290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Ректор моего сердца (СИ) » Текст книги (страница 28)
Ректор моего сердца (СИ)
  • Текст добавлен: 28 ноября 2019, 15:30

Текст книги "Ректор моего сердца (СИ)"


Автор книги: Лидия Миленина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 28 (всего у книги 31 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Мне достаточно одной строчки – и я вернусь к тебе, Герат! Лишь одной строчки, которая бы значила, что ты готов бороться за мое доверие, что тебе не все равно!

Но телепорт молчал, а на меня накатывало горькое оцепенение сильного горя.

…Наверное, я разозлила его… Наверное, это он теперь не хочет меня видеть. Ну что ж…

У меня было два любимых могущественных союзника.

Герат. И Гайнир. Теперь остался только спящий дракон. Как сказала Герату – разбужу дракона и улечу. Похоже, только так я теперь и могу поступить. Больше ничего не остается.

Наверное, я обманулась… Герат и не любил меня. Может быть, сам думал, что любит. Но на самом деле… На самом деле, если бы любил, он бы уже ввалился в мою комнату, поднял меня из бассейна, прижал к груди…

Все было обманом. Все.

Словно во сне, я легла в постель. Силы теперь вообще сколько угодно – я с легкостью создала влажное облако для драконов и снова уложила их себе на грудь, попросив усыпить меня.

Слишком больно. А перед «испытанием» нужно выспаться. Сон, как и еда, необходим даже Хранителям.

Я могу в это поверить.

Я ощутила бы, если бы в его отношении ко мне было лишь восхищение знакомой ему внешностью и поиск призрака внутри меня. Герат принимал меня такой, какая я есть, и любил именно меня. Даже моего жизненного опыта хватает, чтобы понять это.

Но то, как он скрывал от меня все… Узнав меня еще двенадцать лет назад, он ни разу не показал своего знания.

Притворялся, что не знает, когда поцелуем сорвал с меня маску! Делал незнающее лицо, когда я сама назвала свое имя. «А я Астер Гайнори!» – вспомнилась мне ночь в подземелье. Ну что ему стоило признаться, что давно узнал меня и как-то мягко, нежно убедить, что он на моей стороне…

Так и не рассказал! Ни когда признавался в любви и предлагал руку и сердце, ни когда привел меня к себе и взял со всей своей огненной страстью…

Видимо, он вообще не собирался об этом рассказывать?! Врать мне всю жизнь, пользуясь моим бесконечным доверием!?

Я сжала зубы от злости. Нет, Герат, я не пойду к тебе обратно.

Тебе придется переломить эту ситуацию – не знаю, как. Ты потерял мое доверие, тебе его и возвращать. А если не захочешь возвращать, значит, и не любишь.

Не любишь… Не потому, что любил мою мать. А потому что не доверял мне, не говорил правды, не был со мной искренен. И потому что слишком гордый, чтобы просить прощения у женщины. Может быть, так?!

«А, может, это ты слишком гордая? – спросила спокойная, отрешенная и разумная часть меня. Этакая Астер-умница-разумница. – Ты послала его. Ты его тоже обидела! Тебе тоже есть, за что извиняться. Лучше бы заехала ему по лицу, приложила водой, огнем, землей и воздухом… Выпустила бы пар. А потом рыдала бы в его объятиях. А он целовал бы твои волосы, гладил, успокаивал… И, конечно, простил бы тебе все и сразу… И ты ему…»

Неуправляемые слезы потекли по лицу при этой мысли. Я бросила взгляд на телепорт. Ну, может, он хоть напишет мне что-нибудь! Ну как раньше. Должен же он хотя бы попробовать помириться…

Мне достаточно одной строчки – и я вернусь к тебе, Герат! Лишь одной строчки, которая бы значила, что ты готов бороться за мое доверие, что тебе не все равно!

Но телепорт молчал, а на меня накатывало горькое оцепенение сильного горя.

…Наверное, я разозлила его… Наверное, это он теперь не хочет меня видеть. Ну что ж…

У меня было два любимых могущественных союзника.

Герат. И Гайнир. Теперь остался только спящий дракон. Как сказала Герату – разбужу дракона и улечу. Похоже, только так я теперь и могу поступить. Больше ничего не остается.

Наверное, я обманулась… Герат и не любил меня. Может быть, сам думал, что любит. Но на самом деле… На самом деле, если бы любил, он бы уже ввалился в мою комнату, поднял меня из бассейна, прижал к груди…

Все было обманом. Все.

Словно во сне, я легла в постель. Силы теперь вообще сколько угодно – я с легкостью создала влажное облако для драконов и снова уложила их себе на грудь, попросив усыпить меня.

Слишком больно. А перед «испытанием» нужно выспаться. Сон, как и еда, необходим даже Хранителям.

– Не извольте беспокоиться, любезная тарра Гварди! Его Величество и Великий магистр будут ждать по ту сторону испытания. Позвольте я объявлю условия конкурса… Итак, – повторил он. Кажется, Клаусу действительно доставляло удовольствие говорить пафосные торжественные фразы. Или этим он тщательно скрывал свое ехидство. – Мы начинаем последнее – королевское – испытание. Я лично подготовил его по указанию Его Величества Статира. Та, что сможет пройти полосу препятствий, станет победительницей и займет должность Великой при ректоре Ванирро. Представьте себе… – Клаус заговорщицки понизил голос, – что каждая из вас уже стала Великой. И внезапно… вашего партнера, вашего любимого ректора похитили и заточили в подземелье. Ректор и его Великая – партнеры во всем, они опираются друг на друга. Он пройдет через пламя, воду и… все стихии, чтобы спасти ее. И она должна поступить так же. Великая должна быть смелой, уметь справляться с самыми экстремальными ситуациями и стать истинной поддержкой своему партнеру, если это потребуется. Думайте об этом! Испытание серьезное, поэтому те из вас, кто опасается позора или небольших травм, может сейчас покинуть нас, вы будете автоматически отчислены с отбора. Остальным следует спуститься в подземелье и следовать в направлении, указанном светящимися стрелками. В любой момент вы можете повернуть обратно, и тогда тоже будете отчислены. Выиграет лишь та, что дойдет до конца. Если таких будет больше, чем одна, – выигрывает та, которая дойдет первой. Итак, дамы, кто-нибудь хочет уйти сейчас?

Девушки начали переглядываться. Сомнения не было лишь на лице у Тарии. И у меня, наверное.

Неожиданно заговорила Сара:

– Я знаю, что не пройду испытание. Не вижу смысла тратить время… Удачи, Илона… и остальные!

Я про себе похвалила ее. К Саре присоединилась Кит.

Нас осталось четверо: я, Тария и Маринна с Терой.

– Что ж, можете войти все вместе, а дальше как пойдет, – сказал Клаус, и я первая сделала шаг вниз по ступенькам.

Впереди шли я и Тария. Другие две девушки ступали осторожно, неуверенно. Явно боялись. Из завсегдатаев подземелья здесь была только я. Да и план испытания видели только я и Тария. Подловато… Но ведь я иду туда не для того, чтобы обыграть других девушек. Я иду, чтобы изменить историю и победить Клауса со Статиром. У меня просто нет другого выхода.

Когда спустились, увидели развилку. Если пойти направо, то бесконечно длинные коридоры в конечном счете приведут к дракону. Если налево – будет другая путаница коридоров и подземных пещер. Светящаяся стрелка, ослепительно-яркая в полутьме, повисла перед нами, возникнув из ниоткуда. Она указывала налево.

Я вздохнула. Никто идти первым конечно же не хотел. Все хотят идти след в след за «фавориткой».

И тут тонкая, но крепкая рука сжала мою кисть.

– Я с тобой, – прошептала мне Тария. – Будем сражаться вместе!

Странно, но мне показалось, что она говорит не об участии в испытании. В испытании мы соперницы. Тария все еще моя главная конкурентка. Она говорит о чем-то большем, вкладывает другой смысл.

– Спасибо! – я ответно пожала ей руку и на мгновение обернулась к ней. И замерла… С Тарией что-то было не так.

Она светилась. Не вся, конечно. Но в центре ее груди я увидела ясное, теплое свечение – маленький огонек, как уголек, он почти не греет, но его можно раздуть. И я точно знала, что я могу это…

О Господи! Сейчас не время выяснять, кем были предки Тарии. Но… если что, я точно знаю, в ком еще спят силы Хранителя. В этой странной, спокойной, расчетливой девушке. Не все Хранители были благородными рыцарями. Среди них были и одаренные шпионы, и искусные в интригах царедворцы. Но все они хранили наш мир – каждый в соответствии со своим талантом.

Это немного подбодрило меня. Даже страх за Герата отошел на задний план.

Я свернула влево. Согласно плану, скоро должно быть первое препятствие – на умение противостоять стихии земли. Стало темнее, в полутьме мы с трудом разглядели большой разлом в земле шириной со спину дракона. Тоненькая ниточка скалы, похожая на бревно через ручей, вела на ту сторону. Хорошо, что шли медленно и никто не сделал слишком большой шаг и не ухнул вниз.

– Мы что, должны здесь перейти?! – испуганно спросила Маринна, ее голос разнесся в тишине подземелья.

– А другого варианта нет, – невесело усмехнулась я. – Насколько я знаю, любая воздушная может включить «пассивную левитацию», если сорвется.

– Но на нее уйдут все силы! – возмутилась Тера. – Не останется ни на что другое! Какой… – оказывается, она знала весьма крепкие словечки, – сделал это испытание!

– О, это мы знаем точно! – вновь усмехнулась я. – Он только что этим хвастался!

– Ну и гад! – темпераментно заявила Тера, видимо, ей не приходило в голову, что Клаус может стоять за углом.

Ну да… Испытание делалось так, чтобы его могла пройти лишь сильнейшая воздушная и та, что владеет всеми стихиями, как я.

– Кто первый, я или ты? – спросила Тария у меня.

– Давай я, все же у меня все стихии… – ответила я. Мы с Тарией знали, что это препятствие не ограничивается прогулкой над бездной. Переглянулись, и она кивнула. В ее глазах было некоторое волнение. Все же… страшновато. Даже ей.

Я аккуратно ступила на тонкую полоску камня. Держать равновесие умела хорошо, это не потребовало от меня усилий. Знала, что произойдет дальше… Но когда сверху на меня полетел огромный каменный блок, сердце ухнуло раньше, чем я успела поднять руку.

Но, конечно, я успела. В этом испытании нужно было, стоя на крошечной полоске твердой почвы под ногами, создать мощный поток воздуха, который поставит блок на место, и не дать ему зашибить тебя. Ясно, что он должен остановиться в нескольких сантиметрах от лица конкурсантки. Вреда не нанесет, но девушка вылетит из отбора, если не остановит его раньше.

Мне не нужен был воздух… Навела на него руку, немного усилий – и блок посыпался вниз противной, но безобидной пылью.

Еще четыре шага – и я на другой стороне.

– Ну ты даешь! – крикнула мне Маринна с другой стороны. – То есть путь свободен?

– Боюсь, что нет! – крикнула я в ответ. Потому что, когда Тария пошла вслед за мной, произошло то же самое. Другой блок сорвался сверху, и лишь мощный ураганный удар Тарии остановил его. Она застыла посередине пути и ввинчивающими движениями руки заставила блок отправиться на место.

– Девочки, готовьте «ударную волну» заранее! – крикнула Тария Маринне с Терой.

Терра аккуратно шагнула на полоску камня. Шаг, второй… Когда очередная каменная громада пошла на нее, она зажмурилась. Но удержала равновесие. Уже созданная ею «волна» встретила скалу, та спружинила на ней, как на подушке. И да… Тера работала долго. В итоге я подошла к самому краю и просто помогла ей «вкрутить» блок на место, добавив к ее «ветру» свой. Взаимопомощь вроде бы не запрещали? Она еще успеет вылететь, пусть хоть одно препятствие пройдет успешно.

– Уфф… – на другой стороне Тера без сил осела на руки Тарии. По лицу текли капли пота, смешивались со слезами. – Я… я не смогу пройти дальше… очевидно… – плакала она. – Не для нас это испытание делали!

– Не для вас, – сжала зубы Тария. – Постойте, сейчас не до того…

Мы увидели, как на другом конце Маринна встала на каменный мостик. Она шла увереннее Теры, и заготовленная ею волна была сильна… Но что-то пошло не так.

Словно страшный сон, я увидела, как тоненькая девушка на мостике пошатнулась, отклонилась в сторону, теряя равновесие, волна ослабла от потери концентрации, и огромная идущая на нее каменная глыба… впечаталась ей в живот острым краем.

Удар прошел по касательной, но нас оглушил крик боли. И тонкая фигурка полетела вниз…

И так же, словно во сне, я поднимаю руку… направляю на камень – он рассыпается пылью. Бегу к центру мостика, создаю «воздушную сетку», ловлю в нее тело Маринны. Еще усилие – поднимаю ее вверх и направляю к Тарии. Та ловит ее, укладывает на землю.

Я бегу обратно, склоняюсь над девушкой.

– Будь ты проклят, Клаус! – шиплю я в темноту. – Будь ты проклят, гад и обманщик!

Мы переглядываемся с Тарией и Терой.

– Так нечестно. Так не может быть! – орет Тера. – Что, получается все по-настоящему?! Мы можем погибнуть по-настоящему?! Блок ведь должен был остановиться, всегда все останавливается…

– Да, должен. Но не остановился, – спокойно констатирует Тария.

Маринна застонала. К счастью, она была жива. У Теры сил совсем не было. Тария владела медицинской магией лучше меня, поэтому она осмотрела Маринну.

– У нее переломаны все ребра и просто сильный шок… Потерпи, мы подумаем, что сделать… – сказала она. – Нам решать… Либо мы все силы пустим на лечение Маринны, либо пройдем испытание дальше. На то и то сил не хватит…

– Подожди, – сказала я, с грустью глядя на девушку, лежащую перед нами. Сила Хранителя… сила, ты можешь все. Тебя хватит на все. – Тария, направь немного… Моя сила – твое руководство, проследи, чтобы я не срастила, что не нужно, – нашла в себе силы улыбнуться, положив руки на живот и грудь Маринны.

Сила ровным потоком потекла через мои руки. Тария положила ладони поверх моих кистей и помогла правильно распределить ее. Вскоре в лицо Маринны вернулись краски. Она со вздохом села.

– Что это было? О-о… Девочки… спасибо! – Я выжила, не может быть… Илона, ты… Ты спасла меня! Кто ты?

– Я? – искренне улыбнулась я. – Возможно, я будущая Великая. А возможно, кто-то еще… – и тут же серьезно обвела глазами спутниц. – Девушки, уходите. Идите обратно. Это не позор и не бегство. Испытание нечестное. Мы шли на конкурс, а пришли на…

– Бойню, – подсказала Тария.

Маринна и Тера кивнули. Видимо, оставаться в подземелье у них не было никакого желания.

– А пойдем обратно – опять эта гадость полетит?! – передернув плечами, спросила Маринна.

– Нет, уверена, что нет, – покачала головой Тария. – Препятствия на пути сюда, а не обратно. Мы подстрахуем, переведем обратно.

– Мы? – остро взглянула я на Тарию. – Ты, Тария, тоже уходи. Нельзя рисковать вашими жизнями.

– А твоей, значит, можно? – вдруг рассмеялась Тария. Впервые за время нахождения в подземелье раздался смех одной из нас. От этого стало как-то… светлее. – Нет, Илона, я пойду с тобой, – тихо и твердо сказала она мне. И добавила, сделав мгновенный «коридор тишины», в котором лишь я услышу ее: – Не чтобы выиграть это испытание. Мне нужно не это. Просто… я буду с тобой почти до конца. Защищу, если потребуется. Герат сказал не оставлять тебя одну. Да я и сама не оставлю…

Я видела, что она не врет. И не держит камня за пазухой. И ей не нужен Герат. Теперь я чувствовала ложь и правду, словно обрела особые ментальные силы. Смотрела на Тарию и точно знала – ей можно доверять.

Увидь я сейчас Герата… и все встало бы на свои места, подумалось мне. При мысли о нем острое чувство страха ударило в душу. «Я буду ждать тебя у дракона! – вспомнилось мне. – И если меня там не будет, значит, война началась. Тогда уходи на край света…» Я ощутила, что нужно торопиться.

Времени почти нет.

– Хорошо, пойдем, – сказала я Тарии.

Мы помогли девушкам перебраться на ту сторону – поддерживали их воздушными подушками с двух сторон, следили, чтобы никакие каменные блоки больше не прилетели. И когда Тера и Маринна, опирающиеся друг на друга, проковыляли за угол, я взяла Тарию за руку.

Надо же… Не ждала найти в ней настоящую подругу и соратника. И Хранителя. А нашла.

Глава 58

Герат

– Да пойми же ты, так лучше всего! Это единственный шанс удержать его в узде и спасти нас всех! – снова включил свою шарманку король Статир, как только его высочество Клаус отправился рассказать девушкам об условиях испытания. Глаза принца лукаво весело поблескивали. Чувствую, с испытанием что-то не то…

Конечно, я не был пленником в прямом смысле слова в течение ночи. Статир всего лишь беседовал со мной. Вполне доверительно. А как еще быть в его ситуации? В конечном счете, я мог бы быть могущественным союзником, такими не разбрасываются. Но за стеной я постоянно ощущал присутствие дежурных боевых магов и менталистов, которые должны будут скрутить меня в случае опрометчивых действий с моей стороны.

Нет, тогда момент для «опрометчивых» еще не пришел.

Теперь, когда мы сидели на каменной скамье в зале подземелья, в дальнем конце тоже стояла охрана. Якобы чтобы следить за порядком, когда сюда начнут ломиться претендентки на должность Великой, а на самом деле – чтобы контролировать меня.

За эту ночь мы с королем окончательно перешли на «ты». Во многом мне было даже жаль Статира… Незавидная участь быть отцом чудовища.

– У нас последний шанс договориться! – продолжал Статир. – Мы все в его руках. Я и так живу, как на вулкане! А сейчас… с этим планом по поводу девушки я его контролирую! Он еще подчиняется мне, его устраивает то, что мы задумали… Пойми же, Герат, по-другому нельзя! Если он сорвется, умереть можем мы все. Ты, она… я – тоже… И что тогда? Хотите нового короля Саора?

– Нет, – я задумчиво покачал головой. Решение нужно было принимать быстро. На обдумывание времени не было. – Не хотим. Но и отдать ее ему я не могу.

– Предпочитаешь умереть? – грустно усмехнулся Статир. – Понимаю. И все же… Так ты всего лишь лишишь ее жизни. А наш план сохранит ей жизнь. А может быть, даже силу. Это единственный выход.

– Нет, Статир, – я поднялся, заложил руки в карманы. – Не единственный. Ты знаешь, что еще возможно. Он может отнять магию, но кроме магии бывает и…

– Никогда! – Статир вскочил на ноги. – Я не зарежу своего сына, не изуродую, не заключу в дальней башне! И тебе не дам убить его… Он мой сын, понимаешь ты, Герат!?

– А она – моя женщина, – спокойно ответил я.

– Хочешь драки – дерись со мной, в полную силу, – Статир вперился в меня своим огненным взглядом. Впрочем, мне было чем ответить. Он вынул из ножен меч. Я последовал его примеру. – Знаешь, Великий Магистр, – король начал обходить меня по кругу, собирая на меч «снаряд пламени». – Мне даже интересно. Всегда знал, что лишь ты можешь стать мне достойным противником. Испробуем силы, а, Великий Магистр? У тебя даже есть шансы стать королем…

– Остановись, Статир… – я поднял руку. – Я не хочу драться с королем…

– Ты не оставляешь другого выбора! – вдруг крикнул Статир. – Ты хочешь убить его! Любой будет защищать своего ребенка… даже… чудовище!

Он бросился на меня.

Молнией в моем разуме блеснула мысль, что… Статир хочет умереть. И делает меня орудием своей смерти.

Астер

Всего тридцать шагов мы прошли спокойно и оказались на развилке. Стрелка, всплывшая в полутьме, показала путь вперед. Но мы знали, что нельзя просто пройти дальше. Два коридора уводили в стороны, и здесь должно было быть второе испытание.

– Вроде бы здесь? – переглянулись мы с Тарией.

Да, здесь… Стоило мне сделать аккуратный шаг вперед, как из боковых коридоров и из того, куда мы держали путь, полезли они. Призрачный зеленый свет залил развилку, и в его могильных отсветах живые мертвецы казались совсем отвратительными. К тому же от них пахло… Не иначе, еще одно испытание от принца Клауса – на способность преодолеть отвращение и сражаться.

Полусгнившие головы, запавшие глазницы, ошметки одежды на костлявых телах, длинные когти. Упокоить тварей можно, лишь отрубив им голову. Ну или еще одним способом…

А вот вода против них бессильна. Можно сколько угодно обливать их водой, горячей, холодной – она лишь придаст им силы.

Мертвые твари выползали, как тараканы, в мгновение ока их стало видимо-невидимо. И едкий, неприятный страх, какой живые чувствуют при виде этого продукта творчества некромантов, начал сочиться в душу.

Я выдохнула и инстинктивно сжала ладонь Тарии.

– Что ты готовила для них? – тихо спросила я.

– Воздушный клинок. Хотела рубить им головы, – ответила она. – Но их столько! Слишком много!

– Значит, поступим по-другому, – шепнула я. – Клинок – сколько можешь на тех, кто слева, я беру на себя большую часть справа… Кто останется – просто прорубаемся через них! – я обнажила меч.

Тария кивнула и достала свои сабли.

Плотной стеной твари наступали на нас. Когда осталось не больше четырех шагов, Тария первый раз метнула «воздушный клинок», и голова одной из тварей шмякнулась на пол. Из шеи торчали обрывки мертвых тканей, на мгновение желудок свело от омерзения.

Как некроманты с этим работают! Никогда не пойму!

Нет, так не пойдет. Одновременно со вторым ударом Тарии я выставила руку вперед, провела перед собой… Огонь – не привычная мне стихия. Даже менее привычная, чем земля. Но выброс силы, воздух обращается огнем, я направляю его в передний ряд тварей, они загораются вонючими факелами.

Стоящие сзади твари пытаются прорваться сквозь толпу к нам, некоторые загораются, другие выходят вперед и встречают мой огонь или «воздушный клинок» Тарии.

Когда их ряды немного поредели, я кричу Тарии:

– Вперед!

Плечо к плечу мы бросаемся через горящие вонючие тела. Некоторые еще не пострадали, на ходу я кидаю в них огонь, некоторые слишком близко, и мы, забыв об омерзении, просто рубим их клинками.

Но в какой-то момент… когда мы почти прошли, я понимаю, что становится слишком жарко. Сплошной пожар вокруг, и крутящиеся на месте недогоревшие мертвецы всюду… сзади, впереди, по бокам.

– Сделай что-нибудь, Илона… – кашляя от смрадного дыма, кричит Тария.

И я делаю… Твари уже не так страшны, как страшен огонь и дым, в котором мы начинаем задыхаться.

Быстро я обращаю воздух водой. Огромная волна подхватывает нас сзади и несет вперед по коридору, как можно дальше от обугленных мертвецов. На какое-то мгновение, мне кажется, что я теряю над ней контроль, вода начинает крутить нас…

– Останови это! – кричит Тария. – Быстрее! Дальше – клинки!

Усилием воли я едва успеваю остановить нашу волну. С шипением она оседает, сочиться сквозь камни…

Мокрые мы сидим с Тарией на полу, даже смеемся. Ощущение, что едва избежали смерти. А может быть, так и было.

И в этот момент я поднимаю руку…

Тут же что-то призрачно блеснуло перед глазами, и я отдернула ладонь в последний момент.

Прямо перед нами с обеих сторон выехала стена острых клинков. Нет, они не остановились… Как и тот каменный блок, как и живые мертвецы. Это испытание на выживание. Здесь все по-настоящему. Пролети мы с Тарией еще на полметра дальше, и уже болтались бы посреди коридора, проколотые, как бабочки.

– Сколько их! – ужаснулась Тария. В тот же момент клинки со свистом ушли обратно в стену.

Мы переглядываемся, пытаемся улыбаться друг другу, подбадривать. Но обе знаем, что… по плану там еще не меньше тридцати полос таких клинков.

– Опять воздух, – усмехнулась Тария. – Только очень мощная волна воздуха, защита, выставленная заранее, удержит эти клинки. Но даже у меня нет столько силы… Не знаю, как вдвоем…

– Стой, Тария! – почему-то мне кажется, что времени совсем не осталось. Я должна решить сейчас. И если решу – то попробовать. – Стой! – я кладу ладонь на ее руку, которой она упирается об пол. Смотрю ей в глаза. Глаза честные. Просто в них куда меньше уверенности в своих силах, чем было в начале испытания. – Ты можешь уйти сейчас…

– Нет, я же сказала, что буду с тобой… До конца! Или пока нужна тебе! – почти огрызается Тария.

– Тогда послушай, – я выдохнула. – Что ты знаешь о Хранителях? – внимательно смотрю в ее глаза. Если начнет юлить, врать, выкручиваться – я почувствую это. Тария так же пристально смотрит на меня.

– Я примерно знаю истинную историю мира, Илона, – твердо, раздельно говорит она.

– Тогда скажи, ты знаешь, что ты Хранитель?

– Я знаю, что Хранитель – ты, Илона, – она продолжает говорить раздельно. – Догадалась сегодня, хоть и не чувствую в тебе особой природы, кроме большой силы и «объединения стихий».

– У меня маскировочный амулет, – чуть улыбаюсь я. – А про себя что скажешь? У нас мало времени!

– Моя мать – дочь графа Кваонна, она говорила, что ее род идет от Хранителей. Рассказывала мне, как сказку в детстве. Я мечтала обрести эту сущность, но никогда не верила…

– Ясно, – сказала я. – Тогда послушай, Тария! Ты стала мне подругой! И соратником! И я… я волнуюсь за тебя! Один Хранитель хорошо, а два лучше! Я должна попробовать! Позволишь?!

– Что, прямо сейчас? – удивилась Тария. – Но как?

– Позволь, – тихо произнесла я и положила ладонь ей на область сердца. Туда, где тлел негасимый маленький уголек. Тария медленно кивнула.

Слова пришли сами. Может, они спали во мне, как и силы Хранителя. Слова, древние формулы, которые произносили мои предки.

– Я, Астер Гайнори, первый Хранитель нового мира, призываю тебя на свет, Хранитель Тария Крейган, – уголек под моими руками растет, раскрывается, как цветок после ночи. Греет – я физически ощущаю его.

Отвожу руку и вижу изумленные, но счастливые глаза Тарии. А от ее груди медленно растекается теплое светлое сияние, пропитывает все тело. Возможно, его сможем видеть лишь мы двое во всем мире, думается мне.

– О Господи… Спасибо! – неожиданно шепчет Тария. – Это оно, Илона? Это сила Хранителя?

– Да, – я улыбаюсь. – Это она. Ты теперь Хранитель, Тария. И если я погибну, ты встанешь на мое место. Послушай… Конечно, сила будет расти постепенно… Понадобится несколько дней, чтобы ты вошла в полную силу. Но уже сейчас… посмотри, у тебя есть все стихии… И сил намного больше!

Тария дунула на свою ладонь и с удивлением уставилась на зажегшийся в ней огонек. Собрала пригоршню воды и потушила его. Не с той легкостью, что появилась у меня, но вполне успешно.

– Спасибо, Илона, спасибо! – совершенно неожиданно она обняла меня. Я даже ощутила смущение. Ведь кроме силы и истинной сущности я подарила ей большую ответственность и много опасностей. Второго-то амулета у нас нет… – Ты подарила мне себя.

– Пожалуйста… И… меня зовут Астер, – улыбнулась я и поднялась на ноги.

Время утекало, сочилось сквозь пальцы… Сердце тревожно билось.

Герат… Чем больше времени я трачу, тем большая опасность может грозить ему. Почему-то казалось, что так.

Пора заканчивать с этим проклятым нечестным испытанием!

– Очень приятно, Астер… ваша светлость! – рассмеялась Тария. – Ох, не знала я раньше, что пытаюсь конкурировать с герцогиней!

– Неважно… И, Тария, послушай, я не собираюсь проходить это дурацкое испытание до конца. Вслед за «клинками» будет боковой коридор. Я собираюсь свернуть в него, пройти немного, и за стеной будет зал с драконом… Я иду туда. Он – моя цель. И там должен ждать Герат. А потом будь что будет!

– Я с тобой, – просто сказала Тария. – Вряд ли я могу помочь пробуждению королевского дракона. Но я… могу сражаться, пока ты будешь его будить. Если потребуется.

– Спасибо, Тария, – я с благодарностью положила руку ей на плечо.

Препятствие с клинками было сложным даже для двух Хранителей. Немного посовещавшись, мы решили не возводить «воздушную защиту», а сделать «силовое преобразование пространства» из общей магии. Та же защитная сфера, но другой природы. Просто стихийник, как правило, тратит на нее слишком много энергии и не может долго удержать.

Силы, особенно на двоих, у нас было много. Но все же, когда я шла впереди и руками обозначала контуры сферы, а Тария сзади поддерживала ее, было страшно. Особенно страшно, когда клинки вылетали из стен и упирались в нашу сферу.

А вдруг не устоит? А вдруг следующее лезвие перережет нам ноги или еще хуже – шею… Ужас, ощущение какой-то нереальности происходящего накатывал волнами. И только что-то внутри – несгибаемое, отрешенное – заставляло переставлять ноги. Делать еще один невозможный шаг.

Когда мы дошли до конца, от напряжения свалились на пол. Пот катился по лицу и тут же холодел. Хотелось свернуться комочком, отдохнуть, как-то переварить пережитый страх.

– Нет времени… – простонала я. Собрала тугой комок силы внутри и распустила его в теле как импульс восстановления и спокойствия. Заметила, что Тария, глядя на меня, сделала то же самое.

И все же мы немного пошатывались, когда свернули в направлении, противоположном указанному стрелкой. Здесь было очень темно, но, чтобы не привлечь внимание, если в подземелье кто-нибудь есть, зажигать огонь не стали. Вместо этого Тария применила сложный прием «ночного видения», так что мы смогли пусть и расплывчато, но видеть в темноте.

Мы отклонились от курса испытания. Никаких препятствий, кроме темноты, здесь не было. И странно, но я начала ощущать, где на отдалении лежит мой дракон. Там, за стенами, за толщей камня…

Наверное, мы шли недолго, но внутри меня все просто сворачивалось от тревоги и нетерпения. Наконец я остановилась. Вот здесь.

– Прямого пути нет. Но зал с драконом – вот тут, за стеной, – тихо пояснила я Тарии.

– Что ты хочешь сделать? – удивилась она.

– Расплавить стену! – рассмеялась я. Близость дракона придала мне сил, разбудила бодрость. Дух словно взлетал при мысли, что сейчас я увижу его и, наверняка, смогу разбудить. Разбудила ведь в Тарии Хранителя, а маленьким дракончикам моя сила дала крылья.

А еще… здесь должен быть Герат. Господи, пусть будет! Я попрошу прощения, я приму все… Мы будем вместе. И вместе полетим на драконе.

– Вернее вот так! – я провела рукой, огнем очерчивая арку, в которую сможет пройти человек. Другой рукой направила силу. Здесь было сложнее, чем с каменным блоком в первом испытании. Меня и зал с драконом разделяли многие тонны скальной породы.

С шипением и треском, медленно, неохотно, но камень под аркой начал распадаться. Тария помогла – аккуратными потоками воздуха разогнала пыль так, чтобы та не мешала. И вот перед нами был проход.

Проход к новой жизни.

Мы оглянулись по сторонам, не идет ли кто-нибудь из людей Клауса, или не дай Бог, он сам. Никого не было. Полная тишина в темном подземелье. Я первая прошла под аркой.

В зале лежал немой каменный дракон.

Герата не было. Сердце ухнуло вниз.

«Может быть, нужно подождать, он еще не успел…?» – подумала я. Но тут же поняла, что лишь пытаюсь себя успокоить. Если бы Герат мог, он бы уже был здесь.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю