332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Людмила Макарова » Близкие звезды » Текст книги (страница 20)
Близкие звезды
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:47

Текст книги "Близкие звезды"


Автор книги: Людмила Макарова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 20 (всего у книги 21 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

– Ох, Рэджинальд, – вздохнул Дэйв, – как с тобой временами тяжело общаться. У тебя модель Вселенной двухцветная: черно-белая. Был у меня приказ отправить на Л-80 экипаж «Моники» во главе с капитаном, я его выполнил. Про «Ви-Си» я узнал, когда вы уже вышли из альфа-радиуса и были в информационной блокаде.

– А что «Ви-Си»? – спросил Джой. Вопрос, кстати, возник не только у него.

– Потом расскажу, – шепнул Блохин.

– Сейчас, – продолжил полковник, – я говорю о Третьей звездной войне, причем психотронной, развязывание которой идет вразрез с моими жизненными принципами. А законное правительство… очень надеюсь, что их мнение совпадает с моим.

– Как вы нас вычислили? – спросил Рэд.

– Джеральд и я работали в составе комиссии по расследованию инцидента с подпространственным прыжком в этой зоне. Официальная версия – гравитационные возмущения, но я запомнил слова Стрэйка, который в кулуарах обмолвился о возможности ошибки самого пилота-испытателя.

– Больше в твоем присутствии слова не пророню, Артур, – пообещал Стрэйк. – Я так понимаю, ты нам «Гепарда» пригнал?

– Здесь дежурит подразделение «Эталона» – боевого элитного корпуса истребителей Аналога-1. Официально они входят в состав сил коалиции и подчиняются командованию ВКС ОССА. На самом деле они выполняют приказы не Совета, а своего руководства. На МНК-17 у вас шансов нет. На «Гепарде», – он покосился на капитанский шеврон Гардона, который стоял, скрестив руки на груди и глядя в пол, – не знаю.

– На «Гепарде» есть, – сказал Рэд, подняв голову, – если мы поднимем два звездолета с интервалом в тридцать минут. Они ищут «Монику» – за ней и погонятся.

– На автоматике МНК-17 их далеко не уведет, – покачал головой Дэйв.

– Разве я сказал на автоматике?

Повисла такая тишина, что, казалось, стали слышны порывы ветра чужой атмосферы, шелестящие о силовые щиты кораблей.

– Рэджинальд, – сказал Стрэйк, положив капитану руку на плечо, – пойдем выйдем. – Он обернулся к остальным. – Вы… хоть угостите человека, пока мы кое-что обсудим… Пойдем, пойдем, капитан. Это личное.

Гардон нехотя последовал за ним, догадываясь о смысле предстоящей беседы.

– Сядешь на «Гепарда», – сказал Стрэйк таким тоном, словно это он был капитаном «Моники», а заодно и шефом Департамента космоплавания.

– Перестань, Джери. – Рэд попробовал улыбнуться. – «Моника» мой звездолет, так что мы обсуждаем?

– Помнишь наш разговор в баре? – спросил Стрэйк.

– Да, помню.

– Тогда вытащи их всех живыми, Рэджинальд. Выйди в альфа-радиус, что бы со мной ни случилось. Мне «Гепард» не потянуть без тренировочного полета, а ты сможешь, никуда не денешься.

– Я?! Джери, я после прогулки по Л-80 до сих пор в себя прийти не могу! – Рэд отвернулся. – Может, разыграем?

– Ерунда все это, капитан. Мы оба знаем, что я прав. Не Джоя же посылать. Тебе – «Гепард», мне – «Моника», договорились?

– Нет!

– Рэджи, – мягко сказал Стрэйк, – перестань упираться.

Гардон помассировал висок.

– Джери, кто твоих парней воспитывать будет? Давай пойдем в паре: хочешь на «Монику» – сядешь на «Монику». «Гепард» используем для прикрытия…

– И начнется такая пальба, что весь план потеряет смысл, – уверенно закончил за него Джеральд. – А девчонка из «Галактики» ничего, – добавил он, не меняя интонации. – Ты с ней повидайся, как-нибудь. Сколько можно со штурманом соревноваться…

– Что?

– Я же тоже на приеме у Дорварда был. Пойдем. Объявишь расклад команде. А пацаны у меня большие уже, сами кого хочешь воспитают. Старший «Вышку» в это году заканчивает. – Стрэйк улыбнулся. – Возьмем стажером?

Гардон прикусил губу, чтоб не дрожала и молча кивнул.

– Ну, до чего договорились? – спросил Кейт.

– Стрэйк – на «Монику», остальные – на «Гепард». Выполнять! – Рэд прошел к своему месту и развернул кресло спиной к комсоставу и Дэйву. – Капитан – экипажу. Эвакуация на десантно-штурмовой корабль «Гепард» по основному стыковочному узлу. На всех терминалах МНК-17 установить режим готовности к автоматическому следованию. Двадцать минут на выполнение. Ответственный – старший техник Белтс. Выполнение доложить. Берту Стоуну явиться в командный отсек.

Подошли Джери и Серж, и они втроем склонились над картой маршрута. Джой выглядывал из-за спины Стрэйка. Стоун перекачал информацию, продублировав дважды. Его попытку поинтересоваться, что именно происходит, Рэд резко оборвал. Планетолог счел за лучшее хранить молчание, украдкой бросив взгляд на бластер капитана, пристегнутый к бедру. Оружие стояло на предохранителе. Два оставшихся в качестве доказательства контейнера перегрузили на штурмовик. Стрэйк не пошел их провожать, пожав руки в рубке «Моники».

– Джой, не приставай к Гардону, – сказал первый пилот бывшему стажеру на прощание. – У него резерв терпения на сегодня – ноль. Сам скажет, что делать.

– Спасибо, я уже понял. Джеральд…

– Пока, малыш.

До назначенного времени старта «Моники» оставалось около получаса. Затем предстояло еще тридцать минут ожидания. Следовательно, у команды в запасе было не больше часа для знакомства с новым звездолетом. Большинство людей Гардона никогда не работало на военной технике.

– Полный хайтек, капитан! – сказал Блохин, вернувшись в рубку штурмовика. – Не корабль, а одна сплошная высокая технология. Даже обслуживающий персонал не нужен по большому счету. Расставил четырех человек на резервных терминалах. Остальные в десантном отсеке поедут.

– Джою тоже здесь понравилось.

– Да, сэр. В «Вышке» нам такого не демонстрировали.

– Еще бы, – проворчал Дэйв. – Ну что, Рэджинальд, потянешь управление? Я только взлет осилил, остальное – на автоматике. Если бы не камуфляж… но ведь я и не пилот.

– Зато какой угонщик! – усмехнулся Гардон, – и госпреступник!

– Когда ты перестанешь видеть во мне потенциального врага, капитан, – вздохнул Дэйв.

«Хитрая бестия, – подумал Рэд с оттенком уважения. – Угнал звездолет, вычислил, где мы можем появиться, и затаился. Если бы мы не прорвались, убрал режим маскировки – и типа за нами гнался, на перехват. А то, что корабль без спроса взял, так доложить просто времени не было. А раз мы живы до сих пор, почему бы не сыграть на стороне законного правительства. На финише – опять же герой. Для нас – так и вовсе благодетель».

– Правда, Виктор, хайтек, – сказал Кейт. – Прозрачность эфира – как на моем бывшем линкоре.

– Интересно, сколько это добро стоит? – задумчиво спросил Серж.

– Молчать! – рявкнул Рэд. – Звездолет поменяли – бардак тот же. «Моника», это Гардон.

– Слышу, капитан, – откликнулся Джери. – Как машинка?

– На уровне. Обратный отсчет: у тебя – с пяти, у нас – с тридцати пяти минут.

– Принято.

– Больше никаких переговоров, – предупредил Кейт. – Пространство щупают – будь здоров.

– Понял. Удачи, Джери.

– Давайте, ребята. Встретимся на приеме у президента. До связи.

Кейт настроился на частоту звена «Эталона» и включил громкую связь. Какое-то время все было тихо, истребители вели рабочие переговоры. Обратный отсчет на «Гепарде» пошел посекундно.

– Десять… девять… восемь…

– Я пятый, вижу объект, – сказал чужой голос. – На запросы не отвечает.

– Старт, – сказал Рэд.

* * *

– Идентифицируйте объект.

– Класс МНК-17, гражданский, приписан к базе АСП.

– «Первый» – звену. Цель обнаружена.

– «Пятый» – «первому». Цель уходит с курса. Черт! Где он? Я его потерял.

– «Второй», «третий» – поиск, «пятый», «шестой» – прикрываете. Остальным – блокировать границы района. Иду к вам.

– Я «третий». Цель обнаружена.

– Огонь на поражение. Уничтожить цель.

– Подтвердите приказ!

Джой дернулся в кресле второго пилота и вопросительно посмотрел на Гардона. Но тот смотрел прямо перед собой, и «Гепард» стремительной черной тенью скользил к зоне перехода параллельным с «Моникой» курсом.

– Приказ уничтожить цель подтвержден.

– Я «третий» – промах. Он знает маневры уклонения, «пятый». Ты уверен, что это гражданский?

– Захожу…

– Брайн, осторожно, ты в прицеле!

– Черт! Ничего себе! Почему он не стреляет?

– Потому что не хочу я по вам стрелять, ребятки, – вдруг раздался спокойный голос Джеральда. – Зачем мне ваша смерть на совести? У вас-то приказ, а у меня – нет. Да и пушки слабоваты против ваших монстров.

– «Пятый» – «первому». Вы слышали, сэр?!

– Отставить разговоры! Уничтожить цель.

– Может, не будем заходить так далеко, парни, – спросил Стрэйк так, словно беседовал с пилотами истребителей за столом в баре. – Вот зачем вы мне ускоритель разбили?

Руки Гардона, державшие штурвал еле заметно дрогнули. «Джери, о чем ты? – тоскливо подумал Рэд. – Ничего не выйдет. Сделай, как договаривались! Покажись и уходи за нами, пока тебя совсем не отрезали. Мы уже практически вне досягаемости».

– Лучше сядем на девятую побеседуем, – продолжал Джеральд. – Доведете в лучшем виде, уклоняться не стану.

Смотри, «пятый», я перед тобой завис, не стреляю. Поехали? «Третьего» возьмем. Он тоже промазал. И слава богу, потому что если та штуковина, которая у меня на борту, еде-то нирует…

– «Первый» – «шестому». Огонь на поражение. Выполнять!

– Фрэнк, это «пятый». Может, имеет смысл допросить пилота? Мы его ведем, сопротивления не оказывает! Ситуация-то из ряда вон…

– Ты у меня под трибунал пойдешь! Перегруппироваться, огонь!

– Нет! – еле слышно прошептал Джой.

– Нулевая отметка, – сообщил БК «Гепарда». Голоса, доносившиеся из динамиков, искажались. Речь стала неразборчивой. Связь в тоннеле перехода даже Фил удержать не мог.

– Серж, – сказал Рэд, – координаты возврата! Кейт поднял голову.

– Что смотришь? – огрызнулся Гардон. – Где голосовой контакт с БК? Открытую волну мне, чтоб слышали, суки. Работай давай!

– Что ты делаешь, капитан! – крикнул Дэйв. – Нас размажет по подпространству!

– Не размажет. Виртуальный контроль, управление «Гепардом» – на первого пилота. Почему так медленно грузимся, Виктор?

– Идет считывание биопотенциала пилота, – хмуро сказал бортинженер.

– Ребята, я «шестой», не дурите. Бросьте его и отходите из зоны поражения!

Обстановка, судя по тому, что творилось в эфире, накалилась до предела.

– Бессмысленно, – пробормотал Дэйв.

– Капитан – экипажу. Боевая тревога, – бросил Гардон, разгоняя корабль на выходе из тоннеля перехода.

И снова Стрэйк, уже другим голосом:

– Фрэнк… или как там тебя! Что ж ты делаешь, сволочь, ты же по своим палишь! Там же пацаны…

В динамиках глухо ухнуло.

– «Первый» – звену. Цель уничтожена.

– Рэджинальд… Уходи, – сказал Кейт, и капитан не узнал его голос.

– Рэд, там девять истребителей класса «Экстрим», – сказал Блохин, потерев лицо ладонями, – которым мы проигрываем в маневренности.

Гардон молча вывел маршевые на максимальную мощность.

– Только не угробь нас, Рэд, – вдруг сказал штурман.

– Не бойся, я не Джери. Я их всех положу.

Рэд наконец обрел то, чего ему не хватало с самого начала рейда – отчетливый, почти осязаемый образ врага. Вернуть Стрэйка он уже не надеялся, зато у врага теперь даже имя было – Фрэнк. Роскошный подарок судьбы. Внутри что-то звонко оборвалось, и слепая ярость потекла с его рук в сердце боевой машины, словно от возбуждения подрагивавшей на виражах.

– Джой, убери руки от управления, следи за левым бортом и считай.

«Гепард» рвал пространство в клочья, мчась навстречу своей возможной гибели. На правом плече капитана, слегка развернувшегося к Иву, блеснула эмблема АСП, представлявшая собой замысловатую трехмерную фигуру из переплетенных ромбов. И Джою на секунду показалось, что с бархатно-черного круга на него смотрит оскалившаяся морда хищника, чье имя носил их звездолет.

– Рэд, одумайся. – Дэйв нервно оглянулся на экипаж, но не нашел поддержки. – Фрэнк, их комэск, это же ас.

«Гепард» вынырнул из подпространства в сполохах огня своих бортовых орудий.

– Два, – тихо сказал Джой.

– Я «Гепард», – объявил Рэд, и радиокосмос вздрогнул. – «Экстрим-3», «Экстрим-5», вы имеете повреждения. Оставайтесь в дрейфе вне зоны поражения.

– О черт! Откуда он взялся?!

– Я «шестой», катапультируюсь!

– И «шестого» подберите, – приказал Гардон.

Оба поврежденных истребителя тут же открыли огонь вслед удаляющемуся десантному штурмовику.

– «Гепард», кормовыми залп! – сказал Рэд. – Еще раз дернетесь – вернусь и добью.

– Какая сволочь?!… Я «первый»! Смена цели. Звену смена цели!

– Привет, Фрэнк! Любишь приказы выполнять?

– Атака попарно. Уничтожить цель. Рэд рассмеялся.

– Что за психопат? Сделаем его, ребята!

Он парил во Вселенной, плюющейся в него огнем чужих орудий. Слепящие глаза залпы, вспышки, закрывающие звезды, узкие просветы безопасных направлений. Кувыркающиеся корабли, опомнившиеся и начавшие охоту. Призрачные росчерки собственных направлений атаки и бегущие строчки технических параметров. Раньше у схватки было жаркое дыхание. Раньше после боя была пьянящая радость победы. Сейчас он убивал их от безысходности. Одного за другим. Сейчас не было ощущения борьбы на равных, потому что Рэд знал, что они обречены. И осталось лишь ненасытное сатанинское удовольствие в расправе. И вопрос, зачем он это делал, находился по другую сторону разума. Просто некому было сказать: «Спокойно, ребятки. Парни уже все поняли. Оставь их, капитан», потому что они дважды нарушили равновесие, расстреляв его «Монику» и его первого пилота.

Удар в левый борт. Голос БК:

– Повреждены системы экранирования и радиомаскировки.

– Четыре, – считал Джой.

– «Седьмой», «девятый», заходим втроем!

– «Седьмой», «девятый», вон отсюда! Мы с вашим «первым» развлечемся.

– Я «девятый», выхожу из боя. Повреждены системы наведения и жизнеобеспечения.

Машина с седьмым бортовым номером брызнула в глаза свечением ускорителей и ушла в подпространственный тоннель. Рэд обшарил пространство у себя за спиной, опасаясь, что пилот «семерки» повторит тот самый знаменитый «кондор» с заходом в хвост, который они с Джери использовали для атаки на «Каскад», но ничего не нашел. «Экстрим» командира звена мотался у него под носом, но Рэд и в самом деле проигрывал ему в маневренности, не успевая поймать в прицел.

– Я «первый», ты кто такой, урод?

– Догадайся!

– Капитан, «седьмой» прямо! «Дельфин»! Как же я сразу не…»

– Залп! «Гепард», залп!! Бах!

Гордон еле выровнял машину, пытаясь сообразить, что ему вышибли. «Семерка», сделав два сверхкоротких подпространственных прыжка подряд, ушла от системы слежения, зафиксировавшей выход из первого тоннеля у Лиги-29, то есть слишком далеко от зоны обстрела, а затем вернулась по координатам возврата, вынырнув у него под носом – очень рискованный и очень эффективный маневр. Развели его красиво: удар был страшный. В организме проснулась боль, дремавшая в мышцах и нервных сплетениях. Из цельной картины «поля боя» мозаично выпали отдельные фрагменты, на одном из которых медленно отходил к дальним орбитам системы «Экстрим-7», поврежденный ответным огнем.

– Вышли из строя рули направления по левому борту. Разгерметизация в первом и втором носовых отсеках. Система моделирования защитных полей нестабильна. Перебои с распределением энергии по основной направляющей огня противника…

Но самое неприятное – прицел, послушно перемещавшийся у него перед глазами, рассыпался многоугольными осколками. Рэд почувствовал себя стрекозой, которая на свою беду забыла, как пользоваться фасеточным зрением, данным ей от природы. Он перевел орудия в автоматический режим, и теперь «Гепард» ритмично плевался огнем в пустоту из всех своих пушек поочередно с интервалом в полсекунды, сажая энергоресурс.

«Легко отделались: экранирование что надо. „Монику“ с такого залпа уже пополам бы разорвало… Ну, где ты?»

«Гепард», послушно прекратив стрельбу, неровными зигзагами прочесывал район. Перегрузки стали ощутимыми. То ли Рэд загнал звездолет за пределы компенсаторных возможностей, то ли повреждения давали о себе знать.

– «Первый», уходим. Эскадра на подходе. Фрэнк, оставь его, уходим!

– Не уходи, Фрэнк. Ты же ас! На транспортниках специализируешься?.. Стреляешь… Видно, не угадал.

– Я «седьмой». Фрэнк, стой! Не гонись за ним к планете!

Торможение и четырехкратная перегрузка… Какие забытые ощущения. Прямо под звездолетом – грязно лиловая махина гиганта. Сигнальные системы «Гепарда» как с цепи сорвались: Гардон погасил скорость, но защита все равно светилась при соприкосновении с атмосферой третьей планеты Лиги, когда штурмовик свалился с круговой орбиты.

– Рэд, мы падаем! Не тормози маршевыми! Куда тебя несет?

– Рэд, что ты делаешь? Давление растет! Компенсаторы на пределе…

Рэджинальд понадеялся, что более легкий «Экстрим» раздавит давлением, но просчитался. Поврежденный штурмовик грозил расплющиться раньше своего преследователя, который был уже совсем близко, в самом центре поврежденного расфокусированного прицела.

– За-алп… – просипел Гардон, придавленный к месту перегрузкой.

Хорошо, что голосовой контакт не выбило: вручную Рэд выстрелить бы не смог.

«Гепард» задрожал, бабахнул кормовыми орудиями, собрав остатки энергии на пушки, и затих. В рубке умерли обзорники и вырубился свет, погрузив экипаж во мрак и полностью дезориентировав в пространстве. Кто-то сдавленно вскрикнул. И словно прислушавшись к этому возгласу отчаяния панель приборов нехотя ожила – включился резервный энергоблок. Звездолет, завывая и постанывая, словно живое существо, выполз из взлохмаченной атмосферы, высвободившись из объятий притяжения чужой планеты, на поверхность которой падал беспомощный истребитель класса «Экстрим». Энергопитание восстановилось. Гардон открыл в сторону «седьмого», поджидавшего на атмосферной границе, беглый огонь, даже не попытавшись тщательно прицелиться, и задал координаты перехода. Похоже, у противника не было особого желания ввязываться в бой.

– В рубке все живы? – коротко спросил Рэд.

– Вроде бы, – откликнулся штурман. Остальные только тяжело дышали.

– Кейт, я тебя слушаю… Не спать!

Радист выдал на экран готовую картинку, составленную по результатам сканирования, в каждом квадрате которой визуализировались обломки, различные по величине и форме.

– Еще вопросы по поводу МНК-17, капитан? – резко спросил он. – Или не будем ерундой страдать?

– Приготовься. Начинаем трансляцию на выходе из подпространства. Включить позывные и навигационные огни.

– Нулевая отметка. Корабль входит в тоннель подпространственного перехода, – объявил БК. – Системы жизнеобеспечения – в норме. Ходовая часть – в норме. Детальный анализ неисправностей… Система автодиагностики…

«Гепард» вышел в нормальное пространство, БК озадаченно замолчал и предложил повторить запрос.

– Отмена, – сказал Гардон. – Белтс, живой? – спросил он по громкой связи.

– Почти… – сипло ответил динамик.

– Не спать! Не приехали еще. Осмотрись и доложи потери второму пилоту Иву. Всем отбой! – Рэд переключился. – Джой, свяжись с десантным отсеком через инком. Что-то мне это не нравится. Узнай, как там… Виктор, сидеть! Основной энергоблок – на тест. Систему управления огнем – на тест! Мне сейчас бортинженер, а не врач нужен: автодиагностика висит, не видишь?

– Сейчас здесь соберутся все Военно-космические силы Аналога-1, – пробурчал Артур Дэйв, вытирая ладонью пот со лба. – Их тоже постреляешь, Гардон?

– Если орудия успеют перезарядиться, – сказал Рэд. – Вы ведь такого ответа от меня ждали, Артур. Я вас не разочаровал?

– Звездолет АСП класса МНК, – сообщил Фил.

– Гардон, привет, – раздался в рубке знакомый голос. – Это Седой. Не вздумай шарахнуть по «Таро». Я на двухстах пятидесяти градусах. Поймал ваше сообщение с ретранслятора. Очень занимательно.

– Привет, Алекс. Видим вас.

– Ты где «Гепарда» взял?

– Подарили. Слушай, Александр, тут такое дело… У С-стрэйка… старший пацан «Вышку» заканчивает. Возьми к себе стажером.

– Обсудим. – Седой осекся, сделал паузу и тихо выругался, отвернувшись от микрофона. – Рэд, я пока ведомым перестроюсь – провожу до базы. Не возражаешь?

– Нет.

– Эскадра на выходе из тоннеля перехода, – сказал радист. – А вот это уже интереснее! Слушайте.

– «Гепард», я «Транспортник-6 Лагуна». Слышал сообщение. Иду к вам за подробностями, не открывайте огонь.

– Я «Стек», экспедиционный, иду к вам. Не открывайте огонь.

– Я «Спасатель-5», альфа-радиус. Уточните характер ОМП, находящегося на борту. Обозначьте возможную зону поражения. Иду встречным курсом, буду в вашем секторе в девятнадцать ноль-ноль.

– Дом, милый дом! Я «Атлант», дальняя разведка. Как много мы пропустили! Иду к вам.

– Сделай потише, – попросил Рэд. – Все понятно уже. Виктор, я не могу пульт второго пилота разблокировать, где-то замкнуло.

Блохин встал и подошел к месту, где сидел Ив.

– Ага, замкнуло. Полморды снесло, он еще удивляется, почему спарринга нет.

– Джой…

– Я связался с Белтсом, капитан: все в порядке. Есть легко раненые, но все живы.

– Ты в детстве мечтал стать военным летчиком? – спросил Рэд.

– Сэр?

– Садись на мое место, поработай… Я уже налетался д-до одури. – Рэд рывками расстегивал ремни, стараясь поскорее выпутаться из гибкой паутины удерживавшей его в кресле пилота. – Задача: очень медленно идти к базе АСП. Следи, чтобы корабли нашего «живого щита», которые о строе понятия не имеют не побились… раньше времени….

Гардон наконец высвободился из ремней, попытался подняться и не смог. Дышать донельзя разреженным воздухом рубки приходилось с усилием. В тусклом аварийном освещении он едва различал контуры кабины и находящихся в ней людей.

– Виктор… у нас утечка…

– Нет, Рэд, у нас падение системного давления! – сказал подбежавший Блохин. – Глаза открой.

Капитан попытался схватить его за запястье. Пальцы скользнули по гладкой огнеупорной ткани комбинезона.

– Оберег! Я вспомнил… Она… Она сказала: «Оберег»… Что с кораблем? Т-темно…

Из-за расширенных зрачков, обманутых гаснущим сознанием, глаза капитана казались черными.

– Что он сказал? – удивленно спросил штурман, подняв голову.

– Серж, иди сюда!

Серж вскочил с места. Блохин распахнул индивидуальную аптечку.

– Все в порядке с кораблем! С тобой что? Рэд! Рэджи, слышишь меня? Открой глаза! Только этого не хватало.

Щелкнул инжектор – Рэд даже не шевельнулся.

– Джой, штурвал возьми! – рявкнул Серж. – Он ручное управление не отключил, засранец. Сейчас долбанемся в транспортник! Стабилизации нет – настрелялись дальше некуда, теперь звездолет не управляется!

Бортинженер со штурманом перетащили Гардона на место Джоя, Блохин закрепил на нем кислородную маску и бросил взгляд на показания инжектора. «Без эффекта» – высветилось на узком табло анализатора прибора.

– Понял, не дурак, – буркнул Блохин.

– Отключайте его. Быстро! – резко сказал Джой. – Управление – на виртуалке. «Гепард» меня блокирует.

На пол полетели гарнитура, кобура и виртуальная экипировка, позволявшая человеку, ведущему звездолет, ощущать себя в центре событий. Серж максимально отклонил назад спинку кресла и поднялся с колен, пинком отшвырнув капитанский бластер. Расстегнутая кобура ударилась о пустое кресло стрелка-наводчика и шлепнулась на пол. Лучемет с тихим металлическим шелестом отлетел к стене. Фил тоже подошел, переключив связь на первого пилота, – Ив отдувался за всех.

Штурман стряхнул с комбинезона несуществующие пылинки, выпрямился и встретился глазами с Дэйвом. Влажные темно-карие глаза с суженными зрачками были абсолютно холодными. Черный лед… Радист подобрал с пола кобуру. Он запихнул в нее вывалившееся оружие, предварительно взвесив в руке, и положил в полупустой ящик с полетной документацией, оставив его открытым. «Гардон, лучше очнись, – подумал Артур, – пока твои архаровцы меня не порешили. Ну и команда! Как это ты умудрился их в узде держать столько лет. Впрочем, был Стрэйк – единственный источник здравомыслия на корабле. Но тот штурману, похоже, не указ. Этот интеллектуальный красавчик убьет – глазом не моргнет. Хорошо, что хоть в боевых действиях не участвовал. Они с капитаном друг друга стоят. И радист, кажется, из бывших военных. Сам себе на уме. Тем более лучший друг погиб только что…»

– Что это с ним, Вить? – спросил Серж, кивнув на капитана, конвульсивно вздрагивавшего в забытьи.

– Честно? Не знаю. Последствия Л-80 какие-то. У него еще на выходе из наркоза судорожный припадок был. Давай в медотсек, тащи все, что там есть переносного. Давление-то падает. Сейчас завалится тут к чертовой матери, двоих хоронить придется! Джой, на обзорный смотри, чего ты здесь не видел? Черт!

«Как он это делал? – подумал Джой. – Маневровыми слева машину удерживал?» С третьей попытки вспотевшему Иву удалось прекратить вращение. Отвечать на чужие запросы было выше его сил.

– Джой, – Кейт пошел к рабочему месту, – давай-ка я с ними сам пообщаюсь, а ты езжай потихоньку. Сейчас мы их построим.

Вернулся Серж, они расконсервировали аппаратуру, оказавшуюся наполовину некомплектной, – «Гепард» никто не готовил к рейду в космос. Рэд стонал и, задыхаясь, бредил названиями боевых разворотов, шепча их посиневшими губами.

– Срыв ритма, – тихо сказал Блохин штурману, – как минимум.

– Это серьезно?

– Он себе сердце посадил, уж куда серьезнее. Ладно, сейчас заведем. Давай, Рэд, оживай уже. Все устали, и ты тут еще… О, так-то лучше. Спасибо, Серж.

Гардон приоткрыл глаза.

– М-мы… из боя… вышли?

– Вышли. Успокойся и заткнись. – Блохин выпрямился и отвернулся, прикусив губу.

Рэд еще некоторое время валялся практически без сознания, придавленный к месту какой-то неестественной усталостью. Джой вел звездолет. Кейт хмуро и односложно отвечал на запросы кораблей сопровождения. Виктор и Серж молчали, глядя прямо перед собой. Казалось, в рубке «Гепарда» повис тяжелый мелкоячеистый туман планеты миражей, приглушая голоса, эмоции и двигательные реакции членов экипажа.

– Кажется, парень так с войны и не вернулся до конца, – подал голос Дэйв. – Все-таки Дорвард гениальный руководитель.

– При чем тут Дорвард? – глухо спросил Виктор.

– Как он его нашел? Военный космофлот – вот кто его должен был подобрать тогда, после «Атаки». Имей они сейчас такого командира корпуса «Эталон», у нас сегодня никаких шансов бы не было.

– О, слушайте, – сказал Кейт, – про нас уже «Галактика» вещает – прямая трансляция.

– …нависла угроза над всей нашей планетной системой, – говорил женский голос. – В настоящий момент мы пытаемся связаться с непосредственными участниками событий.

– Кейт, – Гардон стащил с себя кислородную маску и приподнялся на локте, – ты м-можешь меня с ними связать? Только без видео… с нашей стороны…

– Легко. Они уже час домогаются. Будешь общаться со СМИ? Поверить не могу!

– Служба информации агентства «Галактика». На связи «Борт-19».

– Это «Гепард». Могу я поговорить…

– Да, да! Я слышу, капитан, – ворвался на мостик встревоженный голос мисс Адаме. – Прервите трансляцию! Наплевать на всех! Не пойдет это в эфир.

Стиснув у груди сплетенные пальцы рук, она немного растерянно смотрела с экрана, тщетно ища взглядом хоть какую-то зацепку на матово-темном обзорнике своего корабля. В рубке «Гепарда» послышались возгласы одобрения.

– Привет. Хорошо выглядишь… – сказал Гардон.

– Господи, Рэд! Ты живой? Звездолет разбит. С вами все в порядке?

– Да, все нормально.

– Ты бы знал, что у нас творилось! Студию спецназ дважды брал под контроль, нас глушили! Мне угрожали.

– Я же тебя предупреждал…

– Ты первый начал «мир спасать». Кто бы говорил! – Она вздохнула и опустила глаза, отчаявшись увидеть чужой экипаж на «мертвом» обзорнике. – И знаешь, я соврала тебе тогда. На стоянке… Кажется…

– Клэр, я… Я очень рад тебя видеть. Опять звучит… как в том сериале, да?

– Рэд, что у тебя с голосом? Почему нет изображения?

– Проблемы со с-связью. П-потом расскажу.

Кейт понимающе ухмыльнулся и отключил «Борт-19». Рэд упал обратно, оборвал с себя датчики мониторинга и перевел спинку кресла в вертикальное положение.

– Ого! – сказал штурман. – То, что мы в живых остались, джентльмены, сущие пустяки по сравнению с тем, что наш капитан объясняется в любви на весь альфа-радиус.

– Отвали, Серж. Мог бы мне гарнитуру вернуть и не подслушивать. Виктор, мне показалось, в н-нас попали. Что случилось? И д-дайте уже выпить…

– Абстинентный синдром, – произнес Блохин, глядя в угол.

– Еще раз.

– Меньше пить надо.

– А с-серьезно?

– Рэд, отстань. Очухался и слава богу. Выпивки у меня все равно нет.

– У меня есть. – Радист подошел и протянул Гардону фляжку. – Только в обморок больше не падай. Вить, сколько ему можно, чтоб порозовел немного?

– Да, ребята, – задумчиво сказал полковник СКБ, – интересно с вами в космосе летать, ничего не скажешь.

– Внимание! Службе движения альфа-радиуса обеспечить проход правительственного кортежа Аналога-2. «Гепарду» лечь в дрейф, заблокировать бортовые системы вооружения. Кораблям сопровождения отойти из зоны обстрела.

– Это серьезно, – заявил Джой. – Четыре крейсера, куча патрульных и правительственный «крокодил» в центре.

– Ну вот, – негромко подытожил Дэйв, – сейчас узнаем, герои мы или предатели.

– Радисту «Гепарда» обеспечить связь с бортинженером Виктором Блохиным по личному коммуникатору.

Виктор поднял глаза к потолку.

– Сейчас меня высекут принародно. Здравствуйте, господин советник. Случайно… А что делать-то было? Да Гардон-то здесь при чем?! Зону перехода загораживали… Да, все девять… Дэйв здесь. Уф-ф, Кейт, переключи советника Блохина на полковника Дэйва!

– А я думал однофамильцы, – удивленно сказал Джой.

– Ты лежишь в дрейфе – вот и лежи! – огрызнулся Виктор. – Рэд, сейчас и до тебя очередь дойдет.

– Поговорю, не бойся.

– Только спокойно!

– За отца переживаешь? – усмехнулся капитан. Возмущенный Виктор не успел ответить.

– Внимание, капитан «Гепарда», говорит командир кортежа. Стыковка с правительственным звездолетом. Без глупостей, вы на прицеле.

– Сделаешь, малыш? – спросил Рэд.

– Да, капитан, – кивнул Джой.

– У тебя весь левый борт разворочен… Даже журналисты заметили.

– Я в курсе, – Ив улыбнулся. – Автопилот не загружается при поврежденных рулях направления. Так что благодаря вам я теперь умею военную технику пилотировать в ручном режиме.

– Я не понял, – беззлобно пробурчал Гардон, усевшись поудобнее, – это претензии командиру или самоутверждение за мой счет?

– Салаги борзеют на глазах, – хмыкнул Блохин, – а взяться за штурвал его всей командой уговаривали. Жаль, ты не видел.

– Полковнику СКБ Артуру Дэйву и капитану АСП Рэджинальду Гардону подняться на борт. Команде «Гепарда» оставаться на местах.

Рэд вздохнул, тяжело поднялся, опираясь о пульт и дохромал до места первого пилота. Он положил Джою руку на плечо и слегка сжал ладонь.

– Ты хороший пилот, Джой, – произнес он так тихо, что остальные не могли их услышать, – но звездная дорога – не единственная в жизни. Когда пройдешь тестирование, подумай хорошенько. Прежде чем тебя начнут покупать и пере… п-продавать друг другу все, кому не лень… Подумай еще раз.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю