцевать 4 (СИ)"


Автор книги: Макс Вальтер






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 15 страниц)

– И ты ей веришь? – усмехнулась моя валькирия.

– И да и нет, – пожал я плечами, – Вначале нужно проверить информацию, а там посмотрим. Она согласилась помочь.

– Это хорошо, – улыбнулась Лема, – Надеюсь всё, что ты рассказал правда. Мне почему-то жаль её. При всех деньгах и власти, она несчастная женщина.

– Надеюсь удочерять её мы не будем? – улыбнулся я.

– Ха-ха-ха, – звонко расхохоталась Лема, – А у тебя есть желание? Можем попробовать жить втроём.

– Тфу-ты, – отмахнулся я от продолжающей хохотать девушки, – Ты с Тихим что-ли переобщалась?

– Иди давай на рубеж, – всё ещё посмеиваясь махнула рукой та, – Ребята ждут.


Глава 9. Новые условия

Глава 9

Новые условия.

То, как умеет искать Мыш, в моём мире ценилось дороже золота. Словно сама судьба подкинула мне его для знакомства, до сих пор не знаю, почему он так верен? Ведь я брата его убил.

С другой стороны, я мог тогда и Мыша так же на ноль помножить, будь он связным Ярга. Помнится мне, что его я как раз быстро разыскал, Ярга в смысле, и не без помощи своего главного разведчика.

Вот только Дмитрий ему никак не давался. Мыш готов был ухватиться за любую информацию, лишь бы получить хоть крупицу понимания: «Где так можно спрятаться?»

Стоило появиться хоть чему, он уже готов был землю носом рыть, а глаза загорались азартом.

И почему он до сих пор со мной? Ведь смог достигнуть не малых вершин в клановой карьере. И почему с таким азартом гоняется за Дмитрием?

У него я не спрашиваю, просто знаю, что не предаст и мне этого достаточно. В этом мире, кстати, у меня много друзей. Казалось бы, всего трое, но до этого у меня таковых вообще не было.

Хотя нет, их точно четверо.

Интересно, как там Моня? Ведь рудник содержали кланы. Удалось ли ему удержать позиции и продолжить поддерживать свои права, ну и других рабов тоже. Надо бы к нему съездить. Вот смеху будет, когда знатный дворянин припрётся в рабские шахты. Выкупить что-ли его и освободить?

Дни сменяли недели, никто не предпринимал никаких действий. Дмитрий молчал, люди, на которых указала Лия, тоже не проявляли нездоровой активности. Словно и не происходит ничего. Однако прямого текста по отмене заказа не было, Кетта и Друг больше на связь не выходили, я настойчиво проверял это каждые четыре часа. И у меня сложилось устойчивое мнение, что они мертвы.

Пришлось посетить долбаное мероприятие в Эллоне. Вот чего я больше всего не любил, так это публичные, сладкие церемонии.

Стоишь, как дурак, слушаешь пафосную речь о том на сколько ты крут, затем нужно толкать подобное самому. В итоге происходит вручение бумаг, банкет, где каждый пытается с тобой подружиться. А мне оно надо?

Лема конечно блистала. Ха-ха-ха, если это можно так назвать? Вначале она не отходила от меня ни на шаг, но вся прелесть таких вечеринок, это развести пару по углам. У них это игра видимо такая.

Ну и доигрались, потому как Лема застала меня на балконе с одной из светских потаскух, которая всячески меня домогалась. Я с улыбкой смотрел на Лему, что скрестив руки на груди, спокойно наблюдала за происходящем, стоя за спиной у молодой баронессы, которая нахваливала то, что собирается со мной сделать.

Как итог, у девушки два сломанных ребра, разрыв селезёнки и нос на бок. А мы, с диким хохотом сваливаем с этого мероприятия, предварительно отдав раненую в чуткие руки лекаря.

С Брадием в любом случае нужно было попрощаться, что мы и сделали, пока начинал назревать скандал. Но девушка прибывала в отключке и рассказать о виновных ну никак не могла, так как само действие никто кроме нас не видел. Ну и под шумок, а так же подмигивание со стороны Императора, мы исчезли в самом разгаре вечеринки.

Славно время провели. Больше я на эти балы ни ногой.

По прибытии во Владис меня встречал Мыш с довольной рожей. Нет, вряд-ли он смог отыскать Дмитрия, но кое что всё же сделал.

Это был наш основной план: две недели наблюдений и разработка мероприятия по похищению. Даже если они знают где вход в убежище и смогут нас на него вывести, то нам всё равно не удаствтся попасть внутрь. Нужен какой-то маркер, как сказала Лия.

Скорее всего он входит в состав инъекции, кстати, не за счёт-ли неё я смог дышать в их атмосфере? Но маркер получается у каждого свой, иначе Лия смогла бы свободно попасть внутрь любого убежища, а получается это сделать, только в своё.

В общем люди, чьи шесть имён она назвала, сейчас находились перед моими глазами. Они сидели молча, делая вид, что не понимают почему здесь оказались.

– Я провёл перекрёстный допрос, – сразу доложил Мыш, – Пока информации ноль, но ни один из них ещё не сказал правду. Одно можно сказать наверняка, эти люди очень боятся.

– Вот ты прямо гений сыска, – засмеялся я, – Это я и без допроса вижу, что они скоро от страха умрут. Ну что господа, – повернулся я к ним, – Будем говорить, или сразу перейдём к крайним мерам?

– И ещё они не чувствуют боли, – закончил Мыш.

– Ну это было тоже вполне очевидно, – усмехнулся я, – Зато они очень любят жизнь, не так ли, мои хорошие? Неси верёвку, – последнюю фразу я произнёс как можно суше.

Тот сразу сообразил, чем я собираюсь заняться и принёс сразу с готовой петлёй, а затем тут же перекинул её через балку перекрытия.

– Что вы собираетесь делать? – испугано спросил один из «гостей».

– А ты сам не догадываешься? – ответил я вопросом на вопрос, пригнувшись к нему, чтобы получше закрепить верёвку на шею.

– Не на…к-х-х-х, – захрипел он, когда я с силой дёрнул за другой конец.

Пленник взлетел вместе со стулом к потолку, а я прижал орудие пытки стопой, чтобы руке было легче держать. Мыш тут же подскочил помочь и перехватил верёвку. Человек на стуле начал мелко дрожать. Это вначале он трепыхался так, что казалось сейчас конец из рук вырвет, но немного погодя организм уже начал отключать сознание. Здесь главное не упустить тот момент, чтобы тот не сдох, иначе придётся делать реанимацию и весь эффект пропадёт.

Клиент хрипел, кашлял, что-то пытался сказать, а затем его вырвало прямо себе на колени. Штаны намокли ещё когда он болтался под потолком, так что мы с Мышем услышали весь спектр «приятных» запахов вокруг. Но это и от остальных не ускользнуло.

Штаны следующего намокли уже пораньше, как только я начал затягивать петлю на его шее. Но надо отдать ему должное не произнёс ни слова. Вот только он не знал, что в его отношении мы доведём дело до конца.

Да он знал информацию, мог быть одним из тех, кто приведёт нас в убежище Дмитрия, но мне необходимо было показать оставшимся, сам момент смерти. И мы снова добились того, чего хотели.

Один из пленников начал кричать, а затем заговорил так быстро, что его временами приходилось останавливать. Записывали за ним в три руки, чтобы ничего не упустить.

Выходило так, что Дмитрий действительно прятался в убежище, но в последнее время больше там не появляется. Он согласился нас в него отвести и это стало нашей первой, маленькой победой.

Допрос длился шесть с лишним часов, под конец пленного бросили в одну из ям, которые заготовили ко дню приезда «дорогих гостей». Остальные уже давно дожидались своего коллегу в соседних.

В отличие от Лии, этим не дали никаких удобств.

– Выпусти её, – сказал я Мышу по окончанию всех мероприятий.

– Уверен? – отчего совсем не удивил он меня своим вопросом.

– А ты сам, как считаешь? – поинтересовался я его мнением.

– Я бы вначале в убежище за Дмитрием сходил, – немного подумав ответил Мыш, – Этот дал нам вполне чёткие описания улиц, так что можем начинать подготовку.

– А ты уверен, что все смогут туда войти? – уточнил я, – Или из тысячи только пара десятков будет дышать той атмосферой?

– Что предлагаешь? – спросил тот, – И при чём здесь Лия?

– У неё есть личное убежище, – ответил я, – Там можно проверить свои возможности, а заодно провести тренировку. Ты должен понимать, что там совсем другая физика. Подозреваю, если там спрыгнуть с высоты ста метров, получится свободно приземлиться даже с целыми костями.

– Я помню, ты рассказывал, – согласился кивком Мыш, – И да, идея хороша, но согласится ли она на такое.

– Вот заодно и проверим, – пожал я плечами, – Выпусти её.

– Слушаюсь, – по военному ответил тот.

Ему нравился этот жаргон. Каждый раз он даже записывал для себя различные, новые выражения. Как он сам говорил: «Очень удобно, коротко, и содержательно у вас получается». Ну так ещё бы, ведь армии всего мира не дураки, раз взяли на вооружение такую манеру общения.

Например попробуйте среди военных задать вопрос: «можно», я думаю каждый за ранее знает ответ, который получит. А всё потому, что в их мире нет слова «я», только «мы», то есть система. Когда ты в неё попадаешь, отдаёшь своё право выбора в руки офицеров и слово «можно» становится неприемлемо. Только «разрешите».

Лию освободили в тот же вечер, но из камеры она лишь выглянула, прошла пару метров по коридору и снова закрылась внутри. Возможно она не знала куда идти, а может боялась? Камеру она покинула только на утро и то лишь для того, чтобы привести себя в порядок.

Я застал её на обратной дороге из бани, направляясь в камеру для разговора.

– Ты ко мне? – спросила она, узнав меня со спины.

Вопрос прозвучал таким тоном, словно я к ней домой, в гости собираюсь.

– Да, – сухо ответил я, – Мне с людьми нужно попасть в твоё убежище.

– Как же ты любишь сразу к делу, – усмехнулась немного пришедшая в себя Лия, – Нет бы с комплимента начать.

– Тебе обязательны все эти игры? – немного раздражённо спросил я, – Нельзя просто ответить?

– Тогда ты сразу уйдёшь – сморщила нос та, – Я устала от одиночества.

– При чём здесь я? – пожал я плечами, – Ты свободна, можешь идти куда хочешь, людей в городе хватает.

– Не-е-ет, – посмеиваясь протянула она, – Я от тебя теперь ни на шаг. Да не переживай ты так, в постель не полезу. Просто мне жить хочется.

– Так ты отведёшь нас? – ещё раз уточнил я.

– Неужели ты думал, что я откажусь? – опять включила свою манеру общения Лия.

– Хорошо, завтра выступаем, – бросил я, – Оно на территории Империи?

– Да, – коротко ответила она и мы разошлись, каждый в свою сторону.

Предстояла очередная канитель со сборами. У нас это конечно всё налажено, но всё равно уйдёт почти весь день. Две тысячи человек, это не шутка, каждому нужно выдать на складе боекомплект, новую форму, сухой паёк. Личное оружие имеет каждый и не сдаёт его ежедневно в арсенал, как это было в армии моего мира. Так что, хотя-бы здесь никаких очередей не будет.

Форму едва успели сдать, буквально на днях закончили. Слишком большой заказ и слишком сложное требование.

Поверх всех рубах и штанов, были нашиты разноцветные лоскуты имитирующие камуфляж.

Для выполнения подобного заказа мы в очередной раз оплатили работу горожанам. Курьеру всего-то нужно было проехать по улицам и сдать одежду с требованием и последующей оплатой в частные руки, и мастерские. И казалось бы нереальные сроки, тут же сделались более чем выполнимы. А уж от выгодного калыма, в здравом уме, только лентяй откажется.

В итоге мы обладали почти десятью тысячами комплектов, за какие-то полторы недели. Казна конечно охнула от таких затрат, но те же деньги всё равно бы пришлось отдать мастерским. Война вообще удовольствие не дешёвое.

Утром был арендован поезд, на котором мы и отправились, в убежище, не забыв при этом саму хозяйку.

К точке входа прибыли только через сутки. Пришлось даже на ночёвку лагерем вставать, при том дважды. Но к счастью на территории Эллодии нам пока ничего не угрожало.

Лия посоветовала взять стукача с собой, смысла нет армию туда-сюда таскать и в этом вопросе я был с ней полностью согласен. С пропитанием там проблем не будет, потому как очень многое мы взяли в ближайшем городе, в том числе быков и повозки. Не мало хранилось и в самом убежище.

Сразу всю ораву никто в него тащить не собирался и лагерем у входа мы будем стоять очень долго. Полторы тысячи человек поделили на три части и внутрь будут запускаться по пятьдесят человек. Это максимальная вместимость лифта.

С ним, кстати, отдельная история. Он работает по принципу направленного телепорта, вводит тело в звуковой резонанс и перемещает с огромной скоростью на короткое расстояние. При этом транспорта специального не нужно и вроде как вреда для организма никакого. Хотя я в этом вопросе конечно не специалист.

Узнать о его работе очень хотелось. Что за резонанс к примеру? Жидким я при этом становлюсь, или меня расщипляет на атомы? Почему только короткие расстояния? Нет, в первый раз я конечно об этом не думал, потому как и понять не особо успел. Но сейчас, любопытство просто распирало меня изнутри.

Сам переход всё же был непонятен. Снова ощущение падения и вот ты уже пытаешься удержать равновесие тела. Лия словно не заметила этот момент, просто шагнула и сразу пошла дальше. Мы таким образом домой заходим, хоп и уже ботинки под этажерку, а кепку на крючок.

Я же с бойцами остановились и ей пришлось нас подождать.

Вскоре мы подошли к прозрачной пелене и я уже присмотрелся к тому, как Лия регулирует дыхание.

Здесь у неё был свой метод: она перед переходом полностью выдохнула воздух и сразу же наполнила лёгкие другой атмосферой. Воинам я велел входить по одному, неизвестно, как их организм отреагирует на всё это.

Лия заверила меня, что тоже понятия не имеет об этом, так как сама никого ещё не приводила. Однако дед каким-то образом переносит себе рабов? Значит не всё так страшно.

Внутрь перешли все, но лица в момент перехода отображали не слабую бурю эмоций. Ещё бы, даже я, зная что всё будет в порядке, снова пытался откашлять попавшую в лёгкие жидкость.

Телу сразу же стало легко, но до тех пор, пока я не начал двигаться и вот здесь уже сопротивление атмосферы, не давало шанса отрафироваться мышечной системе. Даже Лия теперь больше плыла, чем нормально двигалась.

С воинами ничего страшного не вышло, да и для первого перехода я взял только десяток, а теперь заставил выйти их наружу. Кто знает, вдруг со входом проблем нет, но будут на выходе?

Но нет, ничего такого не случилось. Постояли на четвереньках выкашливая жидкость из лёгких, кто-то не смог удержаться и прочистил желудок. Но все живы и это уже плюс.

Неприятность конечно пришлось за собой убрать. Представляю, что там будет, когда обратно отправятся первые пять сотен.

Дальше начался переброс первого куска армии. Тренироваться в этой атмосфере мы будем две недели, затем придёт смена.

Быстро спрятаться от пули здесь не получится, однако есть щит, который выдерживает три попадания. Но мы опять же не знаем, на сколько его эффективность станет выше. В любом случае, оружие точно будет гораздо мощнее, хотя соотношение может остаться прежним.

Гонять людей мы начали прямо с ходу, чтобы не расслаблялись. По сути нам предстоит сделать тоже самое в убежище Дмитрия. Я собирался полностью вычистить его убежище, по возможности там бы конечно ещё всё взорвать, но с этим вопросом уверенности не было.

Убивать мирных жителей я конечно же не стану. Вначале положим их мордой в пол, а затем просто уберём из убежища. Те, кто будут оказывать сопротивление, скорее всего умрут, но это их выбор тоже.

Сейчас, как только первая сотня переместилась внутрь, её разбили тройками и погнали вглубь города. Их задача проверить каждую нору, каждый закоулок, следом пойдёт вторая и так далее. Затем будем отрабатывать боевое столкновение, предварительно конечно проверив наличие отражающих способностей щита.

Ну а перед сном, всеми любимая рукопашная тренировка, возможно даже спарринг. Вот заодно и проверим, на что способно наше подразделение в других услових.

Воины высокими прыжками двинулись вперёд, словно мы сейчас не на земле находимся, а на другой планете, с совершенно другой гравитацией.

Вода здесь тоже имелась, но она стала тягучей, как сгущённое молоко, может чуть более жидкой. Хотя своих свойств не растеряла, так же текла, утоляла жажду, смывала грязь. Вот только с текучестью всё было не совсем понятно, хотя водопровод имелся и исправно работал. Да и расход такой воды был гораздо ниже обычного. Короче странно и непривычно, но от этого ещё более любопытно.

Вот с огнём, в этой атмосфере были реальные проблемы. Он отсутствовал от слова совсем. Имелись другие источники, которые поднимали температуру предметов, до невероятных величин, все на основе резонанса конечно. Вещь можно было раскалить, расплавить, довести до состояния газа, однако открытое пламя, какое должно быть в нашем понимании конечно, отсутствовало. Такие условия позволяли сплавлять между собой не только металлы, но и камни, даже драгоценные.

Были и свои минусы при этом. Температура вокруг подобной области имела тоже довольно высокие показатели и приходилось изолировать её на много сильнее, чем на поверхности. Однако технологии мира сверху и тысячной доли знаний не имели, от тех, что применялись для поддержания жизни в убежищах. Для их мира сдержать тепло – дело не хитрое. А что же было, когда весь мир жил вот так?

Наверняка я бы не один раз там рот открыл от удивления. Если даже здесь, в условиях созданных для примитивного выживания, достаточно вещей, чтобы поразить воображение.

* * *

Щит прекрасно держал выстрел из пистолета, винтовочный одиночный тоже вполне уловил, но как и положено, мигнул красным. Значит условия, более или менее остались прежние, хоть к чему-то привыкать не нужно.

Однако сама игра в «войнушку», тоже показала свои минусы.

Спрятать голову, или прыгнуть в укрытие сложнее, из-за плавных движений. Руки ствол ведут не так резво, однако всё же успеть попасть в человека, который находится в прыжке – можно.

Зато Лямка отыскала совсем другие плюсы, например быстрый подъём по вертикальной поверхности, бег по стене и атака сверху. Здесь на самом деле, можно было спрыгнуть с высоты пятиэтажного дома и остаться невредимым. А если как следует приноровиться, то по стене можно сделать около семи шагов.

Такую тактику продемонстрировала Лема, когда мы выставили друг против друга, по две с половиной сотни человек. Она выскочила из-за поворота, рыбкой нырнула прямо к стене и вскоре уже мчалась по ней нам навстречу, сбивая привычную ориентацию прицеливания. Пока мои две тройки соображали, она их всех отправила в казарму, дожидаться окончания схватки.

Так как данная игра могла затянуться на долго, то мы решили прекратить её через два часа и подсчитать потери. Победила команда Лемы, как раз и выбившая на шесть человек больше.

Счастью девушки не было предела. Она и с гордым видом прошлась, и язык мне пару раз показала. Вот только это не реальный бой и результат на самом деле был очень плохой. Надеюсь за две недели мы сможем подтянуть показатели.

С рукопашными схватками вообще оказалась беда. Школа Вин-Чунь показалась в этом мире наиболее оптимальной. Короткая ударная техника по прямым дистанциям. Лема очень быстро доказала её превосходство, но борьба всё же решила больше. Как только мы перешли на её применение, то эффект был на лицо.

И снова всё дело в физических законахи сопротивлении атмосферы. Да, в нос получать больно, но удар ноги, практически не ощущается, корпус вообще словно непробиваемый. Но стоило совершить захват, выкрутить руку против сустава, или поймать в удушающий… В общем, в большинстве случаев сопротивление уже бесполезно, только нож, пистолет, или влияние на болевые точки.

Так мы и закончили свой первый, тренировочный день. Эмоции конечно переполняли всех, меня и Лему в том числе, но о своём недовольстве я объявить не забыл, быстро сбив со всех спесь. Ещё не известно, какое нам окажут сопротивление, а то может так статься, что переработают нас в соотношении один к ста.

Вот так, немного утихомирив воинов, мы и отправились ужинать и спать. Завтра новый день и очередные, изнурительные тренировки. Гонять я их намерен до тех пор, пока не останусь доволен. Ну в рамках имеющихся условий конечно.


Глава 10. Казалось бы…

Глава 10

Казалось бы…

Что произойдёт, если армия в полторы тысячи человек столкнётся с остатками объединённого кланового войска, численностью тысяч в пятьдесят?

Если это будут обычные войска, вооружённые мечами и копьями, то ничего хорошего. Но наши показатели в этом случае сильно превышали возможности противника. Неизвестно на что надеялся Дмитрий выставив против меня столько жизней. Весь бой сведётся лишь к жёсткому уничтожению – станет бойней.

Но пожалуй лучше по-порядку.

Убежище Лии мы покинули спустя два месяца. Не сказать, что мы чему-то сильно научились, но теперь бойцы хотя-бы понимали, что их ожидает.

Наш отряд отправился в пеший марш, снова погрузился в поезд и спустя несколько часов уже высаживался у границы Диких земель. Мы в очередной раз переходили на вражескую территорию, но сейчас воинов было не в пример больше.

Проводник сидел в клетке, которую водрузили на повозку и указывал направление. До конца из нас никто не был уверен, что мы идём туда, куда нужно. Вполне могло сложиться и так, что нас вели в западню.

Первая ночёвка прошла вполне себе спокойно, для неё выбрали побережье реки. И вода рядом, и в случае нападения сможем неплохой отпор дать, такая тактика уже доказала свою состоятельность.

Особо мы не таились, да и как спрятать такое войско? Это же не два десятка, которые легко могут скрыться в кустах. При хорошей подготовке можно конечно и пять тысяч замаскировать, но мы всё же в нападении, так что смысла сидеть и прятаться никакого.

Дальше путь пролегал вдоль берега, что в свою очередь было только на руку.

Дозорных выслали далеко в перёд и держали с ними постоянную связь. Пока всё шло гладко и это немного настораживало.

– В десяти километрах от основных сил, враг, – прилетело сообщение по связи с дополнительным мыслеобразом, который и указал на огромное скопление людей вставших лагерем прямо на нашем пути.

– Офицерам, остановить войско, – тут же скомандовал я, – Привал.

Наш отряд не слабо растянулся вдоль побережья, пришлось дождаться, когда хвост окончательно нас догонит. Лагерь выставлять не стали, однако небольшое совещание устроили.

Для начала необходимо было понять, что из себя представляет это войско и кому принадлежит, а уже исходя из этих данных будем выстраивать стратегию.

– Дозорным, доложить обстановку, – связался я с людьми в наблюдении, – Количество, вооружение, условия боя.

– Принял, – вернулся ответ, – Доклад в течение часа.

– Конец связи, – бросил я и посмотрел на Лему с Тихим, – Ну вот, приехали. Видимо мы на правильном пути. На вскидку там тысяч тридцать-сорок и весь вопрос в том, чем они вооружены и кто такие.

– Да это твой стукач нас в засаду привёл, – тут же подал идею Тихий, – Я в этом уверен.

– Не думаю, что это так важно, – пожал я плечами, – Мы особо не скрывались и скорее всего Дмитрий просто подстраховался, перекрывая нам путь. Я бы на его месте поступил точно так же, даже странно, что до сего момента мы спокойно передвигались.

– Ну и как нас с ними воевать? – вздохнул тот, – Это не в два раза превышающее количество и даже не в пять. Да они нас даже бить не будут, просто пробегут и затопчут.

– Мы довольно не плохо вооружены, – покачал я головой, – И не менее хорошо подготовлены. Если всё правильно рассчитать, то вполне сможем одержать победу.

– Интересно как? – скептически отреагировал Тихий, – Нет, ты не подумай, я не испугался, скорее даже наоборот, но хочется понимания.

– Всё потому, что твой мозг от маразма страдает, – засмеялась Лема, – Даже я понимаю, что на воде у нас преимущество. Моя сотня легко может уделать пару тысяч.

– Не стоит озвучивать такое перед началом схватки, – не согласился я с ней, – Но ты права, если пустить пару сотен по воде, то мы сможем не плохо прорядить войско.

– Как бы не вышло так, что они нас подобным образом прорядят, – усмехнулся Тихий, – Предлагаю вначале дождаться данных.

– Дельная мысль, – улыбнулся я, – Лема, готовь две сотни бойцов, прикроете нас с воды. Тихий, ты возьмёшь шесть сотен и обойдёшь войско по большому кругу, ударишь в правый фланг. Позицию выбирай так, чтобы не попасть в сектор обстрела с реки, лучше немного в тыл заглубитесь.

– Это я и без тебя понимаю, – отмахнулся тот, – То есть ждать доклада ты не собираешься?

– Почему, дождусь, – не согласился я, – Но силы лучше распределить заранее. Даже если у них винтовки, мы таким образом сможем нанести максимальный урон. Начинать буду я, прямо с фронта, остальным ждать команды.

– Есть, – с хищной улыбкой отозвалась Лема.

– Ладно, – криво усмехнулся Тихий, – Ну я пошёл?

– Ты когда нибудь научишься отвечать как положено? – покачал я головой.

– Ой, да кому нужны эти твои закидоны, – в очередной раз отмахнулся Тихий, – Всё, не зуди, я пошёл.

– Только не забудь доложить, когда займёте позиции, – напомнил я, – И людей плотно не выставляй.

– Да знаю я, – бросил через плечо уходящий генерал.

– Будь осторожнее, – напутствовал я Лему, – Постарайся без лишнего геройства. Лучше всего переправь людей на другую сторону и нападай через преграду.

– Я всё знаю, – улыбнулась та и поцеловала меня в губы, – Не переживай, всё будет хорошо.

– Надеюсь, – вздохнул я, – Не нравится мне всё это, не люблю, когда не понимаю действий противника.

На сборы ушло около часа и за это время пришли первые данные от дозорных.

– Войска странные, – начал доклад старший группы, – Все в рабских ошейниках. Прямоугольные щиты, копья, мечи, другого вооружения не обнаружено. О нашем приближении похоже не знают. Количество – чуть более пятидесяти тысяч, местность ровная, все подходы только по полю.

– Ошейники? Ты уверен? – уточнил я.

– Сто процентов, – пришёл ответ с образом воинов.

– Принял, – ответил я, – Возвращайтесь, готовим ночное нападение.

Вот теперь всё встало на свои места. Когда удалось увидеть вражеское войско поближе, сразу появилась ясность. Одежда, щиты, копья разной длинны, всё это вводил я, когда формировал первую клановую армию. Видимо её остатки мы сейчас и наблюдаем.

После того, как мы уничтожили клановую сеть на территории Эллодии, Император быстро подмял под себя их войска. Многие рабы тогда даже получили свободу, потому как вышел обещанный пятилетний срок службы. Теперь они поставлены на довольствие и продолжют приносить пользу Империи, находясь на дальних, приграничных гарнизонах.

Но вот некоторые войска, которые квартировались на большом расстоянии от столицы, не успели расформировать и выставить под другими знамёнами, и теперь эти части объединились у Дмитрия. Вот только я не понимаю, зачем он выставил их против меня?

Нет, всё было бы вполне логично, будь мои бойцы вооружены копьями, но это не так. Мы сейчас просто превратим в фарш все пятьдесят тысяч. Что за глупый ход, так рисковать ценными ресурсами?

Может лучше попробовать их обойти и всё? Но опять же, пленник утверждает, что вход в убежище находится в пяти километрах за их спинами.

– На позиции, – спустя несколько часов наконец доложил Тихий, Лема прибыла на место раза в два быстрее и сейчас её люди сидели в воде, зарабатывая переохлаждение.

– Принял, – ответил я и добавил уже в голос, – Выступаем.

Воины оживились, похватали рюкзаки и винтовки.

В вечерних сумерках наш отряд было очень сложно рассмотреть, камуфляж прекрасно работал. Стоило замереть на месте, как боец тут же сливался с местностью.

Войско сильно растянулось и по широкой дуге двигалось на позицию, с которой можно вести прицельный огонь. Шли тройками, так работа и плотность стрельбы будет максимально эффективной. Но сейчас я не испытывал никаких сомнений в том, что мы одержим победу. Предстоял не бой, а избиение.

Вскоре посыпались доклады о том, что моя часть отряда вышла на позиции, а через какое-то время и я с двумя бойцами залёг в невысокой траве. Теперь предстояло какое-то время передвигаться ползком.

Выйдя на точку я приложился к винтовке, чтобы осмотреть будущее поле боя.

Лагерь, как лагерь, ничего особенного. Палатки, часовые на периметре, горят костры, которые при ночном зрении кажутся серыми. Некоторые всё ещё сидят возле огня, видимо травят байки на ночь. Армия действительно не подозревает о нашем присутствии.

Как глупо. Мне их даже жалко стало, но мы на войне и перед нами враг.

– Готовность зелёный, – бросил я в общую связь, а затем переключился только на своих, – Зачищаем всех, кто у костров и в дозоре. Лема, Тихий, ждите сигнала.

– Есть, – дважды услышал я от них и улыбнулся, Тихий во время боя прекрасно использовал короткие военные фразы, это он в мирное время выделываться любит.

Я навёл перекрестие прицела, которое как всегда прицировалось перед глазами, стоило взять в руки оружие, на грудь ближайшего дозорного и потянул спуск. Дождался, когда идущий позади человек попадёт на линию выстрела и выпустил пулю, которая накопила полный заряд энергии.

Получилось ровно так, как я хотел, оба воина рухнули как подкошенные и это полужило сигналом к началу атаки. Началась бойня.

Пока в лагере сообразили, что произошло нападение, почти всё пространство между палаток было расчищено. У моего отряда это заняло всего минуту. Теперь оставалось только выбивать тех, что начали выскакивать наружу, подчиняясь приказам командиров.

Воинов было слишком много, а их выучка порадовала глаз. Не смотря на смерть вокруг, они всё же смогли выстроиться и попытались прикрыться щитами. Вот только в нашем случае, это было равносильно массовому самоубийству, что и доказала Лема, после того, как получила от меня приказ, к началу атаки со стороны реки.

Усиленные выстрелы из винтовок, да ещё из воды, произвели просто колоссальный ущерб, выкашивая стройные ряды противника. Такие пули уносили сразу по пять-шесть жизней и армия дрогнула, поняв свою ошибку.

Офицеры всё ещё пытались удержать людей в строю, но я и мои бойцы быстро находили командующих, чтобы уложить их на землю с отверстием в груди, или голове. Лагерь превратился в человеческую свалку, воины пытались спрятаться от неизвестно откуда летящей смерти. Беготня, крики раненных, где-то на краю лагеря полыхнула палатка, приказы больше никто не отдавал и люди просто пытались спастись, любыми доступными способами.

Вскоре начали появляться первые беглецы и к бою подключился Тихий, окончательно захлопнув ловушку. Сегодня смерть соберёт здесь такую жатву, что место вполне можно будет называть проклятым. Нам даже сопротивления не оказали и это было самым страшным в этой бойне.

Спустя час всё было кончено, а из лагеря доносились страшные стоны умирающих и раненых людей. От этого многоголосого воя волосы поднимались дыбом, а по спине бежали ледяные капли пота.

Наши отряды, медленно, на полусогнутых ногах двинулся в лагерь. Только Лема со своими двумя десятками осталась прикрывать.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю