355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Лилия Бланш » Проклятие Солнца (СИ) » Текст книги (страница 4)
Проклятие Солнца (СИ)
  • Текст добавлен: 15 декабря 2020, 09:30

Текст книги "Проклятие Солнца (СИ)"


Автор книги: Лилия Бланш



сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 19 страниц)

Глава 7

Адриан телепортнул меня в комнату и терпеливо ждал, пока я приму душ и переоденусь. Захватив сменную одежду, я скрылась в ванной, думая только о том, как так вообще могло выйти, что Кетро внезапно использовал магию стихии. Во-первых, наказание за использование стихийной магии – смертная казнь. Во-вторых, начать использовать магию огня вот так по воле случая – в принципе невозможно. Этерны и люди пытались овладеть этим умением, но уходили годы, чтобы управиться хотя бы уже созданным пламенем, например, свечи. Этерн же выдавал огненные потоки, которые рождал просто из воздуха. Далее начались генетические исследования порождений стихий до того, как их запечатали. Дело пошло гораздо успешнее, кто-то из магов даже решился провести эксперимент на себе и всё получилось. Он смог создавать огненные потоки, управлять им, но возникла проблема. Маг начал сходить с ума. Драконьи гены постепенно отвоёвывали своё место в его организме, подменяя мысли человека мыслями дракона и, что оказалось гораздо страшнее, инстинкты человека – инстинктами дракона.

В конце концов, сознание человека погасло. Мага казнили, но он успел спалить всю лабораторию с полусотней сотрудников. Подобных случаев было множество, особенно стремлением усовершенствовать свои магические способности отличались антропиты, которые только переселились на Магитерру. У этернов было смертельное сияние, энергопотоки, а ещё им не нужно был завоёвывать право на жизнь в новом мире, как людям.

Словом, люди всеми правдами и неправдами пытались доказать, что они – цивилизованная раса, имеющая право, как минимум, на отдельное государство в новом мире. Поэтому частенько выходили за грань, из-за чего в итоге и был принят закон, регламентирующий исследования и эксперименты, связанные с магией.

Чем больше я думала об этом, тем страшнее становилось за Кетро. Однако, когда я вышла из ванной, причёсанная и переодетая и увидела Адриана, мысли об этерне мгновенно выветрились из головы.

– Готова?

– Вроде да.

Лёгкое гудение и голубоватая дымка в воздухе ознаменовали открытие телепорта, через который мы и попали в лабораторию. Адриан приложил браслет к сенсорной панели, воспользовавшись кураторским уровнем допуска. Мой сейчас не сработал бы – по графику я не дежурная, а время – неурочное, следовательно, доступа в лабораторию иметь не могу.

– Давно хочу у тебя спросить, – сказала я, начиная готовить всё необходимое для забора крови. – Почему у тебя индивидуальный телепортатор имеется – понятно, а почему он есть у Кетро?

Адриан снял пиджак и аккуратно повесил его на спинку стула, после чего принялся закатывать рукав рубашки.

– Правящие, – пожал он плечами. – Захотел ребёнок в качестве игрушки новейшую разработку, папа ему и приобрёл.

– Почему такой нет у Алриата или Сильяэр?

– Возможно, их родители меньше уверены в своих детях, чем Алехар Кетро.

– В каком смысле?

Я подошла к Адриану, перетянула руку жгутом, но попыталась нащупать вену, но, прикоснувшись к коже куратора, мои пальцы дрогнули. Кажется, ничего у меня не выйдет. Лорд Верлен отобрал у меня тонкую иголку, сделал всё сам.

Заработал маленький автоматический заборщик крови. Когда дело было сделано, я приложила кусочек специальной ткани, обработанной антисептиком к месту укола. Руки предательски дрожали в присутствии куратора. Ладно бы только руки… сердце билось чаще и его присутствие безумно смущало меня.

– В том смысле, что использование телепортатора может быть опасным, если ты, например введёшь не те координаты, то можешь оказаться замурованной в скале, или выйти на дне океана, оказаться по ту сторону Лютеции среди бушующей стихии. Использованию телепортатора нужно специально обучаться и всех подряд пока учить этому никто не собирается.

– А где этому вообще учат? – продолжала любопытствовать я, чтобы хоть как-то отвлечься от бунта гормональной системы, которая рядом с Адрианом начинала вести себя как-то совсем неприлично.

Однако вопрос остался без ответа. Куратор взял мои дрожащие ладошки в свои руки, сжал и внимательно посмотрел в глаза.

– Калерия, ты – странная в последнее время. С тобой всё в порядке?

– Не знаю, – тихо ответила я, заворожённо глядя в голубые глаза куратора. Почему они раньше его взгляд казался мне холодным? Сейчас виделся безбрежный океан, глубокий и полный тщательно сдерживаемых эмоций.

Мои руки отпустили, и я занялась маркировкой пробирки. Лорд Верлен тем временем перепрограммировал коды доступа.

– Я попросил у ректора Академии выделить эту лабораторию для закрытых исследований, – пояснил он, поймав мой вопросительный взгляд. – Теперь доступ сюда имеем только ты и я.

– Прекрасно, – улыбнулась я в ответ. – Значит, профессор Плант не будет стоять у меня над душой во время работы.

В мою комнату вернулись телепортом.

– Держи меня в курсе, – попросил Адриан, целуя на прощание тыльную сторону моей ладони. От прикосновения мужских губ к коже я вздрогнула всем телом, что не укрылось от его внимания. Он обнял моё лицо, встревоженно вглядываясь, и спросил:

– Что с тобой происходит, Калерия?

И тут я сделала то, чего совсем-совсем, ну вот вообще никак от себя не ожидала.

– Я хочу выбрать тебя!

– Что?

Светлые брови изумлённо приподнялись. Я смутилась до невозможности от собственной смелости и даже можно сказать наглости. Не знаю, что там разрешалось этернийкам, но чистокровная аристократка антропийского происхождения не могла, не имела никакого права нарушать правила этикета. В ситуации двойной помолвки в случае, когда решение принято до окончания срока, этикет обязывает устроить официальную встречу для женихов в присутствии своих родственников и объявить о решении невесты сразу обоим.

Я мысленно повторяла собственные слова снова и снова, поэтому забыла ответить на вопрос Адриана.

– Калерия, ты сама понимаешь, что именно только что сказала?

– К-кажется, понимаю, – неуверенно ответила я, пытаясь опустить глаза в пол, но лорд Верлен настойчиво приподнял мой подбородок.

– Ты хочешь выбрать меня? – внезапно на губах куратора появилась улыбка, которая придала мне храбрости.

– Да, Адриан. Я много думала и хочу выбрать тебя.

Широкие мужские ладони обняли моё лицо и голубые глаза куратора оказались совсем близко.

– Уверена?

– Я начинаю думать, что ты сам передумал жениться на мне, – обиженно заметила, в то время как внутри меня замер страх – вдруг, так и есть. Вдруг все эти разговоры о том, что я не хочу замуж, заставили его усомниться – стоит ли вообще тащить под венец девицу, которая так яростно упирается.

– Я не меняю своих решений, Калерия, – мягко произнёс Адриан, продолжая внимательно вглядываться в моё лицо. – Просто ты так упорно сопротивлялась этой идее, даже каким-то образом заставила Кетро взять тебя в отряд, чтобы только задержаться в Академии.

Мужские губы коснулись моих, и в этом самый момент я ощутила вибрацию браслета на руке Адриана. Куратор обречённо вздохнул, взглянув на голографическое изображение того, кто требовал немедленной видеосвязи с ним.

– Прости, Калерия, но придётся выйти, чтобы ответить.

Он тут же вышел. Что ж… вполне понимаю его поспешность. Император Наилам не тот человек, чей вызов можно сбросить. Интересно, а что его величеству вообще могло понадобиться от куратора Академии?

Кетро сбросил очередной вызов. Общаться с командиром сегодня не было никакого желания. Отключив питание браслета, этерн вернулся к своим мрачным мыслям. Итак… его внутренний огонь проснулся. Сколько раз на заданиях опасность грозила ему самому? Сотни! Сколько раз огонь проснулся в целях самозащиты? Ни разу… Насколько же эта треклятая Перье зацепила его, раз даже та вторая сущность откликается?

Очевидно, что очень сильно. Пробудила эмоции, которые дремали годами, пробудила огонь. Как вообще с этим бороться? Илрэмиэль не знал. Он вообще раньше не верил в любовь и прочую романтическую чепуху, но по всем признакам с ним именно это и происходило. Мелькнувшая мысль расчертила сознание вспышкой. «Схватить антропийку, притащить в храм и заставить пройти брачный ритуал силой. После первой же супружеской ночи она уже не будет завидной невестой… Ей будет просто некуда деваться» Этерн поморщился от собственных мыслей, которые нашёптывал внутренний демон. Так поступить с Калерией он не сможет. Стоило представить перепуганное лицо девушки, когда жрец Исилторе начнёт брачную церемонию, и ненависть после первой ночи, которую она, наверняка, будет испытывать, если её принудить…

Рэм резко сел на кровати и взлохматил волосы. Нет. Ни за что. Он не вынесет, если она снова будет бояться или ненавидеть его. Лучше уж пусть считает другом.

Другом! Этерн усмехнулся. Кто бы мог подумать, что единственная девушка, к которой он испытает чувства, будет видеть в нём лишь друга. Иногда казалось, что её тоже влечёт к нему, но стоило сделать осторожное движение навстречу, как Калерия тут же шарахалась от него с ужасом в светло-карих глазах.

Лучше уж мучиться всю жизнь, чем видеть страх и ненависть в глазах дорогого тебе человека.

Воздух в комнате завибрировал.

– Чтоб тебя, Верлен! Ты совершенно не понимаешь намёков! Нет у меня сегодня настроения отчитываться перед тобой!

Куратор, шагнувший из портала, усмехнулся.

– А перед Императором отчитываться желание есть?

– У нас же назначена встреча на завтра, – устало произнёс этерн, поднимаясь с кровати и направляясь к шкафу за курткой.

– Император потребовал к завтрашнему утру разобраться в том, как стихийные демоны пробираются за границы печатей.

– Уже полгода пытаемся в этом разобраться, с чего он взял, что мы найдём ответ за одну ночь?

– С того, что только что было совершено нападение на его императорское величество.

– Что? – Этерн изумлённо уставился на Верлена. Склонности к шуткам у своего командира первый помощник вроде бы раньше не замечал, но мало ли…

– Думаешь, я стану названивать тебе посреди ночи просто, чтобы поболтать? – хмыкнул Верлен. – Меня вообще со свидания вытащили.

Этерн сцепил зубы, изо всех сил стараясь сделать так, чтобы они хотя бы не скрипели. Верлен был слишком благороден, чтобы ходить на свидания с кем-либо, кроме своей невесты. Даже с учётом того, что она являлась его невестой неофициально.

Конечно, Адриан не был совсем уж святым и до помолвки с Калерий, Верлен встречался с одной девицей. Культ чистокровности требовал сохранения невинности только от девушек, мужчины-аристократы после совершеннолетия заводили себе постоянных подружек, которые согревали им постели до женитьбы на невинной девице хорошего происхождения. Что Илрэмиэль Кетро особенно ненавидел в антропитах, так это лицемерие.

– Дядя Наилам в порядке? – спросил Кетро, справившись с собственными эмоциями.

– Ужасно зол, что кто-то посмел напасть на него прямо во дворце, – ответил Адриан, перенастраивая точку выхода их портала.

– Что случилось?

Они шагнули в голубоватое мерцание и вышли у Лютеции. Стена высотой в несколько сотен метров тянулась насколько хватало глаз. Причудливое плетение древесных стволов и стальных прутьев с основой в виде огромных валунов. Величайшее творение этернитов, созданное магией Правящих семей.

На участке стены, к которому вышли Верлен и Кетро, как раз велись работы по укреплению. Руководил ими сам лорд Алриат. У подножия Лютеции раскинулся целый лагерь. Палатки, в которых ночевали этерниты. Передвижной целительский блок, где восстанавливали физические силы с помощью зелий и вливания энергопотоков. Отец Малика выглядел не лучшим образом, его подчинённые и того хуже. Работа велась в несколько смен и днём, и ночью.

– Снова огненная стихия, – ответил Верлен, пока они шли к лорду Алриату, который руководил работами, то и дело повышая голос на подчинённых. – Кто-то подкинул в спальню императора огненную амфисбену.

Кетро застыл как вкопанный.

– Большую?

– Если бы большую, – хмыкнул в ответ Верлен. – Весь Лланарэ сейчас был бы в огне.

Верно. Взрослая огненная амфисбена могла достигать высоту в сотню метров, также эта змея может скручиваться в колесо и катиться с бешеной скоростью, разбрызгивая ядовитое пламя во все стороны. Одно такое колёсико устроило бы немалый переполох в столице.

– Дворец Правящих устоял? – Спросил этерн, подавляя в себе волнение. Покушение на Императора – это уже не шутки.

– Устоял, но всё крыло сгорело. Император пострадал, но твой отец быстро залечил ожоги и вывел яд.

Да, Алехар Кетро мог. Он всё мог. Глава Правящего рода у этернов не пустой звук, а реальное могущество, превосходное владение силой рода. Как никто лучше лордов Алриата, Аэлрада и Сильяэр не могли поддерживать силу Лютеции, так никто лучше Алехара Кетро не владел магией целительства во всей Империи, да и за её пределами тоже.

– Лорд Алриат.

– Лорд Верлен, – холодно ответил отец Малика, а этерну дружески пожал плечо. – Илрэмиэль. В чём дело?

– Император требует результатов.

– Нет никаких результатов, – раздражённо ответил лорд Алриат. – За полгода мы проверили всю стену, нигде нет лазейки, хотя что-то явно ослабляет её быстрее, чем обычно. Однако этого недостаточно, чтобы порождения стихии смогли выбраться.

– Значит, лазейка где-то за пределами стены, – мрачно предположил Илрэмиэль. – И это очень-очень плохо.

– Это невозможно, корни деревьев Сильяэр и железные прутья Алриат уходят в землю так глубоко, что…

Лорд Алриат прервался на полуслове.

– Где-то есть подземный ход, – закончил за него Верлен. – И выход из него может находиться, где угодно на территории Гехарии.

– Это невозможно! Огненные демоны не могут даже подойти к стене не то, что работать рядом с ней.

– Значит, кто-то им помогает, – заключил Верлен.

– Предателей искать – твоя обязанность, – хмуро ответил лорд Алриат. – А я вернусь к укреплению стены.

– У Траупа есть какие-то подвижка в расследовании? – спросил Адриан.

– Нет. Проклятие Аратар стирает все следы в сознании исполнителей. Я повторно сканировал сознание всех попавшихся в руки Следственного управления.

– Надеюсь, ты готов к бессонной ночи, – сказал Верлен, активируя свой телепортатор. – Придётся сканировать сознание всех подозреваемых во дворце.

– Какой смысл? Как только наткнёмся на исполнителя, проклятие Аратар тут же сработает, – нахмурился этерн.

– Попробуем начать с зелья правды, – вздохнул Верлен. Даже без скептического взгляда этерна было понятно, что скорее всего заговорщики предусмотрели и этот метод Следственного управления. – Вообще странно, что даже ты не можешь обойти проклятие Аратар. Ты у нас мастер обходного сканирования.

– Угу, – хмыкнул Кетро, шагнув вслед за Верленом в созданный им телепорт. – Ничего странного, просто в заговоре участвует тот, кто знает и о моих способностях тоже.

– Да уж… Я бы готов спорить, что это Правящие хотят помешать мне выдвигать свою кандидатуру на голосование Сената, но…

– Покушение на Императора не укладывается в эту схему, – закончил Кетро мысль Адриана.

– Именно поэтому ты – мой первый помощник, – усмехнулся Адриан, хлопнув Рэма по плечу. – Ты, ещё будучи моим студентом понимал меня с полуслова. Я сразу подумал, что лучшего первого помощника мне не найти.

– Давай обойдёмся без ностальгии, а то сейчас расплачусь, – съязвил этерн. – Вообще ты странный сегодня.

– Настроение просто хорошее.

Дело – дрянь. Такой счастливой улыбки на лице действующего командира Императорского отряда Илрэмиэль не видел никогда, а ведь знал Верлена уже больше пяти лет. Причиной того, что герцог сияет, как новенький орден за заслуги перед империей, может быть только одно… вернее, одна.

Их провели в кабинет императора, как только они появились в приёмной.

Император Наилам, видимо, успел умыться и переодеться – ничто в его облике не свидетельствовало о контакте с огненным демоном. Кроме, пожалуй, нахмуренного лба.

– Надеюсь, у вас есть для меня хорошие новости, господа.

Глава 8

Перед официальной помолвкой, необходимо было решить ещё один вопрос – сообщить о моём выборе Себастьяну. Адриан пригласил его в свой кабинет, попросив прийти и меня. Я ужасно нервничала, но прошло всё подозрительно спокойно. Сверр спокойно выслушал Адриана, перевёл серый взгляд на меня и спросил:

– Ты уверена? Выбираешь Верлена?

– Уверена, – ответила, глядя в глаза гарунита, хотя было непросто.

– Что ж…

Протянула ему родовой браслет Сверров, беарниец сунул украшение в карман и покинул кабинет куратора, хлопнув дверью. Только это ещё был не конец, как выяснилось позже.

Себастьян поймал меня во время пробежки. Он просто стоял на дороге, по которой я бегала каждое утро и ждал. Я бы с удовольствием свернула, но поблизости не было никаких развилок, думаю, неслучайно Сверр выбрал именно это место. Среди плотно стоящих сосен парка Академии я вполне могу затеряться, поэтому рисковать не стану.

– Калерия, мне нужно с тобой поговорить.

Я не собиралась останавливаться, просто побежала дальше, но меня перехватили рукой и прижали к себе, делая невозможным дальнейшее движение.

– Себастьян, отпусти меня немедленно! – запротестовала я, и меня отпустили. Правда гарунит продолжил удерживать меня за плечи.

– Калерия, подожди минуту. Давай поговорим. – В голосе принца Бъярны звучала мольба.

– Хорошо, – ответила, сложив руки на груди. – Минута пошла.

– Почему ты выбрала Верлена?

– Себастьян…

– Скажи правду. Всё дело в чистокровности?

Я встретила серый взгляд и твёрдо ответила.

– Не только. Дело в том, что Адриан с самого начала вёл себя честнее и благороднее, чем ты.

Лицо гарунита перекосилось.

– В чём честнее? Мне понравилась девушка, и я не хотел её потерять. Он хотел заключить династически выгодный брак, и сделал предложение наследнице графа Фьери. Между выгодой и чувствами, ты выбираешь выгоду?!

– Себастьян, я не должна перед тобой отчитываться, – сказала я и сделала попытку убрать руки гарунита со своих плечей, чтобы продолжить бег, но не тут-то было. Вместо того, чтобы отпустить, Себастьян привлёк меня к себе и попытался поцеловать. Я упёрлась руками в грудь гарунита, но сил избежать прикосновения мужских губ к моим не хватило.

– Какая ирония судьбы, – раздался сбоку знакомо-насмешливый голос. Хватка гарунита ослабла, и я тут же вывернулась из его объятий.

– Кетро, у тебя талант влезать туда, куда не просят, – устало произнёс Себастьян. Этерн улыбался, но ничего хорошего это не обещало. В глазах полыхала ярость.

– А у тебя лезть с поцелуями, когда не просят?

– Девушку целуют не только, когда она просит.

– Ну да. Ещё тогда, когда она категорически против.

Раздался яростный рык и Сверр обернулся волком. В стороны полетели клочья разорванной одежды.

– Калерия, уйди, пожалуйста, – спокойно попросил Кетро, даже не шелохнувшись.

– Вы же не станете драться?!

– Кажется, его высочество не оставил мне выбора.

– Даже не думайте!

– Уйди, Калерия! – приказал этерн, не сводя взгляда с белого волка. Сделала несколько шагов назад, нажав кнопку вызова на браслете.

Адриан ответил сразу же:

– В чём дело, Калерия?

– Себастьян с Кетро дерутся, – прошептала я.

Куратор вышел из портала, когда Кетро и Сверр катались по земле, но вместо того, чтобы прекратить безобразие, Адриан лишь обхватил меня за талию и утащил через портал в свой кабинет.

– Ты что?! – возмутилась я. – Даже не прикажешь им остановиться!

Он пожал плечами, деактивируя портал, и жестом указал на стул. Однако я проигнорировала приглашение сесть.

– Ты в порядке?

– Адриан, Сверр обернулся волком! Это же запрещено.

– И что ты от меня хочешь? – раздражённо ответил Адриан. – Чтобы я помешал Кетро удовлетворить жажду волчьей крови, а потом получить ещё один вызов на дуэль от этерна? А заодно и от Сверра, за то, что влез в личные разборки принца?

Я опустилась на стул, не веря своим ушам.

– Но ведь… они дерутся из-за меня.

Адриан прикрыл глаза и сделал глубокий вдох, затем выдох.

– Что там произошло?

Я пересказала свой разговор со Сверром. Взгляд куратора заледенел.

– Тем более вмешательство с моей стороны будет оскорблением Кетро. Дворянин вступился за невесту другого дворянина. Его право. Выражу ему свою благодарность.

– Что, если кто-то из них пострадает?

– За кого конкретно ты переживаешь? – холодно поинтересовался Адриан. – За Сверра или за Кетро?

Я даже не знала, что ответить. Если верить сплетням, то Кетро опаснее, но, с другой стороны, Сверр – в обличье волка. Кто их знает, на что они способны в звериной ипостаси?

– Я прослежу, чтобы они оба получили лечение сразу, как только вволю начистят друг другу рожи. Со Сверром придётся серьёзно поговорить. Устраивать дуэль с принцем Бъярны нет никакого желания, чревато политическими осложнениями.

Адриан померил кабинет шагами, затем остановился и присел на корточки передо мной.

– Почему ты сразу не нажала кнопку вызова на браслете, когда увидела Сверра?

– Я не думала, что он станет… настаивать, – растерянно ответила я.

– В следующий раз при любом раскладе сразу вызывай меня, хорошо?

Я кивнула. Адриан поднялся.

– Мне не нравится, что Кетро постоянно тебя спасает, теперь это моя обязанность. Иди к себе, пойду проверю этих забияк.

Драка закончилась так же внезапно, как и началась. Кетро даже не понял, когда успел зацепить Сверра, но едва волк жалобно заскулил от боли, этерн тут же ослабил хватку. Гарунит обернулся человеком и тут же ухватился за бок.

– Проклятье, Кетро, так все рёбра можно переломать!

– Сам виноват, – пожал плечами этерн, зажимая пальцами располосованное острыми зубами плечо, чтобы остановить кровь.

В воздухе образовался светящийся прямоугольник портала, из которого вышел куратор.

– Господа, в целительском блоке вас ожидают.

Доставив раненых к Занин, Адриан поморщился. Вопреки его просьбе вернуться в комнату, Калерия явилась в целительский блок и взялась помогать Занин. Смотреть, как невеста накладывает повязку на обнажённое плечо этерна, оказалось не слишком приятно, но у лорда Верлена была проблема поважнее.

– Сверр, я не имею ни малейшего желания вызывать тебя на дуэль. Скажи сразу, если собираешься постоянно давать мне поводы для этого.

Гарунит поднял на него полный ненависти взгляд. Неужели он действительно влюблён в Калерию? Адриану почему-то верилось в это с трудом. Однако Себастьян Сверр явно рассчитывал на заключение брака с Перье.

– Не беспокойтесь, лорд Верлен. Больше поводов не будет. Ваша невеста чётко дала понять, что династически-выгодный брак для неё предпочтительнее любых симпатий, – в словах гарунита звучала насмешка и вызов. Адриан с трудом сдержал желание поставить мальчишку на место. Откровенно говоря, безумно хотелось дать ему в рожу, но лорд Верлен, куратор академистов, претендент на трон империи не мог позволить себе такого в отношении принца Бъярны. Впервые в жизни Адриан по-настоящему завидовал… завидовал Кетро. Отпрыск Правящей семьи мог позволить себе любое поведение, всё равно вся власть сосредоточена в руках этернов. Им не нужно никому ничего доказывать, держать лицо.

– Правда на вашем месте я бы не доверял решениям леди Перье, – насмешливо добавил Себастьян, многозначительно кивнув в сторону Калерии. Адриан проследил за взглядом гарунита и сжал зубы так, что они заскрипели. Невеста старательно накладывала повязку, но разозлило не это… этерн не сводил взгляда с девушки.

– Так я могу рассчитывать на ваше благоразумие в будущем? – с нажимом спросил Адриан, переводя взгляд на гарунита.

– Разумеется, лорд Верлен.

Тон Сверра звучал не очень убедительно, но на данный момент сойдёт. Адриан шагнул в сторону этерна.

– Кетро, мне, видимо, следует поблагодарить вас за помощь моей невесте.

– Видимо, – ответил этерн, медленно и явно неохотно отводя взгляд от лица Калерии. Адриану снова пришлось сцепить зубы.

– Благодарю, но очень надеюсь, что в дальнейшем она сразу будет звать на помощь меня.

Калерия слегка вздрогнула и молча кивнула.

– Калерия, думаю, госпожа Таэлар справится дальше сама. Я хотел бы поговорить с тобой.

Девушка молча проверила, надёжно ли закреплена повязка на плече этерна, только потом кивнула. Сняла халат, вымыла руки, и они покинули помещение.

– Так, мне нужно выйти, – строго произнесла госпожа Таэлар, проверяя, повязку Кетро. – Надеюсь, вы не станете драться здесь?!

Получив утвердительные кивки с обеих сторон, целительница вышла.

– Кетро, успокой меня, прошу.

Этерн вопросительно приподнял брови.

– Ты ведь никогда не отличался благородством раньше. Какого дхатага ты постоянно крутишься вокруг Калерии?

– Я не кручусь, просто проходил мимо, – равнодушно ответил этерн.

– Разве ты взял её в отряд не для того, чтобы помочь оттянуть момент выбора между мной и Верленом?

– Возможно. Почему бы и не помочь хорошему человеку, – хмыкнул Кетро.

– Ты никогда никому не помогал, кроме Алриата, который, к слову, зажимал десятки девчонок, не особо интересуясь их мнением, но почему-то ты вмешался только когда это коснулось Калерии.

Зелёный взгляд этерна остановился на лице Себастьяна.

– Сверр, я тебя предупреждаю первый и последний раз – не испытывай моё терпение.

– Я тебя тоже хочу предупредить, этерн. Калерия выбрала Верлена, теперь она его официальная невеста.

Беарниец внимательно следил за выражением лица этерна, пытаясь разглядеть хотя бы отголоски чувств, но Кетро умел держать себя в руках.

– Прекрасно. Наконец-то, этот фарс с двойной помолвкой закончился.

Даже не утруждая себя тем, чтобы скрыть перемещение, прямо из целительского блока Кетро телепортнулся на заснеженный пик и позволил вскипающей крови выплеснуть раздражение. Через мгновение заснеженная вершина горы Вер-Аэрдэ, сверкавшая девственной белизной, превратилась в чёрное пятно. Внутренний огонь вырвался, охватил всё тело этерна, не только расплавил снег, но испарил и влагу.

– Что со мной происходит? – произнёс Илрэмиэль, мрачно разглядывая результат своего гнева. Ответом стало лишь равнодушное молчание. Словно это могло что-то исправить, он прокричал свой вопрос ещё раз. Так громко, что эхо прокатилось над горами.

* * *

Пришлось рассказать матери про браслет. Ему не хотелось в приступе очередного гнева спалить Академию, выдать себя или навредить кому-либо. Подобное случилось в детстве, когда он однажды снял браслет без разрешения.

– Илрэмиэль, что ты опять натворил?! – причитала мать, в ужасе оглядывая полностью выжженную детскую. Илрэмиэлю было семь. Они уже пару лет жили в городском особняке лорда Кетро, который мало интересовался сыном жены. Хотя мать тоже мало внимания уделяла Рэму. Сколько он себя помнил, она всегда была встревожена, они всегда куда-то бежали и где-то прятались. В доме Алехара мать немного успокоилась, но всё равно всегда была занята. Словно вместо вечной гонки за безопасностью, она нашла новую цель.

Словом, Кетро всегда был предоставлен сам себе, и находил занятие как мог. Ему просто захотелось снять браслет, который всегда был на его запястье. Это оказалось непросто. Застёжки на серебряном изделии не обнаружилось, Рэм перепробовал кучу ножниц, ножей и даже кинжалов, пару раз порезался, но браслет удалось снять лишь ритуальным кинжалом жреца рода Кетро, который в тот день удачно заехал к Алехару по делам.

Илрэмиэль тихонько вытащил кинжал из широких складок балахона служителя храма и мерцающий золотой клинок легко справился с серебряным браслетом.

Он сделал это в своей спальне и едва браслет соскользнул с запястья, как рука вспыхнула алым пламенем. Рэм с интересом уставился на собственную конечность. Теоретически он знал, что огонь обжигает, однажды видел ожоги повара, которого отец легко вылечил. Но почему-то пламя, охватившее руку Илрэмиэля, не жгло его. Огонь перекинулся на вторую руку, охватил всё тело, и тут он испугался. Заметался по комнате, начал кататься по полу, пытаясь сбить пламя, в итоге лишь поджёг ковёр, мебель и спалил комнату дотла.

– Рэми, – Гиэлрин изо всех сил старалась говорить мягко. – Тебе нельзя снимать этот браслет, понимаешь? В Гехарийской империи использовании стихийной магии карается смертной казнью, сынок.

Слова матери долетали словно издалека, Рэм удивлённо оглядывался по сторонам, не в силах поверить, что это именно он превратил комнату в настоящее пепелище.

– Мы скажем Алехару, что ты играл со свечами, – спокойно продолжала мать. Хотя Рэм прекрасно знал, что это лишь видимость спокойствия. Голос её подрагивал. – Загорелась занавеска, ты испугался, выбежал из комнаты, а пока искал меня – комната сгорела дотла. Хорошо?

Он кивнул. Мама всегда знала, как лучше поступить. Он слушался её, когда они сбежали от тех страшных огненных людей, которые держали их в плену. Он слушался, когда они попали к этернам. Рэм всегда делал так, как говорила мама. Он с детства знал, что мама знает, как будет лучше.

– Ничего, дорогой, – она привлекла его к себе, погладив по голове. – Однажды ты станешь императором, перепишешь дурацкие законы, и никто не посмеет и слова сказать против тебя или твоей магии. Потому что ты у меня самый сильный и непобедимый мужчина в мире, запомни это Илрэмиэль.

Он верил… Он верил всему, что говорила мать, потому что она никогда не ошибалась. Она сказала, что они сбегут и они сбежали. Сказала, что будут жить в безопасности в красивом доме, и они жили. Сказала, что он станет самым сильным, и он стал. Она сказала, что он станет императором…

– Мама, мой браслет сгорел, – спокойно произнёс Илрэмиэль, внутренне готовясь к напору материнского недовольства.

– Что?! Как это случилось, Рэми? – Гиэлрин поднялась с кресла и подошла к сыну, внимательно взглянув в такие же зелёные, как у неё самой, глаза.

– Гнездо ялтагов оказалось больше, чем предполагалось. Напалм закончился, я оказался в опасности и случился выброс силы, который уничтожил браслет.

Уголки губ Гиэлрин дрогнули в улыбке.

– Твоя сила растёт, мальчик мой. Однако до момента, когда ты станешь императором, нужно скрывать её.

– Мама, что, если я не хочу становиться императором?

– Не говори глупостей, Илрэмиэль! Это единственный способ – жить открыто, не скрывая собственной силы. Я сделаю новый браслет и учту твою растущую силу. Кто-нибудь видел, как это случилось?

– Нет, я был один, – соврал он, не моргнув и глазом. Илрэмиэль не имел иллюзий насчёт своей матери. Когда Алехар отказался избавляться от одной из наложниц, та вскоре отравилась чем-то таким, от чего не смог вылечить даже отец. Рэм хотел бы верить, что мать не могла так поступить с несчастной антропийкой, но… что-то внутри подсказывало, что он ошибается. Вряд ли матери понравится новость о том, что вырвавшийся из-под контроля огонь видели ещё двое. Эти двое слишком ему дороги.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю