332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Людмила Закалюжная » Рассвет после смерти (СИ) » Текст книги (страница 7)
Рассвет после смерти (СИ)
  • Текст добавлен: 10 июня 2021, 11:32

Текст книги "Рассвет после смерти (СИ)"


Автор книги: Людмила Закалюжная






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 16 страниц)

Глава 14

Луиза

Джеймс извинился перед матерью, что не сможет присоединиться к чаепитию, потому что мистер Харли ждал его, но пообещал отужинать с нами. Учитель танцев тоже вышел вслед за графом, он попрощался со мной и сказал, что придет завтра в это же время.

– Мистер Баритоно лучший учитель танцев в Лондоне, его хвалят все маги и нам повезло, что он согласился нам помочь. – сказала Аннабель, провожая взглядом итальянца. – Думаю к балу с помощью Стефано, ты будешь танцевать не хуже любого мага.

– Надеюсь. – улыбнулась я будущей свекрови. Мы вошли в малую гостиную, где нас уже ждала Арабелла.

– А где Джеймс? – спросила она.

– С мистером Харли в кабинете решает какие-то дела. – ответила Аннабель. – Давно мы не устраивали большой праздник, да доченька?

– Да. – с улыбкой подтвердила моя будущая золовка, наливая всем чай.

– Больше всего на балу я побаиваюсь чтецов и зрячих, как-то не хочется, чтобы незнакомые маги знали обо мне больше меня самой. – сказала я, делая глоток. – Мммм, как чудесно после занятий танцами выпить хорошего чая.

– Согласна. Мы англичане знаем в этом толк. – Аннабель прикрыла глаза и вдохнула аромат, дымившийся над чашкой. – Но тебе не стоит переживать на счет чтецов и зрячих.

– Почему?

– Потому, что. – ответила Арабелла. – Когда большое скопление магов, мы отключаем свои способности, иначе чтецы просто оглохнут от мыслей толпы, а мы зрячие вместо живых будем видеть лишь умершие души.

– Понятно, как-то я не подумала об этом. – я задумчиво посмотрела на свою чашку. В голове у меня крутился еще один вопрос, но его я не решалась задать.

– Луиза, спрашивай. Мы ответим на все твои вопросы. – мягко сказала мать Джеймса.

– А, когда мы … с Джеймсом …как вы …узнаете, что …мы стали …обладателями двух … сил? – у меня не поворачивался язык сказать, что мы соединимся, я и так покраснела от своего вопроса.

– Пара уединяется в таком месте, где никого не будет.

Мое сердце часто билось и щеки горели от смущения, но я внимательно слушала свою будущую свекровь.

– Потому, что во время соединения вокруг пары собирается такой мощный поток энергии, который может навредить окружающим, что будут находится рядом. В это время маги обмениваются своей силой, происходят изменения в структуре каждого дара. У меня нет слов, чтобы описать все ощущения, которые вы с Джеймсом почувствуете. Когда произойдет ваш союз, магия моего сына будет привыкать к тебе, а ты будешь учиться управлять ею. Двойной дар выйдет за пределы твоего энергетического поля, поэтому в течении месяца окружающие будут видеть вокруг тебя всполохи силы в виде молний. В это время твоя магия будет наиболее сильна.

– А бывало такое, что пары не соединялись? – я не могла не задать этот вопрос. У Джеймса была красивая невеста и порой я думала, что он тоже сомневается, как я. Ведь мы были незнакомцами друг другу и не сидела бы я здесь с Арабеллой и Аннабель, если бы не была его парой.

– Нет, такого не было. Но я слышала о случаях, когда соединение не произошло, а один маг из пары погибал. В таком случае он продолжал жить дальше.

– А если… – но я замолчала мне стало неудобно задавать такой вопрос Аннабель.

– Если маг умер после соединения, как в моем случае? – задала за меня мой вопрос себе мать Джеймса. Арабелла же притихла и внимательно слушала нас. – Никто не сможет стать для меня вторым Майклом, он будет жить в моем сердце всегда, я знаю мы обязательно встретимся, мой муж ждет меня там. – она показала пальцем наверх.

В гостиную зашел граф, он внимательно оглядел нас. Аннабель с застывшими в глазах слезами, задумчивую Арабеллу и меня с красными щеками, держащую чашку чая в руке.

– Что случилось? – обеспокоенно спросил он.

– Ничего, сынок. Женские разговоры. Пойду распоряжусь на счет ужина. – мать Джеймса вышла и мы с его сестрой переглянулись.

– Рассказывайте о чем вы тут беседовали? – снова спросил Хертфорд садясь в кресло, где еще несколько секунд назад сидела Аннабель.

– О папе. – тихо ответила Арабелла, потом вздохнула и улыбнулась нам. – Не будем больше о грустном. Впереди нас ждет грандиозный праздник.

– Который абсолютно не нужен нам с Луизой. – хмыкнул Джеймс. – Ведь так? – посмотрел он на меня, но ответить я не успела.

– Как не нужен! Джеймс! Луизу необходимо представить обществу, мама говорит, что может приехать даже король …

– Дети не ссорьтесь. – сказала, вошедшая Аннабель. – Джеймс, ты подал прошение о разводе Луизы?

– Да. Вот повестка. – он вытащил из внутреннего кармана камзола белый конверт, который протянул мне. – Суд состоится через три дня.

– Прекрасно! – засмеялась мать графа. – Значит на празднике Луиза будет уже свободна. Пойдемте ужинать, дорогие мои.

Я разглядывала конверт и не могла поверить, что через три дня я навсегда избавлюсь от ненавистной мне фамилии Сорель и буду свободна от палача. Джеймс подошел ко мне, чувство счастья моей магии передалось и мне. Я смотрела в зеленые глаза искателя, осознавая, что начинала привыкать к графу. Первые мои страхи прошли, но я все еще робко вложила свою руку в протянутую ладонь Джеймса. Также робко и неуверенно, я открывала для него свое сердце, осторожно, боясь пораниться, боясь ошибиться.

– Встретимся в моем кабинете, когда моя сестра и мама пойдут спать? – шепнул мне граф.

Но ждать пришлось долго, потому что если мать графа ушла почти сразу отдыхать, то Арабелла болтала и болтала без умолку. Пришлось мне сделать вид, что я устала. Пожелать ей и Джеймсу «Спокойной ночи». Подняться к себе в спальню, быстренько принять ванну, переодеться в сорочку, отослать горничную, и ждать когда Джеймс меня позовет.

Я старалась не думать о прошлом. Слишком тяжело было мне его вспоминать. Но для графа, для похищенных девушек, сделаю исключение. Возможно, мои воспоминания помогут ему их спасти. Я слышу, как кто-то скребется и тихий шепот.

– Луиза, – накидываю сверху стеганый халат и открываю дверь. За ней стоит Джеймс, он берет меня за руку, и мы спускаемся вниз. Когда-нибудь, я могла подумать, что буду так счастлива? Раньше мне казалось, что впереди меня ждет только неизвестность и мрак. А сейчас, меня держит за руку мужчина, который мне нравится, который заботится обо мне. Но тихий шепоток нашептывает, а был бы граф к тебе так добр, если бы ты не была его парой? Возможно, до сих пор ты бы находилась в камере. Мое счастье омрачается сомнением.

– Что случилось, Луиза?

– Ничего, – с трудом, но все-таки забираю у Джеймса свою руку и присаживаюсь в кресло. Если бы он был также искренен, как его магия, что радостно переплетается с моей. Мы теперь связаны с ним. Навсегда.

– Я же вижу, ты вдруг стала грустной и задумчивой.

– Подумала кое о чем.

– Могу я узнать о чем?

– Я подумала, – слегка пожимаю плечами. – А что если бы я не была твоей парой? Где я была бы сейчас? В тюрьме?

– Луиза, но ты моя пара, – улыбается граф. – Поэтому ты здесь. Не забивай себе голову тем, чего не может быть.

– У тебя должна была быть свадьба … с другой.

– А теперь будет с тобой. – Джеймс подходит ко мне, и я не успеваю его остановить. Он поднимает меня на руки и садится со мной на маленький диванчик. – Я давно хотел тебе сказать, Луиза. Сначала я жалел о встрече с тобой.

Мне неприятно это слышать и я пытаюсь отстраниться от него, но граф сильнее меня и лишь крепче прижимает к себе.

– Да жалел. Но сейчас, когда мы уже несколько дней знакомы и я немного узнал тебя. Я вдруг понял, как мне повезло. Ты храбрая, честная и красивая девушка. У тебя доброе сердце и в тебе нет той высокомерности, что присутствует у всех магов-убедителей. А еще у тебя красивая улыбка и удивительные, изменчивые глаза. Я теперь знаю, что когда ты злишься, они становятся зелеными, а когда тебе весело, они синего цвета. А еще, когда ты нервничаешь, – его голос переходит на шепот. – Ты дергаешь ногой, как сейчас. Почему ты нервничаешь, Луиза?

– Я не нервничаю, – тихо отвечаю я, замерев. Первый раз мужчина говорит мне столько красивых слов, и я не знаю, как реагировать на них. Мне приятно и в тоже время я боюсь поверить Джеймсу. Страшно открывать свое сердце.

– Луиза я жду нашего соединения, но тебе решать, когда это произойдет.

От его слов, я тут же покрываюсь мурашками и чувствую, как щеки обжигает огнем. Ощущаю тепло его руки и тела, к которому прижимаюсь. Чувствую жар каждой своей клеточкой и мечтаю продлить это время, как можно дольше. Джеймс начинает целовать мою шею, одна его рука гладит плечо, другая пробирается под юбку и сжимает бедро.

– Джеймс, – с придыханием говорю я. – Мы собирались поговорить.

А сама лишь крепче сжимаю его плечи и тянусь к его губам.

– Я увидела …свет, – где-то далеко, слышу голос Арабеллы. – Ой, простите!

Джеймс быстро поднимается, и все наваждение спадает, лишь тело просит еще. Еще поцелуев и объятий.

– Как неловко, – произношу я, представляя, как завтра буду смотреть в глаза его сестры.

– В следующий раз будет стучаться, – усмехается граф. Веселыми глазами он смотрит на меня. – Моя маленькая невеста, мы собирались поговорить, но может быть, лучше продолжим.

– Нет, Джеймс, – останавливаю его с улыбкой. – Или разговор, или я иду спать.

– Тогда разговор.

Трудно его начать, особенно когда смотришь на губы Джеймса. Недавно они нежно прижимались к моей коже. Граф садится в кресло за стол. Глаза с лукавством смотрят на меня. Я бы тоже хотела продолжить, а не вспоминать прошлое. И чтобы не поддаваться его чарам, перевожу свой взгляд в окно, за которым глубокая ночь.

– Я жила в доме Сореля, как жена и как не жена. Я вроде была свободна и в тоже время рядом со мной всегда присутствовала охрана. Они все имели клеймо, поэтому своей магией я не могла на них воздействовать. Я проверяла. Прошел месяц. К дому по не многу я привыкла, но не к своему мужу. Палач был непредсказуем. – «Он мог запросто зайти в мою комнату, когда я одевалась или принимала ванну. Ему было абсолютно наплевать на мою скромность и стыд. Шарль игнорировал мои просьбы оставить меня одну. Палач прислонялся к стене или садился на стул, наблюдая за мной.

– Жаль, что монсеньор не разрешает мне хорошенечко вдуть тебе, жена.

Никогда не думала, что буду просить помощи у высокомерного щеголя, его я боялась даже больше Шарля, но понимала, что он единственный может избавить меня от унижений. Я догнала его на выходе и громко окликнула.

– Монсеньор! Монсеньор, поговорите с палачом, – краснея от смущения и дрожа от страха, обратилась я к магу. Он не ответил мне, лишь смотрел таким высокомерным взглядом, словно я была ни кем и звать меня ни как. – Он заходит в мою комнату без стука.

– И?

– Я не хочу, чтобы ко мне заходили без разрешения. Прошу дайте мне ключ, чтобы я могла …

– Нет, ключа ты не получишь. Шарль больше не потревожит тебя.

Действительно палач больше не заходил ко мне, но встречаться с ним за пределами комнаты, становилось еще опаснее. Он таким взглядом смотрел на меня, что каждый раз я дрожала от страха. В те моменты я радовалась, что за мной неотступно следует охрана. Я ненавидела его и ненавижу сейчас. Если бы я только могла отплатить ему за свои унижения и боль.

Палач исполнял приговоры парижского суда в своем казенном особняке. Не помню, кто проинформировал меня, что осужденные находились в подвале, где терпели пытки. Шарлю словно было мало издевательств над ними, после очередной казни он поднимался в мою комнату и стучал в дверь. В первый раз я открыла ее, уверенная в своей безопасности, но как же я ошибалась. Он избил меня и если бы не слуги, которые бросились за помощью к монсеньору, я могла легко закончить свою жизнь от руки палача и мужа.

В следующий раз я пряталась в шкафу и затыкала себе уши, чтобы не слышать, как Шарль осыпает меня оскорблениями и стучит в дверь, теперь вход в мою комнату тоже охранялся. А самое ужасное – когда Сорель устроил мне экскурсию в подвал. Он схватил меня за руку, когда я прогуливалась по саду, охрана кинулась ко мне на помощь.

– Я ничего ей не сделаю, господа. Просто хочу, показать свое любимое место в доме.

И показал, заставляя смотреть на несчастных узников. Шарль злорадно усмехался, когда я в ужасе отводила глаза. Он не знал, что я приказывала пленным не чувствовать боли, мне казалось, так я облегчала им последние часы жизни. А еще много вопросов крутилось в моей голове и ответов на них не было. Что я сделала такого, чтобы палач так ненавидел меня? Зачем я здесь? Зачем я им?

После казни, любой алхимик мог приобрести части человеческих тел, оставшихся от казненных, в лавочке Сореля. А еще палач пользовался разными привилегиями. Его слуги ежедневно могли брать для хозяина любое количество продуктов у торговцев, бесплатно. Мне, как его жене, разрешалось в каждой лавке брать любые ткани и женские безделушки. Но я прогуливалась в окружении двух накаченных магов среди продавцов не для того, чтобы что-то приобрести. А в надежде встретить своих приемных родителей, чтобы дать хоть какой-нибудь им знак, спасти меня.»

– Примерно через три месяца весь Париж потрясли три похищения. Первая, маг-чтец, приняла постриг в монахини. Через неделю, вторая девушка – искательница, была похищена после бала. Третья жертва, с магией создательницы, пропала утром в парке. Все маги-искатели были поднята на ноги. Секретные агенты рыскали по городу в поисках новых улик. Были произведены множественные аресты, Шарль практически жил в своем подвале. Пытки, казни, но все было бесполезно. Похитители не были найдены.

Джеймс

Граф смотрит на девушку, она стоит к нему полу-боком у окна. Ее мысли сейчас витают в прошлом. Она молчит, погруженная в свои воспоминания. Его француженка оказывается невинна, и то, что он будет первым, становится так важно для него.

Джеймс уверен Луиза рассказывает ему не все. Опускает подробности жизни с палачом. Что-то происходило в доме Сореля, возможно он домогался девушку. Но то, что Луиза его ненавидит сомнений не было. Это видно по лицу, по голосу. Ненависть сквозит в каждом движении, в каждом звуке.

– Луиза, – она поворачивается к нему и ее взгляд сначала рассеянный, становится печальным. – Ты говорила, что находилась под охраной.

– Да. – девушка садиться в кресло напротив него.

– Откуда тогда информация обо всем, что происходило в Париже?

– Газеты, Джеймс, мне никто не запрещал читать, – грустно усмехается она. – А однажды я слышала разговор Шарля, мага-убедителя и…

– И?

– Брата короля. – уже шепотом добавила она. – Они привели его ко мне в комнату поздним вечером. Показывали ему меня словно я не маг, а какой-то предмет. Не знаю. Будто у меня нет чувств и я не живая.

Глаза Луизы меняются с золотистого на зеленый. Ее злость и ненависть отражаются в каждой черточке тела.

– Прости, что заставляю вспоминать.

– Ты не виноват. Я впервые кому-то рассказываю об этом.

– Становится легче?

– Не знаю. – она пожимает плечами. – Пока не пойму. Но я продолжу. Они смеялись над королем. Называли его наивным толстяком. Глупцом, который делает себе только хуже, совершая ошибку за ошибкой. Принимая новые законы, делая людей практически рабами магов, новые налоги, лишая их последних средств к существованию. Они довольно смеялись, что все чаще на улицах Парижа можно встретить возмущенные толпы людей. «Так будет легче подчинить их себе. В сердцах уже ненависть …» Больше при мне они ничего не обсуждали и покинули мою комнату. А потом ко мне пришел маг-искатель.

– Маг-искатель?

– Да. Теперь я немножко разбиралась кто есть кто. – горько усмехнулась она. – Он был одет, как слуга. Говорил, что его послали спасти меня и когда он придет, чтобы я не медлила, каждая секунда будет на счету.

А через неделю меня заставили одеть дорогое платье. Служанка сделала мне прическу. Сорель в очередной раз припугнул меня, чтобы вела себя хорошо. Мы с ним встречали мага-убедителя с красивой девушкой. Теперь я знаю каким магом она была, зрячей. Только мне не ясно теперь. Если девушка видела души, почему они не предупредили ее об опасности?

– Я думаю, что предупреждали. Но сила убеждения сильна.

Луиза задумалась.

– Как тогда страшно. Любой маг-убедитель может сотворить, что хочет.

– Хорошо, что их мало и за каждым можно наблюдать. – девушка, хмурясь смотрит на графа. – Извини, я не тебя имел в виду.

– Я поняла.

– Луиза, а как называл Сорель этого мага? Как обращался к нему?

– Просто, монсеньор. Я видела его еще реже, чем палача. Но даже я без силы зрячих понимала, что это страшный маг. Он не остановиться ни перед чем, пойдет по головам к своей ужасной цели.

– Опиши его.

– Он красив, поэтому тебе кажется, что в нем не может быть зла. – Джеймс понимает, девушка рассказывает сейчас о своем первом впечатлении. – У него респектабельный вид и держится так, словно ему открыты все двери.

«Так ведут себя все маги-убедители, милая Луиза. Лишь ты исключение.» Думает Джеймс.

– У него светлые волнистые волосы до плеч. Что еще?

– Есть какой-нибудь шрам на лице?

– Нет.

– На руках?

– Нет. Он всегда был в перчатках.

– Всегда? Никогда не снимал их?

– Нет.

– Даже когда сидел за столом? – удивленно спрашивает Джеймс.

– Да. На ужине, где были я, Сорель, маг-убедитель и девушка. Он был в перчатках.

Возможно это ключ к разгадке? Обезображены руки? Огонь? Ножевая рана?

Луиза

Джеймс думает о чем-то о своем. Я не сдерживаюсь и широко зеваю.

– Устала? – с улыбкой спрашивает Джеймс.

– Нет. – а у самой глаза закрываются и большое желание их потереть.

– Устала. Продолжим потом. – граф встает с кресла и протягивает мне руку. Теперь мне кажется странным, что я боялась прикосновений к нему. Я доверчиво подаю свою руку и так правильно идти с Джеймсом, ощущать его тепло и нежность магии искателя. Сон, как рукой снимает, когда я чувствую вновь притяжение наших сил. После соединения тяга ослабнет или будет только сильнее?

– О чем задумалась? – спрашивает Джеймс у двери моей спальни.

Что мне ответить? О нас, о тебе. Избегаю ответа.

– Спокойной ночи.

– Спокойной ночи, Луиза. – граф нежно проводит по моей щеке и тысячи мурашек бегут по всему телу. Я быстро захожу в свою комнату, чтобы не поддаться притяжению. Слышу тихий смех графа и глупо улыбаюсь сама.

– Ну, наконец-то, ты пришла. – возмущается Брауни. – Я ее жду, жду, а она все разговоры ведет с хозяином. – а потом жалобно добавляет. – По плету я косыньки?

– Плети. – со вздохом отвечаю я. Спорить с Брауни у меня сил нет. Ложусь на постель и домовой тут же довольно кряхтит, принимаясь за плетение. А может быть за волшебство? Он словно колдует над моей головой и усталость потихоньку берет свое. Мне становится так спокойно, засыпаю я с улыбкой на губах. Мне снится сон. Елена и Александр. Только я – принцесса, а Джеймс – слуга. А может так и было на самом деле?

«Я гуляю поздним вечером вдоль озера, с тоской поглядывая на далекий берег. Мне показалось, что я вижу одинокую фигуру и сердце болезненно встрепенулось. Как подать знак, что я здесь и тоже скучаю. Зажигаю костер, чей жар не уступает моему. Сажусь на песок в надежде, что мой возлюбленный там и он все поймет. Не знаю сколько прошло времени. Но вдруг мои серебряные нити начали тянуть меня к воде, я слышу всплеск и навстречу ко мне тянется любовь юноши. Он здесь! Забегаю в воду, чтобы встретить его и обнять. Горячие, сильные руки обхватывают меня, я слышу его тяжелое дыхание, ощущаю мокрые губы на своей шее и радостно смеюсь. Я не думаю ни о чем, для меня самое важное, что мой возлюбленный здесь. Мой Александр. Я со страстью шепчу его имя, когда Луна стыдливо прячется за тучами, она единственная свидетельница нашей встречи.

На утро мой мужчина покидает меня, он пустился в обратный путь. Каждый вечер я развожу огонь на берегу озера, это мой маяк для любимого. Каждую ночь мы сгораем от страсти, клянемся в своей любви. Каждое утро мы расстаемся, чтобы встретиться вновь.

И сегодня с нетерпением, вся в предвкушении ночи, сижу возле костра, подкармливая его сухими веточками. Слышу тихий всплеск и радость моя омрачается ужасом. Слуги отца спрыгивают с лодки.

– Умоляю! – кричу я им. – Меня! Убейте меня! Но прошу, огонь не гасите!

Если потухнет мой маяк, потеряется мой Александр в темных водах озера. Но слуги грубо хватают меня и тащат в золотой дворец, а один из них беспощадно уничтожает мой огонь, что я разожгла для любимого. Стараюсь вырваться из рук стражей и затихаю, когда слышу тихий шепот, доносящийся из озера. „Моя Елена! Неужели моя судьба погибнуть в темной воде? Что же, ты не уберегла огня нашей любви?“ Разозленный отец навсегда решает заточить меня во дворце. Но меня не волнует наказание. Горько оплакиваю я смерть любимого, не снимаю черного платка до конца своих дней.»

Просыпаюсь в слезах. Нет я не хочу потерять свою пару. Своего Джеймса.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю