332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Лилия Бланш » Проклятие Солнца (СИ) » Текст книги (страница 6)
Проклятие Солнца (СИ)
  • Текст добавлен: 15 декабря 2020, 09:30

Текст книги "Проклятие Солнца (СИ)"


Автор книги: Лилия Бланш






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 19 страниц)

– С чего такие выводы, Дориан? – нахмурился граф Фьери.

– Наилам очень встревожен тем, как упорно семейство Кетро пытается усадить мальчишку на трон, – ответил герцог, разливая виски по пузатым бокалам.

– С чего ему тревожится? – непонимающе спросил граф. – Разве это не в интересах всех Правящих? Создать прецедент передачи трона отпрыску предыдущего Правителя.

– На нашу с вами удачу, граф, Император почему-то сильно не хочет, чтобы Илрэмиэль Кетро оказался на троне, – усмехнулся герцог, делая глоток напитка, секреты приготовления которого сохранили его предки при переселении с Земли на Магитерру. Северное герцогство теперь по праву славилось лучшим виски на Магитерре. Другого всё равно не было. Южное специализировалось на винах, Восточное вовсе отказывалось от спиртных напитков, Западное занималась фармацевтикой. Местные же расы производили собственные, крайне вредные для человеческого организма, напитки.

– Почему же?

– Точно мы не знаем, граф, – вмешался Адриан. – Всё, что нам удалось узнать – дело в происхождении Илрэмиэля Кетро и его матери.

– В происхождении? – граф заметно напрягся.

– Оказывается, у Алехара нет родных детей. Он усыновил Илрэмиэля, женившись на Гиэлрин, но происхождение этой леди – тайна, покрытая мраком. Очевидно, Правящие в курсе, но, как известно, этерниты тщательно хранят свои секреты.

На лице графа Фьери отобразилась странная гамма эмоций, которую Адриан не смог расшифровать. Всё, что было понятно будущему герцогу – графа новость почему-то очень заинтересовала.

– Хм… – произнёс граф Фьери, делая очередной глоток крепкого напитка. – Конечно, эта информация радует, но всё-таки неплохо бы разузнать поподробнее, что именно так тщательно скрывают Правящие. Калерия вроде бы даже дружит с Аэлрадом…

– Нет! – резко ответил Адриан. – Калерию мы втягивать в шпионские игры не станем! Она и так находится в опасности из-за этих попыток навредить мне.

– Я и не собирался делать из собственной внучки шпиона, – раздражённо ответил граф. – Просто хотел предложить, чтобы она внимательнее прислушивалась и приглядывалась к этернам, и сообщала обо всём, что покажется ей подозрительным.

– Вы, видимо, плохо знаете Калерию, граф, – усмехнулся Адриан. – Она не умеет останавливаться. Ваша внучка раскопала древний ритуал по обретению энергощита – не самым законным способом, надо сказать. Аэлрад прикрыл её, сказал, что сам нашёл эту информацию. У него уровень доступа к закрытой информации выше, и я не стал акцентировать внимание на этом факте и сообщать в Управление по надзору. Ректор сделал вид, что не заметил нарушения, как он делает всегда, когда дело касается Правящих. Кроме того, согласно отчётам Кетро, Калерия не очень склонна к исполнению приказов, ему постоянно приходилось вытаскивать её из опасных ситуаций. Именно поэтому я перевёл её в ассистенты штатного целителя. Боюсь, если намекнуть Калерии, что нам нужна какая-то информация от этернов, в упорных попытках добыть её, она подвергнет себя немалой опасности.

– Кхм… Вы правы, Адриан. С тех пор, как она решилась сбежать из дома, я совершенно не узнаю собственную внучку. Кстати, о попытках навредить вам – каковы успехи следствия?

Лицо Адриана на мгновение помрачнело.

– К сожалению, пока официальной версией остаётся то, что на девушек накладывают передающееся Проклятие страсти, чтобы испортить мою репутацию.

– Но сами вы в это не верите? – уточнил граф.

Отец и сын переглянулись.

– Тут всё сложно, граф, но мы ведём собственное расследование, – ответил лорд Дориан Верлен. – Однако, можете быть спокойны – Калерия отныне в полной безопасности. Родовой браслет Верленов защитит её от любых попыток причинить вред.

* * *

Мужчины присоединились к нам только за ужином. При этом дедушка бросал на меня такие недоброжелательные взгляды, что я не могла нормально поесть. Мучалась в догадках и предположениях, не рассказал ли Адриан деду нечто такое, что вызвало его недовольство.

Кроме того, в помещении оказалось чрезвычайно душно. Моя левая рука нещадно зудела под родовым браслетом Верленов. Неприятные ощущения расползались по всему телу, и после часа мучений, я выбрала момент, когда все увлеклись дискуссией, выскользнула из-за стола и сбежала на открытую террасу.

Несмотря на то, что снаружи уже подмораживало – зима начала попытки отвоевать у осени своё место под солнцем – на террасе Верленов царила температура прохладного летнего вечера. Защитное поле значительно подогревало воздух. Я сделала глубокий вдох, сердце застучало чуть чаще. Небо над столицей окрасилось кроваво-красным, солнце уже затерялось между многочисленных высотных зданий. Его последние лучи отбрасывали блики, словно молили о пощаде, не желая уступать сумеркам. С другой стороны небо стремительно синело, стирая следы солнечного света на редких пушистых облаках.

Лланарэ завораживал и манил. Там кипела жизнь. Насыщенная, не вполне пристойная и довольно опасная, особенно для меня. Что-то происходило со мной… странное, но приятное. Голова кружилась от шампанского и гудела от насыщенности событиями. Казалось, я падаю в какую-то пропасть в то время, как люди вокруг радуются моему выбору и заверяют в том, что он безусловно верный.

На мою талию легли руки, которые я теперь смогла бы узнать с закрытыми глазами по одному лишь прикосновению.

– Тебе не холодно здесь? – шепнул Адриан мне на ухо.

– Нет, – покачала я головой, прислоняясь спиной к его груди и откидывая голову на плечо. – Здесь хорошо. Свежо. В помещении душно.

Он прижал меня к себе плотнее.

– Всё ещё не передумала?

– Разве всё ещё можно передумать? – удивилась я. Раздался тихий смех.

– Нельзя, но… если вдруг тебя что-то не устраивает, просто скажи, и я постараюсь исправить, что смогу.

– Твой отец пугает меня, – признание вырвалось так внезапно, что я испугалась реакции Адриана. Он лишь снова засмеялся.

– Увы, с этим ничего поделать нельзя. Только время помогает смириться с холодностью и резкостью Северного герцога. Могу успокоить лишь тем, что не дам тебя ему в обиду.

– Спасибо. Мама у тебя чудесная. Даже странно, как они уживаются.

– Возможно, рядом с каждой глыбой льда должен находиться лучик солнца, – в голосе жениха послышалась улыбка. – Ты будешь моим.

Я рассеянно кивнула, повернула голову и посмотрела на будущего мужа снизу вверх. Волевой гладко выбритый подбородок так и манил прикоснуться к нему и провести подушечками пальцев – я не смогла сопротивляться искушению. Адриан вздрогнул от моей ласки, развернул к себе лицом и хрипло прошептал:

– Кажется, я неверно оценил запасы моего терпения.

Сильные пальцы прошлись по моей щеке, легонько погладив, и замерли в волосах над висками, а потом мои губы накрыл поцелуй.

Тело охватили странные ощущения – словно схлестнулись две невидимые силы, каждая из которых старалась отвоевать место внутри меня. Сердце бешено стучало, дыхание стало неровным, вся кожа горела огнём… К счастью, поцелуй не продлился долго. Глубоко вздохнув, Адриан оторвался от моих губ и прижал к себе, обнимая за плечи.

– Как жаль, что я уже обещал позволить тебе закончить Академию, – пробормотал он, а я старалась выровнять дыхание и унять бешено стучащее сердце. Пылающая кожа успокоилась, теперь все неприятные ощущения сосредоточились в одном месте – в левом запястье прямо под родовым браслетом Верлена, ограничившись лишь лёгкой ноющей болью.

«Откуда берётся эта боль в запястье?» – в очередной раз подумала я, но мысль снова погасла под давлением разума. «Неважно. Я люблю Адриана, и это самое главное?» «Любишь Адриана?» – скептически хмыкнул кто-то внутри меня. «Люблю!» – выкрикнул разум. Чтобы заглушить странный внутренний диалог, я, не подумав, ляпнула:

– Адриан, кажется, я люблю тебя.

– Тебе «кажется»? – удивился куратор, слегка отстранившись. Любая нормальная девушка в подобной ситуации прислушалась бы к своим ощущениям, подумала хорошенько и дала бы однозначный ответ. К сожалению, я не могла так сделать. Мои ощущения вступили в ожесточённую борьбу с разумом.

– Да, мне «кажется», – улыбнулась в ответ как можно беспечнее. – Видимо, я не в ладах со своими чувствами и желаниями.

– Хорошо, что у тебя есть ещё около девяти месяцев, чтобы определиться, – усмехнулся Адриан. – Давай пока вернёмся к нашим родным, а то мне сложно удержаться от того, чтобы поцеловать тебя снова.

Глава 11

Время от помолвки до новогоднего бала пролетело как один день. По крайней мере, мне так показалось.

Мама осталась в столице и вместе с матерью Адриана активно занималась подготовкой к свадьбе. Выбор платья к Зимнему балу она также взяла на себя, после того как на её вопрос, я ответила, что совершенно не представляю, в чём туда идти. Вообще наряды меня никогда не интересовали, в то время как Катерина Перье наслаждалась тем, что наконец-то дорвалась до столичной моды.

За месяц я ни на шаг не продвинулась в своих исследованиях и совершенно не могла сосредоточиться, потому что ложилась и просыпалась с мыслью о своём женихе.

Не выдержав косых взглядов однокурсников, бросила посещать общие занятия. Адриан сказал, что раз я зачислена в штат, то вполне могу изучить все необходимые дисциплины в индивидуальном порядке, чтобы сдать теоретические экзамены.

Правда изучение предметов мне всё равно давалось очень тяжело, порой я просто сидела над планшетом с запущенной учебной программой в ожидании вечера, когда Адриан освободится и сможет провести со мной время.

Ухаживания лорда Верлена были в высшей степени целомудренными, со дня помолвки он больше ни разу даже не попытался меня поцеловать. Честно говоря, я и сама не знала, радует меня это или же огорчает. В любом случае, проводить время с ним мне очень нравилось.

Особенно перемещения телепортатором. Он подарил мне несколько комплектов разнообразной одежды с защитными функциями для перемещений. Вечернее платье, прогулочный комбинезон, тёплое пальто, благодаря которым я начала легче переносить телепортацию.

Обычно мы ужинали в столице, а пару раз в неделю жених показывал мне самые прекрасные места Магитерры.

Однажды телепорт перенёс нас к заброшенному парку. Высокий кованый забор с изящными узорами явно указывал на принадлежность к древнеэтернийской архитектуре.

– Что это за место?

– К сожалению, я не знаю, – усмехнулся Адриан, толкнув калитку, заросшую побегами плюща. – Думаю, что это место имело отношение к религии этернов в те времена, когда им была доступна энергия Луны и Солнца.

Несмотря на то, что вокруг парка царила зима и лежал снег, едва мы оказались внутри – нас окутала прохлада летнего вечера.

– Я нашёл это место совершенно случайно, поинтересовался у Кетро о назначении парка, но даже он оказался не в курсе, хотя это и владения его отца.

Я вздрогнула.

– Мы в герцогстве Кетро?

– Да, не бойся. Это место заброшено и тут нет охраны.

Строго говоря, заброшенным это место не выглядело. От калитки бежала мощёная дорожка, уводя вглубь сада. Едва мы ступили на аккуратно выложенную мозаику, золотистыми искрами мягко засияло освещение. Правда сколько я не вглядывалась в источники света – не могла понять, что это за фонари такие.

– Тебе знакома эта технология? – спросила я.

– Нет, – качнул головой Адриан. – Очень похоже на то, что кто-то напитал всё вокруг собственными энергопотоками, но сейчас никто из этернов на это не способен.

Сад сиял мягким золотистым светом, который излучали листья и стволы деревьев, дорожные булыжники, цветы и даже трава. Фантастически красиво!

– Ты прав, – я прикоснулась к цветочному бутону, с которого тут же сорвались золотистые искорки и взмыли, растворяясь в воздухе. – Светится в точности, как энергощит. Неужели магия Сильяэр была способна на подобное, сад явно создали с помощью их силы. Они бы ведь не стали скрывать такое умение?

– Думаю, нет смысла, ведь тогда им бы не потребовались человеческие технологии по искусственному освещению. Идём, в глубине сада – самое красивое.

Через несколько минут тропинка, наконец, вывела нас на круглую просторную площадку, способную вместить не менее ста человек, посреди которой росла огромная плакучая ива, раскинувшая могучие ветви до самой земли. В отличие от прочей растительности, дерево светилось серебристым сиянием. Несмотря на полное отсутствие ветра в саду, лепестки издавали тоненький звук, похожий на звон крошечных колокольчиков.

– Как они могли забросить такое место? – прошептала я, подходя ближе. Повинуясь внутреннему порыву, приложила ладонь к стволу серебристой ивы и тут же испуганно отдёрнула. Повернулась к Адриану – он стоял за пышной, ниспадающей до земли и почти полностью закрывающей меня.

Приложила ладонь и от пальцев к запястьям снова побежали светящиеся дорожки древнеэтернийских рун, образуя причудливый узор на моей левой руке. Отняла ладонь и с облегчением увидела, как светящиеся руны мгновенно гаснут.

Вернулась к Адриану, и мы продолжили неспешную прогулку по удивительному саду, но мой взгляд то и дело возвращался к серебристому силуэту дерева. Странное ощущение, что ива осуждает и одновременно призывает к чему-то, прочно засело где-то в районе сердца. Только, чего от меня хотела этернийская магия, я понять никак не могла.

* * *

За три недели Кетро изучил всё, что только можно было о проклятиях, присмотрелся ко всем однокурсникам, но выяснил только то, что и так знал. Никто не разбирается в проклятиях лучше уроженцев Восточного герцогства. Управление по надзору за применением магии не раз пыталось поймать представителей герцогства на незаконных исследования проклятий, но так и не сумело. Ничего удивительного, что даже штатный преподаватель Академии – Аманис Седхае на все расспросы Верлена отвечала лишь стандартные фразы: «Нет, я не знаю, существуют ли способы выявить проклятие, в формулу которого вплетена защита от сканирования» и «Необходимо получить разрешение в Управлении прежде, чем приступать к исследованиям».

Куратор, само собой, подал запрос и даже умудрился получить его, но исследование по проклятиям должно длиться не менее года, и Кетро не сомневался, что госпожа Седхае именно столько и будет исследовать вопрос.

Адриан даже пытался надавить на преподавателя.

– Аманис, вы понимаете, что пока мы будем исследовать, могут погибнуть ни в чём не повинные девушки? Наверняка, у вас есть идеи, которые можно применить уже сейчас.

– Мне очень жаль, лорд куратор, – ответила Седхае. – Закон очень строг. Почему бы вашему отцу не поднять этот вопрос в Сенате?

Если штатный преподаватель Академии наотрез отказывалась идти на встречу куратору, то разговаривать с академисткой даже смысла не было. Однако Кетро пристально наблюдал за девушкой, обдумывая, как разговорить нелюдимую Рафию Сахим.

Всё было бы проще, если бы Рафию уже не успели принять в отряд дунхита, но когда Кетро подал запрос на включение проклятийницы в свою команду, оказалось, она уже вступила в другую.

Надежда отыскать проклятийника Императорского отряда таяла с каждым днём. Они с Верленом по очереди отправлялись на поиски, каждую ночь телепортируясь в разные точки Магитерры, подключили других членов команды, но не обнаружили и следа Седьмого. В принципе, всё правильно, так и должно быть – членов Императорского отряда невозможно выследить по умолчанию, однако, сейчас это обстоятельство работало против них.

Всё, что удалось выяснить членам Императорского отряда, – по всей Магитерре происходят прорывы источников стихийной магии, а следовательно, растёт популяция демонов. Каждое обнаруженное гнездо, нора, пещера, водоём тщательно запечатывались, но прорывы не прекращались.

Успокаивало лишь то, что Калерия не подавала ни малейших признаков ревности. Правда она совершенно забросила учёбу, что, впрочем, свойственно влюблённым девушкам. Хотя этерну было неприятно, но приходилось допускать мысль, что Калерия просто влюбилась в Адриана и проклятие здесь не при чём.

Они предприняли с куратором все возможные меры предосторожности. Теперь сигнал с учебного браслета Калерии поступал не в административную часть, а шёл напрямую на браслеты Кетро и Верлена, однако эмоциональный фон девушки оставался на одном и том же уровне, чуть повышаясь, когда куратор отправлялся на свидания с невестой.

* * *

Мама великолепно разбирается в нарядах. Глядя на себя в зеркало, я имела возможность в очередной раз в этом убедиться. Кристаллы, которыми был расшит кружевной лиф платья и часть летящей юбки в пол, выгодно контрастировали с насыщенным тёмно-синим цветом ткани и мерцали при каждом моём движении. Подготовка к балу не обошлась и без посещения Жиль-Марка, и теперь, по маминым словам, я выглядела не «растрёпанной травницей, а настоящей леди». Собственно отражение в зеркале меня полностью устраивало, поэтому я отправилась на бал со спокойной душой.

Зато оформление зала для приёмов вызвало у меня гораздо более яркие эмоции. Ледяные скульптуры, декоративные деревья, каждая веточка которых светилась сотнями маленьких лампочек, а по полу стелился искусственный туман. В остальном ничего необычного, бал шёл своим чередом, Адриан танцевал со мной все танцы, пока мы не решили передохнуть и отошли к столам с закусками. Куратор увлёкся беседой с преподавателем по стратегии и тактике Квинтом Лавуа, а я – пирожными. Царила расслабленная атмосфера, именно поэтому внезапное появление Рафии Сахим рядом с нами стало для меня полной и довольно неприятной неожиданностью.

– Лорд-куратор, можно пригласить вас? – лицо Рафии не выражало ни единой эмоции, голос звучал удивительно ровно, но в чёрных глазах уроженки Восточного герцогства я увидела то, что мне совершенно не понравилось. Оказывается, пока мы отдыхали, объявили так называемый «белый танец», на который по старинной земной традиции дамы имеют возможность пригласить понравившегося кавалера!!! Адриан виновато улыбнулся мне и сказал:

– Что ж, леди Сахим. Раз вы оказались быстрее моей невесты, не могу вам отказать. Ты ведь не против, Калерия?

Я сглотнула неприятный комок, застрявший в горле. Собственный голос показался мне чужим – так глухо он прозвучал.

– Ты прав, отказаться будет неприлично.

Адриан взял Рафию за руку и повёл в центр зала под первые аккорды зазвучавшей мелодии.

Меня душила ревность. Особенно когда согласно фигуре танца, они соединили ладони, затем сплели пальцы, взялись за руки и закружились. Рафия прекратила сдерживать эмоции, и губы суровой восточной женщины раздвинулись в искренней улыбке.

Я ощутила острое желание схватить ближайший серебряный подсвечник и наброситься на Сахим со звериным воплем «Не трогай моего жениха!»

– Ну и лицо, Перье! Неужели ревнуешь своего благоверного? – насмешливое замечание над моим ухом прозвучало так неожиданно, что я вздрогнула.

– Вот ещё! Я уверена в том, что Адриан… – я запнулась. Что я собиралась сказать вообще? Уверена, что Адриан любит меня? Это вовсе не так, потому что жених, несмотря на всю свою предупредительность, никогда не говорил о своих чувствах ко мне.

– Любит тебя? – Кетро закончил предложение за меня.

– Наверное, любит, – со злостью ответила я.

– Наверное? – этерн развернул меня к себе лицом и посмотрел прямо в глаза. – Хочешь сказать, что благородный лорд Верлен не признавался тебе в любви?

– Н-нет, – пробормотала я, не в силах сфокусировать взгляд на лице этерна. – Пожалуй, пойду и проясню этот момент прямо сейчас.

Я рванулась было на танцпол, но руки этерна удержали за талию и моё ухо опалило горячее дыхание Илрэмиэля.

– Ты что собралась устроить скандал на глазах у всей Академии?

– Кетро, пусти меня!

В меня словно вселился какой-то дикий демон ревности, который нашёптывал пойти и немедленно прекратить этот нелепый танец Адриана с Рафией, а также потребовать у жениха признания в любви прямо здесь и сейчас.

– Пойдём-ка лучше потанцуем, – сказал Рэм, вытаскивая меня в центр зала. Повернул спиной к Адриану, встряхнул за плечи, заставляя посмотреть в зелёные глаза.

– Ты странная, – медленно произнёс он, поднимая обе ладони вверх. Повинуясь фигуре танца и… немного загипнотизированная взглядом этерна, подняла руки, соединяя наши ладони. По запястьям мгновенно побежали мелкие электрические разряды, прогоняя ревность и выветривая неприятные мысли из головы. Горячие пальцы обхватили мои запястья, и мы закружились. Так быстро, что я даже засмеялась от восторга. С чего я в самом деле так разозлилась? Подумаешь, Адриан танцует с другой. И жениться может на Рафие. Вот было бы здорово! Стоп, что за странные мысли?

Кружение прекратилось, Рэм притянул меня к себе, обхватывая талию одной рукой и заставляя двигаться вслед за ним в танце.

Губы коснулись моего виска, и он спросил:

– Ну как? Отпустило?

Неожиданно для самой себя я закрыла глаза, прижимаясь лбом к его щеке, и ответила.

– Кажется. С тобой я почему-то ощущаю спокойствие.

Плохой ответ. Не стоило этого говорить, потому что Рэм прижал меня к себе ещё сильнее. Вроде бы у меня даже была какая-то причина держаться от этерна подальше и расстраиваться из-за Адриана, но в этот момент, когда наши пальцы были сплетены, а по рукам бежала тёплая волна, мысли ускользали. Неторопливые музыкальные аккорды, этерн молча кружит меня, и время словно останавливается.

– Калерия.

Я открыла глаза и с удивлением обнаружила, что музыка закончилась, а Илрэмиэль всё ещё прижимает меня к себе. При этом Адриан стоит рядом, сложив руки на груди, и хмуро взирает на нас. Выдернула пальцы из ладони этерна, вывернулась из объятий.

– Адриан, мне не нравится, когда ты танцуешь с другими! – сказала громче, чем следовало, но, к счастью, никто не обратил на это особого внимания.

– И поэтому ты обнималась с Кетро? – изумлённо вопросил жених.

– Да, – уверенно ответила я, но добавила. – Кажется.

– Простите, лорд Верлен. Я даже не услышал, что музыка закончилась.

– Следует быть осторожнее с курительными смесями, Кетро, – произнёс Адриан, протягивая мне ладонь.

– Вы абсолютно правы, лорд-куратор, – спокойно ответил этерн.

Адриан привлёк меня к себе, обняв за плечи. Оказавшись в объятиях жениха, я ощутила прилив эндорфинов, внутри меня всё встрепенулось. Правда ревность тоже вернулась.

– Кетро, прошу вас не позволять себе лишнего в отношении моей невесты.

– Как скажете, лорд Верлен.

Неужели он меня ревнует? Я с трудом подавила приступ дикого восторга, охватившего меня.

– Потанцуем? – спросил Адриан, увлекая меня на танцпол.

* * *

Кетро казалось, что он проваливается в бездну. Бездонную, чёрную, нескончаемую бездну.

Обещал же себе – держаться от Перье подальше и до сегодняшнего дня ему это прекрасно удавалось. Зачем он подошёл к ней? Он сам не знал, но что-то в девушке показалось странным. Неужели она действительно собиралась устроить прилюдный скандал из-за танца Верлена с Сахим.

Илрэмиэль перевёл взгляд на уроженку Восточного герцогства, и удивлённо приподнял брови, увидев то, чего совсем не ожидал.

Сахим стояла по другую сторону танцпола и с самым мрачным видом наблюдала, как танцуют Адриан и Калерия.

Верлен что-то говорил, Перье весело смеялась, а Сахим мрачнела всё больше с каждым мгновением.

– Как интересно, – пробормотал Рэм, продвигаясь в сторону Рафии.

– Сахим, только не говори, что влюблена в Верлена, как и половина Академии, – произнёс он, едва оказавшись за спиной у девушки.

Та вздрогнула, но не обернулась.

– Почему нет? Прости, но не всем же за тобой бегать, Кетро.

– Это я уже понял, – прозвучало печальнее, чем он хотел. Сахим даже обернулась, с любопытством глядя на него. – Слушай, ты же у нас специалист по проклятиям, верно?

– Возможно, – ответила девушка, повернувшись к нему. От внимательного взгляда девушки этерну стало неуютно, казалось, что она пытается проникнуть в его мысли и небезуспешно. Он мотнул головой, прогоняя наваждение.

– Скажи, сколько существует проклятий, чтобы вызывать чувство влюблённости?

– Тысячи, – пожала плечами Рафия. – А что?

– А ты знаешь способ определить незаконное проклятие? Никому не известное?

Губы девушки скривились в усмешке.

– Кетро, даже если бы я и могла, то вряд ли стоит признаваться в этом сыну премьер-сенатора, как считаешь? Незаконные проклятия можно определить только незаконными средствами.

Илрэмиэль усмехнулся.

– Я в курсе. Просто наслышан о выдающихся способностях поданных Восточного герцогства и заинтересовался ими.

– Поданные Восточного герцогства соблюдают законы, установленные Правящими семьями, – отчеканила девушка, не отводя тёмного взгляда. – Так что все наши способности укладываются в общеизвестные рамки.

– Кхм… понимаю. Только речь идёт о безопасности твоих однокурсниц…

Сахим была непреклонна:

– Если тебя и в самом деле так беспокоит вопрос безопасности академисток, попроси своего отца изменить законы. Думаю, ему это по силам.

Девушка уже собралась уходить, когда этерн выдвинул последний аргумент.

– Что, если Калерия согласилась выйти за лорда куратора только под действием проклятия?

Рафия остановилась.

– Думаю, лорду Верлену придётся искать новую невесту среди чистокровных антропиек.

– С чего ты решил, что меня интересует, на ком женится лорд Верлен? – едко поинтересовалась девушка.

– Ни с чего, – пожал плечами Кетро. – Просто так ляпнул. Знаешь, что… Ты права, незаконные проклятия не нашего ума дело, пусть в Сенате с этим сами разбираются. Только… если вдруг кто-нибудь сумел определить наличие проклятия на Калерии Перье, я бы очень хотел узнать об этом.

С этими словами он развернулся и покинул зал. Следовало дать Рафие время всё обдумать и принять решение. Этерн надеялся, что это будет правильное решение.

Сегодня… Калерия вела себя странно. Рэм вдруг увидел в её глазах огонь безумия, который замечал в Марлен, и ему стало по-настоящему страшно.

Стук в дверь раздался быстрее, чем он думал. Не прошло и часа после их разговора. Открыл дверь, но Рафии Сахим уже не было на пороге. На полу лежал бумажный пакет. Этерн поднял его, закрыл дверь и только после этого заглянул внутрь. «Сложносоставные проклятия. Теория и практика».

– Чудесно, – процедил он, устраиваясь на кровати и раскрывая книгу. – Ещё только сложносоставных проклятий мне не хватало.

* * *

Через час чтения книги, у этерна разболелась голова. Он искренне считал, что прекрасно разбирается в любом предмете, и действительно знал десятки сотен проклятий и способов их нейтрализации, но то, что описывалось в этом древнем на вид фолианте, которого явно нельзя найти в Инфосети, выходило за грани разумного.

Кетро сделал несколько закладок и, не дожидаясь утра, активировал телепорт в комнату Сахим. Не успел он войти, как ощутил на своём горле тонкое лезвие ножа.

– Кетро, тебя мама не учила, что нельзя в комнату к восточным женщинам врываться без приглашения? – прошипели за его спиной.

– Расслабься, Сахим. Я не претендую на твою честь.

– Если обернёшься, прежде чем я разрешу, зарежу прямо тут. Понял?

– Понял, – ответил Илрэмиэль и усмехнулся мысли о том, что несколько месяцев назад он, пожалуй, рискнул и обернулся бы, но в данный момент его совершенно не интересовало, как выглядит суровая восточная женщина без одежды.

Рафия так и не позволила ему обернуться. Послышалось шуршание надеваемой одежды, после чего девушка сама вошла в поле его видимости.

– Серьёзно, Кетро. Никогда больше так не делай. Любая из моих сестёр зарезала бы тебя на месте.

– Даже если бы я пришёл за помощью?

– Приличным считается лишь один повод – когда женщина пригласила тебя сама, – заявила Рафия с самым серьёзным видом.

Кетро вдруг вспомнилось то, что восточные девушки никогда не приходили в его комнату и не бегали за этернами. Это позор в Восточном герцогстве, после которого проще покончить жизнь самоубийством. Зато они вполне могут приглашать мужчину в свою комнату, если только не придерживаются культа чистокровности, запрещающего интимные отношения до брака, разумеется.

– Лучше выдай мне приглашение на несколько визитов вперёд. Пока мы не разберёмся в ситуации с проклятием, я буду постоянно к тебе ходить. Или отключи автоуборщиков, чтобы они не зафиксировали кровь в случае, если ты меня ненароком прирежешь.

Пухлые губы девушки дрогнули в лёгкой улыбке.

– Ты и правда ничего не боишься. Я думала, это миф, – произнесла Рафия, усаживаясь в одно из кресел и жестом указывая Кетро на второе.

– Раньше ничего не боялся, это правда, но теперь постоянно боюсь. Не за себя.

– За Калерию? – чёрные глаза девушки смотрели с любопытством. Он никогда бы не подумал, что её волнуют другие люди, но очевидно, что Рафия была наблюдательна.

– В том числе, – уклончиво ответил он.

– Ясно. Итак, что тебя интересует?

– Правильно ли я понял, что для снятия сложносоставного проклятия необходимо составить столь же многослойную нейтрализующую формулу?

– Именно так, – подтвердила Рафия. – Нужно иметь формулу проклятия, ну как с ядами. От известных ядов, противоядия известны. От многокомпонентной отравы – нет.

– Плохо. – Мрачно изрёк Кетро, потирая переносицу. От мысли, что Калерия… закончит так же, как Марлен, голова просто взрывалась.

– Думаешь, на Калерии что-то опасное?

– Думаю, да. То же, что с Марлен и Цецилией Стокс.

Рафия выглядела потрясённой.

– Я думала… ты подозреваешь простое проклятие страсти. Возможно даже, что семья Калерии наложила на неё, чтобы она согласилась стать женой Адриана.

– Значит, тот вариант, что Верлен сам способен на такое, ты даже не рассматриваешь? – хмыкнул этерн, наблюдая, как девушка смущённо опускает глаза, а румянец проступает даже сквозь смуглую кожу.

– Можем попробовать составить нейтрализующее заклинание, если ты сможешь описать все показатели проклятия. Разработаем несколько формул и испробуем на Калерии. В худшем случае они просто не сработают.

– Угу… записывай тогда.

– Что прямо сейчас? – ужаснулась Рафия, выразительно взглянув на браслет на руке.

– Каждая минута может быть последней, – мрачно ответил Кетро.

С тяжёлым вздохом Рафия взяла в руки планшет.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю