290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Ректор моего сердца (СИ) » Текст книги (страница 19)
Ректор моего сердца (СИ)
  • Текст добавлен: 28 ноября 2019, 15:30

Текст книги "Ректор моего сердца (СИ)"


Автор книги: Лидия Миленина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 19 (всего у книги 31 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Глава 38

Вокруг раздавались голоса девушек, а я стояла, как ударенная, и судорожно думала, что делать. Все новые конкурсантки произносили заветную фразу, что закончили. Одна я опустила руки.

И ведь применить магию для поиска детали я не могу! Запрещено использовать магию по всем поводам, связанным с игрой.

Неужели вот так и окончится для меня отбор?! Я тряхнула головой и подошла к профессору Тримо, который руководил проведением испытания.

– Что вы желаете, молодая тарра? – улыбнулся он.

– У меня все готово, таросси Тримо, – сказала я. – Но пропала одна деталь. Я предполагаю, что ее кто-то… забрал.

– Забрал? – удивился профессор. – Скорее всего, вы ее потеряли. Поищите. Иначе получается слишком серьезное обвинение в адрес ваших коллег…

– Но я не успею найти! Ее нет! – настойчиво сказала я. Оглянулась – осталось всего пять девушек, еще приставлявших фигурки одну к другой.

– Поищите, – мягко и успокаивающе сказал мне Тримо. – Еще есть время…

Ага, только я буду последней. Или не соберу мозаику совсем. И не смогу победить в отборе из-за подлой подставы своих «коллег». Но по глазам пожилого профессора увидела, что ничего больше от него не добьюсь.

Вернулась к столу, демонстративно заглянула под него, посмотрела вокруг. Когда подняла глаза, осталось лишь три девушки, еще не собравшие мозаику. Сердце выпрыгивало из груди, кровь отливала и приливала к лицу, как на самом сложном экзамене. Казалось, я слышу, как секунды убегают от меня с ударами сердца.

Царила тишина, и все смотрели на меня. Как я искала деталь под столом, как оглядывалась вокруг. В некоторых взглядах было сочувствие. Керра отошла от своего стола – на нем лежала несобранная фигурка, она явно намеревалась вылететь после этого конкурса – и принялась шарить руками вокруг моего, чтобы помочь найти.

И в этот момент среди множества взглядов я уловила один. Косой, злой, торжествующий. Словно где-то в углу комнаты сверкнула злая молния.

Ирма.

Сомневаться было некогда. Быстрым твердым шагом, обходя столы, стулья и участниц, я направилась к ней. Ирма побледнела. Все уставились на нас, но мне было все равно. В неразберихе, которая началась, когда девушки начали меняться деталями, ей не составило труда пройти мимо моего стола и словно ненароком взять с него деталь. Все ясно.

Интересно, где теперь найдется моя деталь? В ее кармане, под ее столом, в углу? А деталь найдется у нее, я была уверена.

Ирма отступила к стене, а я надвигалась на нее, как цунами. Лишь бы судьи не вмешались, прежде чем я получу назад свою деталь и смогу доказать ее виновность!

– Что ты себе позволяешь?! – пискнула Ирма.

Не убедительно. Она явно испугалась меня, когда дело дошло до открытого противостояния.

– Отдай, – коротко сказала я, глядя ей в глаза.

– Да ты что?! – возмущенно крикнула она. – Господа… таросси судьи! Что она себе позволяет?!

Но судьи ей не ответили.

– Отдай, – повторила я и протянула вперед ладонь. – Отдай сама.

– А то что?! – кажется Ирма поняла, что не удастся отвертеться, и стала похожа на змею, извивающуюся на полу под занесенной палкой. – Пойдешь жаловаться ректору?

– Не исключено, – бросила я. – Отдай и закончим.

Ирма побледнела еще больше. Потом покраснела. Лицо ее передернуло, и она принялась с остервенением рыться в карманах платья. Деталь там нашлась, и она презрительно бросила ее в меня. К собственному удивлению, я успела выставить руку и поймать.

Развернулась и молча прошла к своему столу. На глазах у всех поставила недостающую деталь на место. Вот так, теперь целый синий треугольник.

К сожалению, я была последней. Только Керра стояла с не сложенной фигурой и загадочно улыбалась.

Сразу, как только я закончила, прозвучал звонок – знак, что испытание завершено. Я поняла, что никаких шансов на победу в этом туре. Последняя.

Но вдруг раздался странный звук.

Какие-то хлопки. Я не сразу поняла, что происходит. А оглядевшись, заметила, что это… профессор Тримо медленно, с расстановкой хлопает в ладоши, глядя на меня. Вслед за ним раздались хлопки двух других судей. А еще чуть позже посыпались аплодисменты от конкурсанток. Первыми начали хлопать Керра и Тария.

Я не знала, что сказать или сделать. Но вспомнив опыт Тарии, когда огласили результаты прошлого испытания, просто подняла голову, распрямила спину и улыбалась, оглядываясь вокруг.

Ирма так и стояла, вжавшись в стену. Интересно, получит ли она вообще какой-нибудь балл, пронеслось у меня в голове…

Нас попросили подождать в коридоре, а через двадцать минут таросси Тримо огласил результаты испытания. Оценивали все: не только скорость, но и поведение во время конкурса.

Керра получила один балл и была отчислена с отбора. Разумеется, никакого сожаления ее лицо не выразило. Ей нужен не Герат. Ей нужен Кристан.

Ирма не получила баллов вообще, была отчислена с конкурса за «попытку саботировать работу другой конкурсантки». К тому же мэтр Тримо сообщил, что поставит вопрос о ее увольнении из академии.

Неужели она надеялась уйти безнаказанной? Или злость и ревность так слепят глаза, что теряешь естественный страх быть пойманным с поличным?

Тария, справившаяся одна из первых, получила высший балл – десять. Так же десять баллов получили еще две девушки.

Две, кто был последними передо мной, получили по два балла, и тоже были отчислены. После них дело дошло до меня. Сердце замерло, ожидая «приговора».

– Тарра Илона Гварди, – произнес мэтр Тримо. – Хм… Интересный случай. Вы были последней, кто собрал фигуру. Поэтому за нее вы получаете один балл. Однако на самом деле вы последней не были…. К тому же вы догадались, что необходимо меняться деталями. За это вы получаете пять баллов – за сообразительность. И еще четыре балла вы получаете… за то, что смогли справиться с ситуацией и самостоятельно разоблачить злоумышленницу. Итого десять баллов, тарра Гварди. Поздравляю вас!

Теперь главное, чтобы Ларисса с Ирмой не задушили меня в постели, подумала я. Но облегчение разливалось по телу. Я прошла и это задание, несмотря на сложности.

Получилось.

Теперь к Герату. И пусть этот огненный ректор только попробует не ответить на мои вопросы! После того, что я пережила сегодня, за себя не ручаюсь!

К кабинету ректора я просто летела. На взгляды окружающих мне уже было плевать. Теперь для всех я фаворитка Герата на отборе. Одна из двух избранных, кто едет на бал. А ведь он будет меньше, чем через неделю! Более того, фаворитка вполне заслуженно, судя по реакции на мои «подвиги» на только что прошедшем испытании.

Прятать глаза в пол и делать вид, что нас с ректором ничего не связывает, больше не было смысла. Пора научиться просто не обращаться внимания на заинтересованные взгляды сотрудников академии.

Если бы не я, на моем месте была бы другая девушка. И ей так же пришлось бы терпеть все эти взгляды. Понятно ведь, что баллы на отборе всегда распределялись бы неравномерно. А сейчас все так же лидировали мы с Тарией. У обеих по тридцать два балла.

Я постучала в дверь его кабинета. Не стала обращаться к Квину, чтобы проводил меня к Герату. Ректор сказал прийти к нему в кабинет – я пришла. Не думаю, что должна соблюдать какие-то формальности.

Дверь открылась, я вошла. Герат стоял, сложив руки на груди, вполоборота ко мне. И смотрел на сноп пламени на столе. Впрочем, на костер это сейчас было мало похоже: скорее стена пламени, превратившаяся в большой экран. Подобно водопадам в водных аудиториях.

– Добрый день, Илона, – сейчас он назвал меня ненастоящим именем. – Посмотри, как любопытно!

Я подошла ближе. На экране был зал, в котором проходило испытание, со столами, стульями и группкой конкурсанток, которые стояли в центре и оживленно обсуждали… конечно, меня. «А я говорю, она заслужила! – слышался голос одной из девушек. – Ни ты, ни я не догадались меняться!», «Единственная ее заслуга – большая наглость!», – отвечала другая. Герат махнул рукой, звук исчез, и пламя погасло.

– Добрый день, таросси ректор! – произнесла я и кивнула на экран. – Значит, вы наблюдали за испытанием? – я не сдержала ехидства.

– Ну конечно, – краем губ улыбнулся Герат. – Не мог же я просто бросить тебя в змеиный клубок. Как видишь, есть разные мнения. Кто-то считает тебя наглой выскочкой, а кто-то в состоянии оценить твой… хм… маленький героизм и догадливость. Кстати, молодец. Не пришлось вмешиваться.

В этот момент он развернулся ко мне, протянул руку, обнял и притянул к себе. Обнял крепко, надежно. Горячая рука с жадностью легла мне на затылок и прижала мою голову к груди.

Обида на его вчерашнее отсутствие, на холодную деловую записку разом исчезла, расплавилась в тепле огненных объятий.

– Вы могли просто прийти на испытание и провести его сами, – тихо сказала я ему в грудь. – Если волновались…

– Так интереснее, – усмехнулся Герат. – Между прочим, сейчас мне довелось послушать много интересного и о себе, – он отстранился, отпустил меня, придвинул небольшое кресло. – Садись.

Сам устроился напротив.

– Какой же вы… хитрый, – сказала я с кривой улыбкой. Представилось, как девицы безбоязненно обсуждают меня, Герата, наверняка, и членов жюри, а Герат с усмешкой наблюдает за этим. – И что же услышали?

– Да все то же, что предполагал, – ровно ответил Герат. Видимо, разговоры конкурсанток его мало веселили, даже не усмехнулся. – Я невероятно хорош собой, сильный ректор, сильный мужчина, но у меня есть слабости… Например, у меня явно есть симпатия к одной из конкурсанток, которую я приглашаю разве что не в постель, – вот теперь он привычно усмехнулся. – В основном, предполагают Тарию, которая – нужно отдать ей должное – не принимает участия в этих обсуждениях. Но после вчерашнего начали думать, что это все же ты. Правда… сомневаются. Не могут понять, почему я так «раскатал» тебя на первом конкурсе. Есть даже мнение, что ты уже была моей пассией, мы поссорились, и я решил наказать тебя низким баллом. Потом, правда, помирились – как раз на «собеседовании», ты, видишь ли, смогла удовлетворить некоторые мои огненные потребности.

– Эту версию и я уже слышала! – рассмеялась я. Но смех смехом, а я пришла в первую очередь задать вопросы. Не стоит забывать об этом. – Чем вы были заняты вчера?

Вообще-то наглый вопрос. Ясно, что у ректора куча дел, и он не обязан отчитываться о них конкурсанткам.

– У меня были важные дела при дворе, – небрежно пожал плечами Герат. Налил в стакан сок из графина на столе и протянул мне. – Выпей, у тебя был стресс на испытании.

– При дворе?! – испуганно изумилась я.

В голове пронеслись мысли одна ужаснее другой. Нисколько не хотела в них верить, но испуганное прошлым опытом сознание подкидывало картинки, как Герат сообщает королю Статиру о моем существовании, и они обсуждают, что же делать дальше с внезапно воскресшей «герцогиней Сампрэ».

– Да успокойся… – он сделал круговой жест рукой, закрывая нас куполом тишины. Настойчиво вложил стакан в мою руку. – Астер, – легкая улыбка краем губ, – вовсе не доложить о тебе я ездил. По другим делам, связанным с нашими… планами.

– Каким? – нить тревоги еще билась в горле.

– Да так, кое-что разузнать, например, кто из высокостоящих будет на балу, – небрежно ответил он. – Не бесполезная для нас информация.

– Скажите, что еще разузнать! – я наконец отпила пару глотков.

– Ты когда-нибудь начнешь мне доверять?! – глаза Герата вспыхнули, в лице мелькнула злость. Как бы не пришлось гасить его пламя снова… Видимо, мое недоверие сильно задевает его. При том, что сам он не хочет выкладывать на стол все карты. Вот и сейчас темнит, что еще он хотел узнать при дворе. Но Герат тут же взял себя в руки. – Астер, послушай… Я не буду говорить, что больше ничего. Просто поверь мне, тебе не стоит забивать этим голову. На балу ты должна быть как можно более непринужденной. А после бала кое-что расскажу тебе, – в его голосе послышались уже знакомые бархатные нотки. Так он говорил, когда хотел успокоить.

Я допила сок и пристально посмотрела на него поверх стакана. Настаивать на ответе, очевидно, бесполезно. Только разрушу его нынешнюю мягкость.

– Тогда скажите, какой способ вы имели в виду, когда сказали «есть еще один вариант для нас»… перед тем как усыпили меня… Зачем, кстати?

Герат забрал у меня стакан, поставил на стол, сложил руки на груди, откинулся в кресле и… расхохотался.

– О-о, сколько вопросов! Похоже, я не на шутку заинтриговал герцогиню!

– Перестаньте насмехаться! Зачем вы усыпили меня и что за «вариант»! – да что ж это такое! Я ведь даже не сержусь на него по-настоящему. Но от его манеры разговаривать и подначивать начинаю кипеть. Ну да… Вода может залить огонь. А огонь может согреть воду, даже довести до кипения.

Смеяться он перестал так же резко, как начал.

– Усыпил… ммм, Астер, – в голосе появились сладковатые задумчивые ноты. – Мне нужно было подумать. Одному… но с красивой беззащитной девушкой на руках. Это знаешь ли… по-своему приятно, хоть и исполнено некоторых… искушений, – кривая полуулыбка. – А «вариант»… неужели не догадываешься? – глаза лукаво блеснули.

– Нет, таросси ректор, – четко, с чуть наигранной обидой ответила я.

– Если бы ты собиралась замуж, я был бы вынужден освободить тебя от отбора. Если бы я женился на стихийнице, отбор был бы закрыт. Все просто, Астер.

Глава 39

– Женился? – переспросила я. Мысль о том, что Герат вообще может жениться, например… на мне, просто не приходила в голову. В моем восприятии он мог быть могущественным магом и ректором, делящим жизнь с такой же могущественной Великой. Но жениться… стать чьим-то мужем… эта роль просто не вязалась с ним.

– Ну да. Если бы я, допустим, скоропостижно женился на обычной женщине или маге не стихийной природы, то администрация поставила бы вопрос, могу ли я управлять академией, будучи магом без объединения стихий. Могли бы согласиться на это, а могли – нет. Но отбор был бы закрыт. А вот если бы я женился на стихийнице, то возможны два варианта. Объединение стихий возникло бы. И в первом случае я мог бы стать «холодным ректором» – то есть ректором с четырьмя стихиями, но без Великой. Либо… моя стихийная жена сдала бы индивидуальный экзамен на должность Великой. Так что, дорогая моя герцогиня, в крайнем случае я могу просто жениться на тебе в экстренном порядке, потому что, зная тебя, проблем с «индивидуальным экзаменом» возникнуть не должно. Ты не знала о таком варианте, Астер? – лукавство в глазах превысило все пределы. Он ждал моей реакции.

А я задумалась.

Мне действительно не приходило в голову ничего подобного. И услышанное вызывало противоречивые чувства. Первое было по-своему приятным… Неуловимый ректор Герат готов (если что) жениться на мне. Не очень понятно только, для «пользы дела» или из личных чувств тоже, но готов! А второе – зная о таком способе, он не предлагает мне его, предпочитая продолжать дурацкий отбор! Вот это… не совсем приятно.

Может быть, я сама не очень хочу «скоропостижно» выйти замуж. Но он-то должен хотеть! Так говорило мое женское естество.

– То есть, если что, вы предлагаете… пожениться? – переспросила я.

– Ну да, – усмехнулся Герат. – Почему нет? Тебя что-то в этом смущает? Впрочем, это лишь в крайнем случае. Пройти честный отбор куда лучше для твоей репутации.

– Не такой уж честный! – ляпнула я. – Смущает? Не знаю… Мне просто не приходило в голову… Смущает, что вы считаете, что я обязательно скажу «да»! Говорите «я могу жениться», не интересуясь моим мнением. Наверное, это… – честно добавила я.

– А ты скажешь «нет»? – рассмеялся Герат. – Откажешься от своих планов, вернешься в обычную жизнь? Или, может быть… – опять лукавство в глазах, – потребуешь от меня цветов, песен под луной и клятв любви на одном колене?

Я представила Герата, стоящего передо мной на одном колене с пышным букетом белых цветов, скороговоркой говорящего что-то крайне романтичное, даже сентиментальное. Картинка, по правде говоря, казалась скорее комической, чем романтичной. Мне стало смешно.

– Нет, конечно, – улыбнулась я. – Это… не ваша весовая категория. Просто… я не хочу выходить замуж только «ради пользы дела».

– Что касается этого, – как-то более жестко сказал Герат, – то я еще не сделал тебе предложения. Кроме предложения по возможности стать Великой и предложения своей помощи. Но так или иначе… «только ради пользы дела» и я не рассматривал бы этот вариант.

Лицо его стало суровым. И я не представляла, как вернуться к смеху, лукавству и доброжелательности. Хотя бы потому, что не знала, что именно ему не понравилось в моих словах.

Я должна была сказать, что побегу за него замуж, теряя туфли? Это? Ну так я так не думаю. Я ответила искренне, свои чувства и мысли…

Это я должна обидеться, что держа в голове такой вариант, он раньше не рассказал мне о нем, не предложил…

Несколько мгновений мы молчали.

Суровое молчание Герата было органичным, естественным для него и явно его никак не смущало. Равно как и смотреть на меня серьезным огненным взглядом. А вот мне хотелось прервать его, разрушить тишину. Да и этот непонятный взгляд смущал до невозможности. Лучше бы, как в прошлый раз, сграбастал меня в объятия, поцеловал…

Расставил все по своим местам.

Я невольно опустила глаза и принялась рассматривать складки на платье.

– Почему вы решили помочь мне? – спросила я. Не могла ничего лучше придумать, как взять быка за рога.

– Ответ, что хочу заполучить в Великие ту, кто способен излечить меня, тебя не устроит? – на удивление доброжелательно ответил Герат.

– Устроит, если только поэтому, если это правда, – ответила я. – Но для этого достаточно сделать меня Великой. Вы же… как я поняла… готовы пойти со мной дальше. До конца. Если я решусь…

– Я отвечу как считаю нужным, Астер, хорошо? – подчеркнуто ровно сказал он. – А ты не будешь требовать от меня сейчас подробностей. В свое время ты все узнаешь.

– Ладно, – так же ровно, словно мне нужно было поддержать миролюбивое и спокойное настроение у хищника, ответила я. Лучше так, чем ничего. Хотя… – Хотя я тоже хочу, чтобы вы мне доверяли.

– Я доверяю – больше, чем кому-либо, – ответил Герат. – Все просто, Астер. У меня тоже есть счет к королю Статиру. Личный счет. И не все мне нравится в устройстве нашего… мира. Мне не безразлична магия. А то, что происходит с магией, с тех пор как предки Статира узурпировали власть, мне не нравится. Может быть, – чуть лукавая улыбка, – я хочу совершить что-то значимое, Астер. Значимее успехов академии. Повернуть ход истории туда, куда ей нужно идти. Считаешь, слишком смело?

– Это не более смело для ректора академии, чем для никому не известной водной магички, – сказала я.

Я готова принять этот ответ. Только вот в нем нет личного чувства ко мне. И это расстраивает. В очередной раз.

Впрочем, так или иначе, мы союзники. Потому что хотим одного и того же.

– Ты удовлетворена? – спросил Герат и встал. В лице его теперь была задумчивость.

Кажется, аудиенция закончена? И ни одного поцелуя? Он даже не обнимет меня на прощание? Не назначит следующую встречу?

– Вы просили не выспрашивать подробностей, – ответила я. – Поэтому я удовлетворена и даже благодарна за откровенность.

– Что же… Тогда нас ждет подготовка к балу. Завтра едем покупать платья тебе и Тарии. У нее нет особой необходимости, но это… традиционный подарок. А тебе, думаю, пригодится моя помощь. Не думаю, что Илона Гварди хорошо осведомлена, как одеваются на новогодний королевский бал. А вот с твоим лицом и сознанием придется работать прямо день в день. Я уже связался со специалистом…

– Подождите! Вы хотите сказать, что мы поедем в город покупать платья: вы, я и… Тария?

– Именно так. Я не могу одеть одну фаворитку и обойти вниманием другую, несмотря на вашу с ней разницу в положении. Некоторые традиции стоит соблюдать.

Захотелось топнуть ногой и сказать «Не поеду! Мне не нужна ваша помощь!». Но, пожалуй, с этим детским садом пора заканчивать. Герат хочет следовать политесу. И он прав. Так меньше всего подозрений. Значит, и мне придется сжать зубы и быть милой и приятной светской девушкой. А его помощь мне на самом деле нужна… В этом вопросе тоже.

– А нельзя, чтобы вы съездили с каждой из нас по отдельности? – спросила я и тут же отругала себя. Наоборот! Не стоит отправлять его куда-то вдвоем с ослепительно красивой натуральной блондинкой, обладающей улыбкой королевы.

– Можно. Но так будет лучше всего. К тому же поговоришь с Тарией. Тебе стоит привыкнуть к ней – она твоя спутница на балу. Придется, Астер, ты меня понимаешь? – Герат внимательно вгляделся в мое лицо. А мне подумалось, что, наверное, я похожа на обиженного ребенка. – Тебе много что придется. И от этого никуда не деться. Можно… впрочем… сдаться, – усмехнулся он. – Просто стать моей любовницей, помочь бедняге ректору с его небольшим недугом, получить приятную долю покровительства в ответ… и вернуться в обычную жизнь младшей преподавательницы, подающей большие надежды. Например, так.

– Не нужно говорить мне этого, – я сжала зубы. Герат опять подначивал меня, и это было… с одной стороны, правильно, с другой – обидно. Опять хочет довести меня до кипения?! – Я понимаю. Доброго дня, таросси Герат. Если мне, конечно, позволено удалиться.

Я вопросительно взглянула на него.

– Нет.

Сделал шаг, одним движением поднял меня на ноги, прижал. Как всегда, неожиданно. Вернее, когда я уже не ждала. – Хватит о делах. Я тоже соскучился.

Надо же, стоит мне оказаться в его объятиях, и вся смесь чувств, что он вызывает своими подначками, растворяется. Исчезает, как не было. Нам ведь редко удавалось с ним спокойно поговорить, каждый разговор вызывает бурю эмоций. Возможно, Герат просто не может по-другому? Каким еще может быть человек, которого долгое время жгло изнутри. Ведь, насколько я поняла, последние четыре десятка лет он снова жил в постоянной пытке.

– Спасибо тебе… – бархатно прошептал Герат, закопавшись губами в мои волосы.

– За что? – тихо удивилась я. Когда я лицом прижималась к его груди, глупая улыбка сама собой рождалась на губах.

– После той ночи, когда ты помогла мне, я чувствую себя… почти нормально… – сказал он. Аккуратно приподнял мое лицо и заглянул в глаза. – Я правда хочу сделать все как можно лучше. Поэтому оставляю крайние меры на крайний случай. Наш скоропостижный брак, – он усмехнулся, – привлек бы слишком большое внимание к твоей персоне со стороны короля и прочих… Ты ведь понимаешь это, Астер? – улыбнулся, как ребенку, и мне стало немного, совсем чуть-чуть досадно. Как водится, Герат догадался, что меня зацепило. Между нами триста с лишним лет опыта, в котором у него было много женщин. Молодых, зрелых… разных. Он понимает мои юные чувства, я его – нет. Это тоже не всегда приятно.

Но… очень приятно. Он бы пошел на этот шаг, если бы не опасность…

– Хорошо… – прошептала я. Сердце бешено колотилось, а лицо Герата казалось единственным, что есть в этом мире. Оно притягивало – твердое, с горячей кожей, с легкой щетиной, которая больше не казалась мне неприятной, скорее придавала ему еще больше мужественности.

Он наклонился медленно, словно растягивал момент, вглядываясь в мое лицо, и так же медленно начал меня целовать.

В третий раз он целовал меня, и это опять расставляло все по своим местам. А еще вот так, когда границы между нами стирались, все остальное отходило в сторону, теряло значимость. Все наши «великие планы», все условия, что нужно выполнить.

Все ведь так просто на самом деле. Есть он и я. И нас тянет друг к другу, словно бурным потоком. Просто несет друг к другу. И хотелось отказаться от всего задуманного и просто быть с ним.

Но я знала, что не откажусь. И Герат не откажется.

Его страсть была контролируемой страстью зрелого мужчины, который точно знает, когда ее можно выпустить на волю, а когда превратить в легкую нежность. Контролируемая страсть, в которой было столько сладости. Может быть, от ощущений, что сквозили в каждом его прикосновении: он хочет меня, именно меня, но не заходит далеко, чтобы не рисковать мною.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю