332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Макар Ютин » Город горячих точек (СИ) » Текст книги (страница 5)
Город горячих точек (СИ)
  • Текст добавлен: 8 июня 2021, 09:03

Текст книги "Город горячих точек (СИ)"


Автор книги: Макар Ютин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 16 страниц)

– Манипуляция светом! – Прошептал хитокири. Он подгадал удачный момент: очередной солнечный луч уже плясал у него на лезвии, оставалось лишь слегка усилить его, и отправить в нужную сторону.

Два вскрика раздались одновременно. Но если владелец старого немецкого оружия лишь тер ослепшие глаза, то "алебардщика" Санитар банально отбросил в сторону, ударив плоской стороной клинка по его ребрам.

Снова очередь из АКМа, теперь по направлению к манекену. Автоматчик быстро понял свою ошибку, вот только Виктор уже был слишком близко к нему, и без труда сместился на линию огня. В очередной раз отбив автоматную очередь, Санитар по ходя вырубил мечом бойца ближнего боя, и, следом за ним, отстрелявшего обойму наемника.

– Трое выбыли, остался один, – Негромко сказал хитокири. Его противник уже успел проморгаться и наставить на мечника свое оружие. Виктор мог бы прыгнуть к нему "Легкой поступью", закончив этот фарс, но ему нужно было показать свою способность к защите. А значит, придется принять атаку на себя. Надо было оставить и второго автоматчика, но они стояли слишком далеко, а защитить манекен сразу с двух направлений было бы сложно.

Вопреки ожиданиям, шмайссер стрелял беззвучно. Более того, из его жерла выскочили не привычные Виктору пули, а водяные сгустки, разогнанные до немыслимой скорости. И вот здесь парню пришлось двигаться практически со всей доступной ему скоростью.

Он подпрыгивал, уворачивался, разрубал снаряды в воздухе, и отражал их всей плоскостью. Один, десять, сто, тысяча. Санитар двигался то вперед, то назад, то в сторону, то снова вперед в своем плавном, завораживающем танце. Удар, отскок, уворот, снова удар, отбивка. Было что-то неизбывно дикое в этой нечеловеческой пластике, в невозможной грации порхающего клинка, в выверенных до миллиметра движениях. Сейчас Виктор все сильнее походил на собственный меч – такой же жесткий и смертельно опасный.

Санитар начал двигался все быстрее и быстрее, по мере того, как нарастала шквальная мощь его противника. Кажется, тот стал расходовать сторонние запасы, и вовсю пользовался чьим-то баффом. Виктору было все равно. На пике своей силы враг впереди был ему не противник. И хитокири неуклонно приближался к паникующему наемнику.

Мужчина со шмайссером злился. На изначально бесстрастное лицо наползала то гримаса боевой ярости, то шок, то злоба. Но в конце все заменил банальный страх. Он выдыхался, выжимал из своей способности максимум, а монстр впереди все наращивал и наращивал темп, без труда продвигаясь вперед. Ни единой царапины на коже, ни капли крови на одежде. И ни единой эмоции на спокойном лице.

– Достаточно! – Раздался крик Эльзы. Виктор тут же опустил оружие и отступил. Он был в двух шагах от противника, и выкрик наемницы спас ее подчиненного как минимум от обморока с последующей головной болью.

– Что ж, приношу мои извинения… Санитар. Для своего возраста ты силен. Действительно силен.

Эльза была впечатлена. Да что там, она была просто в шоке.

"Неужели этот паршивец не врал про свой десятый уровень?! Но Водолея почти невозможно победить в прямом столкновении! Его плотность огня как у половины остальной команды вместе взятой! Да еще под благословением Троицы! А этот мальчишка не пропустил ни единой атаки, да еще и шел вперед. Что это за монстр-то за такой? Если он прыгнет своим навыком к нам в центр, то за секунду положит большую часть отряда! Доминик, расчетливая сволочь! Что за чудовище ты мне подсунул?!"

Мысленно костеря руководство Церкви на все лады, снаружи Эльза пыталась сохранить невозмутимость. С трудом, но ей все же удалось вернуть самообладание.

– Однако у меня остались вопросы. Например, я так и не увидела, засчет чего ты прикроешь остальных. Мертвецы не будут выстраиваться к тебе в очередь.

– С зомби мне будет еще проще чем с людьми, – Ответил Виктор, наблюдая за рухнувшим на колени наемником. Последнего из четверки от пережитого напряжения отказались держать ноги, – Я умею восстанавливать силы после убийства, так что держать такой темп смогу очень долго. Вам не о чем беспокоиться.

Эльза кисло улыбнулась. Подначки в голове закончились, лишь ее интуиция вопила на все лады, требуя оказаться от кошмарного мечника как можно дальше.

– Ладно, поверю тебе на слово, – Ответила женщина, с трудом подавляя вздох, – А теперь… Синица, приведи этих кретинов в чувства. Пусть отдохнут немного. Остальным не расслабляться – сейчас начнется тренировка на взаимодействие. И не дай вам Бог облажаться так же, как эти четверо!


Глава 5. Хорошо, что мы увидели все эти ужасы, теперь смерть не покажется такой страшной. (Комиссар Яррик)


Виктор никогда не любил шумных сборищ. Наверное, это пошло еще с детства, когда молодой и пока еще не промотавший все свои деньги отец топил горе от смерти жены в безумных попойках. Дверь, распахнутая настежь все дни напролет, полузнакомые люди, в тихую обирающие дом, льющийся через край дешевый алкоголь.

Маленький Витя тогда мог оставаться без внимания и день, и три, и даже неделю. Он закрывал уши пальцами, спасаясь от громкой музыки, да, сгорбившись, перебегал от столика к столику, пытаясь перехватить хоть какую-то еду, прежде чем она станет закуской очередного пьяницы. От голода и домогательств его спас лишь брат, вовремя приехавший с института на летние каникулы. К счастью, еще через пару месяцев деньги кончились, дом опустел, и отец начал пить в одиночку.

Были и другие эпизоды, после которых Виктор окончательно возненавидел вписки, клубные пати, армейские сборы, митинги, концерты, и все остальные виды коллективной деятельности. Но сейчас, может быть впервые в жизни, он был рад той толпе, частью которой скоро должен был стать.

Церковники постарались на славу. Санитар с Коловратом могли наблюдать с обзорной площадки, как распахиваются ворота военкомата и Андреевского собора. Как в строгом, выверенном порядке маршируют десятки бойцов, на ходу выстраиваясь в причудливые формации. И как широкая волна распадается на две части – застывший перед храмом монолит копейщиков, и отдельные реки с ручейками мобильных бойцов, окружающих институтский комплекс по всей длине периметра.

Солнечные зайчики причудливо играли на их железных, отполированных до блеска шлемах, рукоятках ножей и наконечниках копий. Этот торжественный, парадный вид странным образом гармонировал с черными, разбитыми улицами падшего города. Словно парад на Красной Площади в сорок первом году. Красивое и воодушевляющая картина, не знай Санитар, что за ней последует. Но всему свое время. Смерть уже застыла в ожидании, но пока еще не начала свою кровавую жатву.

Внимание Виктора отвлекла резко воцарившаяся тишина. Остановились крестоносцы, замерли монахи и наемники во дворе. Казалось, замолчали даже вездесущие вороны и постоянно воющие на границе псы. На площадку перед собравшимися воинами вышел Доминик.

Глава Новых Христиан подавлял. Его белоснежная ряса словно бы сияла от количества наложенных благословений, золотое распятие в руках горело ярким, но совершенно безвредным пламенем, а простой, лишенный украшений или навершия посох придавал облику патриарха аскетичное благородство, словно писаное с иконы Сергия Радонежского.

Доминик дождался тишины, а затем, поднял руки в папском благословении. С его ухоженных, не знавших грубой работы пальцев золотой пыльцой начал литься божественный свет.

– Urbi et orbi! – Веско сказал он, и люди вокруг взорвались приветственными криками.

– Смотри, смотри что они тащат, – Толкнул Коловрат локтем своего приятеля, заглушив следующие слова церковника. Виктор раздраженно поморщился. Ему хотелось послушать речь лидера Новых Христиан, а потом тщательно разобрать ее на составляющие, но адепт Перуна умел быть настойчивым и мечник сдался. Со вздохом отвернувшись от белой фигуры первосвященника, он перевел взгляд на окружающих квартал людей.

Странно, но они действительно больше походили на средневековых воинов, чем других церковников, наемных бойцов или просто гражданских. У каждого из крестоносцев была кожаная броня или куртка, вроде бригантины, длинные рукава которой переходили в закрытые перчатки, а усиленные железными вставками брюки – в армейские сапоги. На груди они носили холщовую тунику с вышитым крестом, а на плечах красовалась хризма, оплетенная проволокой – символ Новых Христиан. Были и шлемы: иногда мотоциклетные, оставленные как есть или как-то улучшенные, а иногда – и вовсе самодельные, похожие то ли на средневековые салады, то ли на римские шлемы. И, наконец, кроме копья или алебарды каждый из них имел при себе какой-либо вид холодного оружия. Столовые и метательные ножи, мачете, кавказские кинжалы, казацкие шашки, но в основном – кустарные мечи, кое-как изготовленные из попавшего под руку металла.

Более-менее унифицированная одежда, одинаковые символы и знамена, деление на отряды – крестоносцы вполне оправдывали свое название. А фанатичный блеск в глазах и застывшие в перманентном восторге лица заставляли неприязненно ежиться, да держаться от них подальше.

– Да куда ты смотришь, Вик? Потом налюбуешься на этих швейков. Вон, ближе к центру, – Напарник нетерпеливо ткнул пальцем куда-то в середину формации. Виктор пожал плечами, снова скользнув взглядом по рядам фанатиков. И почти сразу понял, что имеет в виду язычник.

– Ты про то, что они держат какие-то длинные доски, столешницы, цепи и кучу тележек из супермаркета? – Спросил он, – Или про то, что рядом несколько гражданских, которым явно не промывали мозги? И они трясутся как припадочные.

– Как ты вообще столько разглядел? – Проворчал адепт Перуна, – Я таких подробностей не вижу. Просто заметил, что они тащат кучу странной хрени. Как таджики со стройки. Надеюсь, им эти тачанки нужны не трофеи возить. Хотя прикольно было бы: мы такие пробиваемся в здание, а вся эта шобла ходит по пятам, да подбирает за нами полезные запчасти в тележки. Еще и ныть будут – там руку недорезал, здесь глаз не выдавил…

Санитар хмыкнул, представив себе эту картину.

– Прямо как распродажа на Новый Год где-нибудь в Америке.

– Ага, Черная Пятница, – Подмигнул ему Коловрат, – Они там как дышать забывают от жадности.

– Слушай, а копья с алебардами у передних отрядов тебя не смущают? Ими же только рубить можно! Наконечники вообще сделали широкими и тупыми!

– Да нет, это как раз правильно, – Пожал плечами язычник, – Застрянет копье в зомби – и пиши-пропало. Как его потом вытаскивать? Ногой упираться? Проще оттолкнуть. Им ведь главное строй удержать, а не зачистить тут всю нежить. Я, кстати, видел, как действует освященное оружие на нежити – там в месте попадания все мясо с костями течет как мороженное. Так что вообще плевать, острые у них копья или тупые.

– Тоже верно, – Согласился Санитар, – А что насчет луков? У каждого третьего за плечом болтается. Но он еще и огромный, зараза. Явно же мешать будет в бою.

– Это тебе он мешать будет. Потому что прыгаешь как ненормальный. Меня от твоих движений иногда даже тошнить начинает, – Хмыкнул адепт Перуна, – А этим-то что? Как только меняются для отдыха, то достают лук и стреляют. Я похожие видел у своего другана. Он тоже из всякого говна любил холодняк собирать. Если приглядется, то могу даже сказать, из чего они это все слепили.

– Ну, рессоры и я вижу.

– Ага. Там еще стеклопластиковая арматура, деревянные рейки, гм, водопроводная труба? А тетива, интересно из… ох, ёперный театр! Они что, ее из жил тянули? И лук вон у того плюгавого какой-то странный…

– Да явно же кость какого-то мутанта. Видишь, цвет желто-белый. Точно кость. Мутанта, – Ответил ему Виктор. Правда, уверенности на последнее слово ему уже не хватило.

– Ага, – Брезгливо согласился с ним язычник, – Мутанты. Или нежить. Из одного бугая можно запчастей навертеть и на дюжину луков, и на тетиву, и на стрелы, и еще на шашлык для всей их общаги останется.

– Так зачем им вообще лук? – Нетерпеливо повторил вопрос Санитар.

– А то сам не знаешь? – Подозрительно покосился на него Коловрат, – Шашлык без лука это… Ладно-ладно, не смотри на меня своим взглядом Джека Потрошителя. Луки не только против людей делают. На обычных зомби их, правда, лучше не использовать, скорость низкая, да и стрел не напасешься. Но вот против вторых и выше рангов – за милую душу. Тем более, они каждую стрелу по-любому освящают и в святой воде вымачивают.

– Резонно, – Согласился с ним Виктор, провожая взглядом марширующих бойцов. Ветер донес до него запах гари, гнили, и чего-то легкого, трудноуловимого.

"Оружейная смазка", – Внезапно понял мечник. Да, на фоне удушливого дыма от горящего здания где-то на востоке, и вони гниющих тел из института запах масла казался почти приятным. Так пахло снаряжение брата, когда он играл в пейнтбол или шел на стрельбище.

"А эти крестоносцы прямо как реконструкторы на фестивале", – Подумалось Санитару и он усмехнулся, – "Вот только турнир пройдет, а его участники так и будут валяться бездушными куклами посреди выбранных декораций".

После этих мыслей фанатики быстро растеряли в его глазах всякую торжественность и трагичность. Просто несчастные люди, ставшие даже не винтиками в бездушном механизме, а одноразовой тряпкой для протирания деталей.

Виктор поделился мыслью со своим другом, и тот весело заржал. Они вдвоем так и стояли бы, лениво перебрасываясь фразами, да пряча горечь за циничными шутками, если бы не подошедшая Элла.

– Вам что, особое приглашение нужно, придурки? – Смирившимся голосом спросила она, и схватила каждого из них за шкирку. Более низкий рост или недостаток силы ее нисколько не останавливал.

– Так до двенадцати еще почти сорок минут, – Запротестовал было Коловрат, но посмотрев бывшей начальнице в лицо, счел за лучшее замолчать и послушно поплелся следом.

– Нам еще надо определить порядок и влиться в строй. Гребаные эгоисты, отвыкайте думать только о себе! Это вам не звонок по скайпу с такими же как вы прожигателями времени. Хочу я этого или нет, но вы теперь часть отряда. Со всеми своими правами и обязанностями, – Элла замолчала, набирая воздух в легкие, и уже хотела разразиться новой тирадой, но они уже добрались до ее отряда.

– О, а вот и потеряшки, – Прокомментировал один из наемников, когда женщина, пыхтя как кипящий чайник, подошла к своей команде. Парень хотел отпустить пару шуточек из-за их вида, но под тяжелым взглядом начальницы осекся и закрыл рот.

– Выдвигаемся на позиции, – Скомандовала она, – Работаем как на вчерашней тренировке. Вы двое, хватит копаться! Идите впе…

БОМ-М-М-м-м-м

Долгий, протяжный гул заглушил собой все остальные звуки. Веский, чуть ли не физически ощутимый рокот приливной волной прокатился по всем живым и немертвым существам в округе. Родившись в главной колокольне храма, он неторопливо распространился на весь район, вступая в резонанс с телами, заставляя вибрировать кости и дрожать конечности.

И если людям он давал заряд бодрости и эмоциональной встряски, убирал сомнения, вселял уверенность в себе, то у хрупкой нежити начинали трещать ребра, крошиться в пыль колени и локти, а их тела то тут то там стали расползаться отвратительной жижей гниющей плоти. Вот только на месте сотен упокоенных все еще оставались тысячи и тысячи относительно целых мертвецов.

– Кирие элейсон! – Провозгласил Доминик, заканчивая свою речь, и вся собранная армада крестоносцев заревела в ответ, вновь начиная движение. Мрачная, окрашенная в черно-серые тона армия фанатиков моментально разбилась на четыре отряда, и начала свой марш, не обращая внимание на уже стоящих в оцеплении товарищей. Первая группа – самая большая и хорошо вооруженная, пошла вниз по улице, в сторону общежития и математического корпуса. Второй отряд, наоборот, самый малочисленный – двинулся направо, мимо библиотеки, супермаркета и частных домов – на самый долгий маршрут. Оставшиеся же два отряда ждали приставленных к ним священников и нанятых игроков, неторопливо выстраиваясь в наиболее эффективную формацию.

Виктор со своим другом как раз заняли места чуть впереди отряда Эллы, когда к ним присоединились монахи Андрия и их защитники во главе с Баклером. Группа тут же выросла до двадцати семи человек, а потом их плотно обступили церковные фанатики, образовав что-то вроде римской черепахи.

– Выдвигаемся строго после сигнала! – Раздался рядом голос главы церковников: высокий, подтянутый испанец уже был рядом, окруженный собственными телохранителями и простыми бойцами. Отряды его и Эллы временно слились, так что патриарх оказался в одной группе с Санитаром. Только располагались Доминик и его ближние в передней части получившейся формации.

Тем временем на башни и стены собора вылезли все монахи, что по каким-то причинам не принимали участия в походе. Каждый из них притащил с собой либо массивное распятие, либо икону, либо и вовсе подсвечник. На секунду замерев, они дождались видимого им одним сигнала, и разом выбросили вперед руку с зажатой в ней реликвией. После секундной паузы защитники собора хором грянули молитву.

Несмотря на близкое расстояние, Виктор не смог разобрать ни слова. Непонятно было, даже на каком языке она ведется: церковнославянский, латынь или греческий – отдельные слова или фразы просто потонули в общей какофонии. Но это было не важно. Единственное, что волновало мечника – это результат. Который не заставил себя ждать.

В этот раз не было ни звуковой волны, ни всплеска энтузиазма, ни подавляющей естество мощи, ни даже сводящих судорогой пальцев. Священники не усиливали войско, не ставили баффы и не пытались ослабить нежить. Нет, они лишь укрепляли в душах людей ту благодать, что чувствовал каждый, вступая на земли Новых Христиан. Собственный моральный кодекс, только направленный во вне, и защищающий своего носителя.

Простой, даже где-то тривиальный навык, доступный чуть ли не каждому послушнику. Но именно после его массового применения аура смерти от тысяч мертвецов, которая чувствовалась даже в двух шагах от святого собора, больше не могла воздействовать на отмеченных благословением людей. Куда-то исчез и запах гнили, и давящее на сердце плохое предчувствие, и повышенная раздражительность, злость или страх.

"Жаль, что этот иммунитет полностью исчезнет за двадцать четыре часа", – Подумал Виктор, – "Если уж мне с моим бонусом от титула и высоким уровнем было не по себе от той оравы нежити внутри корпусов, то уж мелкотравчатые крестоносцы должны вообще в штаны делать и бежать быстрее паровоза. Нет, все же мозги им промыли на совесть. Иезуитский знак качества, чтоб его!".

– Начать движение! – Словно откликаясь на его мысли, приказал Доминик, и сам двинулся вперед.

Вопреки ожиданиям Виктора, в авангарде оказались не простые фанатики, а лучшие из атакующих бойцов – личная гвардия первосвященника, высокоранговые наемники и несколько боевых монахов сопоставимого уровня.

– Не дергайся, – Прошипел Коловрат в ухо своему другу, когда тот хотел присоединиться к лидеру Церковников, – Успеешь еще повоевать. Просто делай, что говорит тебе Элла.

Тем временем, авангард Новых Христиан уже столкнулся с первыми из зомби, но даже не замедлил движения. Высокоранговые игроки сходу вырезали несколько десятков обращенных и эволюционировавших второго ранга, попутно дальними атаками выкашивая нежить в окнах соседнего здания и на крыше пристройки.

– Ворота! – Скомандовал один из наемников. Двое его товарищей тут же вскинули руки, и всю ограду сорвало с петель мощным потоком воздуха. Слабый, изъеденный коррозией металл с омерзительным лязгом развалился на части, и засыпал жмущихся друг к другу мертвецов во дворе между корпусами железными фрагментами.

В это же время третий отряд крестоносцев, усиленный Серафимом и его командой, начал штурм экономического корпуса. Виктор не мог видеть, что там происходит, но сразу несколько громких взрывов убедили его, что в этот раз Новые Христиане решили не ограничиваться в средствах. Самая важная битва человечества в Ставрополе официально началась.

Их отряд был последним из пошедших на штурм, но именно ему досталась самая тяжелая работа. Виктор понял это, еще когда они подошли к железным воротам внутреннего двора. Зомби было не просто много – их было невероятно много. Каждую долю секунды очередной мертвец падал на них с крыши или из окон верхних этажей корпуса, выползал из подвального магазина, бил дальними атаками из каждой возможной точки.

Падающие по параболе головы с дробящими эффектами и куски зданий, запущенные бугаями пробивали щиты и броню крестоносцев. Костяные снаряды, мелкие камни, даже языки ловчих мелькали так часто, что одной плотностью огня продавливали людскую оборону, а обращенных и нежити второго ранга было столько, что они были вполне способны банально похоронить всю группу под грудами своих тел.

И поэтому отряд ни на секунды не прерывал своего движения. Преграда была уничтожена двумя наемниками моментально, но даже такая микроскопическая заминка позволила нежити навалиться с новыми силами. Группа уже потеряла не меньше дюжины крестоносцев. После преодоления ворот же все стало еще хуже.

Откуда-то с крыши упало сразу несколько огромных балок, с ходу раздавив четырех человек, державших одну сторону. В освободившийся проем рухнула туша бронированного бугая, раздавив в лепешку еще пару фанатиков, а затем в брешь хлынула и остальная нежить, добив остатки проникших за ограду фанатиков и отбросив прорвавшихся было наемников из авангарда.

– Лики святых: высвобождение реликвии! – Прямо в толпу мертвецов выскочил один из монахов, обеими руками держа перед собой большую икону с тяжелой золотой рамой. В одинокую фигурку попа тут же ударило сразу семь языков-хлыстов ловчих, но, не сумев даже коснуться иконы или рук они почернели и осыпались вниз вязкой грязью, как и алчно тянущиеся руки мертвецов вокруг.

Даже бронированный бугай не смог достать до святыни. С ревом наступая вперед, он не замечал ни разваливающихся на ходу рук, ни перешедшей на тело гнили. Лишь его голова осталась целой, с отвратительным чавканьем упав в кучу грязи на месте бывшего тела.

Но не успела челюсть монстра погрузиться в мерзкую слякоть, как икона в руках монаха вспыхнула, и уже виденный на распятии Доминика яркий огонь залил всю площадь впереди группы. Рыжие языки пламени превратили в прах каждого зомби на расстоянии пяти метров, а сама икона моментально рассыпалась мелким прахом.

– Третья формация, вперед! – Быстро скомандовал лидер Церковников. Его люди вместе с наемниками сделали слитный шаг назад, тогда как фанатики-крестоносцы наоборот выдвинулись вперед, плотно сомкнув ряды и наставив на мертвецов хищно блестевшие древка алебард. Им дали время и пространство для маневра. И крестоносцы сумели этим воспользоваться.

Не успели новые орды нежити захлестнуть освободившееся место вокруг сломанных ворот, как фанатики выкатили перед строем несколько давешних тележек, на которых уже были поставлены массивные щиты из грубо сколоченных досок., столешниц, а то и вовсе наложенных друг на друга металлических листов.

Оставшиеся же во второй линии бойцы либо вытащили луки с арбалетами, либо подняли ручные щиты вверх, защищая товарищей от атак с крыши и окон. Закончив перегруппировку весь отряд снова двинулся вперед, но уже куда более эффективно уничтожая зомби и отвоевывая у них дефицитное пространство.

– Так вот что имел в виду Самсон под свободным проходом, – Задумчиво протянула Элла. Она и ее наемники просто шли вместе со всеми, не делая никаких попыток помочь своим защитникам. В этот момент прямо перед женщиной рухнуло тело молодого парнишки, буквально нафаршированное фрагментами костей. Однако Элла равнодушно прошла мимо, даже не посмотрев на конвульсии своего союзника. Шедший следом Резерв оказался более практичен: своей алебардой он походя раскроил череп, не давая бывшему крестоносцу обратиться в нежить.

Тем временем, отряд уже прорвался к воротам первой цели их рейда – институтской библиотеки. Рядовые бойцы тут же разделились на трое: первая часть из них вернулась назад, организовав что-то вроде поста на месте уничтоженных ворот. Еще треть так и продолжала идти вперед, зачищая двор и оставляя тележки с тройками бойцов на флангах – они создавали заслон, образуя коридор и не давая мертвецам пробиться к группам Эллы и Доминика. Оставшиеся же крестоносцы тут же принялись штурмовать ворота странным, обвешанным амулетами бревном, среди которых Санитар с удивлением узнал творчество Коллекционера.

Надо сказать, пока фанатики справлялись со своей задачей на удивление эффективно: их мобильные щиты легко отражали небольшие камни, костяные снаряды и языки ловчих – последние иногда даже застревали в небольших щелях между досок или железных листов, после чего моментально отрубались мечами или алебардами. Простые обращенные с такой тактикой фаланги сделать ничего не могли, и становились просто пушечным мясом. Единственное неудобство которое они создавали – это горы тел, мешающие проходу.

Твари второго ранга были уже опаснее – тела ленточников отражали удары, а сами они могли захватить копье или алебарду, рептилоиды были достаточно сильны, чтобы переть напролом, забыв о ранах, а то и забрать с собой одного из крестоносцев. При этом на полунежить-полумонстров святая вода и освященное оружие действовали слабо. Прыгуны же и вовсе перемахивали через строй, нередко добираясь до стрелков или наемников. Они доставляли больше всего проблем, так как могли выскочить откуда угодно – из окна, козырька крыши, темного угла во дворе, какого-нибудь подоконника или даже свисая с водосточной трубы.

Среди нежити во дворе попадались твари и посильнее второго ранга, но здесь уже вмешивались бойцы Доминика, оперативно накрывая плотным огнем или специализированной молитвой особо опасную тварь. Пара бронированных бугаев так и осталась в глубине двора, не выдержав усиленного навыками стрельбы из ручного пулемета одного из бойцов, а серого ловчего разорвали выстрелом кастомной гранаты быстрее, чем он успел устроить хаос среди рядовых.

Виктор все время порывался что-то сделать: помочь бойцам в строю, отбить вторую линию от прорвавшийся нежити или хотя бы пойти в авангард. Но, глядя на стиснутые зубы бездействующих наемников, он морщился и оставался на месте. Из-за навыка Санитару не нужно было так тщательно беречь силы, как другим его соратникам, но демонстративное пренебрежение приказом было бы гораздо более вредным, чем вся возможная помощь крестоносцам.

– Ворота пали, Владыко, – Тем временем один из фанатиков опустился перед Домиником и склонил голову, с придыханием произнеся заветные слова.

– Следуйте плану, дети мои, – Глава Церковников благосклонно кивнул, и, покровительственно возложив руку на голову своего последователя, направился в темное жерло библиотечного коридора.

– Элла, с этого момента вы сами по себе. Цель – Юридический корпус. Подробности вам известны, – Обернувшись к женщине скороговоркой произнес один из наемников, прежде чем, вслед за остальными своими товарищами, раствориться во тьме здания. Еще пара мгновений, и взломанные ворота с едва слышным шорохом встали на место, окончательно отрезав команду Доминика от внешнего мира.

Крестоносцы тут же начали оборудовать очередной пост на пороге, а бывшая начальница Коловрата махнула рукой, привлекая к себе внимание соратников.

– Цель уже близко – остался последний рывок. Движемся в установленном порядке. Костя, готовь свою убер вафлю – эти сраные легионеры не могут пробиться через крыльцо на входе. Санитар, бегом к авангарду, помоги им до нашего подхода. Остальные держите оружие на изготовку. Пришло время действовать.

– Понял, – Лаконично ответил Виктор, срываясь с места. Приказ был как раз вовремя – ему уже надоело бездействовать.

В два шага достигнув одной из формаций под тройкой щитов, он моментально уничтожил двух прорвавшихся охотников, походя снес голову ленточнику, отрубил ногу бугаю, следующим уколом достав до мозга. Не обращая внимания на потрясение и благодарность на лицах фанатиков, Санитар направился дальше. Он входил в привычное состояние, отбрасывая лишние эмоции, повышая эффективность. Сверкающая сталью боевая машина, и лишь потом – человек.

Виктор моментально закрыл все бреши, в которые прорвалась нежить, добил некоторых инфицированных крестоносцев, а также зачистил самых проблемных монстров рядом. Убедившись, что стенки "коридора" достаточно укрепились, он "Легкой поступью" переместился к авангарду сражающихся.

У фанатиков действительно дела шли ни шатко ни валко. Из-за продуманной обороны и древкового оружия они еще держались, но угольно черный ящер – эволюционировавший рептилоид третьего ранга – на левом фланге ломал ростовые щиты как тростинки. Копья и алебарды попросту не могли пробить его прочной кожи, а благословленные стрелы пока еще не нанесли достаточно урона, чтобы он накопился и замедлил его действия. Позади ящера мрачными тенями маячили фигуры усиленных ленточников и тварей с руками-лезвиями. Прирожденные ассасины, прорвавшись, они вырежут всех. А прорыв был лишь вопросом времени.

Не лучше шли дела и у центра: странный, словно состоящий из кое-как слепленных комков плоти монстр полз на порядки церковников словно огромная гусеница или улитка. Неизвестное существо неторопливо перемалывало защитников, попутно всасывая в себя лежащие тела зомби, людей, даже остатки оружия и снаряжения. Он уже уничтожил своим телом сразу два щита, поглотив даже железо и пластик тележки. Только его собственная туша, да очень низкая скорость мешала сбившейся за его спиной толпе зомби ворваться к людям, разрушая порядки защитников.

– Вот дерьмо! – Выругался Виктор. Он переместился прямо в центр позиции стрелков, защищенное место. И тут же был атакован сразу двумя прыгунами. Еще десяток этих тварей рвали отчаянно бьющихся крестоносцев. Собратья рядом пытались помочь, но юркая нежить не давала нормально сбить их из стрелкового оружия, а короткими мечами фанатики пользовались не в пример хуже что самого Санитара, что Коловрата.

К счастью для крестоносцев, у Виктора имелся контроль пространства и ужасающие для обычного игрока статы. Одним небрежным движением кисти разорвав пополам обоих противников, мечник шагнул вперед, нанося хирургически точные уколы по телам ловких тварей.

Не прошло и нескольких секунд, как последний прорвавшийся охотник безвольной тушкой повис на Флюстерне. Санитар брезгливо стряхнул его, поморщился от хлюпнувшей под ногами каши, и тут же рванул на помощь уничтожаемым копейщикам. Стрелки вокруг воспряли духом, поддержав неожиданного спасителя плотным заградительным огнем.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю