355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Лилия Тимофеева » Неженка для олигарха (СИ) » Текст книги (страница 8)
Неженка для олигарха (СИ)
  • Текст добавлен: 16 декабря 2020, 15:30

Текст книги "Неженка для олигарха (СИ)"


Автор книги: Лилия Тимофеева



сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 11 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Глава 19

Дома была минут через сорок. Намного раньше, чем планировала. Зато в этом есть плюс. Могу приготовить детям нормальный ужин, а не кормить их бутербродами или полуфабрикатами. Отыскала в интернете рецепт простого, но вкусного, сытного и полезного ужина. Котлетки на пару с толченым картофелем. Приступила к чистке картошки, я уже приноровилась, и больше гадкие клубни не высказывали у меня из рук, удирая под стол. Неожиданно мне на помощь пришла Анна. Я обрадовалась:

– Отлично, помощница мне не помешает. Помой эти тарелки и протри столешницы, дочь.

Анютка выполняла все с удовольствием. Я так расчувствовалась, что не выдержала и вручила дочери внеплановую конфету. Кстати, последнюю. Но у Ваньки, видно, очень чуткий нос. Он появился на кухне, когда сестра разворачивала гостинец. Обрадовался:

– Тут конфеты дают. Я тоже хочу.

– Сынок, прости, но больше нет.

– Анька, дай половину! – попросил он сестру.

– Не дам! – ответила Анна.

– Почему? – возмутилась я.

– Потому что я жадина! – парировала дочь.

– Анна, ты считаешь, что быть жадиной это хорошо?

– Ну… вообще-то неплохо! – улыбнулась маленькая проказница, откусывая конфетку.

Но волновалась я зря. Аня жадиной не была. Потому что вторую половину протянула брату:

– На, лопай! Я не жадина.

– Зато вредина еще та! – рассмеялась я.

Я накормила детей, после чего разрешила посмотреть мультики. Стас отпросился немного погулять с друзьями. А я, пользуясь свободной минуткой, набрала Ритку, та сразу ответила на звонок:

– Привет еще раз, подруга. Как дела?

– Как в песне, – вздохнула я. – На теплоходе музыка играет, а я одна стою на берегу.

– Так, намек поняла, что-то не так с золотым оленем, – догадалась Марго. Рассказывай!

И я рассказала все, дав точное описание Жана.

– Мда, накрылась моя французская мечта, – вздохнула Ритка. – Ну, ничего, переживем. А вот Димка твой молодец, правильно, что урода заморского в рукотворный водоем бросил. Но я считаю, что за такие кусаче-коленные косяки этого мало. Надо было ему еще выпуклый глаз подбить! Чтобы на русских девчонок не заглядывался.

– Подбитый глаз уменьшает обзор, но увеличивает опыт! – тут же выдал Гоша, который до этого упорно молчал.

Настроение после разговора с Риткой у меня улучшилось. Подруга права, мой Дмитрий Васильевич все-таки молодец, не побоялся ссоры с другом из-за меня. А то, что ему плохо было, это можно понять. И простить… Скорей бы утро, и я снова его увижу.

Но утро принесло непредвиденные обстоятельства. Еще вечером, когда приемный блудный сын вернулся с прогулки, он сразу заявил:

– Настя, завтра наша компания в поход собирается. Отпустишь?

– Нет.

– Ну, Настя, мы даже без ночевки, просто до вечера.

– Нет.

– Ну, мне очень надо. У Тани день рождения. Все будут, а я, ее парень нет, это разве правильно?

– Неправильно, – согласилась и выдохнула. – Ладно, топай в свой поход.

– Спасибо, моя юная прекрасная мать! – расцвел подхалим. – А куда мелких денем? С работы отпросишься?

– Не вариант! – ответила я. – Но ты не переживай, надеюсь пристрою куда-нибудь.

– Настя, ты лучшая.

Стас ушел из дома ни свет, ни заря. Если честно, я особо не паниковала, так как надеялась на Ритку. Но та неожиданно ответила:

– Настюх, хоть режь, но я не могу. Сегодня у Светличной девичник, она меня на весь день арендовала. Отказаться не могу. Я на этих мероприятиях зарабатываю, как за полгода. Пойми меня, не обижайся.

Теперь, когда мне самой приходится считать деньги, я прекрасно понимала подругу. Светличная – самая выгодная Риткина клиентка, обожает массаж. А иногда у нее собираются подруги, и тогда Марго приезжает в особняк на весь день массажировать всех по двойному тарифу.

– Ничего страшного, Рит. Сейчас Киру позвоню. Он отец или как.

Кир оказался… или как. Поняв, о чем прошу, буквально взревел:

– Настя, ты хочешь, чтобы я детей с собой в офис взял? На весь день? Нет, даже не уговаривай. И няню я не найму, ограничен в средствах. И вообще, алименты за текущий месяц я отдал, свои обязательства выполнил. Все, мне некогда…

Пик…пик…пик… короткие гудки. Ну и что мне делать? Остается один выход: позвонить работодателю и попросить отгул. Позвонила Дмитрию Васильевичу, но тот не брал трубку. Набрала еще раз, тот же результат. После двадцатого звонка я начала беспокоиться, а вдруг с ним что-то случилось. Надо было что-то срочно делать. Я немного подумала и пошла будить Аньку и Ваньку. Быстро накормила их завтраком и сообщила новость:

– Вы едете со мной на работу!

В ответ раздалось дружное "УРА!!"

Молочную манную кашу близняшки умяли без возражений. Оделись быстро. Я сегодня решила обойтись без каблуков и платьев. Надела шорты, майку и кроссовки. Ехать придется на автобусе, денег на такси больше нет, а с работодателем неожиданно возникло напряжение в отношениях. В автобусе я наотрез отказалась отвечать на многочисленные вопросы Аньки и Ваньки и разрешила им играть в мобильниках. Потому что ми мысли были заняты важнейшей задачей: показать детей Диме или… спрятать в каком-нибудь потайном уголке дворянского гнезда. К половине пути я приняла окончательное решение: спрятать.

У меня даже местечко было на примете. В самом конце коридора находилась бывшая детская с чудесным видом на сад и озеро. Да, комната на втором, хозяйском этаже, но в той части Дмитрий Васильевич не появляется. Зато от бывшей владелицы-девочки остались игрушки, карандаши, раскраски. В общем то, что сможет занять близнецов на какое-то время, пока Дима не уедет по делам, он собирался это сделать после обеда. Гадкий французмишка тоже отчалил восвояси, так что мой план "Анька и Ванька в тайной комнате" вполне мог прокатить. Оставшуюся половину пути я нагло врала детям, с идиотской улыбкой обещала, что сейчас мы будем играть в прикольную шпионскую игру и рассказывала правила. Ванька, даже не поняв сути, все воспринял с восторгом. Анна посмотрела на меня с подозрением:

– Мама, ты считаешь, это правда, весело, тупо сидеть в одной комнате и не выходить туда?

– Ань, – вздохнула я. – Пойми, так надо. Сделаете все правильно, обещаю, в парк на качели-карусели пойдем.

– Хорошо, – согласилась маленькая пройдоха.

Я внимательно посмотрела на детей. Внешне они совсем одинаковые. Родились с разницей в пятнадцать минут, но мне иногда кажется, что Анна старше брата лет на десять. Нет, Ванечка вовсе не глупый, развит слгласно возрасту. А вот Анька та еще штучка…

Мы вышли из автобуса и, спустившись с пригорка, направились к заднему входу в поместье. Я старалась соблюдать конспирацию. На счастье пока никого не было. Только вдалеке рабочие занимались сварочными работами.

– Мама, а что дяди делают? – поинтересовался Ванечка, увидевший подобное впервые.

– Трубы варят.

– Они их есть будут? – в ужасе уставился на меня сын.

Я улыбнулась и снова поразилась разительному отличию между близнецами. Больше всего я опасалась, что наткнусь на Дмитрия Васильевича в самом помещении. Но там было пусто. В бывшую детскую мы попали без проблем.

– А тут здорово! – неожиданно похвалила Аня и тут же принялась проводить исследование временного места обитания.

Залезла в шкаф и ахнула от восторга, потому что обнаружила кучу театральных костюмов. Судя по постерам на стене, дети бывших хозяев, когда были ровесниками моих близнецов, увлекались театром. Было то домашнее развлечение или юные актеры посещали студию, меня не волновало. Главное, Анька и Ванька нашли забаву, которая их развлечет.

– Мама, можно нам все это примерить? – с блестящими от восторга глазами спросила дочь.

– Конечно. Развлекайтесь от души. А мне надо работать. Надеюсь, вы помните о моей просьбе – из комнаты никуда не выходить.

– А если мы в туалет захотим? Или еще чего-нибудь?

К сожалению, санузла, примыкающего к детской, не имелось.

– В таком случае звоните мне, – ответила я.

Вышла из комнаты и отправилась на поиски своего золотого оленя. Дима отыскался в своей спальне, громко храпящим и издававшим невыносимое амбре перегара. Я поморщилась и тихонько вышла. Все ясно. Работодатель сильно переживал из-за ссоры с другом, вот и наклюкался.

В столовой царил вчерашний беспорядок. Да и кто бы его убрал, если меня не было. Я рьяно взялась за работу, успокаивая себя тем, что Дима еще час-другой не проснется, а Ванька и Анька не высунут носы из тайной комнаты…

Глава 20

Чертов француз! «О, русский водка это есть хорошо! Это есть лучший антидепрессант!» Сам нажрался и меня споил. Что я вчера сделал с гостем босса? Пытался утопить? Это, конечно, правильно. Нехрен лапы свои лягушачьи распускать. Но теперь предстоит объясняться с Дмитрием Васильевичем. Что ему сказать, я не знаю. Сейчас вообще мысли разбегаются. Голова трещала так, что казалось, если приподниму ее с подушки, она просто развалится на кусочки. Но вставать надо. Пить хочется страшно. Как говорится, с похмелья вся вода такая артезианская… Если бы знал, что так нажрусь, припас бы в комнате бутылочку ледяной минералки. Давай, Диман, не будь слабаком. Глоток живительной влаги недалеко, до кухни всего несколько метров. Сделал рывок, встал. Пошатнулся. Засомневался, дойду ли до пункта назначения. Пошатнулся еще раз. Упал на пол. А раз уж на полу, то… решил отжаться, раз-два, начали! Хреново отжался, всего раз десять. Но полегчало. Вскочил на ноги и почувствовал под ними почву, то есть пол. Прогресс на лицо. Кстати, о лице. Взглянул в зеркальную дверцу шкафа, мама родная, забери меня обратно! Зачем жить, если сам себя боюсь. Отекшие две щелки, что раньше были глазами. Все еще распухший нос, которым поцеловался с бассейном, когда занимался утоплением иностранного гражданина. Всколоченные волосы. А если Настя уже приехала на работу? Взглянул на часы. Черт, конечно, приехала, уже полдень! Нельзя таким ей попадаться на глаза. До ушей долетел звук пылесоса, доносящийся со второго этажа. Значит, она там. Надо поторопиться на кухню. Прибавил шагу, завернул за угол и замер как вкопанный. Прямо перед до мной стоял… Чебурашка. Спокойно, Диман! Обычно к людям белочка приходит. Ну а ко мне Чебурашка. Может, я особенный. Хотя чему удивляюсь. На днях в торговом центре за мной гнались сосиска в тесте и бутерброд, намереваясь втюхать рекламные проспекты. Обычные люди в костюмах. Но сосиска и бутик были гигантскими, а передо мной стояло мелкое существо, недостающее мне даже до пояса.

– Ты хто? – поинтересовался я.

– Теперь я Чебурашка, мне каждая дворняжка при встрече лапу, лапу подаееет, – пропело нечто тоненьким детским голосом.

Да это ребенок! Моя больная голова начинала соображать. И я знаю, откуда он взялся. Вчера прибыла в левое крыло бригада штукатуров, состоящая из пяти женщин. Одна, молоденька хохотушка по имени Марина, жаловалась, что детсад еще не открыли и куда девать детей, она не представляет. Ситуация обычная. Многие мамочки в таких случаях берут детей с собой на работу. Одна моя знакомая таскала дитятку в офис. А тут целое поместье, есть где разгуляться. Вот только зачем она чадо в чебурашечьи меха запихала, непонятно. Для конспирации, что ли?

– Слышь, Чебурашка, ты сюда с мамой пришел? Да не бойся, я все равно уже догадался. Говори правду смело.

– С мамой, – признался детеныш. – А ты Бармалей, да?

– Ну…

– Мама сказала в эту часть дома не ходить, тут Бармалей живет. Страшный! Но я тебя все равно не боюсь.

Мда, детей мной пугали впервые. А то, что сравнивают с Бармалеем, так ничего странного, учитывая мой видок. Главное прекрасной Анастасии таким на глаза не попасться. Срочно в душ! Но еще срочнее вернуть заплутавшее дитя в материнские объятья. На втором этаже ребенку делать нечего, тут полно дорогостоящих предметов.

– Ну, раз не боишься, – улыбнулся я, – пойдем, я тебя к маме отведу, а то она, наверное, уже соскучилась.

Детеныш кивнул гигантской ушастой головой и протянул доверчиво мохнатую лапу. По дороге выяснилось, что Чебургена зовут Анна, ей шесть лет, а все остальное страшный секрет. Я не стал выпытывать тайны ушастика и вместе с ним вошел в помещение, где работали штукатуры. Сунул сбежавшее дитя Марине и сказал:

– Вот, забирайте вашего ребенка.

Девица с минуту переводила взгляд с меня на Чебурашку, и обратно, потом возмутилась:

– Че?! Какого еще ребенка?

– Вот этого самого! Марина, я все пониманию, бывает, что детей не с кем оставить. И даже не возражаю, пока нет хозяина, что дочка с вами на работе. Но у меня условие: на второй этаж дома не входить!

– У меня нет дочери! – как-то очень решительно заявила Марина.

– Это не моя мама! – подтвердил Чебурашка. – Но я не против тут поиграть, дядя Бармалей. А мне кисточку дадут? Я тоже хочу на стенках рисовать!

– Дадут! Рад были познакомиться, Аня. Еще увидимся.

У меня совсем не было времени выяснять, кто из штукатуров произвел на свет Чебурашку. Решил, что разберутся сами, и быстро вышел.

Но не успел вернуться в хозяйскую жилую часть, как увидел… Человека-паука. Тот прыгал на четвереньках, расставив широко руки и ноги, имитируя движения киногероя. Черт возьми, да что тут происходит?! Марина (или не Марина) сюда всех детей притащила да еще нарядила в дурацкие костюмы. Кто меня поджидает за следующим углом? Шрек? Король Лев или Кунг-фу панда? Я отлично знал всех мультяшных персонажей, потому что когда-то встречался с женщиной, у которой был маленький ребенок. Сильной любви в Верочке не было, но все же я привязался к этой чудесной девушке и ее сыну. Даже собирался сделать предложение. Но неожиданно Верочка помирилась с бывшим мужем. Я решил воссоединению семьи не мешать. И правильно сделал. Боль и обида прошли. Зато сейчас, когда на моем пути встретилась Анастасия с анастасийками, я совершенно свободен! Так, надо торопиться. Обратился к популярному насекомому:

– Господин Человек паук! Что вы тут делаете?

– Сейчас плакать буду! – неожиданно признался тот дрогнувшим голосом. – Я Аньку потерял. А она у нас главарь…

– Да ладно! Настоящие пауки не плачут. А где главарь по имени Анна, я знаю. Она сейчас Чебурашка. Хочешь отведу?

– Хочу, дяденька! Меня Ваня зовут.

Я повторил путь в левое крыло. Вошел к малярам и сказал:

– Девчонки, вот еще одного вашего ребенка нашел. Забирайте!

– Да Вы что творите, Дмитрий Васильевич! – возмутилась Марина. – У вас детский сад где-то припрятан? Мы на работе, между прочим!

Мне уже надоели наглость и упертость штукатурш.

– Вот именно, на работе, Марина! И если не хотите лишиться выгодного заказа, держите детей при себе. А завтра чтобы я их тут не видел.

Вышел, на этот раз громко хлопнув дверь, показывая свое недовольство. Но услышал возмущенный возглас Марины:

– Девчата, я что-то не поняла. Злой босс хочет, чтобы мы приблудных детей после работы с собой забрали и больше не возвращали? Ну вааащще!

– Ванька, здесь весело! – раздался голос Чебурашки. – Снимай костюм, будем стены в порядок приводить.

И вдруг снова раздался, на этот раз не возмущенный, а испуганный вопль все той же Марины:

– Мамочки! Они же одинаковые! Дети о-ди-на-ко-вы-е!!! Этот Дима, что, тут мини-клонов выращивает? И почему они в дурацких костюмах?

Марина так искренне возмущалась, что я даже засомневался: вдруг это не дети штукатуров? Но тогда чьи?

Решил, что сами разберутся. Быстро принял душ, побрился. Успел вовремя. Потому что когда снова оказался на кухне, анастасийки были уже там.

– Дмитрий Васильевич, завтракать будете? – спросила обладательница двойной прелести.

– Нет, не хочу, Настя. А вот от кофе не откажусь.

Кофемашина чудная вещь. Через пару минут перед мной стояла чашечка дымящегося капучино.

Глава 21

Я смотрела, как жадно, с наслаждением Дима пьет горячий кофе, и улыбалась. Ясно ведь, делает вид, что нет вовсе никакого похмелья. Пока я наводила порядок, успел принять душ, побриться, почистить зубы. Радует, что мое мнение ему не безразлично.

– Настя, ты чего улыбаешься, – спрашивает мой золотой олень, и тоже расплывается в улыбке.

– Ничего, просто сегодня хороший день. Вкусный кофе, Дим?

– Просто отменный! Но я вижу перед собой еще более лакомый кусочек.

В следующую секунду я вдруг оказываюсь на мощных коленях своего работодателя и чувствую вкус кофе… и еще мятной зубной пасты… и сладкий вкус счастья на губах, который знаком каждому, кто любил и был любим в ответ. Не знаю, сколько времени длится наш поцелуй, замечаю только, что помимо двух срезанных верхних пуговичек, несколько, что следуют, ниже… растегнуты. А я даже не заметила! Как он это делает, интересно?! Тааак, нам срочно нужен стоп-сигнал. Не время и не место сейчас для заманчивого продолжения. К тому же у меня болит душа за детей. Как они там? Собиралась дать Диме кофе и сразу бежать с проверкой в детскую, но вместо этого уютно примостилась на коленочках и из последних сил стараюсь удержать "крышу", которую вот-вот сорвет и унесет прочь. Решительно отстраняюсь от соблазнительной широкой груди, дарю на прощание легкий завершающий поцелуй. Правда, не могу сдержаться, на секунду запускаю руки в пышную влажную шевелюру работодателя и выдыхаю:

– Как же ты мне нравишься, Димка!

– Правда? – красавчик-миллиардер улыбается еще шире, но вдруг становится серьезным. – Настя, я испытываю к тебе тоже самое. Нет, даже больше! Поэтому… хочу спросить…

Дима мнется, на что-то не решается, я подбадриваю:

– Спрашивай смело, очаровашка с бицепсами!

– Хорошо! А нравлюсь ли я тебе настолько, что ты согласна провести со мной всю жизнь?

– Да! – без тени сомнения отвечаю я.

– Даже если я буду… например, беден!

– Конечно, Дмитрий Васильевич!

Ох уж этот вечный бзик богатеев, все-то они боятся, что любят только их деньги. В глазах золотого оленя вспыхивают искорки радости, и он даже вздыхает с облегчением. Потом неожиданно заявляет:

– У меня есть один секрет. Настя. И мне очень стыдно перед тобой… За то, что не сказал обо всем сразу…

Как я в этот момент понимаю Диму! Тоже ведь не раскрыла ему всей правды. И это меня гнетет. Детей я решила спрятать, больше поддавшись на Риткины уговоры. Наверное, пришло время раскрыть карты. Уверена, что должна покаяться перед Дмитрием Васильевичем первой. Решительно перебиваю:

– Дим, подожди. Дело в том, что у меня тоже есть тайна…

– Ну, ты же женщина, как без этого! – улыбается Дима.

– Даже… две тайны! – продолжаю я, набравшись решимости.

Мне, если честно, страшно. Очень страшно лишиться замечательного мужчины, что так ловко управляется с пуговичками. Понимаю, что не смогу без него. Никак. Никогда.

– Две большие страшные тайны?! – произносит "испуганным" тоном Дима.

– Нет, они еще маленькие. И уж точно не страшные, а милые, забавные!

– Всего две маленькие тайны и ни одной большой, Настя?!

– Есть… третья тайна, уже большая. И не совсем моя. Точнее, совсем не моя, то есть не мой. В общем, Дмитрий Васильевич, лучше не вставайте со стула, потому что у меня трое…

– Троечка? – взгляд черных глаз прикован к моей груди, а через секунду там же оказываются и наглые оленьи ручонки. И я слышу возмущенный возглас: – Настя, не обманывай, у тебя пятерка. Твердая. И… такая упругая!

Мда, поговорили серьезно! Мне очень хочется треснуть чем-нибудь тяжелым мужчину, которого минуту назад страстно целовала. И в это время у Димы трещит мобильник. Босс ловко выхватывает телефон из кармана:

– Черт, совсем забыл про встречу. Настя, мне срочно нужно ехать по делам. А вечер, день или утро откровений предлагаю устроить в другой раз. Без обид?

– Да вообще без проблем!

Меня такой расклад тоже устраивает. Раз мои признательные показания не были приняты, Анька и Ванька все еще в доме инкогнито. И, что самое удивительное, на мой телефон не поступило ни одного звонка от детей. Как только золотой олень скрылся на своей машине за воротами, я горной антилопой рванула в детскую. И замерла на пороге. Детей не было! Трясущимися руками стала набирать Анну. Знакомая мелодия послышалась совсем рядом. Телефон дочери валяется на кровати, а Ванькин вообще на полу. Первая мысли была самой страшной: моих детей украли! Но я тут же успокоила себя. Кому нужны близняшки, кроме меня?! Никому, даже родному отцу и бабушке. Значит, ушли сами. Мобильники оставили, потому что одежда без карманов. И потому что собирались выйти ненадолго. Наверняка, разгуливают по поместью. Главное, чтобы не заблудились. Я выскочила из особняка.

Глава 22

Стараясь унять дрожь, огляделась по сторонам. Вернулась в дом, быстро сняла униформу, переоделась в свою одежду, обула кроссовки, похвалила себя за то, что выбрала утром именно их. Марафон по огромному поместью дело нешуточное. Итак, Настя, на старт, внимание, марш! Рванула. Мой забег не оставил равнодушным мужичков, что занималась сварочными работами. Сначала алени что-то выкрикивали, тыкали пальцами в мою грудь, что тряслась при беге. А когда я снова пробегала мимо, двое работников сварочного аппарата присоединились к забегу. Неожиданные кавалеры оказались словоохотливыми и на бегу засыпали меня вопросами, заданными с акцентом: «Ти кто?», «Зачем бегать сюда, тюда?», «Что тякой красивай девюшка делает вечером»?

Алени производства ближнего зарубежья меня не интересовали. Вполне привлекательные парни, но мне был интересен только один олень, сделанный в России. И не потому, что золотой, а потому, что я влюбилась. Как же мне хотелось, чтобы в эту трудную минуту Дима был рядом. Я даже три раза послала мысленно к черту Ритку, которая уговорила не показывать детей. Но позвонить сейчас Диме я не могла. Такие вещи нужно говорить лично. Заводить знакомства с новоявленным спортсменами, что возбужденно дышали мне в спину, а тем более объяснять свое поведение, я не собиралась. Просто спросила:

– Детей тут не видели? Двоих. Мальчика и девочку?

Парни покачали головами. Детей они не видели. Я совсем сникла и вернулась в дом. Жадно выпила воды и заставила себя успокоиться. Сердце вон как колотится, нужно поберечься. Если свалюсь тут без чувств, кто моих маленьких беглецов искать будет. Внезапно меня осенила идея: а что, если мои детки направились к остановке. Там располагался небольшой магазинчик, в который я обещала детям заглянуть по пути домой. Но главарь по имени Анька вполне могла принять самостоятельное решение и потащить за собой Ваньку. Тем более, деньги у них были. Дали добрые люди. В маршрутке, которая привезла нас сюда…

В общественном транспорте мои близнецы сегодня утром ехали второй раз в жизни. В первый, когда мы покупали телевизор на прошлой неделе. Но тогда наше путешествие длилось всего две остановки. Рейсовый автобус до Лесогорской шел около часа. И, конечно же, мои детки отличись. На автовокзале автобус забился под завязку. Ехать предстояло долго, и я очень надеялась, что мы с детьми успеем занять двухместное сиденье в начале автобуса. Но нас резко оттолкнула необъятная мадам в ядовито-желтом сарафане. Ванька едва не упал. Я возмутилась:

– Женщина, можно быть поосторожнее! Здесь же дети!

Тетка повернула ко мне невольное лицо и рявкнула:

– Нарожала выводок, вот и вози его на такси! Будет она мне тут еще указывать!

В итоге мадама в желтом ворвалась в салон первой и брякнулась на переднее сиденье, массой своего тела сдвинув и буквально вжав в стенку автобуса своего соседа – симпатичного спортивного мужчинку средних лет. Мы с ребятишками устроились рядом, вцепившись за поручень. Но уже на выезде автобус тряхнуло так, что я не удержалась и ударилась лбом об верхнюю перекладину. Вскрикнула, схватилась за голову. Сосед женщины в желтом вскочил и произнес:

– Девушка, вам больно?! Идите на мое место.

– Спасибо, – ответила я. – Но пусть лучше дети сядут. Я в порядке, постою…

И тут Анька, всегда соображающая на лету, выдала:

– Мама, пусть лучше тетя нам место уступит, тогда мы все поместимся!

Близ находящиеся пассажиры дружно рассмеялись. Лицо у злой толстушки стало багровым, что совсем не сочеталось с желтым сарафаном. Она разразилась новым потоком брани в наш адрес. Но мне было на это плевать. Я втиснула детей на место доброго мужнины. Женщина в желтом покинула автобус, на наше счастье, неожиданно быстро, уже на третьей остановке. Также вышли пассажиры, что сидели напротив. Мы разместились на освободившихся местах с комфортом. Рядом со мной возле окна сидела Анна, напротив нее добрый спортивный дяденька, возле него, напротив меня, Ванька. Спортсмен не спускал с меня глаз, потом наклонился к Ваньке и спросил:

– Тебя как зовут?

– Иван!

– А я дядя Сергей. Иван, а у тебя папа есть?

– Есть, папа Кир!!! Только он с нами сейчас не живет.

Дядя Сергей улыбнулся и снова посмотрел на меня. Но в этот момент к нам протиснулась кондуктор и спросила:

– Деньги за проезд?

– Спасибо! – вдруг расцвел Ванечка и протянул руку к коробочке, полной мелочи.

Он решил, что кондукторша их… предлагает!!!

– Иван! – прошипела я, вытаскивая кошелек. – Это мы должны деньги отдать, а не нам.

Пассажиры снова рассмеялись. Им было весело, а вот Ванька явно расстроился. Это заметил дядя Сережа. Достал портмоне и вытащил оттуда две купюры по 50 рублей. Протянул их моим детям:

– Держите, на мороженое!

– Заберите назад деньги немедленно, Сергей! – возмутилась я. – Если вы таким образом хотите познакомиться, то зря. Я замужем, и мой супруг просто в… командировке.

Мужчина вздохнул и грустно произнес:

– Ну, тогда счастья вам в семейной жизни. За деньги не обижайтесь, я без корысти, от доброго сердца. Просто детей люблю. Ладно, я пошел, и так свою остановку проехал.

Сергей скрылся за спинами других пассажиров, направляясь к выходу. Автобус вскоре затормозил, мой несостоявшийся кавалер покинул салон, махнул нам на прощание рукой и пошел на противоположную сторону дороги. А деньги остались у детей.

Озабоченная тем, как скрыть близнецов от ока хозяина, я совсем забыла про этот эпизод. Зато теперь, когда вспомнила, сомнений не оставалось: дети ушли в магазинчик.

Минут через десять я была у торгового павильончика. Толкнула входную дверь и чуть не взывала от отчаяния. Аньки и Ваньки в магазине не было. Хотела обратиться к продавцу с вопросом о детях, но внезапно в магазин ворвалась бойкая бабульку с громким требованием:

– Слышь, Верка, дай срочно пол-литра моему Степанычу!

– Ты что, баб Зин, на солнце перегрелась? – удивилась продавщица. – Ты ж своего Степаныча за каждую грамульку беленькой поедом ешь.

– Седни ему можно! Даже необходимо! Стресс у моего нынче случился сурьезный.

– Да что за стресс, баб Зин?

– Испугался он! Чуть не помер со страху, а ведь в том я сама виновата. Утром занята была, пироги пекла, внуки обещали приехать. Вот и велела Степанычу в поместье топать. Там малярши у меня хорошо творожок да сметанку берут.

– Ну, дед Степан вместо тебя пошел, а в чем тут страх-то? – ничего не понимала девушка-продавец.

– А в том! Страх жуткий теперича в поместье. Не иначе, как сам дьявол его купил.

– Да с чего ты взяла, баб Зин?

– Да ты слушай, Верка, не перебивай. Пришел мой Степаныч, нашел моих мастериц, а те сидят как в воду опущенные. Думу думают, что делать. Старик мой хоть и полуглухой, но все же суть разговора промеж малярш понял. Новый владелец не знамо кого в подвалах выращивает.

– Как это – не знамо кого?

– А вот так, Верка! Ростом эти не знако кто малы, как дети малые. Лицом все одинаковые, но приятные. А вот тельца… Один мохнатый, другой на таракана похож, только красно-синего. Конфеты любят. У малярш сладостей не осталось. Так мохнатый чуть на моего Степаны не напал. Кричал "Конфеты или жизнь!"

– Да что ты за страсти рассказываешь, баба Зина! – всплеснула руками Вера. – Степаныч твой, полуслепой, полуглухой и полупьяный в особняк явился, вот и случилась с ним белая горячка. Не верю!

– Ну и не надо! Бутылку сюды давай, Верка! – обиделась баба Зина и вышла из магазина.

– Вам чего, девушка? – спросила меня Вера.

– Спасибо, уже ничего не надо! – ответила я и тоже поспешила к выходу.

Конечно, бабулька многое преувеличила, но в целом она рассказала правду. Мне все стало ясно. Главарь Анька напялила на себя и брата костюмы и решила в них прогуляться. С этим все ясно. Как дети оказались у маляров в противоположной стороне дома, я не знала. Снаружи там все огорожено. Дверь, соединяющая части дома, была заперта. Получается, ее кто-то открыл. Разгадывать эту головоломку мне было некогда, и я просто поспешила назад в особняк, очень надеясь, что беглецы все еще с бригадой маляров. Пошла по коридорам и замерла как вкопанная: смежная дверь была по-прежнему заперта. Это что же получается? Кто-то провел через нее моих детей в левое крыло, а потом снова закрыл? Одна связка ключей имелась у меня. Дмитрий Васильевич вручил мне ее в первый день, когда показывал поместье. Вторая у самого Димы. Получается, это он?! Но зачем?! И почему мне ничего не сказал, когда мы так сладко обнимались на кухне? Я уже совсем ничего не понимала. Решила: дети могли проникнуть за временный забор из плашек снаружи, когда кто-нибудь из работников заходил на территорию, где проводились отделочные работы. Немного успокоив себя, прибавила шагу и вскоре оказалась на месте. Девушки отделывали большую комнату с высоченными потолками. Мои близнецы помогали, дружно махая кисточками. В углу я заметила брошенные костюмы Чебурашки и Человека-паука. Неудивительно, что не совсем трезвый Степаныч перепугался.

– Аня! Ваня! – позвала я.

– Мама!!! – закричали дети и кинулись ко мне.

Девушки тоже оторвались от работы. Одна из них неприветливо заявила:

– Явилась, кукушка!

– Почему кукушка? – возмутилась я.

– Потому что за детьми лучше следить надо. Нас из-за тебя чуть не уволили!

– Но при чем тут вы?! – задала я закономерный вопрос.

Но девушка разозлилась еще больше:

– Слушай, идите уже отсюда, а! Итак, полдня прошло, а мы толком ничего не сделали. Некогда мне разговоры разговаривать.

Я гордо вскинула голову, взяла близнецов за руки и потащила за собой к выходу, устроив допрос на ходу:

– Вы почему из комнаты удрали? Как тут оказались? Кто дверь открыл и вас сюда привел?

– Мы не удрали, а вышли на минуточку, – ответила Анна. – Но по дороге встретили Бармалея, которым ты нас пугала. Но мы ведь храбрые дети, так, Ваня?

– Так! – подтвердил сын. – И у меня суперсила Человека-паука. Поэтому я победил злого Бармалея, и…

– Замолчи, фантазер. Анна, продолжай.

– В коридоре мы встретила Бармалея. Но он оказался совсем не страшный и привел нас сюда, чтобы мы рисовали на стенах.

– Понятно, – вздохнула я.

Хотя было ничего непонятно. Что за Бармалей? Зачем он утащил моих детей к малярам?

– Мы есть хотим! – заявила Анна.

– И спать! – добавил Ванька.

Последняя фраза была странной. Спать днем добровольно? Наверное, сказался физический труд и свежий загородный воздух.

– Хорошо, пойдемте, я вас покормлю, потом вы тихонечко посидите, а я поработаю, и поедем домой. Если босс отпустит.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю