332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Лилия Бланш » Проклятие Солнца (СИ) » Текст книги (страница 7)
Проклятие Солнца (СИ)
  • Текст добавлен: 15 декабря 2020, 09:30

Текст книги "Проклятие Солнца (СИ)"


Автор книги: Лилия Бланш






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 19 страниц)

Глава 12

Ни одно нейтрализующее заклинание, из тех, что они разработали с Сахим, не сработало.

– В принципе, этого следовало ожидать, – сказала девушка, наблюдая, как этерн мерит комнату шагами. – Думаю, тот, кто составил это проклятие, обладает более глубокими знаниями, чем я. Безобидными способами такое не снять.

Кетро резко остановился.

– Безобидными? Хочешь сказать, есть ещё способы?

– Нет-нет, – поспешно ответила Рафия. – Я хотела сказать только то, что…

Этерн преодолел расстояние, разделявшее их, за долю секунду и с силой сжал плечи девушки.

– Говори.

– Кетро, мне больше нечего тебе сказать, – ответила Рафия, поджав губы.

– Ты врёшь.

– Последствия этого способа непредсказуемы.

– Я слушаю.

* * *

Несколько дней после Зимнего бала я ужасно плохо спала. Во сне мучили кошмары, а стоило проснуться – начиналась самая настоящая паранойя. Преследовали мысли о том, что все девушки Академии жаждут внимания моего жениха. Поэтому едва начинались рабочие часы я под разными предлогами поднималась на этаж, где располагался кабинет куратора.

Это утро не стало исключением.

Секретарши как всегда не было на месте. Я прошла в кабинет Адриана, открыла дверь и остолбенела. Георгина сидела на столе Адриана, эффектно скрестив ноги. Коротенькая юбочка задралась, обнажая ажурные чулки, на звук открываемой двери секретарша обернулась, промурлыкав

– Я уже вас заждалась, господин куратор…. ТЫ?! Что ты здесь делаешь?

– Могу задать тот же вопрос, – сухо бросила я, заходя в кабинет и закрывая дверь. – Да ещё в таком виде. Почему ты позволяешь себе сидеть на столе моего жениха, демонстрируя нижнее бельё при этом?

– Я позволяю себе то, что считаю нужным, дорогуша, – пожала плечами Георгина. – И Адриан не возражает. Расслабься ты уже, подумаешь сижу на столе. Родовой браслет Верленов у тебя на запястье, чего тебе ещё не хватает?

Сознание затуманилось, меня затрясло от ярости. Не успев обдумать свои действия, я вцепилась в волосы Георгины, стащила её со стола и яростно начала царапать лицо. Секретарша визжала и отбивалась как могла, длинные острые ногти надрезали мне губу, щёку, я ощущала вкус крови во рту, но не могла остановиться, словно какая-то сила заставляла меня продолжать этот нелепый бой. Когда сильные руки схватили меня в охапку и оттащили от Георгины, я продолжала брыкаться, а Георгина ринулась вслед за мной, намереваясь продолжить схватку.

– Прекратили! Обе! Немедленно! – воистину голос Илрэмиэля Кетро не оставлял сомнений в его способности занять трон империи однажды.

– Георгина, ушла! Перье, ты совсем сдурела? Что на тебя нашло?

Бывший командир развернул меня к себе, крепко сжав плечи, и легонько встряхнул.

– Что с тобой? Какого демона ты начала драться с Георгиной?

– Она флиртует с Адрианом.

– Ну и что? Она со всеми флирует, а Верлен всегда ставит её на место. Такие уж у них отношения. Что конкретно она сделала?

– Сидела на его столе, вытянув ноги и демонстрируя чулки, – прохрипела я, пытаясь пригладить растрёпанные волосы.

– И что? Перье, ты же адекватная девушка. Бросаться на соперницу это не в твоём характере. Максимум, что я могу представить, это как ты бросаешь родовой браслет в морду куратора, разворачиваешься и уходишь, но не то, как ты кидаешься царапать лицо Георгины. Что с тобой происходит?

Я смотрела в изумрудные глаза Кетро, и туман в моей голове постепенно рассеивался.

– Я не знаю, – прошептала я. Почему-то взгляд этерна действовал успокаивающе, словно в нём было что-то правильное и спасительное для меня… Ощущение закончилось, как только появилось чувство падения, падения в бездну этернийского сканирующего взгляда. Я попыталась отстраниться.

– Стоять! – рыкнул этерн, одновременно схватив рукой за талию и лишив возможности двигаться. Он внимательно разглядывал моё лицо, я ощущала как белый свет проникает в мои глаза.

– Что тут происходит? – Адриан появился так внезапно, что я вздрогнула, прервав зрительный контакт.

– Перье, иди в свою комнату! – скомандовал этерн.

– Что? – возмутилась я.

– Кетро, может вы не будете раздавать приказы вместо меня?

– Лорд Верлен, у меня к вам очень серьёзный разговор. Он касается тех неприятных событий, что происходят в Академии в последнее время.

Адриан перевёл взгляд на меня и мягко произнёс.

– Калерия, иди в свою комнату, пожалуйста.

– И постарайся больше никому не расцарапать лицо!

– Что-что? – спросил удивлённый Адриан. В этот момент из ванной выпорхнула всклокоченная Георгина.

– Лорд Верлен! – взвизгнула она. – Я хочу подать жалобу на академистку Перье!

Адриан очень быстро сложил два и два.

– Госпожа Трент, жалобу подадите чуть позже. Я зафиксировал ваши повреждения в своей памяти – можете отправляться в целительский блок и привести себя в порядок. У меня сегодня встреча с ректором, не хотелось бы, чтобы мой секретарь предстал в таком виде. Перье – в свою комнату! С вами побеседуем потом. Кетро – в кабинет!

Георгина выскочила тут же. Я вышла из приёмной не торопясь, чтобы не ехать с секретаршей в одном лифте. Через пару минут, осторожно приоткрыв дверь и убедившись, что Адриан и Кетро скрылись в кабинете, вошла обратно.

– Адриан, – холодно произнёс Кетро. – Твоя невеста находится под проклятием. – Не может быть… – ответ куратора прозвучал как-то глухо. – Я же вижу, она испытывает искренние чувства.

– Она верит, что испытывает искренние чувства! Так действует проклятие. На самом деле, это лишь иллюзия.

– Почему ты так уверен? – голос Адриана заледенел.

– Я нашёл человека, который смог это проверить.

– Кто же этот человек?

– Не могу сказать, ты и сам знаешь, что законным методом выяснить это было невозможно.

– Допустим… Почему в таком случае она до сих пор жива? Трауп сказал период от активации проклятия до самоубийства ровно месяц.

– Потому что ты ответил взаимностью.

– Что же ты предлагаешь?

– Снять с неё проклятие немедленно.

– Каким же образом?

– Тебе не понравится этот способ, – чуть тише ответил Кетро, а затем несколько минут из кабинета ничего не было слышно. Видимо, они говорили шёпотом, а потом…

– Ты с ума сошёл?! Ни за что на свете!

– Не глупи, Адриан! Любая ваша ссора может закончится летальным исходом! Проклятие надо снять.

– Я не доверю такое тебе! Тем более, Сверру!

– А кому ты доверишь такое? – в голосе этерна прозвучала издёвка. – Я всё предусмотрел, все последствия будут нейтрализованы. Занин уже приготовила зелья.

– Прости, Кетро, но учитывая твою репутацию, я не могу подвергнуть Калерию такой процедуре.

– Я пытаюсь спасти жизнь этой девчонке! Хотя бы этой! Сверр уже согласился. Не доверяешь – возьми с нас клятвы на крови.

– Они незаконны, – сухо ответил Адриан.

– Да плевать!

Слушать дальше не было никаких сил. Я выскочила из приёмной, как ошпаренная. В голове стучала одна-единственная мысль «Я не могу потерять Адриана!» Из всего разговора я вынесла лишь одну тревожную мысль: я люблю, а Кетро вознамерился отнять эту любовь, потому что считает её иллюзией. Лучше смерть!

Всю дорогу до комнаты я лихорадочно обдумывала способы лишения себя жизни. Ответ пришёл очень быстро. Зелья! Кажется, в лаборатории Планта оставалось что-то подходящее… Захватила маленькую склянку с составом и задумалась.

Сначала крутилась мысль отправиться в комнату, но потом поняла: нет. Мне нужно на крышу, мне нужно прокричать о своей любви, о своей боли на весь мир. Не знаю, зачем, но нужно! Просто необходимо умереть с именем Адриана на губах. Я побежала к внутренним телепортам и активировала перемещение.

На крыше меня уже ждал Илрэмиэль Кетро.

– Быстро же ты надумала самоубиться, – мрачно произнёс этерн.

– Не подходи, – вскинула я руку, останавливая его, и хотела выпить содержимое склянки, но не успела. Этерн молнией оказался рядом и выбил растение из моей руки.

– Идиотка! – прошипел он, обхватывая меня за талию и увлекая в телепорт.

* * *

Когда мы оказались в комнате, Кетро схватил меня за плечи и прижал к стене.

– Сейчас мы узнаем, когда и как ты подхватила эту гадость, – пробормотал этерн и посмотрел мне в глаза. Зелёный омут мгновенно начал утягивать за собой, но я зажмурилась и отвернулась в сторону для верности, прерывая зрительный контакт.

– Калерия, демоны тебя раздери!

Этерн навалился на меня, продолжая прижимать к стене, ладонями обхватил лицо, положив указательный и средний пальцы на виски.

– Что дальше? – съязвила я, продолжая изо всех сил жмуриться. – Силой заставишь меня открыть глаза?

– Глупенькая, – внезапно мягким тоном ответил Кетро. – Я могу просканировать твою память и без этого.

– Ты врёшь, – прошептала я, но глаза на всякий случай не стала открывать.

– Не имею такой привычки, – последовал ответ и…. он действительно не соврал. Перед внутренним зрением откуда ни возьмись пополз зелёный туман, который мгновенно распространился, лишил возможности думать и сопротивляться, и я полетела в бездну собственных воспоминаний.

Воспоминания мелькали в голове в обратном порядке, от самых поздних к более ранним. Стычка с Георгиной, взрыв в лаборатории, бал, гибель Цецилии, помолвка в городском особняке Верленов, моё признание Адриану и вдруг память зависла в момент, когда я читала дневник Марлен.

– Неужели это и есть проклятый предмет, – пробормотал Кетро, отпуская меня.

Злость, ревность и жажда собственной смерти вспыхнули во мне с новой силой.

– Немедленно покинь мою комнату!

– Чтобы ты закончила начатое? Нет уж, милая моя.

– Кетро!!!

– Перье!!!

– Где дневник Марлен, Калерия? – взгляд этерна опасно сверкал. Хотя меня даже радовало сияние, разгоравшееся в изумрудных глазах Кетро. Такая смерть тоже подойдёт.

– Зачем тебе дневник? – ядовито спросила я.

– Почитать хочу, – сквозь зубы процедил этерн, взглядом обшаривая мою комнату.

– Неужели тебя начала волновать судьба Марлен?

– Меня всегда волновала её судьба! – со злостью ответил этерн, подходя к столу, остервенело вытаскивая ящики и бросая их на пол.

– Да неужели? Ты довёл её до самоубийства и даже не заметил этого! – выпалила я.

– Что. Ты. Сказала? – делая невыносимо огромные паузы между словами спросил он.

– Ты довёл Марлен Сильяэр! Она мечтала о любви, а ты вёл себя так, что ей пришлось искать утешения в объятиях другого, а потом она покончила собой, когда он не смог принять разницу рас.

– Я довёл? – голос Кетро гремел под потолком комнаты и давил на перепонные барабанки так, что, казалось, они вот-вот лопнут. – А твой распекрасный куратор тут не при чём?!

– Она была твоей невестой!

– Я предупреждал Марлен, что Верлены никогда не пойдут на межрасовый брак! Виной всему проклятие, которое на вас наложили, неужели ты не понимаешь?

– Нет! – На грани сознания я понимала, что несу полную чушь, но почему-то непоколебимость в своей правоте не покидала ни на мгновение. – Сам почитай, поймёшь, насколько Марлен была несчастна!

Я достала планшет из ящика прикроватного столика, открыла нужный файл и сунула под нос Кетро, но тот шарахнулся словно ужаленный.

– Убери от меня это! – рыкнул он, а в следующую секунду я завопила от боли, выронив планшет. Стальные пальцы схватили меня за запастье, и Кетро рассёк кинжалом мою ладонь. Прежде чем я успела понять, что происходит, он сделал то же самое со своей рукой и крепко сжал наши окровавленные ладони.

– Перье, клянись быстро на крови, что будешь вечно меня ненавидеть!

– Что? – опешила я.

– Подлая антропийская тварь, клянись, я сказал, что будешь вечно меня ненавидеть!

Ярость захлестнула меня.

– Клянусь! Клянусь, что буду вечно ненавидеть тебя, Илрэмиэль Кетро!

Наши руки вспыхнули золотистым светом, знаменуя, что клятва скреплена.

Кетро поднял планшет с пола и с силой захлопнул чехол.

– Кто ещё читал этот дневник при тебе?

– Что?

– Перье, хватит тупить. Дневник является артефактом, запускающим проклятие, из-за которого Марлен убила себя!

Меня как будто оглушили чем-то тяжёлым.

– Как ты это понял? – пролепетала я.

– Прочитал в твоей памяти. Ты читала дневник и твоё восприятие реальности менялось. Вот ты ощущаешь к Верлену лишь уважение, читаешь дневник и превращаешься во влюблённую дуру. Так кто ещё читал дневник?

– Эээ… я не знаю…

– Хорошо, – Кетро сел на мою кровать, положил локти на колени и потёр лоб. – Откуда он у тебя взялся?

– Сильван забыла как-то раз. Я думала, это её учебный планшет, хотела вернуть… но после того, как обнаружила дневник Марлен, почему-то забыла об этом.

– Сильван, значит… Боюсь, твоя подружка тоже может оказаться под проклятием, а значит, скоро предпримет попытку навредить и тебе и себе.

– Погоди… – от осознания всего произошедшего меня начало подтрясывать. Я обхватила плечи руками. – Ты хочешь сказать, что буквально несколько минут назад я чуть не лишила себя жизни, находясь под воздействием проклятия? И Марлен, Цецилия… может быть Сильван?

Кетро поднял на меня взгляд.

– Да. Марлен была первой, она превратилась в неадекватную влюблённую дурочку, не слушала, когда я её предупредил, что Верлен никогда не женится на этернийке, потом началась патологическая ревность к тебе, как к сопернице. Поэтому она напала на тебя тогда в столовой. В итоге лишила себя жизни. Цецилия Стокс также попыталась навредить тебе, итог известен. Всё это крутится вокруг Верлена.

– Но… зачем? Кому это нужно? Какова цель всего этого?

Кетро тяжело вздохнул.

– Это может выяснить только очень хороший специалист по проклятиям, мы ждём его возвращения.

– Прости.

– За что?

– Ну… за всё. За то, что обвинила тебя в том, что случилось с Марлен. Мне стыдно.

Он равнодушно пожал плечами.

– Ты была под воздействием проклятия.

Внезапно мои ноги ослабели, и я сползла по стенке прямо на пол. Кетро нахмурился.

– Что с тобой? Тебе плохо?

Хотела ответить, но едва открыла рот, как накатила истерика, и я зарыдала.

* * *

– Демон тебя разбери, как-то слишком быстро, – растерянно пробормотал этерн, а затем прикрикнул на меня, – Прекрати немедленно! – но я уже не могла остановиться.

Меня накрывало волна за волной, я испытывала то стыд за своё поведение под проклятием, то жалость ко всем пострадавшим в этой истории, то гнев на того, кто создал это ужасное проклятие, то… Меня всю трясло, и я не слышала ничего из того, что говорил этерн, а он продолжал и продолжал говорить. Внезапно меня потащили в ванную, засунули в душевую кабину и включили ледяную воду, направив струю прямо в лицо! Эмоции почти сразу схлынули, уступив место возмущению и холоду.

– Отпусти меня, – завизжала я, безуспешно отбиваясь от Кетро, который стоял вместе со мной в душе и крепко держал.

– Стоять! – заорали на меня. – У тебя откат, твоя психика может повредиться.

Я пыталась оттолкнуть его, но этерн всем своим весом придавил меня к стене душевой кабины, а струя ледяной воды теперь хлестала не в лицо, а прямо на макушку. Наконец, меня начало трясти от холода, сил на визги и возмущения больше не осталось.

– Илрэмиэль, пожалуйста, – тихо попросила я. – Мне холодно, я хочу выйти.

Воду мгновенно выключили, и сильные руки начали стягивать с меня одежду, но на возмущение эмоционального запаса уже не хватило. Я просто стояла, глядя в решительное лицо этерна и позволяла ему себя раздевать. Только в самом конце, когда он уже успел стащить с меня майку, обнажив грудь, и потянулся к трусикам, воскликнула:

– Я сама! – меня тут же обмотали сухим полотенцем, сверху нацепили халат, после чего Кетро начал раздеваться сам.

– Может выйдешь из ванной и прекратишь на меня глазеть? – раздался издевательский смешок. Только тогда я осознала, что стою и действительно наблюдаю за процессом оголения этерна, который успел уже снять футболку и джинсы, оставшись лишь в нижнем белье.

Молча пошла в комнату, упала на кровать и замоталась в одеяло, прикрыв глаза. Дрожь не хотела униматься, конечности заледенели, и я лежала в позе эмбриона, пытаясь согреться.

Кетро вышел из ванной, завёрнутый ниже пояса вторым полотенцем.

– Я вернусь, – сообщил он, активируя телепорт. Через пару минут вернулся уже полностью одетый в сухие джинсы и футболку. Сел на кровать, помог подняться и поднёс к моим губам бутылку с какой-то травяной настойкой.

Я отпила и закашлялась, выплюнув почти всё, что выпила, но мне не дали даже вздохнуть.

– Пей ещё! – потребовал он. Я откашлялась и начала пить из бутылки маленькими глотками. Не понимаю, как можно пить такую гадость – вкус спирта и каких-то трав.

– Дай-ка мне, – отнял бутылку, выхлебал почти половину содержимого и снова отдал мне.

Встал, скрестив руки, нахмурился.

– Надо, каким-то образом понять, кто и почему проклял Марлен передающимся проклятием страсти. И как-то снять его с Сильван.

– А с меня ты его снял? – я осознала, что ляпнула глупость, сразу же. – То есть… А ты не можешь заставить её поклясться на крови, так же как меня?

Кетро посмотрел на меня странным и долгим взглядом, в котором я прочитала очередное оскорбление моих умственных способностей. Наконец он ответил, отводя взгляд в сторону.

– Это должен сделать кто-то другой.

– Почему?

– Потому что, – он сделал паузу. – Тот, кто снимает проклятие, берёт ответственность за проклятого на себя.

– В каком смысле? – с подозрением спросила я, начиная ощущать смутную тревогу. В самом деле, почему я не подумала о том, что такое проклятие не может так просто сниматься любой клятвой на крови. Здесь должно быть что-то ещё…

– Тебе лучше не знать, а то опять начнёшь истерить в приступе самобичевания.

– Кетро! – я повысила голос. Осознание того, что я, видимо, должна Кетро гораздо больше, чем думала, а должна уже немало… – Скажи, в чём суть?

– Не твоё дело, – отмахнулся он. – Я взял на себя ответственность сам, и тебя это не касается. Проклятие разорвано, все побочные эффекты пройдут через несколько часов. Суть в том, что я не могу это сделать ещё для кого-то, не снимется с неё. Нужен другой…

– Представитель мужского пола?

– Само собой. И надо это сделать прежде, чем она попытается ещё кого-то убить или убьётся сама. Хотя мне лично не жаль эту тупоголовую волчицу.

– А меня? – спросила я.

– Что?

– Ну… Сильвн – тупоголовая волчица, тебе её не жаль. Я – подлая антропийка, почему тебе стало жаль меня?

Снова долгий и странный взгляд.

– Перье! – кажется я вывела-таки этерна из себя. – Прекрати задавать идиотские вопросы, сил уже никаких нет. Ты согрелась, кстати?

На мой взгляд вопрос Кетро тоже особой гениальностью не отличался, потому что несмотря на то, что я допила всю бутылку, продолжала трястись даже под тёплым шерстяным пледом.

– Пойду переденусь, – решила я. – Кстати, ты можешь больше со мной не нянчиться, уже ночь – спать пора.

Это я намекнула на то, что проклятия проклятиями, а время уже за полночь и академистам пора спать. Я вышла в гардеробную, ощущая неловкость от того, что этерн в моей комнате. Кажется, действие проклятия сходило, потому что мне снова стало неуютно в его присутствии, а от зелёного взгляда я и вовсе не знала, куда прятаться. Хоть он уже много раз демонстрировал благородство, помогал мне, я продолжала ощущать себя в его присутствии дико дискомфортно. Может быть дело в том, что при каждом удобном и неудобном случае меня обзывают дурой? Я боюсь даже слово лишнее сказать, чтобы не выглядеть идиоткой.

Вышла из гардеробной в плотной пижаме и тёплых носках на ногах. Кетро в комнате не обнаружила. Легла в кровать и укрылась пледом. Тут открылся телепорт, из которого вышел этерн в сопровождении Себастьяна Сверра.

– Себастьян? – от изумления я даже села на кровати. Оборотень странно смотрел на меня, как… на душевнобольную, затем обратился к этерну.

– Ты уверен, что это необходимо?

– Уверен, – сухо ответил этерн. – Ты дал слово.

Себастьян кивнул.

– Что здесь происходит? – нахмурилась я. Ощущение, что меня вообще происходящее не касается.

– Калерия, у тебя сейчас волна за волной будет приходить откат от проклятия, поскольку я снял его не совсем… стандартным способом. Я напоил тебя настойкой, в которой Занин смешала все необходимые компоненты, чтобы твоя нервная система пережила откат как можно безболезненнее. Себастьян займётся перенаправлением энергопотоков, заодно согреет, чтобы ты быстро заснула. Проспишь примерно сутки, а когда проснёшься – всё будет хорошо.

Я открыла рот, чтобы ответить, но потом закрыла его. Похоже, этерн всё продумал.

– Утром мы с Занин придём проверить твоё состояние, – сказал Кетро прежде, чем исчезнуть в телепортационном проходе.

Проход закрылся. Я продолжала сидеть на кровати, постоянно вздрагивая – внутренняя дрожь никак не хотела уходить.

Себастьян молча пододвинул стул к кровати, сел напротив. Взял мои руки в свои ладони, и я ощутила, как от пальцев начинает растекаться приятное согревающее тепло.

– Как самочувствие? – глухо спросил оборотень, не глядя на меня.

– Бывало и лучше.

Разговор не клеился. Согрев руки, оборотень опустился на колени и положил ладони на мои лодыжки. Я совершила слабую попытку предотвратить это, но Себастяьн не позволил помешать. Оставалось лишь наблюдать, как руки гарунита скользят от моих лодыжек до коленей, испытывая смесь стыда и блаженства. Тело согревалось, нервы успокаивались, сознание расслабилось и отказывалось анализировать ситуацию напрочь.

– Кетро прав, мы все идиоты, – наконец сказал Себастьян, пересаживаясь на кровать позади меня и кладя ладони мне на спину.

– Почему?

– Потому что я даже и не подозревал, что ты согласилась выйти за куратора под действием проклятия. Был уверен, что ты, как и все, просто попала под действие его ледяного очарования. Я сосредоточился на своей обиде на тебя и зависти к куратору вместо того, чтобы разобраться, как так вышло, что девушка, явно демонстрировавшая мне симпатию внезапно стала восторженной фанаткой другого мужчины. Причём такой фанатизм явно не в твоём характере. Ненавижу Кетро за то, что он всегда прав!

Хотела сказать, что тоже ненавижу, но внезапно поняла, что это не будет правдой. Несмотря на язвительность, резкость и грубые высказывания, поступки Кетро, складываясь в единую картину, говорили о нём совсем не то, что я сама думала изначально.

Руки Себастьяна уже лежали на моей макушке, согревая и вызывая сонливость. В завершение он легко провёл руками по всему телу сверху вниз.

– Ну как?

– Тепло, – ответила я, забираясь на кровать с ногами и прислоняясь к изголовью. – Спасибо.

Серые глаза Себастьяна странно смотрели на меня, наконец, он глубоко вздохнул.

– М-да, куратору можно только посочувствовать.

– О чем ты? – непонимающе спросила я.

– Потому что после снятия проклятия, твои эмоции к нему должны быть прямо противоположными тем, которые ты испытывала во время. Калерия, – произнёс оборотень почти шёпотом, сжав мои пальцы в ладонях. – Я не знаю, как мне искупить свою вину перед тобой, как оправдать то, что не заподозрил подвоха в перемене твоих настроений. И меня ужасно злит, что тебе помог Кетро, а не я. С этого момента… клянусь, я всегда буду первым, кто окажется рядом с тобой в трудное мгновение.

Я кивнула, кусая губы. Сознание прояснилось, и теперь я отчётливо понимала, что неожиданные чувства к Адриану были вызываны только проклятием. Однако также отчётливо помнила то, что до того, как прочитала дневник Марлен, я всё равно собиралась выбрать куратора и отказать Себастьяну. Беарниец перевернул мои руки и по очереди легко прикоснулся к губами к каждой ладошке.

– Ложись спать, – Себастьян поднялся. – Завтра будет новый день и… и мы всё начнём сначала.

Себастьян ушёл, а я мгновенно провалилась в сон. Травяная настойка, переживания, согревающая магия гарунита – всё это вместе буквально утащило меня в сон.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю