332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Лия Иванова » Влюбиться в Париже » Текст книги (страница 13)
Влюбиться в Париже
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 01:59

Текст книги "Влюбиться в Париже"


Автор книги: Лия Иванова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Поднявшись к себе на этаж, открыв входную дверь, на пороге она встретила Анну Ивановну:

– О, а папа где? – спросила Мишель с улыбкой, стараясь скрыть свое паршивое настроение.

– Папа пошел в парикмахерскую, решил сделать себе прическу. – С улыбкой ответила ей Анна Ивановна.

– Понятно, ну, не буду от него отставать, пойду и я в ванную себя в порядок приводить. – Мишель только собралась идти, как Анна Ивановна остановила ее своим вопросом, от которого у Мишель по спине побежали мурашки.

– Мишель, я женщина и очень хорошо все вижу, это папа твой во всем пытается найти ответ, даже на те вопросы на которых их нет, но я все вижу по другому. Что происходит?

– Что? – удивилась Мишель. – О чем это Вы?

– Мишель, не бойся мне рассказать, может я смогу мудрым советом тебе помочь, я же вижу как ты изменилась, как ты сама себя терзаешь… Любишь его?

– Кого?

– А, значит я права, я думала тут вопрос только о Диме.

Мишель поняла, что сама себя выдала, попыталась свести разговор на нет, но словно фонтан в Петродворце забил внутри и она не смогла себя больше сдерживать. Она закрыла лицо руками и расплакалась.

Анна Ивановна отвела в гостиную, посадила на диван, а сама ушла на кухню сделать крепкий чай из трав. Через пару минут, она принесла большую кружку мятного чая, дала Мишель и села рядом с ней.

– И давно Вы это заметили? – спросила ее Мишель.

– Как только села в машину, я сразу все поняла. Вид у тебя стал не из лучших, ты перед отъездом вся сияла, выглядела свежо, а сейчас будто тебя подменили. Да и по отношению к нему, честно, не сказать, что влюблена в Диму. Я не знаю, что у вас за неделю могло произойти, но у меня сложилось чувство, что нас не было с твоим отцом год, так радикально к нему ты изменилась.

– Анна Ивановна, я запуталась…

– Не любишь и не мучай себя. Он взрослый мужчина, сам о себе позаботиться, себя жалей в первую очередь и о себе думай. Раз так сердце к нему изменило свое отношение, значит на то были причины и не надо заставлять свое сердце насильно думать по другому. А иначе ни к чему хорошему это не приведет.

– Я знаю, вы правы. Но где взять смелости хоть немножко, чуть-чуть, когда я получаю с утра сообщения о любви от него…

– Смелость всегда живет внутри нас, раз ты это признала мыслями и понимаешь, что этот человек не твой, значит уже хорошо. Мы один раз живем на этой планете, так проживи эту жизнь достойно, ни о чем в старости потом не жалея.

– А я не пожалею о том, как с Димой поступила?

– Если ты сейчас трезво понимаешь всю ситуацию и делаешь выводы, что он не твой, так садись в шлюпку и уплывай от «Титаника» как можно дальше, ведь все мы знаем, что произошло с этим кораблем. Не трать свою жизнь понапрасну, цени в ней каждый момент, радуйся ей, ты еще такая молодая, у тебя все еще впереди, молодость быстро проходит, не успеешь оглянуться, а за спиной уже дети, внуки, муж, проблемы, хлопоты. Наслаждайся, пока есть время. И запомни, никто кроме самих себя, о нас никто не позаботиться. А для того, чтобы развеять остатки твоих сомнений, подумай, убивался бы в своих сомнениях также Дима или нет?

Мишель услышала, как хлопнула входная дверь, это пришел Андрей Юрьевич. Вытерев слезы с лица, она пошла в ванную привести себя в порядок, ведь через час за ними должен был заехать Дима.

Глава 4

В ресторане было уютно, народу было немного, сразу можно было понять, что здесь отдыхают люди высокого класса. Интерьер выглядел вполне шикарно, официанты были приветливы, атмосфера была заполнена романтикой и загадочностью.

Мишель не впервые бывала в таких местах, но реакция Андрея Юрьевича и Анны Ивановны, она не заметить не могла.

– Пап, расслабься, ресторан для буржуев, – подшутила Мишель. Их столик в уютном уголке, рядом с искусственным камином.

Столик на четверых. Администратор любезно проводила их за стол, рассадила и подозвала к ним официанта.

– Не скромничайте, – начал Дима – заказывайте все, что вам понравится.

Все принялись изучать меню, официант, закрепленный за их столом, терпеливо ждал, после исследования блюд, все сделали заказ.

Через двадцать минут на стол стали подавать вкуснейшие салаты и горячие блюда.

Атмосфера за столом была благоприятная и дружелюбная.

– Вам здесь понравится, – сказал Дима.

– Нам здесь уже очень нравится, – ответил Андрей Юрьевич.

– Замечательно, – продолжил Дмитрий, – учитывая сегодняшнюю атмосферу, думаю, нам есть о чем поговорить.

У всех в глазах читалось только любопытство. Выдержав минуту, Дима продолжил:

– Ни для кого здесь не секрет, как я отношусь к Мишель, Дима повернулся к Мишель, взял ее руки в свои и продолжил: – Мишель, ты прекрасная девушка, изменившая меня и весь мой мир, до встречи с тобой, я все видел по-другому. Сейчас я понимаю, что не могу жить без твоей улыбки, без твоих красивых глаз, которые дают мне смысл жить, – Дима встал перед Мишель на одно колено. Все взоры в ресторане обратились к ним.

– Я давно хотел тебе сказать, – я люблю тебя, и хочу прожить с тобой всю жизнь, – он достал красную маленькую коробочку, открыл ее, там было красивейшее кольцо с брилиантом в форме сердца.

У Мишель остановилось сердце, она стала понимать всю серьезность положения.

– Мишель, выходи за меня замуж. Ты согласна стать моей женой?

Все кругом стихло, все взоры теперь были обращены только на нее, в глазах людей читалась слово «ДА». Мишель повернула голову на Анну Ивановну, на ее лице она увидела страх, посмотрела на отца, у Мишель грудь сдавило еще больше, таких счастливых и гордых глаз, она никогда еще не видела. Время словно остановилось, перед ее глазами будто пронеслась вся ее жизнь, она вспомнила о Роме, о своих чувствах к нему: «Я не должна этого делать! Нет, должна. Он ждет. Дима меня любит, а Рома вообще уехал, наверное, забыл уже меня. Тогда, что ж ты думаешь? Посмотри на папу, он хочет твоего счастья, он в восторге от Димы, ты не сможешь сейчас его так разочаровать. Посмотри кругом, все это ради тебя, Дима, который любил всегда только себя, изменился и готов весь мир положить у твоих ног!».

Мишель еще раз взглянула на Анну Ивановну, но на этот раз, по ее взгляду ничего уже понять нельзя было.

– Да… – шепотом произнесла Мишель. – Я согласна.

Взрыв аплодисментов, буря восторгов, поздравлений, Дима надел ей на палец кольцо, обнял ее и поцеловал в губы. У Андрея Юрьевича на глазах выступили слезы, это были слезы счастья.

Мишель старательно натягивала счастливую улыбку, по ее щекам потекли слезы:

– От счастья, – оправдываясь, сказала Мишель, хотя сама знала, что это слезы печали и кандалы ее жизни. Она всю жизнь мечтала, чтобы ей сделали предложение. Чтобы она была королевой бала! Получив желаемое, она поняла, ей это не надо, С этим человеком она не хочет быть. Не от этого человека ждала она такого предложения, но назад дороги нет.

Мишель утешала себя мыслями, что все свыкнется и полюбится. Ведь были же сильные к Диме чувства, скоро она забудет Рому и будут они с Димой счастливы.

На стол за счет заведение принесли бутылку шампанского, разлили по бокалам и первый тост, за счастья молодых.

Домой Мишель приехала усталая и разбитая, все подумали, что у нее слишком тяжелый выдался в эмоциональном плане вечер.

Андрей Юрьевич отдал ключи от квартиры Диме, сказал, что теперь он член их семьи и может заезжать сюда, когда захочет.

– Спасибо, – любезно ответил Дима, – но я думаю, если Мишель захочет, она могла бы и ко мне переехать…

– Против, – резко отрезала Мишель, смягчив тон продолжила, – до свадьбы жених и невеста должны жить отдельно, насладиться последними минутами беззаботной жизни.

– Правильно, – поддержала ее Анна Ивановна, – еще вся жизнь впереди, успеете нажиться, Мишель должна учиться, вы не забывайте, что она еще студентка и пока до свадьбы есть время, пускай голову свою займет учебой.

Мишель посмотрела на Анну Ивановну с благодарностью.

– Ну, раз все так решили, то так правильнее, – ответил Дима. – Не будем торопить события, ведь на самом деле надо еще столько дел успеть, будем ограничиваться поездками в гости друг к другу. О, мне на работу рано вставать, спокойной ночи, спасибо за вечер.

Он пожал руку Андрею Юрьевичу, попрощался с Анной Ивановной.

– Милая, родная, дорогая, скоро жена, – его улыбка была искренней и счастливой, – с тобой созвонимся завтра, – он поцеловал Мишель и вышел.

Мишель сделала вид, что хочет спать, пошла к себе в комнату, закрылась там и погрузилась в свои мысли.

Андрей Юрьевич счастливый и довольный пошел спать, Анна Ивановна еще пару минут постояла у двери в комнату Мишель, потом решив ее сегодня не трогать, и пошла в спальню Мишель сидела в углу комнаты, в полной темноте. В голове, четко рисовала сегодняшний вечер в ресторане, при чем в таких красках, что у Мишель кружилась голова и подступала тошнота.

Душа Мишель была пуста и холодна, словно морозной зимой вьюга вошла к ней в дом.

«Я схожу с ума, – думала Мишель. – «Я эгоистка, веду себя, как последняя тварь, которая обманывает всех кто меня любит. Боже, какой же грех на душу я беру, а может это мой крест и я что-то сделала в этой жизни, за что должна расплатиться своим счастьем? Все мы не идеальные, всегда приходиться за все расплачиваться, но ведь я такая еще молодая… Я должна успокоиться, свадьба еще не скоро, не завтра, может еще все изменится, Мне надо настроиться на учебу, может быть я и сама поменяю свое мнение. Надо успокоиться, время как честный человек все расставит на свои места».

Мишель встала, расстелила кровать и легла спать.

«Веки становились все тяжелее и тяжелее, тело словно оторвалось от постели и куда-то понеслось. Мишель стояла в большом белом зале. На ней было белое пышное платье. Зал был холодный и пустой.

– Эй, – крикнула Мишель, – здесь есть кто-то?

Но в ответ отозвалось только ее эхо.

Мишель пошла по залу, он был круглым и светлым, в окна пробивались яркие лучи света, солнце настолько ярко светило, что больше приносило дискомфорт, чем радость и тепло. Мишель чувствовала пустоту, оглядела зал, кроме окон и холодных стен здесь ничего нет, Мишель стала искать выход. Обойдя три раза зал по кругу, она так дверь и не обнаружила. С испуганным видом она стала бегать по залу от одной к стенке к другой. Цвет зала стал меняться, из белого, светлого, просторного, он превращался в темно-бордовый с черными окнами В, испуге Мишель села на середину, готовая закричать, но…», тут Мишель проснулась. Оглядела свою комнату, она поняла, что это сон, просто очередной кошмар ее жизни. Положив голову на подушку, Мишель не смыкала глаз до самого утра.

Глава 5

Будильник сработал в 7:00, Мишель встала и начала собираться в университет, ведь сегодня первый день ее занятий.

Она умылась, позавтракала, надела праздничный костюм, поехала в институт. Дома еще все спали.

Мишель рада была, что никого с утра не видела и никто не стал называть ее невестой.

В девять утра началась первая пара. Одногруппники радостно обсуждали летние каникулы, рассказывали, кто, где отдыхал, у кого какие приключения были, одна Мишель молчала и слушала всех.

В обеденное время, все студенты ее группы собрались в столовой, Мишель впервые не хотела есть, взяла один чай. Ребята предложили отметить первый день учебы и собраться вечером в клубе.

В конце учебного дня, Мишель ушла домой, не дожидаясь своих подруг, ей не хотелось расспросов про ее лето, не хотелось ни с кем делиться о том, что скоро она станет женой, она захотела побыть одна, ни с кем не общаясь и не делясь своими трудностями.

На следующий день ребята собрались в ночном клубе. Мишель решила пойти потанцевать с ними, поставив в известность Диму, Тот не запрещал, но свой контроль решил устроить, договорившись с Мишель, что заедет и заберет ее оттуда.

Утром Мишель проснулась у Димы на квартире, у кровати стоял поднос с кофе и сладкой булочкой.

– Доброе утро, любимая, – с улыбкой поздоровался Дима.

– Доброе, – ответила Мишель.

– Как спалось?

– Хорошо.

– Как вчера отметили, погуляли?

– Скромно, но со вкусом. Заказали по паре коктейлей, потанцевали и… за мной приехал ты и забрал меня, что было дальше я не знаю… – пыталась скрыть обидуй Мишель.

– Дорогая, но теперь ты моя практически жена, я не запрещаю тебе веселиться с друзьями, но не забывай, что скоро у нас свадьба и наверное надо посерьезнее к этому относиться, – с нравоучительной улыбкой ответил ей Дима. – Сегодня суббота, я узнавал – ЗАГС работает, можем поехать подать заявление, ты не против?

– Что? А, заявление, нет не против. Я только одного не поняла, ты мне запрещаешь гулять? – Мишель понимала, что не с этого надо начинать утро, но душа тянулась к скандалу.

– Гулять мы должны вместе, обычно девушки берут с собой своих молодых людей в ночной клуб и наоборот, Гуляют по отдельности, те, у которых нет пары. Или я не прав?

– Наверно прав. – Мишель понимала, что Дима на 100 % прав.

Позавтракав, ребята поехали на Английскую набережную.

Посидев полтора час в очереди, Мишель и Дима вошли в комнату регистрации, где происходила запись. Выбрав дату на 30 апреля, ребята поехали обедать в кафе и составлять дальнейший план действия.

– Ну, сколько людей пригласим, – начал беседу Дима.

– Не знаю, а сколько надо, – пытаясь поддержать разговор и показать, что он ей интересен, ответила ему Мишель.

– Сколько хочешь, столько и будет. Ведь это свадьба, она раз в жизни, я так надеюсь, – Дмитрий заулыбался. – Сколько пригласишь, на столько и закажем ресторан. В каком ресторане хочешь?

– Дим, я не знаю, ресторан выбирать тебе. А по поводу друзей, с моей стороны максимум человек десять будет.

– И все?! С моей не меньше 55. Ну, разберемся. Ты пока выбирай платье, не стесняйся, а то девушка ты у меня скромная, я тебя знаю… Я за все плачу.

– Спасибо, думаю, платье я буду весной выбирать, по салонам прогуляюсь и…

– Начинай сейчас, мало ли шить придется. И ресторан мы с тобой выберем в ближайшее время, и списки гостей тоже составим на неделе, а там кого забыли, допишем. – Дима словно рвался в бой, ему хотелось все сделать на высшем уровне.

Обычно все бывает наоборот, это девушки ждут этого дня, продумывают все до мелочей, торопят время, спят и видят свой свадебный день, но Мишель никакого желание не проявляла, во всём соглашалась с Димой, а сама витала в других мыслях и желаниях.

– Я забыл тебе сказать, – продолжал разговор Дима, – я купил путевки в Таиланд на Новый год. Съездим, отдохнем перед трудными днями, как раз перед зимней сессией наберешься сил и витамин, – он ждал от нее восторга и радости.

– Мишель, ты меня слышишь?

– А, да, спасибо, классно, никогда там не была, – натянув улыбку, ответила она.

– Вот и замечательно, мне нужен будет твой загранпаспорт, чтоб в турфирме на тебя билет оформили и, не забудь, что нам еще выбирать место для свадебного путешествия, на твой вкус.

«Свадьба, кольцо с брильянтом, шикарное платье, дорогой ресторан, свадебное путешествие, Мишель, очнись, об этом любая девушка мечтает, а ты сидишь с лицом – кирпичом, будто тебя в тюрьму отправляют, в Сибирь… Улыбнись, ты мне уже надоедать начинаешь, зажралась вообще!». – Мишель пыталась себя настроить на нужную волну радости, но ничего и не получалось.

Глава 6

Время летело быстро. Незаметно подкрался декабрь, на улицах было морозно и снежно. Снегоуборочная техника не справлялась с объемом выпавшего снега. Город наряжали в декорации, ставили елки, украшали их гирляндами.

Атмосфера в царила праздничная и новогодняя, каждый горожанин будто ждал чудо, в городе словно поселилась сказка.

Студенты готовились к зимней сессии, каждый второй студент пытался за несколько недель выучить то, чему их учили целый семестр, но несмотря на эти трудности, настроение было у всех приподнятое и веселое.

Мишель несколько месяцев жила одна в своей трехкомнатной квартире, ее отец переехал к Анне Ивановне, каждые выходные они приезжали к ней в гости, проведать ее.

Мишель старалась не заводить и всячески не поддерживала разговоры о предстоящей свадьбе, отговариваясь, что ей не до этого, что учебный год тяжелый и ей надо много учить, а не о танцульках думать. Отец гордился ее рвением в учебе, радовался, что Мишель, повзрослела и стала ответственной, но только Анна Ивановна знала истинное нежелание общаться на эти темы.

Анна Ивановна готовила еду Мишель на неделю, помогала по дому, рассказывала курьезные случаи на работе, пыталась поддержать ее морально. Она видела Мишель насквозь, понимала все ее чувства и все, что она переживает. Мишель была ей очень за это благодарна.

30 декабря Мишель улетела с Димой в Таиланд, надеясь, что солнце, море и вино разгорячит в ней чувства и вернет все на круги своя.

На вопросы Димы, кого она пригласила, Мишель отмахивалась, что рано еще всех звать, давай думать лучше о приятном настоящем. Она даже Сандре ничего не написала в письме. Кроме ее близких, папы и его спутницы, абсолютно никто не знал о предстоящей свадьбе.

Солнце было жаркое, океан освежающий, ребята жили на острове Пхи-Пхи, в пятизвездной гостинице. В таком раю Мишель еще никогда не была, пальмы, белый песок, наивкуснейшие фрукты, традиционные блюда, Мишель забыла о всех своих невзгодах и в прямом смысле слова наслаждалась отпуском.

Ей на мгновение показалось, что ей хорошо с Димой, что он ей нужен, что он тот, с кем хочет быть. Она стала легко вливаться в беседу с ним о свадьбе, составлять списки гостей, представлять в голове платье, какая она будет красивая и счастливая, и как все другие невесты будут завидовать. Даже влечение к Диме, будто проснулась она. Она хотела его и утром и вечером, его загорелый торс, с накаченными мышцами, пробуждал дьявольское желание. Выбравшись на волю, этот дьявол разжег огонь страсти.

Поздним вечером, когда на пляже уже никого не было, Мишель и Дима, взяли с собой бутылку вина, стали наслаждаться друг другом. Такого желания, такой страсти, Дима никогда не ощущал у Мишель, ее словно подменили, будто темная сторона ее души пробудилась и захватила власть над сердцем Мишель, над ее разумом, над всем ее телом.

В их фантазиях постоянно просыпалось желание эксперимента, то утро начиналось с джакузи, то весь день проводился исключительно в постели. Мишель испытывала оргазм за оргазмом, такого она от своего организма не ожидала, взрывалась каждая клеточка ее организма. Властительница темной стороны души была довольна, она праздновала свою победу.

Отпуск подходил к концу, счастливые и довольные ребята паковали свои чемоданы. Мишель была счастлива, и всерьез подумала, что смогла преодолеть все свои сомнения.

Приехав в аэропорт Пулково, ребята моментально ощутили на себе все прелести русской зимы. Забрав машину с парковки, Дима повез Мишель домой, где ее ждал папа.

Войдя в квартиру, Мишель почувствовала запах вкусной курочки в духовке и печеного картофеля.

Бросив свои чемоданы в угол, все сели за стол. Дима рассказывал о культуре и традициях Таиланда, об экскурсиях на которые они ездили.

Отдохнув с дороги, Дима и Мишель, стали укладываться спать, ведь завтра с утра, ребята решили вплотную заняться приглашениями на свадьбу и бронированием ресторана.

Глава 7

С того момента прошло целых три месяца, подготовка к свадьбе была в полном разгаре. Все готовились к свадьбе, стараясь не упустить ничего, продумывали любую мелочь. Свадебное платье висело у нее в шкафу, ей шили его на заказ. Оно было потрясающе красивое, пышное, белое, усыпанное множеством красивых камней. Дима нашел Мишель лучших мастеров по макияжу и прическе.

Пригласительные билеты были разосланы всем друзьям. Ресторан ждал своего дня, для него заказали множество цветов, чтобы приукрасить зал и внести туда романтики, все было уже оплачено и закуплено. Фотограф, видеооператор, тамада, кортеж из лимузинов, все дожидалось 30-го апреля. Даже каравай заказали с особо продуманным дизайном.

Была уже середина апреля, погода была по-настоящему весенней. Воздух был теплый, распускались деревья, настроение было прекрасным. Но чем ближе приближался день свадьбы, тем больше сомнений опять просыпались.

Каждую ночь Мишель уговаривала себя, вспоминала Таиланд, оправдывалась, что это предсвадебная лихорадка, но не проходила и дня, чтобы она не вспоминала Рому.

Она понимала, что после такого масштаба действий, она точно не может сбежать или отказаться от регистрации, все слишком далеко зашло. И ругая себя, постоянно злилась на то, как она могла поддаться ложным чувствам. Она не могла уже ничего изменить. Ей оставалось надеяться только на чудо.

До свадьбы оставались считанные дни. Мишель лихорадило с каждым днем все больше и больше. Она старалась избегать общения, даже стала прогуливать институт. В каждой беседе с Димой, она яснее ясного понимала, что совершает большую ошибку, за которую ненавидела себя еще больше. Не выдержав такого накала страстей и эмоций, Мишель схватила телефонную трубку и набрала номер Романа. Сердце ее готово было выпрыгнуть из груди, дыхание стало учащенным и нервным. В квартире никого не было, лучше бы кто-то был, она бы тогда не делала глупостей. Но будто звезды распорядились так, что она должна все это пропустить через себя, все эмоции, страхи, сомнения, все, что она обычно и переживала каждый день, только с утроенной силой.

В ее трубке послышался автоответчик. Мишель взяла всю волю в кулак и проговорила, громко и внятно:

– Рома, я не знаю, получишь ли ты мое сообщение, услышишь ли ты его. Но я должна тебе сказать, должна, а иначе я просто сойду с ума, я совершаю самую большую ошибку в своей жизни, по-слабости характера, я обманула себя и тех, кто меня любит. Я выхожу замуж за Диму, слишком поздно что-либо менять, но знай, не прошло и дня, чтобы я не вспомнила о тебе и не пожалела, что тогда я тебя не остановила, ни прошло и ночи, чтобы я не думала о тебе. Тогда в Париже ты изменил меня и все мое представление о жизни, но я этого не поняла вовремя… На кухне ты сказал правильные вещи, над которыми я должна была задуматься, но опять ошиблась. Я чувствую себя так отвратительно, я как раб, обрекший себя на вечные оковы. И пусть эти слова уже ничего в моей жизни не поменяют, но ты должен знать… я люблю тебя.

Мишель повесила трубку и молча стояла, повернувшись лицом к окну, по щекам ее текли слезы, сердце билось, она так разволновалась, что не услышала, как хлопнула входная дверь.

– И когда ты собиралась мне об этом сказать? – послышался холодный мужской голос Димы. От испуга Мишель повернулась так резко, что у нее закружилась голова. – В день свадьбы, после нее или вообще на нее не явиться?

Такого Диму она еще ни разу не видела. Холодный взгляд, разочарование в голосе, разочарование вперемешку с болью.

– Дима… – Мишель была готова провалиться, необратимый процесс уже запущен. Коленки подкосились, сердце с нереальной болью стало колоть. Такого нервного стресса она никогда еще не испытывала. – Ты все слышал?

– Все, что должен был услышать, весь твой монолог. Так, когда ты мне об этом собиралась сказать? – во взгляде его читалась свирепость.

– Дима, я хотела, – голос Мишель задрожал еще больше, – я честно пыталась сказать, но я испугалась, я не хотела причинять тебе боль! Я думала, у меня все получится, что все у нас будет замечательно!

– Замечательно?! – Дима перешел на еще более суровый тон, его глаза пускали молнии, кулаки сжимались все сильнее и сильнее. – Ты, ты обманывала меня все это время!

– Прости! – Мишель упала перед ним на колени, рыдая все сильнее и сильнее.

– Одного не пойму, то, что было в Таиланде между нами, наигранно было? Конечно, ведь я же все слышал, – он ходил из одного угла комнаты в другой. – Я верил, думал, что это искренне, что ты любишь меня, – в порыве ярости, он сорвал платье со шкафа. – Платье, ресторан, гости! – он начал рвать его не сдерживая сил и эмоций.

– Прости, прости меня! – у Мишель начиналась истерика.

– Как все просто! – Дима взял за горло Мишель пальцами, посмотрел ей в глаза с полным отвращением. – Не хотела больно мне делать, а хотела убить одним ударом и прямо в сердце. Все это время лгать мне и вести себя, как дешевая шлюха, делить со мной одну постель, ездить по заграницам, устраивать шикарные вечера в ресторане. У тебя хватило даже совести довести все до свадьбы, через три дня приедут гости, родные близкие, мои близкие люди и что, что я должен буду испытывать?! Что я им должен буду сказать, что полюбил тварь, пользовавшуюся мною, что она поиграла и устала, вспомнила о том, что ей нужен другой… Ты противна мне. – Он отвернул от себя ее голову, готовый подняться с колен, услышал очередное «прости», не сумев больше сдерживать себя, дал пощечину Мишель, что та упала на пол.

Не обернувшись больше ни на одно ее извинение и мольбу не уходить, Дима с силой хлопнул дверью.

Мишель лежала на полу, вся в слезах, успокоиться она не могла еще минут 10. Щека, по которой ударил Дима, жгла и болела.

С чувством ненависти к себе, с презрением, чувством боли, Мишель была готова пойти на самый отчаянный поступок. Но это скандал настолько выбил ее из сил, что при попытки встать, она упала и мозг ее предательски вырубился. Мишель погрузилась в глубокий сон.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю