332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Макар Ютин » Город горячих точек (СИ) » Текст книги (страница 2)
Город горячих точек (СИ)
  • Текст добавлен: 8 июня 2021, 09:03

Текст книги "Город горячих точек (СИ)"


Автор книги: Макар Ютин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 16 страниц)

Глава 1. Самое лучшее в мире, пожалуй, – огромная крыша, с которой виден весь мир. (Марина Цветаева)

– Ну, как тебе видок? – Ехидно спросил напарника Коловрат. Двое игроков сидели на крыше одного из зданий, очищенных церковниками, и уже битый час наблюдали за шевелением мертвецов в институтских корпусах. На ехидный вопрос Виктор лишь раздраженно дернул плечом, не желая комментировать увиденное. И так было понятно, насколько он недооценил уровень сложности миссии. Собственно, поверивший в свои силы хитокири в принципе не думал о возможности провала.

Соглашаясь на эту работу, Санитар в основном мечтал о поднятии уровней, рассчитывал опыт, который ему капнет после зачистки сотен зомби, да, пожалуй, пытался прикинуть, где и из чего могли возникнуть артефакты. Это, конечно, не физико-химические и административные корпуса, как на Кулакова, но необычного оборудования хватало и здесь.

Риск же… никуда он не делся. Но в этот раз, по крайней мере, спину Санитара будут прикрывать напарник и другие наемники. Вдобавок снаряжение и баффы церковников! Так что о задании Виктор думал без эмоций. Прийти, уничтожить все немертвые формы жизни, уйти. В плюсе – очки опыта, трофеи и уровни навыков. Еще и очищенный город в довесок: все встреченные игроки хором называют корпуса СКФУ самым большим рассадником нежити в Ставрополе. Вот только открывшаяся перед Санитаром картина была чересчур инфернальной даже по его меркам.

– Ага, я тоже охренел, когда первый раз увидел, – Хмыкнул язычник, похлопав по плечу недовольно сопящего напарника. Тот вздохнул, свесил с крыши здания ноги, и снова взялся за бинокль, тщательно изучая территорию впереди. Видно было не все и не везде, но Виктор хотя бы знал куда смотреть: в одном из таких корпусов одно время училась его девушка. А вид сверху еще больше облегчал наблюдение за нежитью – можно было не опасаться быть замеченным.

Весь институтский корпус представлял из себя несколько огромных зданий, частично соединенных между собой переходами и также частично прикрытых забором. Научная библиотека, экономический и математический корпуса образовывали своим массивом огромный периметр, внутри которого пряталось несколько зданий поменьше и юридический корпус. К счастью для штурмующих, на земле не экономили, и внутренний двор представлял из себя довольно внушительную площадку. Там было где развернуться. На этом плюсы заканчивались и начинались минусы.

Нежить. Ее было не просто много. Ее было ОЧЕНЬ много. Серафим совершенно не лукавил, когда говорил, что одним монахам изгнать всю орду не под силу. Под взглядом Виктора тысячи, если не десятки тысяч обращенных непрерывно слонялись по двору, толкались в коридорах и аудиториях, то и дело падали под ноги своих собратьев на лестницах, свешивались из окон, крыш и редких машин. Парочка даже умудрилась застрять на пожарной лестнице и крыше маленького флигеля.

– Откуда здесь так много зомби? Как мы вообще собираемся пробиваться сквозь эту гребаную толпу?!

– Я ж рассказывал тебе, – Скорчил кислую мину язычник, – Наверное. Короче, за пару дней до самой жести здесь провели какое-то массовое мероприятие. То ли решили показать, что все под контролем, то ли давно запланировали и не стали отменять. Не знаю. Суть в том, что студентов так закошмарили угрозами за неявку, что пришло процентов восемьдесят. Ну, навскидку. Никто точно не считал. Плюс их знакомые, преподавательский состав, просто люди с улицы и так далее. Мероприятие-то открытое. Уж не знаю, чем они там занимались, но Сноб говорит, что в какой-то момент ВСЕ люди в актовом зале превратились в нежить. Представляешь?! Сотни людей сидят на местах, стоят за кулисами, или, там, на сцене выступают. А потом БАЦ, и вся эта кодла превращается в нежить! Мгновенно! Ну и, естественно, разбредается по всему институту.

– То есть, ты хочешь сказать, что кто-то СПЕЦИАЛЬНО собрал в зале кучу народу и обратил их в зомби? – Скептически поднял бровь Виктор, – Звучит фантастично даже для Системы. Тем более, что она тогда только-только появлялась. И ты уверен, что можно верить этому… Снобу?

– Уверен, – Хмуро кивнул Коловрат, и уселся рядом с напарником. Кованые ботинки глухо стукнули по крыше балкона, – Сноб – торговец информацией. А в нашем деле сам понимаешь – если сведения неверные или неполные, то это смерть. Понятно, что все знать невозможно, но деньги мужик отрабатывает на все сто. Честно говорит, где слухи, где подтвержденная инфа, а где просто его выводы. Про дичь в институте он, кстати, узнал сразу от трех людей разом. Кто-то был в том же институте, кто-то забрал запись с камер на посте охраны, прежде чем слинять. Один студент вообще заперся в подсобке, и заявился к Картографу неделю назад, исхудавший как узник Бухенвальда. Плюс сколько-то человек в тот момент праздно шаталось рядом и подтвердило некоторые детали.

– Ладно, я понял. Что там дальше? – Спросил его Санитар, откладывая бинокль в сторону. Новая информация требовала осмысления. Очень вдумчивого осмысления, особенно вкупе со сведениями того ученого из временной петли.

– ...А потом, сразу после обращения, ворота всех корпусов и решетки на входе просто захлопнулись, – Вздохнул адепт Перуна, – Их потом открыли, конечно, но спаслись из того ада единицы. А нежить так и осталась внутри. Не знаю почему, но большая часть зомби просто разбрелась по аудиториям или осталась в актовом зале. Снаружи их и не видно было, если не присматриваться.

– И что, никто не сообщил ментам или не выложил в интернет? – Скептически хмыкнул Виктор, – Насколько я знаю, в первые дни Катастрофы все еще более-менее функционировало. Даже в зомби не верили.

– Сообщили, конечно. А толку? Никто и не поверил. Не то что в ходячих мертвецов, а даже просто в массовое убийство. Ну сам подумай: целый корпус трупов, ха! Да это была бы катастрофа национального масштаба! Ну а раз такого быть не может, то и патрули на такую ерунду старались не слать. Доказательств ведь те, кто подал заявление, не предоставили. Было пару размазанных фото, да трансляции участников того мероприятия, которые все разом обрывались на каком-то спектакле. Никаких доказательств, только куча заявлений о пропаже на следующий день. Ну а там – пока приняли решение, пока отправили патруль. Те там и сами сгинули, вместе с кучей проникших до и после зевак или родственников погибших. В полиции, вроде, снарядили еще одну опергруппу, но там уже начало полыхать со всех сторон, и об институте забыли. А через пару дней вовсе стало не до него.

– Но это все равно не объясняет, откуда внутри столько нежити. Такое чувство, что там полгорода умертвили, – Виктор и безо всякого бинокля мог разглядеть серую, копошащуюся массу внутри периметра институтских зданий. Сплошной ковер из прижатых друг к другу тел. Прорваться сквозь них Санитар не смог бы и на десяток метров. Слишком плотный строй.

– А вот тут и начинается самое интересное, – Поднял палец Коловрат, – Начиная с какого-то момента, абсолютно всю окрестную нежить стало тянуть внутрь. Вместо того, чтобы охотиться на живых, или просто шарахаться по улицам, эти зомбаки тупо шли в институт. Видимо, жизнь их ничему не учит, – Фыркнул он от собственной шутки. То, что его напарник даже не улыбнулся, язычника ничуть не смутило, – Так до сих пор и стягиваются внутрь. Там словно излучатель какой-то работает: всякий зомби, входящий в радиус этой хрени, бросает все дела и начинает идти к ближайшему входу. Причем я лично видел случай, когда уже опрокинувший человека прыгун просто встал с бедолаги и пошел в другую сторону. И это при том, что его жертва истекала кровью как последняя свинья!

– То есть ты хочешь сказать, что внутри одного из корпусов стоит какая-то установка, которая и приманивает к себе нежить? Причем так жестко, что подавляет их первичные инстинкты, – Подытожил Санитар рассказ своего напарника, – И, возможно, именно она обратила кучу живых людей в зомби?

– Эм, если коротко, то да. Собственно, у нас и задача будет – найти этот артефакт или устройство, да зачистить три конкретных здания – библиотеку, экономический и юридический корпус. Насколько я понял, самые опасные твари собираются именно там. А простые обращенные или даже прыгуны с ленточниками рассыпятся от одной ауры благодати, если план Доминика удастся. На них даже тратить силы не надо, тупо продержать подольше или заблокировать. А, и насчет толпы этой не беспокойся – церковники, гм, божатся, что доставят боевые группы прямо в здания.

– Не помню, чтобы у Новых Христиан были вертолеты или бронетехника для таких смелых заявлений, – Буркнул Виктор, но продолжать тему не стал. Гадать здесь можно бесконечно, а все детали расскажут на вечернем собрании уже через несколько часов.

– Да хрен их знает, этих хитрожопых попов, – Коловрат поднялся на ноги и с наслаждением потянулся, хрустя суставами, – У них в загашнике может держаться абсолютно любая гадость. Меня больше волнуют наши шансы на выживание внутри. Удалось что-нибудь рассмотреть?

– Не так уж и много, – Признался Виктор, также вставая с холодной черепицы, – Мой навык так далеко не достает, а подходить ближе… если вся эта срань вдруг сагрится и побежит за мной, то монахи первые меня потом на кресте и распнут. Если вся эта куча нежити не успеет первой.

– Тоже верно, – Задумчиво почесал щетину язычник, – Так ты хоть что-нибудь сумел выяснить?

– Хоть что-нибудь – сумел, – Кивнул Санитар, – Например, что на крышу и верхние этажи библиотеки лучше не лезть. Совсем. Уж не знаю, кто там свил гнездо, но сломать стену и сделать из блоков какую-то берлогу не под силу даже армированным бугаям. Разве что тем, которые под четыре метра, но там логово явно меньше.

– Ты уверен, что это не просто груда обломков? – Напрягся Коловрат. Еще бы, сам-то он на осыпавшийся угол здания внимания не обратил. Очень зря.

– Уверен. Ты просто не стал рассматривать эту мешанину подробно. Вон, некоторые бетонные блоки явно обтесаны чем-то, другие – подогнаны один к другому, третьи в принципе не могли так лечь от взрыва: упали бы во внутренний двор. К тому же у монстра есть вкус: если поставить ночное видение, то в глубине можно разглядеть "украшения".

Коловрат поднес бинокль к глазам, чуть повозился с настройками, а потом с чувством выругался. Странно, но в наступающих сумерках с помощью ночного визора было видно куда больше деталей, чем при свете дня. "Гнездо" тут же обрело вид и форму. Неизвестное сооружение из деревянной мебели и бетонных обломков занимало немалую часть крыши и угловое помещение снизу. Кое-где виднелись обрывки штор, какие-то яркие флажки или плакаты, но в качестве главных элементов декора выступала вяло шевелящаяся нежить.

Придавленные под потолком ловчие, чьи языки привязали к балкам протянув что-то вроде канатов под потолком. Прыгуны, висящие на этих канатах, как фигурки самолетов в квартирах любителей моделирования, всевозможные кости – как человеческие, так и нет. Было и множество других "экспонатов". Какие-то легко просматривались в бинокль, другие – находились в глубине и угадывались лишь по очертаниям.

Однако больше всего напарников поразили два посаженных на железные колья бугая. Все еще живые туши время от времени колыхались и вздрагивали, дергая руками и корпусом. Словно от разряда электричества. Вдобавок, их поставили слишком близко друг к другу, так что со стороны создавалась иллюзия драки. Сжатые на чужих плечах руки, зверское выражение на мордах, едва заметные покачивания – все это напоминало то ли сцену из фильма про единоборства, то ли бои без правил в киберпанк антураже, то ли изображение греческого панкратиона. Предельно гротескное изображение, стоит отметить.

– Окей, в библиотеке точно не стоит высовываться, – Послушно кивнул Коловрат, возвращая другу бинокль. Увиденная картина его не проняла: после обороны ЦУМа и приключения с Вендиго нервы язычника приближались по прочности к стальным канатам. Но и игнорировать такой тревожный знак он не стал.

– К сожалению, больше в библиотеке ничего не просматривается. Выяснять будем на собственной шкуре, – Ответил ему Санитар, пряча бинокль в инвентарь, – Хотя, как правило, рядом с берлогами таких тварей тишь, гладь, да, хм, божья благодать. Если повезет – наткнемся только на босса. Но расслабляться рано – данных нет. С юридическим корпусом тоже самое – он в глубине территории, надо подойти ближе, чтобы что-то понять. Просматриваются только окна и кусок входа. Он, кстати, довольно странный: крыльцо как будто плывет. Возможно мимик или что-то похожее.

– Ладно, учтем. А что во дворе и с экономическим?

– Двор как двор, сам видишь, – Пожал плечами Виктор, – Ни сантиметра свободного пространства: зомби набились как селедки в бочку. Но это может быть и хорошо. Сильной нежити среди них почти нет, а такой плотный строй исключает вероятность ловушки. Если что и было – сами давно разрядили и притоптали. Если церковники как-то расчистят нам путь, то сюрпризов на нем быть не должно.

– Судя по твоей хмурой роже, с последним корпусом не все так просто, верно?

– Верно. Он слишком напоминает мне крепость перед осадой. Помнишь, наш ЦУМ перед атакой? Похожее ощущение. Нежить слоняется не просто так, а группами, ленточников выстроили вдоль окон и подперли какими-то деревяшками, у входа пять или шесть армированных бугаев. Даже крышу защитили – вон, видишь сколько зелени? По-любому либо сами высадили какую-нибудь росянку, либо принесли из другого места, либо просто не стали убивать. Скорее третье, но мало ли. Если бы я не знал, что у зомби не бывает разумных лидеров, я бы решил… – Санитар осекся. Совершенно некстати вспомнился Координатор, управлявший атакой нежити на группку выживших. И кошмарник в убежище Серафима, владеющий членораздельной речью вместе с какими-то обрывками прошлой личности.

– Потом разберемся, дружище. Может это та установка зомбаков строит. По алгоритму, например. Или на остатках рефлексах, я хз. Надо до нее добраться, а там, с аурой благодати, мы в два счета разберемся со всеми остальными зомбаками.

– Так-то оно так, но внутри нас может ждать не просто механизм, а, например, Большой Босс. А то и вовсе новый тип разумных мертвецов. Какой-нибудь лич или вампир.

– Хватит уже страх нагонять, – Хлопнул разошедшегося напарника Коловрат, – Как встретим, так и будем думать. Мы ведь уже не можем отказаться.

– Наемники не отказываются от уже подписанного контракта? – Хмыкнув, поддел напарника хитокири.

– Нет, Вик, дело не в контракте. Я ведь в первый раз в жизни могу сделать что-то действительно полезное. Если задумка монахов удастся, то мы разом очищаем от нежити весь центр, и уничтожаем потенциально самую высокую угрозу Ставрополю. Здесь уже не до собственной шкуры.

– Да, ты прав, – Улыбнулся ему Санитар, – Мне тоже хочется в кои-то веки сделать что-то… хорошее. Пожалуй, этой атакой мы переломим ситуацию в городе. Надо только все сделать правильно.

– Рад что ты понял, – Серьезно кивнул ему Коловрат. Впрочем, на его лицо почти сразу же налезла привычная усмешка, – Ладно, Сара Коннор, пошли уже обратно. Через полчаса будет ужин, а я не хочу опоздать, и жрать суп из чечевицы и благочестия. Как раз и время собрания подойдет. К тому же, не думаю, что ты за пару часов высмотрел что-то, что не увидели монахи за месяц сидения рядом с этой хренью. Просто расслабься и получай удовольствие. Что бы это не значило.

– Тоже верно, – Пожал плечами хитокири, – Но иногда ты вставляешь клишированные фразы совершенно не к месту. Язычник хмыкнул, и начал спускаться первым, а Виктор задумчиво смотрел ему в затылок. Червячок беспокойства все еще грыз душу Санитара, однако у него действительно не хватало сведений для анализа. А если церковники и не поделятся информацией, то прикидывать способы противодействия слаженной работе нежити придется прямо во время боя.

"Ну, не самый плохой расклад. Тем более, что я и так почти все свои бои анализировал одновременно с разрубанием чужих голов и конечностей. Импровизация – великая вещь!" – Усмехнулся хитокири и поспешил вслед за напарником. Становилось уже совсем темно, а навернуться в потемках с лестницы ему совершенно не хотелось.


Глава 2. Я не понимаю зачем заниматься злословием. Если хочешь насолить кому-либо, достаточно лишь сказать о нём какую-нибудь правду. (Фридрих Ницше)

Ужин двум друзьям подали сразу в номер. Он был готов сразу, как только взмыленные напарники опрокинули на себя пару ковшей холодной воды и переоделись в чистую одежду. Церковный служка разогрел нехитрые блюда, и даже добавил к монастырской еде совсем не монастырское вино. Впрочем, пить его не стал ни один, ни другой путешественник.

– Черт, ну и дрянь все же эти их рыбные котлеты. Нет бы мяса какого дать… – Пробурчал Коловрат, ковыряясь вилкой в остатках еды на своей тарелке.

– Радуйся тому, что есть, – Пожал плечами Санитар. Ему пища пришлась по вкусу, – Могли бы и вовсе не кормить. Да и мясо… где ты его сейчас возьмешь? А покупать с рук я не буду ни за какие коврижки. Его ведь не отличить.

– Что не отличить? – Недоуменно спросил язычник.

– Нормальное мясо от человеческого, – Буднично ответил Виктор, – Думаю, сейчас таким торгуют все кому не лень.

Его напарник в тот момент как раз решил запить нехитрую снедь компотом. Язычник поперхнулся, отставил стакан и подозрительно посмотрел в свою тарелку. Ничего подозрительного там не было, но он все равно отложил вилку в сторону.

– Вечно тебе надо всякую дрянь за столом рассказать, – Пробурчал наемник. Коловрату хотелось поспать, выпить, пусть и дешевенькое вино. А лучше – прижать в уголке какую-нибудь милашку из работающих при церкви специалистов. Жаль, но дотошный напарник не даст сделать ни того, ни другого, ни третьего – раз уж до собрания осталось меньше часа.

– Давай потихоньку выдвигаться, – Предложил Санитар, вставая из-за крошечного стола, – Все равно пока делать нечего. А так – раньше начнем, раньше закончим.

– И то верно, – Вздохнул Коловрат, бросая тоскливый взгляд на бутылку крымского сухого, – Хотя все равно придется сидеть там хренову тучу времени. Этим святошам лишь бы языками почесать.

Выйдя из комнаты, Виктор оглянулся в поисках монаха или служки, но, ожидаемо, никого не нашел. Видимо, гости должны были и сами знать, куда идти.

– Придется нам искать место самим, – С раздражением отметил Санитар. Все слова Серафима о расположении залов и комнат он благополучно пропустил мимо ушей, понадеявшись на напарника. Очень зря, судя по его недоуменной физиономии.

– Да ладно, сказали же – в правом крыле. И Серафим вроде упоминал, что на собрании будет его ученик – то ли Андрий, то ли Сандро.

– Как будто я его запомнил, – Закатил глаза игрок.

– А тебе и не надо. Ты ж видел всех троих, когда монах нас встретил. Почуешь кого знакомого – значит нам туда.

– Как у тебя все просто, – Покачал головой Виктор. Но план был неплохим, и спорить он не стал. Других вариантов у них все равно не было.

Не теряя времени зря, двое друзей тут же направились в один из коридоров, ведущих в северное крыло. Он вывел их на развилку, из которой они пошли направо, но тут же уперлись в какую-то невидимую пленку, не пустившую чужаков на охраняемую территорию.

– Видимо личные кельи монахов или хоромы главнюков, – Решил Коловрат, – Ну или страшные казематы. Похрен, все равно поворачивать.

Санитар пожал плечами и без вопросов свернул в другую сторону. Та тоже не была верной – она окончилась странным тупиком без всяких дверей или элементов интерьера.

– Что за гребаный лабиринт?! Не могли сразу сделать указатели или карту, куда нам идти? Я согласен даже на дурацкие стрелки на стенах! – Возмущался язычник все те минуты, что они брели обратно к развилке. Странно, но двум напарникам ни разу не попались на глаза ни священники, ни наемники, ни какие-либо другие люди. Тишь, гладь, да Божья благодать.

– И куда они все подевались? Обычно от всяких фриков не протолкнуться… – Ворчал Коловрат. Его напарник периодически замечал своим "контролем пространства" группки людей за дверями или стенами, но говорить об этом не стал. И так понятно, что каждый свободный человек занят подготовкой к рейду.

И лишь один раз Виктор не только почувствовал, но и услышал за стеной чужие голоса. Слитный гул от молитвы десятков монахов звучал так громко, что резонировал под сводами зала и распространялся оттуда во соседнюю комнату и коридоры. Коловрат уже хотел было зайти, чтобы узнать дорогу, но Виктор потянул его прочь, поспешив пройти этот участок как можно тише. Парень неожиданно смутился не предназначенным для чужих ушей таинством. Пусть в Бога он и не верил, но прерывать так служителей культа показалось ему слишком грубым.

– Вроде бы здесь, – Неуверенным голосом сказал Коловрат, когда двое друзей, попетляв еще несколько минут, вышли в просторный холл.

– Тут только навскидку пять или шесть аудиторий. Какая из них наша? – Раздраженно спросил Санитар. И сказал, прежде чем его напарник успел открыть рот:

– Нет, я не чувствую здесь никого знакомо… – Он замер. Его "Абсолютный контроль пространства" засек троих людей, что приближались к ним откуда-то спереди. Но там не было ничего, кроме сплошной стены!

– Трое впереди. Похоже на какой-то тайный ход, – Бросил Виктор, прежде чем приникнуть ухом к кирпичной стене.

– Вроде бы что-то говорят, но я не могу разобрать ничего конкретного, – Вздохнул он, делая шаг обратно, – Только шепот и какой-то скрип.

– Я даже голосов не услышал, – Удивленно посмотрел на него напарник, – Ты уверен, что тебе не почудилось?

– Уверен, – Пожал плечами Санитар, – У меня базовые характеристики прокачаны намного лучше засчет навыка и самого титула. Возможно, они как-то влияют и на органы чувств. Даже наверняка влияют. Но это все лирика. Что будем делать?

– Они все еще куда-то идут? – Вопросом на вопрос ответил Коловрат.

– Нет, стоят на месте, – Сказал Виктор на секунду прислушавшись, – Видимо беседуют о чем-то. Но никого из них я еще не встречал – ауры незнакомые. Да и вообще, какая разница? Мы на собрание скоро опоздаем!

– Да не парься ты так. Без нас не начнут, – Подмигнул ему наемник, – Тем более сейчас, когда мой долг, как более опытного и умелого товарища, зовет помогать молодым да ранним, – Ухмыльнулся язычник, и вытащил из инвентаря две уродливые, извивающиеся колбасы телесного цвета.

– Это что за покемон? – С брезгливостью и опаской покосился на странные артефакты Санитар.

– Удлинители ушей, – Гордо пояснил язычник в ответ и получил скептический взгляд от хитокири, – Да не напрягайся ты так. Вещь испытанная! Они позволяют услышать гораздо больше, чем можешь ты сам. Очень полезная фигня, я ими пользуюсь, когда приходится спускаться куда-то в подвал или идти одному в незнакомый дом. Прослушиваю комнаты, прикидываю маршрут… Мы так с командой часто делали, особенно поначалу. Правда, в последнее время, я совсем забыл об этих штуках, – Коловрат виновато улыбнулся и поболтал длинными сосисками в своей руке. Виктор в который раз поморщился и вздохнул, протягивая руку.

– Что, они действительно помогают… А, ладно, давай его сюда, – Санитар взял из рук напарника уродливый артефакт, и приложил его к стене. Другой конец он, поколебавшись секунду-другую, все же прислонил к своему уху. К счастью, ничего странного это… этот предмет не делал. Зато слышимость тут же возросла на порядок. Голоса из едва заметного шепота превратились в четкие, прекрасно слышимые фразы.

– Люблю тебя, сэмпай, – Хмыкнув, показал Санитар большой палец своему напарнику. Тот покосился на оставшуюся в руке колбасу, скривил лицо, но любопытство победило, и он встал рядом со вторым артефактом.

– … Назначил комендантом на время отсутствия. – Четко прозвучал в "удлинителях" размеренный мужской голос.

– Это же нонсенс! Нам невероятно повезло, брат Феодор! Ну кто бы мог подумать, что Доминик согласится на это предложение?! – В отличие от первого, этот человек был явно моложе и куда нетерпеливее. Его звонкая юношеская трель звучала быстро и словно бы взахлеб.

– Ты мне уже почти час талдычишь одно и тоже разными словами, – Прервал его раздраженный голос Феодора, – Уймись уже, брат во Христе.

– Но как же..! – Виктор был готов поклясться, что говорливый монах всплеснул руками, – Что значит это странное решение, если не промысел Божий? Сам Господь вызвал помутнение рассудка у католического антихриста!

– Вы в наши игры Творца не вмешивайте, брат Остап, – Раздался третий голос. Сухой и скрипучий, он, тем не менее, был преисполнен такой убежденностью и внутренней силой, что напряг даже высокоуровневого убийцу. Что и говорить о неизвестном Виктору Остапе, которого "понесло". Бедный священник заткнулся так внезапно, словно проглотил язык.

– Доминик поступил верно, если не знать пары деталей, – Неспешно продолжил беседу обладатель старческого тенора, – Да, назначение брата Александра исполняющим обязанности патриарха странно и подозрительно. Но, кроме Серафима и Жозефа, других авторитетных людей нет. Первый необходим бывшему архиепископу на передовой, второго же совершенно не знает паства. А значит, остается только наш с вами истинный лидер.

– Но ведь Доминик не может не знать о зреющем внутри расколе… – Робко возразил ему мужской голос.

– Оппозиции, брат Феодор, называйте это оппозицией, – "Мягким", "отеческим" тоном поправил собеседника старец. Вот только от проскользнувших в нем холодных ноток передернулся даже Коловрат.

– Мы не собираемся откалываться, как сделали в семнадцатом веке эти "Люди древлего благочестия", – Проскрипел старый монах, – Проклятых раскольников нужно было сразу выжигать каленым железом. У Новых Христиан другая ситуация – мы лишь возьмем принадлежащее нам по праву.

– Я понял, отче, – Тихо ответил Феодор, – Но вы не объяснили, почему этот испанец все же поставил своим заместителем именно брата Александра. Недовольство прихожан можно и потерпеть, раз уж Серафим настолько незаменим.

– Можно, – Спокойно ответил "отче", – Но лучше не стоит. Один Жозеф все равно ничего не сделает, если мы будем отдавать приказы крестоносцам и остальной пастве через его голову. В конце-концов, его репутация играет против него. Так что Доминик поступил правильно, тем более, что он перестраховался: кроме преданного лично Александру десятка боевых братьев и дюжины нейтральных крестоносцев он оставил и группу Келаря. Их почти два десятка, да еще и наши болванчики подчиняются напрямую ему, а не временному лидеру.

– Я не знал про это, – Угрюмо сказал Феодор, а Остап тихо ахнул, все-таки не удержав язык за зубами.

– Но какой тогда смысл? Зачем мы радовались, зачем строили планы, зачем, – Запричитал молодой монах.

– Уймись уже. Сейчас отче нам все объяснит, – Рыкнул мужчина на своего товарища. Впрочем, и в его голосе Виктор различил неуверенные нотки.

– Все просто, братья. Келарь с самого начала был предан мне и только мне, – Торжественно объявил старый священник. Дождавшись, пока пройдут радостные возгласы, он продолжил:

– Таким образом, мы легко возьмем власть сразу, как только Доминик завязнет в сражении за институт. Нет, не так: мы возьмем власть тогда, и только тогда, когда он превратит во второй алтарь тот артефакт. Скажу вам больше – у нас есть возможность устранить наглого иностранца практически в любое время. Так что повод для радости у вас действительно есть.

– Это просто замечательная новость, отче, – Сразу отозвался Феодор. Однако, помолчав, он осторожно спросил:

– Но как же быть с Алтарем? Ведь управлять им может только испанец. А без ауры святости, усиления молитв и остального вся наша затея не имеет никакого смысла!

– Хороший вопрос, брат мой. Но поэтому я и сказал, что мы поднимем бунт только после получения артефакта: сдвоенный Алтарь должен усилиться настолько, что будет расти самостоятельно. Как и выполнять все уже заданные функции. Оператор ему будет не нужен.

– Не нужен? Но подождите, отче… – Вмешался Остап, однако, судя по сдавленному всхлипу, тут же получил в живот чем-то тяжелым.

– Не раскрывай рот, пока тебе не будет позволено, возлюбленный брат мой, – Проскрипел его собеседник, – А то я лично наложу на тебя епитимью.

Остап сдавленно квакнул, закашлялся, но больше ничего говорить не стал. Разве что головой закивал, но этого Виктор увидеть не мог.

– И все же, нам бы хотелось подробностей, отче, – Учтиво попросил старца Феодор.

– А подробности вам ни к чему, – Отрезал старик, – Вам нужно знать лишь самый общий план: сперва мы во всем помогаем Доминику: собирать отряды, отоваривать наемников, расчищать площадь у корпусов. Будем молиться все первую фазу. Потом, когда от нас уже ничего не будет зависеть, продолжим выполнять свои обязанности и одновременно с этим ждем условного сигнала от моего человека. Как только он даст знак, или Алтарь резко начнет усиливаться – мы захватим власть. И пускать обратно в церковь будем только тех, кто признает Александра истинным Патриархом. Остальное вам знать не нужно. Вы поняли, что я…

Виктор резко оторвался от стены и машинально закинул мерзотный удлинитель ушей в инвентарь. Спустя долю секунды его примеру последовал и Коловрат, потревоженный резкими движениями напарника.

– Что случилось, Вик? – Недовольно спросил он, но тут же осекся, когда из-за поворота выскочил взмыленный служка.

– Ах, вот вы где! А я вас везде ищу, уважаемый Коловрат, Санитар, – С облегчением вздохнул он, – Прошу вас, идемте со мной. Собрание начнется через десять минут. Почти все уже собрались.

– Что будем делать? – Шепотом спросил у напарника Коловрат, пока они шли вслед за спешащим впереди монашком. Полученная информация выбила язычника из колеи, и теперь он лихорадочно думал, что ему предпринять дальше: бить ли тревогу, броситься ли искать Серафима, или вовсе пустить все на самотек, надеясь на извечный русский Авось.

– Как что делать: если это лето – чистить ягоды и варить варенье; если зима – пить с этим вареньем чай, – Хмыкнул на его реплику Санитар. Паника друга его только забавляла. В отличие от Коловрата, он не видел в услышанном ничего сверхъестественного: очередная борьба за власть. Сколько таких было, сколько еще будет?

– Хватит своих философов цитировать, – Прошипел ему разозленный адепт Перуна, – Я тебя серьезно спрашиваю! По конкретному делу! Ты хоть представляешь, в какое дерьмо мы только что вляпались?! Да я с самой Катастрофы церковников знаю. С их предыдущим лидером один коньяк вместе пили! А тут такое!

– Ну и что ты предлагаешь? – Холодно спросил напарника Виктор, – Если они поймут, что их планы раскрыты, то вместо относительно бескровного переворота начнется бойня. И тогда Новым Христианам как группировке точно придет хана. Независимо от того, кто в итоге выиграет кресло патриарха. Это что касается священников. Мы же, в свою очередь, не то что обещанного не получим: еще и ввяжемся в чужой конфликт, пропустим шанс поднять уровни в институте, а в худшем случае – нам будет полностью закрыт доступ на их территорию. Про потерю времени и повышенную опасность тоже забывать не стоит.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю