332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Магдалина Шасть » Камнем в небо » Текст книги (страница 1)
Камнем в небо
  • Текст добавлен: 28 апреля 2020, 05:30

Текст книги "Камнем в небо"


Автор книги: Магдалина Шасть




Жанр:

   

Медицина



сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 1 страниц)

Иногда в жизни случаются вещи, которых совсем не ждешь. Когда ты целеустремленно и решительно пытаешься подстроить изменчивый мир под себя, но вместо этого оказываешься скомканным, как кусок исписанной бумаги, брошенной мимо урны, на задворках жизни. В эту минуту ты ясно и болезненно осознаешь, что без своих смелых и грандиозных целей, которые так и остались нереализованными планами, без сил и вчерашней незыблемой веры в самого себя ты всего лишь маленькая одинокая песчинка, слабое ничтожное существо, дерзнувшее уверовать в собственное всемогущество, но получившее пяткой действительности под обтянутый кожей ребра.

Еще вчера ты был на коне и у тебя все, казалось, получалось. Да, вечерами ты чувствовал себя немного более уставшим, чуть более выжатым, периодически тело ныло то тут, то там, но разве это не пустяки, по сравнению с тем, что ты вот-вот начнешь жить так, как того заслуживаешь: припеваючи? Вот-вот. Еще чуть-чуть. Немного поднапрячься. Главное, не расслабляться. Возможно, уже завтра ты покажешь им всем, что значит жить! Пусть сегодня ты еще не живешь, но у тебя есть все, почти все, чтобы жить. Жить так, как ты того хочешь. Это ли не счастье?

Но наступает завтра и тебя начинает корежить. Вместо того, чтобы жить ярко, бодро и счастливо, день ото дня ты печально и мучительно выживаешь, едва справляясь с нарастающим недомоганием, тщетно надеясь, что просто не выспался, устал или отлежал руку. Наконец, вымотанный и тревожный, ты обращаешься к врачу и начинается тихий ад беготни по специалистам, поликлиникам, стационарам и консультативным центрам. Вначале, чтобы поставить диагноз, затем, чтобы этот диагноз опровергнуть. Но диагноз уже есть.

Здесь нет какой-либо фатальной случайности в виде выезда автомобиля на встречную полосу, ожога едкой щелочью из мести ревнивого партнера, пьяной драки с переломом основания черепа или обрушения дома во время землетрясения. Весь мир остается прежним, но лишь ты выходишь из строя самым предательским, нелепым способом. Даже доли чьей-либо вины, неблагоприятного стечения обстоятельств, непреодолимой трагической силы, возможности проявить себя героем либо вызывающей сочувствие жертвой здесь нет. Ты просто банально заболел. И это навсегда.

Хронические заболевания отличаются длительным и волнообразным течением. Периоды обострения сменяются ремиссиями различной продолжительности, случаются прогрессирующее и стабильное течение, реакция на лечение вариабельна. Но главное, что объединяет все эти досадные неприятности, это снижение качества жизни, временная, и даже стойкая нетрудоспособность, то бишь инвалидность, и долгие-долгие годы поисков волшебной таблетки, возвращающей в жизнь радость и избавляющей от боли.

Хуже всего приходится тем, чье заболевание бросается в глаза окружающим. Наравне с хронической болью это причина психических нарушений в виде депрессивного синдрома, социофобии, социальной дезадаптации, выливающихся в суицидальные настроения и даже самоубийства.

Не тешьте себя иллюзиями, человек может совершенно искренне смеяться над своей немощью сегодня, а завтра, как бы между прочим, обыденно наложить на себя руки от отчаянья. Поэтому смеяться вместе с ним не стоит. Ну, не тот это повод. Не тот.

Некоторое время назад я тоже была полна всяких разнообразных планов, надежд и иллюзии своего всемогущества. Я абсолютно верила в то, что болезнь это не про меня, что люди, которые необоснованно часто приходят ко мне на прием, излишне мнительные и тревожные. Ведь, по стечению обстоятельств, я работаю врачом амбулаторной практики и мне не пристало болеть, тем более так отвратительно заметно.

По закону подлости, боль подкралась ко мне тогда, когда жизнь, благодаря немалым, надо сказать, усилиям, стала, наконец, налаживаться и появился повод гордиться своими долгожданными успехами, освободилось время для реального смакования жизни, а терзавшие душу условности отступили на задний план. Как будто натянутая до предела резинка вдруг лопнула… В мытарствах загнанного зверька я даже не почувствовала, что неумолимо приближаюсь к пропасти, поэтому накрывшая меня волна физического несовершенства сбила меня с ног и утащила в бездну мрака.

Первое, что пришло в голову, это то, что пациенты уйдут к конкурентам. Среди сотен других возможных тревог: о себе, своей привлекательности, налаженном быте и утерянных возможностях, я задумалась о том, что проиграю другим, как профессионал.

Первое время я даже знать ничего не хотела о своем заболевании, настолько нелепым оно выглядело. Врачи пытались выяснить, что явилось спусковым крючком функционального сбоя головного компьютера, а я совершенно искренне утверждала, что ничего особенного со мной не происходило. Позднее, по мере присоединения все новых симптомов, когда появилось время прислушаться к себе, я вспомнила, что уже добрую кучу лет я почти без передышки воюю с окружающими меня близкими людьми за право жить под солнцем и отгребаю за свое инаковость по полной.

Когда мне особенно плохо, я начинаю ненавидеть тех, кто пытался усадить меня дома, сделать удобной и безхребетной, потому что это им удалось. Не знаю, какими молитвами, возможно моими же, я оказалась выброшенной на берег рыбой без права распоряжаться собственным телом, маленьким ничтожным существом во враждебном мире сломанных судеб.

–Может, мне лучше сдохнуть? – кричала я, – Тогда ты, наконец, успокоишься?! Лучше тебе будет, да?! Лучше сдохнуть мне? Да? Скажи! Может заболеть мне, чтобы тебе было хорошо?! Я больная никуда не смогу уйти. Лучше тебе будет, да?

Ну, что сказать? Ведьма. Ублажила, так сказать, сама того не желая. Накаркала. Вот и не верь после этого в магию намерения.

Конечно, я не сдохла. Моя слишком быстрая смерть мир бы не устроила, потому что это время придет много позже, а заболеть, чтоб наказать, показать им всем… по факту, существенное ухудшение наблюдается лишь в моем мире… Пожалуйста, милая колдовка.

Остается надеяться, что в обратную сторону моя магическая сила тоже распространяется. Думаю, да. Но как мир повернется ко мне лицом, если я все время буду ныть, что мне плохо? Ведь он, как запаздывающее зеркало отражает лишь мое видение реальности. Когда чувствуешь себя плохо, убедить себя в том, что тебе хорошо, практически невозможно, поэтому и в зеркале отображается невнятное, но попытаться взломать систему контролирующих мозг убеждений, и увидеть удачу там, где другие видят лишь поражение, почему бы и нет?

Болезнь изнутри и снаружи

Там, внутри, все не так. Когда она накрывает тебя своим жестким, как зачерствевший батон, колпаком, ты уходишь в иное измерение параллельного привычному мира. Солнце, сквозь призму твоего физического страдания, становится тусклым, листья на деревьях скукоживаются, воздух леденеет, а люди… люди превращаются в монстров.

Больных принято жалеть. Ну или подсмеиваться. По-доброму. Ведь ты такая забавная, когда скрюченная и несчастная, строишь странные гримасы, в тщетных попытках пройтись по коридору до туалета. Или до магазина. Или на работу. Особенно на работу. Ведь всем известно, что больные на работу не ходят. А поскольку ты до нее доехала и сидишь, вон, на стуле, значит не такая уж ты и больная. Хорош придуриваться. Выглядишь смешно! Слышишь ты, эй?! Смешна ты, говорю, в своих попытках вызвать жалость! Таблетку выпей, в конце концов. У тебя трудовые обязанности, дорогуша, должностные инструкции, регламент, расписание и план-заказ. Больничный? Ты с ума сошла? Зачем нам такие работники? Увольняйся и дома сиди, раз немощная слабачка, бла-бла-бла.

Про увольнение я преувеличила. Здравомыслящие люди, особенно работающие в сфере Здравоохранения, прекрасно понимают, что сделаны из плоти и крови, поэтому, на всякий случай, берегут свою карму и с удовольствием выражают тебе сочувствие.

–Сидорова? Да какой она работник, никакой, с больничных не вылазит, – осуждающе скажет начальница, когда ты спросишь о трудовом потенциале некой Сидоровой.

–Ну я как бы тоже, э…, – начнешь извиняться ты, смутно чувствуя, как запущенный в Сидорову, камень летит аккурат в твой огород, – Болею часто.

–Ты другое дело, конечно, ах-ах-ах, хи-хи-хи, я тебя не имела ввиду, – человеку явно некомфортно, но факт остается фактом. Ты ничем не лучше этой нерадивой Сидоровой, будь она неладна, поэтому вечерняя истерика с распухшими к утру веками уже не за горами.

“Держи себя в руках”.

Эту фразу любят повторять свидетели чужой истерики и их можно понять. Лично я ненавижу, когда люди плачут, но не потому, что это нелепо. Все запрограммированное природой нормально и обыденно. Расстроился – поплачь, спусти пар. Но лучше в одиночестве. Я ненавижу чужие слезы, потому что теряюсь и не знаю, что предпринять, чтобы мое сердце не разорвало резонансом. Вид рыдающего навзрыд взрослого пугает. Это какой-то подсознательный момент, животный инстинкт, сигнал опасности. Возьми себя в руки, тряпка. Никому не хочется видеть твою слабость. Она слишком напоминает нам о своей собственной уязвимости.

Поэтому рыдаем мы редко. Тогда, когда жизненной боли накопилось столько, что соленая вода в священном кубке нашей души проливается через край. Или на похоронах. Там принято.

Знаете, я настолько привыкла всю жизнь держать себя в руках, даже в тисках, чтобы сохранять внешний лоск, достоинство и чертову вежливость, что все чаще подозреваю, что вышедшее из-под контроля тело мой единственно возможный способ достучаться до мозга о желании отпустить уже себя на волю и дать, наконец, телу делать то, что стыдно: плакать, ныть и быть слабым.

“Будь сильной”.

У этой фразы бывают варианты. Ты же сильная. Вы же вон какая. Кремень. Глыба. Не раскисайте. Вам же еще в руках себя держать. А как вы себя держать будете-то, если каши с утра мало поели?

Когда человеку реально плохо, ему нет никакого дела до твоей силы-слабости и прочей шелухи, лишь бы гребаный колпак сбросить, поэтому воспевают силу исключительно пациенты в состоянии ремиссии и относительно здоровые лица, хотя, по большому счету здоровье – и есть стойкая ремиссия.

Честно говоря, я вообще никакой не кремень. Я даже не представляю, как он выглядит. А на больничный не иду, чтобы меня не осуждали работодатель и коллеги, какая уж там сила, а? Зависимость от чужого мнения. Чувство мнимой вины. Нерешительность. Вот и все.

Пожалуй, нужно проявить волю и сделать то, что просят. Иногда послать все и всех к черту и уйти бывает гораздо сложнее, чем строить из себя никому ненужный гипотетический кремень, а на деле дрожащую перед страхом осуждения тварь.

Монстры в нашей голове.

Любопытное наблюдение из серии “изнутри и снаружи”. Выходя из состояния раненного зверя, я начинаю воспринимать окружающий мир в более теплом и миролюбивом свете. Оказывается, коллеги рады меня видеть, начальница сочувственна и приветлива, а партнер дарит охапку благоухающих тюльпанов, чтобы я просто улыбнулась, и увозит в счастливые дали погреть косточки на раскаленном песке у самого черного моря… Ну, возможны варианты…

Я это к чему? Может и не было вокруг осуждающих мою немощь монстров?

Провела эксперимент. Ну как эксперимент, так само получилось. Я настолько разболелась, что забыла о том, что ко мне придут люди, некие люди, все равно кто, и добравшись до дома, банально и безответственно уснула. Обещать и не выполнить обещание настолько на меня не похоже, что даже волосы на голове шевелятся. Как же можно так? Подвести? Ай-яй-яй! Чей это голос в моей голове? Неужели мой? Безобразное поведение. Безобразное.

Думаете, кто-то из этих людей хоть каким-то образом пострадал из-за моего отсутствия? Меня поняли, абсолютно приняли сложившуюся ситуацию и действовали согласно предложенным мной условиям. Незаменимых людей нет. Попытка человека, неконтролирующего собственное тело, контролировать все и всех, в том числе жизнь и здоровье других людей, попахивает бредом величия.

Злость или отчаянье.

Почему больные люди часто невыносимы в общении? Почему нельзя просто лечь и молча лежать, не пытаясь выносить окружающим мозг? Если бы все в жизни было удобным, человек, возможно, до сей поры бегал бы в набедренной повязке с палкой-копалкой в руках. Или и вовсе голенький и без палки. Пока есть проблема будут шнырять шарики в голове, приходить идеи и находиться решения.

Ненависть к тому, кто может ходить, бегать, заниматься спортом, встречаться с друзьями, кокетничать с мужчинами гораздо более логична, нежели любовь. В конце концов, пока в тебе присутствует остов, ты можешь испытывать сильные, пусть и негативные, эмоции. Когда силы уходят, уходит ненависть, зависть, злость и жизнь.

По сути, гражданину, оторванному от возможностей большого мира, просто некуда тратить оставшуюся с лихвой психическую энергию. Если человек изначально был конфликтным, он стопроцентно будет задевать и провоцировать вас, потому что больше некого. Если любил жаловаться, будет обвинять и жаловаться вначале вам, потом на вас, благо – поводов это делать у него предостаточно. И, если вы склонны подсаживаться на чувство вины, то, будьте уверены, что очень скоро начнете своего родственника ненавидеть, жалеть, потом снова ненавидеть, но уже себя. Не удивляйтесь, если станете чуть больше уставать, чуть дольше восстанавливаться и однажды проснетесь абсолютной развалиной.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю