355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Людмила Самотик » Лексика современного русского языка: учебное пособие » Текст книги (страница 19)
Лексика современного русского языка: учебное пособие
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:41

Текст книги "Лексика современного русского языка: учебное пособие"


Автор книги: Людмила Самотик


Жанр:

   

Педагогика


сообщить о нарушении

Текущая страница: 19 (всего у книги 38 страниц) [доступный отрывок для чтения: 14 страниц]

V. Разговорный стиль

1. Существует особый лексический пласт языка, который может реализоваться только в разговорном стиле. Эти слова даются в толковых словарях литературного языка с пометой разг., однако они «не составляют основного ядра разговорной речи… Не наличие их в тексте, а возможность их использования является одной из особенностей разговорного стиля… Они не входят в лексический фонд ни научного, ни официально-делового стиля» (Стилистика русского языка / под ред. Н.М. Шанского. Л.: Просвещение, 1989. С. 196).

2. Широко представлена в разговорном стиле экспрессивно-оценочная лексика, значительная часть разговорных слов имеет экспрессивно-эмоциональную окрашенность значения: затаскать, затесаться, с наглецой, зубастый; тискать, трусить, теплынь, тупица…

3. Используются при бытовом общении образные средства языка: метафора, метонимия, гипербола, оксюморон, но специфика их заключается в том, что они обезличены и применяются обычно для экспрессии: «Девчонка такая заноза растет»; «Зять твой тоже жук хороший»; «Ты суп-то ела – Две тарелки съела»: «Девочка – с ума сойти». Сюда же в литературе относятся сочетания ужасно весело, страшно светло (Стилистика русского языка / под ред. Н.М. Шанского).

4. Устная, некодифицированная форма разговорного стиля, спонтанность обиходной речи связаны с такими свойствами, как значительная вариативность (часто выходящая за рамки литературного языка), насыщенность т. н. «потенциальными словами», создающимися в потоке речи по общенародным моделям для единичного акта общения; диффузность, размытость семантики отдельных слов. Эти черты сближают разговорный стиль с диалектной и просторечной речью (см. ДИАЛЕКТНАЯ ЛЕКСИКА).

5. В разговорно-бытовой речи есть устойчивые сочетания: а) фразеологические обороты разговорного характера (тянуть канитель, лезть на стенку, прикусить язык, открыть рот); б) формулы этикета (Как дела? Что новенького? Как жизнь? До скорого. Рад слышать. Очень приятно – при знакомстве); в) городские стереотипы, которые часто выходят за рамки литературного языка, так, в г. Красноярске можно услышать: «На следующей сходите?», «Все обилечены?» (в транспорте); «Скотское почем?» (о говядине); «Пробейте полкило» (в магазине).

Подлинная разговорная речь и ее стилизация в художественной литературе значительно различаются. Для разговорного стиля характерна опора на ситуативный контекст, невербальные коммуникаттивные средства (жест, мимику). А.Н. Васильева иллюстрирует это, сопоставляя два варианта текста.

– В какое время у нас начнется заседание педсовета?

– Во сколько у нас?

– В пять часов. Вы будете выступать на этом заседании?

– В пять, вы будете?

– Да, я буду говорить о проведении производственной практики. Девятый класс «А» мы отправляем на подшефный завод, а с девятым «Б» дело обстоит сложно. На заводе не могут обеспечить всех учеников учебно-рабочими местами.

– Буду. О практике. Девятый «А» на завод, а с «Б» сложно – не могут всех обеспечить.

– А если девятый «Б» обучать в наших школьных мастерских?

– А если в наших?

– Там тоже на весь класс не хватит учебно-рабочих мест. Очевидно, придется разделить на две группы.

– Тоже не хватит. Придется разделить.

– Это было бы плохо. Можно сказать заранее, что начнутся споры о том, кому где работать.

– Плохо. Начнется, кому – где.

(Практическая стилистика русского языка. М.: Русский язык, 1989. С. 56).

Спорным является выделение разговорного стиля в составе литературного языка. Некоторые исследователи противопоставляют разговорную речь (РР) и кодифицированный литературный язык (КЛЯ). «Как показывают работы последних лет, структурные различия между РР и КЛЯ столь велики, что объединять их в пределах одной системы нет оснований» (Земская Е.А. Русская разговорная речь: проспект. М., 1968. С. 6). М.В. Панов разговорный стиль литературного языка не ставит в зависимость от существования РР, которая появилась как «противовес» казенной литературной речи и «долго оставалась не замеченной исследователями; подлинное ее открытие произошло в 60-е годы» (История русского литературного произношения XVIII–XX вв. М.: Наука, 1990. С. 19).

Литература

1. Бельчиков Ю.А. Лексическая статистика. М.: Русский язык, 1977.

2. Касаткин Л.Л. Межстилевая лексика. Официально-деловая лексика. Публицистическая лексика. Разговорная лексика. Научная лексика // Краткий справочник по современному русскому языку. М.: Высшая школа, 1995.

3. Кожина М.Н. Стилистика русского языка. М.: Просвещение, 1977.

4. Котюрова М.П. Стилистика научной речи: учеб. пособие. Пермь: ПГУ, 2009. 363 с.

5. Петрищева Е.Ф. Стилистически окрашенная лексика русского языка. М.: Наука, 1984.

6. Шмелёв Д.Н. Русский язык в его функциональных разновидностях (к постановке проблемы). М.: Наука, 1977. 168 с.

Словарь

1. Солганик Г.Я. Стилистический словарь публицистики: Около 6 000 слов и выражений. М.: Русские словари, 1999. 650 с.

41. Лексика фамильярная

ЛЕКСИКА ФАМИЛЬЯРНАЯ (от фран. familier или нем. familiar < лат. familiaris – ‘доверенный’) – слова, имеющие бесцеремонный, слишком непринужденный, развязный характер: предки, старушенция, отпереться ('не сознаться'), салага, трепать ('очень часто упоминать').

Толковые словари относят эту лексику к разговорной или просторечной (см.: ЛЕКСИКА ПРОСТОРЕЧНАЯ, ЛЕКСИКА РАЗГОВОРНАЯ).

Литература

1. Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов. М.: Просвещение. 1976.

42. Лексика экспрессивно-оценочная

ЛЕКСИКА ЭКСПРЕССИВНО-ОЦЕНОЧНАЯ (от лат. expressio – 'выражение') – «слова, отражающие эмоциональное отношение говорящего к действительности, к содержанию или адресату сообщения» (Л.Л. Касаткин).

Экспрессивно-оценочная лексика служит для того, чтобы выражать различные чувства. Это проявление на лексическом уровне экспрессивной (эмотивной) функции языка, одной из основных его функций. Экспрессивность – общая семантическая категория, которая проявляется на всех языковых уровнях, это проявление субъективного начала языка в противопоставление объективному, часть языковой прагматики.

«В языкознании оценочно-экспрессивные коннотации рассматриваются эматологией – лингвистикой эмоций. “Эмоции – форма оценки субъектом объекта мира… В процессе языкового опосредования эмоциональность как психическое явление трансформируется в эмотивность, которая есть уже языковое явление, а эмотивные знаки языкового пространства – субститутами эмоций запредельного для языка мира» (Шаховский В.И. О лингвистике эмоций // Язык и эмоции: сб. науч. тр. Волгоград: Перемена, 1995. С. 3–15). Значение эмотивности в освоении окружающего велико. Ш. Балли говорил о приоритете аффективного в языке. Эмотивное имеет целый ряд функций: фатическую, прагматическую, трансляционную, коррелятивную, национально-культурную (В.И. Шаховский), интегративную (В.И. Жельвис).

I. Разновидности экспрессивно-оценочной лексики

Экспрессивная значимость в словах может быть формально выраженной в особом фонетическом облике слова (фрукт — о человеке), в особом ударении (красавéц), в эмоционально-экспрессивных морфемах в составе слов (например, – щин(а) / – чин(а): азиатчина, уголовщина, тарабарщина, бульварщина). Здесь мы имеем дело с изоморфизмом – дублированием языковых категорий разными языковыми уровнями, взаимозависимостью и взаимопроникновением языковых уровней, в данном случае – лексического и фонетического, грамматического (словообразовательного) уровней.

Экспрессивная значимость может формально не выражаться, это «та эмоциональная или оценочная окрашенность значений, которая остается в них за вычетом объективного содержания» (В.Н. Телия). Наиболее наглядна она при сопоставлении с нейтральным синонимом: писать – кропать ('писать неумело, с трудом'); доход – нажива ('легкий доход, обогащение за чужой счет'); руководитель – главарь ('руководитель чего-либо, отрицательно оцениваемого обществом'). Эмоционально-экспрессивное созначение таких слов выражается в градуальной оппозиции (может нарастать или уменьшаться). Д.Н. Шмелев сопоставляет слова педант (в котором отрицательная окрашенность мало выражена и может сниматься контекстом) и буквоед (в котором эмоциональное созначение определенно закреплено).

Эмоционально-оценочная лексика характерна для разговорного стиля литературного языка, художественного, публицистического и не употребляется в научном и официально-деловом функциональных стилях.

Экспрессивная оценочность – достояние прежде всего устных форм речи. Она широко представлена в просторечии, диалектах, жаргонах. В ней реализуется тенденция языка к экспрессивности, и противостоит ей тенденция к экономии языковых средств.

Л.Л. Касаткин в литературном языке выделяет три группы эмоционально-оценочных слов: 1) в самом значении слова заключен элемент отрицательной оценки (брюзга — 'имеющий обыкновение надоедливо ворчать'; кляча — 'плохая лошадь'; разгильдяй – 'нерадивый, небрежный в делах, разболтанный человек') или положительной (возмездие – 'отплата, кара за преступление, за зло'; дерзание — 'смелое стремление к чему-либо благородному, высокому'); 2) экспрессивную оценку несут переносные значения слова; о человеке: колода, корова, орел, теленок, кислый, липнуть, кипятиться; по наблюдениям Д.Н. Шмелева, это главным образом отрицательная экспрессия; 3) слова с суффиксами субъективной оценки: бабуля, мамочка, цветочек, домище, старикан, старичок, беленький; не все такие слова фиксируются толковыми словарями.

Экспрессивно-оценочная лексика делает речь особенно выразительной, привлекает внимание слушателей. Обнаружение эмоций иногда рассматривается как один из путей к согласию в переговорах (Фишер Р., Юрий У. Путь к согласию или переговоры без поражения // Тайна успеха. М.: Парадокс, 1995. С. 49). Но, с другой стороны, употребление такой лексики свидетельствует об эмоциональной возбужденности говорящего, поэтому в тех ситуациях, когда необходимо снять в общении «накал стастей», такие слова лучше не употреблять.

II. Экспрессивно-оценочная лексика и лексическое значение

Эмоционально-экспрессивные элементы значения слова по-разному соотносятся с лексическим значением. В языке выделяются так называемые экспрессоиды (экспрессивы) – слова, в которых самым главным, тем, что составляет значение, выступает его экспрессия, например: вякнуть — 1) 'сказать что-либо не к месту'; 2) 'сказать что-либо невнятно, отрывисто'; 3) 'сказать что-либо высоким голосом'; 4) 'сказать что-либо вздорное'; 5) 'сказанное неавторитетным человеком'. Такая неопределенность семантики этого слова обусловлена его сильной экспрессией. В связи с этим в некоторых словах мы встречаемся с так называемой «парадоксальной внутренней формой»: засандалить, зафинтилить. С другой стороны, экспрессивность может выделяться в слове как созначение: мчаться – 'бежать очень быстро'. (Подробно экспрессивная лексика разговорной речи описана Н.А. Лукьяновой.)

«В определённых речевых коллективах нормативным является частое использование сниженной и вульгарной лексики (среди подростков, в армии, в деклассированных сообществах). Сниженная лексика связывается с мужественным поведением. Отсутствие сниженных и вульгарных слов в речи является для носителей определённых социолектов знаком особой ситуации – как правило, сигналом опасности» (Карасик В.И. Язык социального статуса. М.: ИТДГК «Гнозис», 2002. С. 265).

III. Спорные вопросы теории

Спорными в теории являются вопросы разграничения терминов экспрессивный и эмоциональный.

Некоторые ученые разделяют эмоционально окрашенные значения (листочек, теленок — о человеке) – как выражающие отношение говорящего – и экспрессивно окрашенные (мчаться, волохатъ – 'работать') – как выражающие особую интенсивность признака или действия (Е.М. Галкина-Федорук). В большинстве же случаев эмоциональные и экспрессивные созначения совпадают (дрыхнуть, жогнутъ).

В современной литературе экспрессивность понимается как общее явление и различаются экспрессивно-эмоциональные и экспрессивно-оценочные значения слов.

Спорным является отнесение к экспрессивной лексике слов типа любить, красивый, ненависть, плохой, в которых денотативная направленность значения связана с обозначением эмоций, настроений, переживаний и т. п. Некоторые ученые относят эти слова к экспрессивной лексике (Е.М. Галкина-Федорук, В.И. Петровский и др.), часть же не считают их таковыми (Д.Н. Шмелев, Л.Л. Касаткин, Л.П. Крысин и др.), так как, во-первых, выделение этих слов производится в связи с предметно-тематической классификацией лексики, во-вторых, для них нет нейтральных синонимов, в-третьих, в ряде контекстов они выступают как эмоционально нейтральные понятия, в других могут вызывать разные эмоции у собеседников.

IV. Экспрессивно-оценочная лексика и Словари

Эмоционально-экспрессивная лексика в русском языке представлена просторечиями, вульгарной лексикой, бранной лексикой, фамильярной лексикой, с одной стороны, и высокой, поэтической – с другой.

В толковых словарях выделяется система экспрессивных стилистических помет: презр. (презрительное), неодобр. (неодобрительное), пренебр. (пренебрежительное), груб. (грубое), бран. (бранное), унич. (уничижительное). Бранные слова соответствуют положительной экспрессивно-эмоциональной оценочности слов (одобр., ласк., ласк. – уменьш.), но представляют собой, по сравнению с последними, значительное разнообразие, в чем проявляется асимметрия языкового знака. Кроме того есть еще шутл. (шутливое), почт. (почтительное) и некоторые другие. Отрицательные оттенки слова называются пейоративными (см. также КОННОТАЦИЯ).

В лексикографической практике эмоционально-экспрессивно окрашенные слова относятся к стилистически маркированным наряду с закрепленными за отдельным функциональным стилем.

V. Изменения экспрессивно окрашенной лексики

Экспрессивная характеристика слов – явление изменчивое, каждой эпохе соответствует своя экспрессивная лексическая система, которая меняется под влиянием экстралингвистических факторов или в результате внутриязыковых причин. По наблюдениям А.Н. Горшкова, меняется коннотация у значительного количества слов в период смены общественно-политического строя. Так, в послереволюционное время приобрели отрицательную коннотацию слова барыня, лакей, мадам; положительную – голодранцы (роман Ф.И. Наседкина «Великие голодранцы»), трудящиеся, революционер. В настоящее время отрицательную коннотацию получают слова коммунист (в форме коммуняка), соревнование, передовик, Советы, нейтральную окраску – слова господа, биржа, азартные игры. Д.Н. Шмелев, сравнив экспрессивно-стилистические пометы в толковом словаре Д.Н. Ушакова (1935–1940) и С.И. Ожегова (1949), приходит к выводу, что в активное употребление входят устаревшие слова: живописец, замыслить, запустеть, изваяние и др. Аналогичные наблюдения в первые послереволюционные годы сделал А.М. Селищев (зиждется, стезя, якобы). С ряда слов снимаются экспрессивно-оценочные пометы, и наоборот: Е.Ф. Петрищева заметила, что в XIX в. слова законник, красивость, полчище, рыскать, сговор, усердствовать функционировали как нейтральные, в наше время они вошли в экспрессивно-оценочную лексику и т. д.

См.: КОННОТАЦИЯ

Литература

1. Апресян Ю.Д. Коннотация как часть прагматики слова // Избранные труды. Т. 2. М., 1995.

2. Бабенко Л.Г. Лексические средства обозначения эмоций в русском языке. Свердловск: Изд-во УрГУ, 1989.

3. Бронникова Ю.О. Оценочная лексика в речи младших школьников // Семантические процессы на разных уровнях языковой системы. Саратов, 1994.

4. Голованевский А.Л. К проблеме создания «Идеологически-оценочного общественно-политического словаря русского языка конца XVIII – начала XX века» // Материалы по русско-славянскому языкознанию. Воронеж, 1994. Вып. 20. С. 28–29.

5. Касаткин Л.Л. Экспрессивно-оценочная лексика // Краткий справочник по современному русскому языку / под ред. П.А. Леканта. М.: Высшая школа, 1991.

6. Красавский Н.А. Эмоциональные концепты в немецкой и русской лингвокультурах. М.: Гнозис, 2008. 373 с.

7. Лукьянова Н.А. Экспрессивная лексика разговорного употребления. Новосибирск: Наука, 1986.

8. Лукьянова Н.А. Словарь экспрессивной лексики говоров Новосибирской области: Принципы составления словаря // Лексика и фразеология языков народов Сибири. Новосибирск, 1984. С. 48–58.

9. Матвеева Т.В. Лексическая экспрессивность в языке. Свердловск: Изд-во УрГУ, 1989.

10. Сковородников А.П., Копнина Г.А. Экспрессивность // Энциклопедический словарь-справочник. Выразительные средства русского языка и речевые ошибки и недочёты. М.: Флинта: Наука, 2005. С.362–364.

11. Шаховский В.И. Типы значений эмотивной лексики // Вопросы языкознания. 1994. № 1. С. 21–25.

Словари

1. Нефёдова Е.А. Экспрессивный словарь диалектной личности. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2001. 144 с.

43. Лексикализация

ЛЕКСИКАЛИЗАЦИЯ — 1) проявление какого-либо фонетического явления только в отдельных словах; 2) превращение единицы морфологического уровня (морфемы, словоформы) или синтаксического (словосочетания) в лексическую единицу (слово или фразеологизм).

I. В русском языке есть группы слов, сохранившие результаты действовавших в истории фонетических законов (т. н. исторические чередования): переход [э] в [о] под ударением перед твердым согласным проявляется в ограниченном количестве слов: березник – берёза; ведро – вёдра; нести – нёс; но лезть – лез, бежать – бегство, менять – мена (что связано с существованием в прошлом буквы ять) и т. д.; беглые гласные корня, как результат падения редуцированных, есть также только в некоторых словах: пень – пня; сон – сна; день – дня; но лес – леса; год – года; дом – дома и т. д.

Широко явление лексикализации представлено в русских говорах. Так, в Сибири и в Приенисейском крае известны слова опеть (в других же случаях между мягкими согласными сохраняется [а]; ср.: снять, грязь, стоять); светочки – 'цветочки'; сарь – 'царь' (в других словах сохраняется аффриката [ц]: цыплята, целовки – 'поцелуи'); кохта – 'кофта' (при наличии фонемы [ф] в словах фартук, сарафан).

II. В.В. Лопатин выделяет следующие четыре вида лексикализации. Превращение морфемы в слово: Кто против? Кто за? (за — предлог, в значении сказуемого – 'согласен'); превращение в слово отдельной словоформы: вода, но лечиться на водах (воды — 'минеральные источники, курорт'); в просторечии и диалектах как самостоятельное слово употребляется деепричастие выпивши (выпимши) — 'в нетрезвом состоянии'; из предложно-падежного сочетания возникло наречие замужем; в слово превращается словосочетание: водноспортивный, зернокукурузоуборочный, художник-шрифтовик-оформитель; фразеологизируется свободное словосочетание: из-под палки — 'по принуждению, под страхом наказания, не по своей воле'; вычеркнуть из памяти — 'заставить себя забыть кого-либо или что-либо'.

Литература

1. Лопатин В.В. Лексикализация // Русский язык: энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1979. С. 124.

2. Лопатин В.В. Лексикализация // Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1990. С. 258.

44. Лексикология

ЛЕКСИКОЛОГИЯ (от гр. lexikos – 'относящийся к слову' и logos – 'учение') – раздел языкознания, изучающий слово и словарный состав языка.

Лексикология занимается лексическим уровнем языка в сопоставлении с другими языковыми уровнями, изучает слово как основную единицу языка в структурном, семантическом и функциональном аспектах. Словарный состав языка изучается с точки зрения происхождения, принадлежности различным формам существования национального языка, стилистического расслоения в литературном языке (принадлежности разным функциональным стилям, разной коннотации и разным уровням использования в современном языке – в активном и пассивном словарном запасе). Лексикология делится на синхронную и историческую. Как разделы лексикологии или смежные разделы языкознания рассматриваются: ономастика (наука о собственных именах), ономасиология (или теория номинации), фразеология (наука об устойчивых сочетаниях слов), семасиология (учение о языковом значении, в том числе значении слова), этимология (наука о происхождении слов), лексикография (наука о словарях – прикладная лингвистика), теоретическая лексикология.

Изучение словарного состава русского языка целенаправленно началось с XIX в. В рамках компаративистики (сравнительно-исторического языкознания) были выявлены пласты исконной лексики языка. Александром Афанасьевичем Потебней разработано учение о ближайшем и дальнейшем значении слова, о его внутренней форме. Основоположником русской семасиологии считается Михаил Михайлович Покровский.

В XIX в. были созданы первые толковые словари: в 1847 г. – «Словарь церковнославянского и русского языка», 1895–1916 гг. – «Словарь русского языка» под ред. Я.И. Грота и А.А. Шахматова. В 1847 г. издан словарь разговорного русского языка, самый большой по объему – «Толковый словарь живого великорусского языка» В.И. Даля, в 1852 г. – первый сводный диалектный словарь «Опыт областного, великорусского словаря».

В советское время разработана типология лексических значений (Виктор Владимирович Виноградов), заложены основы фразеологии, которая в дальнейшем рассматривается частью ученых как самостоятельный раздел языкознания (Виктор Владимирович Виноградов, Николай Максимович Шанский, Александр Иванович Молотков, Влас Павлинович Жуков, Александр Ильич Федоров и др.).

Александром Ивановичем Смирницким разработана проблема тождества и отдельности слова. Много сделано для изучения словаря отдельных писателей, созданы специальные словари (например, Словарь языка А.С. Пушкина: в 4 т. М.: Наука, 1956). Поднята проблема системности лексики (Ольга Сергеевна Ахманова, Анна Александровна Уфимцева), значительные успехи достигнуты в области диалектной лексикологии (Иосиф Антонович Оссовецкий, Тамара Сергеевна Коготкова, Ольга Иосифовна Блинова, Нина Александровна Лукьянова и др.) и т. д.

В Сибири разрабатывается преимущественно диалектная лексикология. Основные работы связаны с двумя школами: Томской и Новосибирской. Томскими диалектологами создана серия словарей, по типам опережающая соответствующие издания в рамках литературного языка: толковые дифференциальные, полный одного диалекта, полный одной диалектной личности, мотивационный, мотиваторов, обратный, просторечий, вторичных заимствований, идеографический словарь синонимов, образных слов, вариантов и т. д.

О.И. Блиновой продолжена разработка теории региональной лексикологии (Введение в современную региональную лексикологию. Томск: Изд-во ТГУ, 1975). Томской школой разработана теория лексической мотивированности, изучается специфика языкового сознания диалектоносителей, стилистическое расслоение диалектной лексики, описывается диалектная лексическая система, выявляются тенденции развития словарного запаса диалекта, рассматриваются проблемы индивидуального языка и т. д.

В Новосибирске особенно интенсивно разрабатываются диалектная сибирская фразеология (А.И. Федоров и др.) и экспрессивная лексика (Н.А. Лукьянова и ее ученики).

Красноярские лексикологи работают в области исторической и диалектной лексикологии. В работу диалектологов края активно включаются студенты.

Натальей Абрамовной Цомакион, Валентиной Никаноровной Роговой, их учениками подняты вопросы становления лексической системы русского национального языка и специфики региональной лексики местных памятников (Мангазеи, Енисейского острога, Красноярска) XVII, XVIII и XIX вв. Особое внимание уделяется промысловой лексике (пушного, рыбного и золотого промыслов).

А.П. Сковородников со своими учениками выпускает серию словарей по культуре речи и выразительным средствам языка.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю