332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ксения Любимова » Пока был жив покойник » Текст книги (страница 14)
Пока был жив покойник
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 02:11

Текст книги "Пока был жив покойник"


Автор книги: Ксения Любимова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Глава 18

– Приехали! – услышала она и выглянула в окно.

Они объехали город, оставив его далеко позади. Местность не радовала глаз. Видимо, раньше это был пустырь, а сейчас довольно большую территорию огораживал забор. Однако за самим забором ничего видно не было.

«Наверное, здесь будут что-то строить», – подумала Мариша, крутя по сторонам головой.

Неожиданно перед машиной возник маленький толстый человечек и сердито посмотрел на их компанию.

Эрик вылез из-за руля, следом за ним направился и Голубев. Мариша решила на всякий случай подождать в машине. Мало ли какой прием их здесь ожидает.

– Здесь частная территория! – сердито пропищал человечек, подлетая к мужчинам. – Прошу вас уехать отсюда!

– Полиция! – устало проговорил Голубев, доставая удостоверение.

– А! Так это другое дело! – Человечек тут же расплылся в радостной улыбке и добавил: – А ваши все здесь! Только пока не начинают, ждут кого-то! Прошу вас, идите за мной!

Процессия направилась вдоль забора. Мариша выскочила из машины и бросилась за мужчинами.

– А ты куда? – вяло поинтересовался Голубев.

– С вами… А что, нельзя?

Вместо ответа Эрик развернулся и щелкнул брелоком от машины. Двери закрылись, автомобиль послушно мигнул фарами и затих.

– И чтобы я тебя не слышал и не видел! – мрачно сказал он, не глядя на девушку.

Толстяк завернул за угол, Мариша последовала за ним и тут же наткнулась взглядом на ряд полицейских автомобилей. Около одной из машин дежурил молоденький полицейский. Сначала он немного напрягся, увидев незнакомых людей, но, заметив среди них своего начальника, тут же расслабился.

– Вас ждут! – робко доложил он и краем глаза посмотрел на Эрика.

Голубев лишь кивнул и, не задерживаясь, направился к воротам.

«Дело плохо», – подумала Мариша, едва переводя дыхание. Обычно мужчины присматривали за ней и временами делали замечания, но сейчас ее как будто не замечали, словно ее и не было рядом с ними. А может, не нужно было идти? – пришла ей в голову запоздалая мысль. Но Мариша тут же ее прогнала. Отступать было некуда. Во-первых, она уже запуталась во всех этих поворотах, которыми вел их человечек, а во-вторых, она просто изгрызет себя, ожидая возвращения мужчин. Все-таки любопытство – это один из самых сильных Маришиных недостатков.

Компания прошла еще несколько десятков метров, как вдруг Эрик резко остановился. Марише не было видно, что там такое – со всех сторон их окружала стена фундамента. Впереди были слышны голоса. Видимо, это была следственная группа, подоспевшая на вызов.

Эрик немного постоял и прошел еще несколько метров.

– Ну что? – послышался голос незнакомого мужчины. – Вам так видно или подойдете поближе?

Эрик обошел кусок арматуры и скрылся за стеной. Голубев последовал за ним. Маленький человечек пропустил вперед Маришу и почтительно остановился. Девушка по инерции сделала несколько шагов и замерла. Прямо перед ней в яме с водой, от которой поднимался вверх пар, лежало тело мужчины. Оно было сильно обожжено, и лицо больше походило на вареное мясо. Мариша схватилась за горло и отвернулась.

«Не хватало еще грохнуться в обморок перед всей толпой», – пронеслось у нее в голове. Девушка постаралась глубоко вздохнуть, чтобы избавиться от кружения в голове и мелких черных мошек перед глазами.

– Когда вы его нашли? – глухо спросил Эрик.

– Полтора часа назад, – ответил невысокий пожилой мужчина в очках. – Я обнаружил, что где-то происходит утечка горячей воды, стал искать и вот, пожалуйста, нашел!

– Он был в таком же положении, как и сейчас?

– Да, точно в таком. Мы ничего не трогали. Я как увидел эту картину, закричал так, что сразу вся стройка сбежалась. Даже не ожидал от себя такой реакции.

Мужчина продолжал говорить, но Эрик его даже не слушал.

– Как узнали его имя?

– А вон, видите, из кармана торчит кусочек бумаги? Мы его осторожно потянули, а это оказалось удостоверение агента по недвижимости на имя Иванова Ивана Ивановича, – мужчина хмыкнул.

Эрик поднял на него тяжелый взгляд. Мужчина тут же сконфузился.

– Извините, просто имя такое странное, прямо как в анекдоте.

Эрик вздохнул и отвернулся. Мариша по-прежнему стояла в сторонке. Такого Эрика она видела впервые. Обычно он в любой ситуации сохранял невозмутимость и спокойствие, а здесь расстроился непонятно из-за чего. Вернее, очень даже понятно. Смерть человека – это всегда повод для печали, но ведь он не впервые встречается со смертью, а значит, она не должна вызывать в нем таких резких эмоций. Вероятно, это ломает его версию преступления, – наконец решила Мариша, устав мучиться от догадок.

Эрик аккуратно вытащил документ из кармана погибшего мужчины и внимательно его изучил. Мариша хорошо видела все, что было написано в удостоверении, и без труда прочитала: «Иванов Иван Иванович – агент по недвижимости». Ниже были указаны телефоны и домашний адрес. Мариша еще раз попыталась взглянуть на мужчину, но снова отвернулась. Зрелище было не для слабонервных.

«Может, уйти, пока не поздно? – подумала она и оглянулась назад. Сзади маячил все тот же толстячок. – Он мог бы проводить меня обратно!»

Мариша тут же представила себе, что ее уход вызовет некоторые вопросы у окружающих и отвлечет Эрика от его занятия. А значит, в следующий раз ей придется остаться в машине или вообще дома!

«Лучше бы там и сидела!» – пронеслось у нее в голове, и Мариша чуть не заплакала от жалости к себе. Ей было невыносимо жутко стоять рядом с ямой, но делать было нечего. Назад пока пути не было.

– Давайте попробуем его вытащить, – наконец сказал Эрик, вытирая пот со лба.

Тут же несколько полицейских взяли тело за края пиджака и осторожно потянули вверх. Руки мужчины судорожно дернулись, и Мариша вздрогнула. С большим трудом тело удалось вытащить на край ямы. Один раз ноги мужчины за что-то зацепились, и он чуть не ушел под воду, но в последний момент к полицейским подключились строители, стоявшие вокруг ямы, и операция по извлечению тела была успешно завершена.

Эрик разглядывал то, что осталось от Иванова Ивана Ивановича, и все время хмурился. Мариша заставила себя взглянуть на мужчину. Кроме обожженного лица, все остальное не вызвало ужаса. «Как же его опознавать? – пришло ей в голову. – Сложно узнать человека после того, как он стал выглядеть таким образом. А вдруг это вовсе и не Иванов?»

– Нужно его раздеть, – попросил Эрик и махнул рукой стоящему в стороне человеку.

Мариша только сейчас обратила на него внимание. Это был худощавый мужчина среднего роста с коричневым кожаным портфелем в руках. Он торопливо подошел к сыщику и встал на колени рядом с телом.

– Давайте! – скомандовал Эрик и принялся внимательно наблюдать за процессом.

Худощавый мужчина открыл портфель и чем-то побренчал внутри его. Мариша заметила стетоскоп и сразу поняла, что это врач. Между тем доктор аккуратно снял с тела мужчины пиджак и брюки и остановился, подчиняясь нетерпеливому знаку Эрика.

Сыщик встал на колени и внимательно осмотрел сначала грудь, а затем правую ногу мужчины. Мариша вытянула шею, пытаясь понять, что же там заметил Эрик, но ничего не увидела.

– Это Иванов, – вдруг сказал Эрик, вставая на ноги.

– Это точно? – спросил Голубев.

– Точнее не бывает.

– Откуда вы знаете?

– У него на теле есть несколько шрамов, в том числе от пули на правой ноге. Мне сообщили об этом ребята из отдела, – добавил он в ответ на немой вопрос следователя.

– Можно сказать, от чего он умер? – Голубев обратился к доктору.

– Только предварительно, – кивнул тот и снова стал осматривать тело.

Мариша смотрела на погибшего мужчину. Так вот он какой, Иванов Иван Иванович, от показаний которого зависела судьба Иры и Сергея. Только он мог пролить свет на это странное дело, связанное с убийством Коли, и поведать, что же на самом деле случилось в тот пресловутый день в доме Проскуриных. Но теперь он никогда и никому этого не расскажет. Внезапно ей в голову пришла другая мысль. А как это теперь скажется на положении Мальцева и Иришки? Кому поверят? Им или доктору, который опишет состояние прибывшего к нему Иванова.

Она снова вытянула шею. На груди погибшего были явно видны синяки. Правда, Мариша представляла, что их будет больше, судя по описанию доктора, но, видимо, и этого было достаточно, чтобы мужчина после избиения почувствовал себя плохо.

– Слушай, здесь что-то не так, – прошептал Голубев в самое ухо Эрику.

– На Иванове нет рубашки, – ответил тот.

– Точно. А я-то думаю, чего не хватает! Костюм на месте, ботинки, носки, даже галстук из кармана торчит. А рубашки нет! Куда он ее дел? – И Голубев нетерпеливым взглядом уставился на Эрика.

Тот ничего не ответил и продолжил рассматривать тело мужчины.

– Может, он куда-то заходил, перед тем как оказался здесь? К женщине, например…

– Зачем он тогда вообще одевался? – огрызнулся Эрик. – Ушел бы от нее в одних трусах…

– Тогда я ума не приложу, куда подевалась рубашка, – продолжил Голубев. – А впрочем, это не важно. Важно то, что мы его наконец-то нашли! Только мне от этого не легче.

– Теперь он ничего не сможет рассказать, – тихо проговорила Мариша.

– Не знаю, как на нас это отразится. Здесь нужно подумать…

– Я могу предварительно сказать, от чего умер этот человек, – заявил доктор, поднимаясь с колен.

– Я слушаю вас, – нетерпеливо сказал Эрик.

– Это пулевое ранение.

– Вы уверены? Я не заметил следов пули…

– Вот здесь, сзади, – и доктор ткнул пальцем под лопатку, предварительно повернув мужчину на бок. – Пуля осталась в теле, поэтому спереди повреждений нет.

– А не могли вот эти синяки вызвать смерть? – Эрик показал на грудь.

– Нет, это прижизненные повреждения. Они точно появились на теле до выстрела.

– Выстрел был только один?

– Пока я не вижу других следов. Но мне нужно осмотреть тело более внимательно. Я сделаю это в лаборатории.

– Вы можете сказать, когда этот человек был убит?

– Сейчас мне сложно это сделать. Скорее всего, прошло несколько дней.

– А точнее?

– Не сейчас, – доктор покачал головой. – Дайте мне несколько часов.

– Хотя бы примерно?

– Я боюсь, что даже после исследований не смогу назвать вам точное время. Тело какое-то время пролежало в кипятке, а это может значительно изменить мои предположения.

– К вечеру я хочу знать ваше заключение, – голос Эрика был резким и отрывистым.

– Хорошо, я постараюсь, – кивнул доктор.

– Забирайте!

Эрик отвернулся и прошел немного вперед, оглядывая строительную площадку. Полицейские ловко положили тело мужчины на носилки и унесли в машину. Рядом с Эриком остались только Голубев, Мариша да маленький толстячок, который все то время, что проводилась операция по извлечению тела, ни разу не сказал ни слова. Он только вытирал лоб платком да тяжело вздыхал.

Строители тоже разошлись по своим участкам. Голубев переминался с ноги на ногу, поглядывая на Эрика, но не решался с ним заговорить. Эрик выглядел странно. Внешне он казался абсолютно спокойным, но на шее у него пульсировала жилка, а руки были сжаты в кулаки. Мариша тоже стояла молча и даже не пыталась сойти с места.

Толстячок открыл было рот, но посмотрел на сыщика и снова его закрыл. Он опустил руки и стал смиренно ждать, когда его наконец заметят. Эрик долго стоял на одном месте, оглядывая торчащую из земли арматуру, трубы, ямы, утоптанную землю…

Наконец он оторвался от строительного хаоса и наткнулся взглядом на товарищей. В его глазах появился злой огонек, и он пнул ногой камень.

– Нужно все здесь осмотреть. На всякий случай. Хотя я очень сомневаюсь, что мы найдем какие-нибудь следы. Почва практически каменная, а рабочие здесь все уже затоптали.

– Мы не думали, что обнаружим такую страшную находку, – пискнул толстяк.

– А вы кто? – повернулся к нему Эрик.

– Прораб…

– Вы в выходные тоже здесь не появлялись?

– Нет. А зачем?

– Хорошо, а сторож у вас есть?

– Конечно. Сейчас я его позову.

– Не нужно пока, – отмахнулся Эрик. – Пусть ждет около выхода. Мы здесь еще немного побродим.

– А я вам нужен? – наконец решился спросить толстяк.

– Нет, вы можете идти. Если что – мы вас найдем.

Человечка не пришлось долго уговаривать. Он подхватил свой портфель и быстро удалился.

– Что вы хотите здесь найти? – поинтересовался Голубев, стараясь не смотреть Эрику в глаза.

– Что-нибудь. Сам не знаю. Следы, обрывки бумаги, оброненные вещи… Кто-то же должен был его сюда привезти.

– Ну что ж, давайте посмотрим, – согласился следователь. – Я могу осмотреть следы вокруг ямы.

– А я пойду обратно и осмотрю дорогу, по которой мы сюда пришли, – кивнул Эрик.

– А я? – пискнула Мариша.

Эрик посмотрел на девушку невидящим взглядом, задержал его на ней на несколько секунд, но ничего не сказал, развернулся и пошел обратно к машине.

– Оставайся со мной, – прошептал Голубев. – Господин сыщик, по-моему, не в себе.

– Я не могу понять, что случилось, – сказала Мариша, недоуменно глядя ему вслед.

– Сам удивляюсь… Всегда такой выдержанный и вдруг – на тебе! Может, и он не такой каменный, каким хочет казаться?

– Не нравится мне все это. Вероятно, это как-то отразится на нашем деле.

– То, что отразится, это несомненно. Только я еще не понял – как.

– Одно ясно уже сейчас – Иванов не сможет свидетельствовать против Иры и Сергея.

– Никак не пойму, хорошо это или плохо! – Голубев потер лоб.

– Наверное, хорошо. Мы считали, что он расскажет о том, как Мальцев его избил. Теперь он не сможет этого сделать.

– Зато это сделают Скориков с другом и доктор из травмпункта.

– Думаешь, им поверят?

– Еще как поверят! Если бы на теле не было синяков – это одно. Но синяки есть, значит, Мальцев соврал. А это уже совсем другая история!

– А может, Иванов с кем-то подрался уже после того, как расстался с Ирой и Сергеем?

– Ага! В промежутке между тем, как уехали Мальцев с Ириной Михайловной, и тем временем, когда его увидел Скориков?

– Да, нестыковочка… – Мариша вздохнула. – Но все равно это пойдет им на пользу. Он не сможет рассказать, что слышал звук выстрела.

– Это теперь не имеет значения, – покачал головой следователь. – Достаточно того, что он был избит, а Мальцев соврал. Конечно, им было выгодно, чтобы Иванов молчал. Они же не знали, что Скориков все видел и даже отвез его к врачу.

Неожиданно лицо Голубева вытянулось, и он растерянно посмотрел на Маришу.

– Что случилось? – испугалась она.

– У меня появилась одна идея, и боюсь, что она правильная.

– Какая? Говори скорее…

– Мальцеву было выгодно, чтобы Иванов замолчал, так?

– Так.

– И он замолчал…

Голубев пытливо посмотрел на Маришу, и до нее стал доходить смысл сказанного.

– Да еще доктор обнаружил пулю в его спине. О чем это говорит?

– Не думаешь ли ты, что его убили Ира и Сережа? – испуганно прошептала она.

– Тут и думать нечего! Ведь ты подумала о том же самом.

– Вот почему Эрик был такой расстроенный, – протянула Мариша, глядя в сторону.

– Ты думаешь, он догадался об этом раньше нас?

– Конечно! Он сразу все схватывает. Вероятно, Эрик считал Иванова важным свидетелем в пользу Мальцева и Иры. Но его теория рассыпалась вдребезги!

– Давай прикинем, что у нас получается. Мальцев и Ира последними видели Колю живым. Они сами это признают. То же самое мог бы сказать и Иванов, если бы сейчас был жив. А возможно, и гораздо больше! Мы можем только догадываться, какими сведениями обладал Иван Иванович. Но если учесть, что Мальцев соврал, значит, Скориков прав относительно всего остального. Так что он рассказал ту версию развития событий, которая подтверждается доказательствами. В том числе и синяками на теле Иванова. Значит, Иванов действительно мог слышать звук выстрела. А это говорит о том, что Ира и Сергей соврали и в другом. Они действительно видели Николая последними, но, к сожалению, уже не живым. Осталось совсем немного, чтобы обвинить Ирину Михайловну и Мальцева в умышленном убийстве.

– Еще немного? Что ты имеешь в виду?

– Сегодня доктор извлечет из тела Иванова пулю, и мы сравним ее с пулей, которой был убит Николай. И если пули окажутся идентичными… – Голубев не договорил и отвернулся.

– То Сергея и Иру признают виновными, – медленно закончила Мариша.

– Точно, – кивнул Голубев. – Причем уже в двух убийствах – Николая и Иванова.

– И все же я не верю, что это сделали они, – со слезами на глазах прошептала девушка. – Не верю, и все! Ну, не могли они так поступить! Это же глупо! Что им стоило немного подождать, пока адвокат решит все вопросы, связанные с разводом?

– Не знаю! Чего ты меня об этом спрашиваешь? Спроси у Иры! – сорвался Голубев. – Прости, – тут же извинился он. – Я немного нервничаю. Правда, не так сильно, как сегодня утром, но нервничаю. Вероятно, я уже просто смирился с тем, что других убийц у меня нет. Остался последний штрих. Но можно обойтись и без него.

– Какой? – одними губами спросила Мариша.

– Пистолет! Его нужно найти, – пояснил следователь. – Хотя это чистая формальность, но хороший адвокат может все наши обвинения свести на нет.

– Почему?

– Он будет настаивать, что выстрелы сделаны совершенно из другого пистолета. А то, что из Ириного шкафа пропал пистолет Мальцева, не более чем совпадение. Он может сделать акцент на том, что в деле было два пистолета, и они никак не связаны между собой.

– А может, это и неплохо, что пистолет не нашли? – оживилась Мариша. – Сергея и Иру оправдают.

– Вряд ли… – покачал головой Голубев. – Слишком много пистолетов. В нашей системе не любят такие фокусы. Я думаю, косвенных доказательств будет достаточно, чтобы наших подозреваемых признали виновными. А вот если мы найдем пистолет и он действительно окажется другим, тогда можно будет что-то придумать.

– Слушай, – попросила Мариша. – Ты тогда не спеши с докладом. Подумай, как ты будешь выглядеть, если доложишь о том, что Ира и Сергей виновны, а потом найдется пистолет и окажется, что он не тот.

Голубев криво усмехнулся.

– Ты сама-то веришь в то, что говоришь?

– Верю! – кивнула Мариша.

– А я – нет. Вот увидишь, пистолет окажется тот же самый. Я для примера сказал, что он может оказаться не тем. Но так бывает только в детективных романах, где на каждом шагу появляются нужные улики, а сыщик в последний момент находит нужного свидетеля. Поверь, в жизни все гораздо прозаичней!

– И все-таки я буду верить до последнего! – упрямо заявила Мариша.

– Дело твое! – пожал плечами Голубев. – Но я бы на твоем месте не очень надеялся.

– Эрик говорил мне, что нужно полагаться на свою интуицию. Отбрасывать все лишние сомнения, не верить неопровержимым уликам… Нужно взглянуть внутрь себя и спросить: верю ли я, что этот человек действительно убийца?

– Твой Эрик – последний романтик детективного дела! – усмехнулся Голубев.

– Но ведь ему удается раскрывать даже очень сложные дела!

– Основываясь только на ощущениях?

– Это один из главных моментов, на которые он опирается, – сказала Мариша.

– Это он тебе сказал?

– Ну да!

– Я думаю, он над тобой пошутил, а ты и поверила.

– Нет, – твердо ответила девушка. – Он говорил абсолютно серьезно. Кстати, по его словам, у меня тоже есть такая черта – чувствовать человека.

Голубев рассмеялся.

– Я еще могу поверить, что этим умением обладает Эрик. Это может быть просто колоссальный опыт, который он накопил. Но ты… Эрик внушил тебе бредовые идеи, а ты и рада стараться!

– И ничуть они и не бредовые! Я верю, что Ира здесь ни при чем! И Мальцев – тоже! Я это чувствую!

– А тебе не приходило в голову, – тихо сказал Голубев, – что ты думаешь так не потому, что так чувствуешь, а потому, что хочешь, чтобы так было?

– Что ты имеешь в виду? – нахмурилась Мариша.

– Я имею в виду то, что тебе очень не хочется, чтобы Иру и Сергея осудили. Они тебе симпатичны, поэтому ты себе внушила, что они не могут быть виноваты. А потом стала рыться в своих чувствах. Естественно, что чувства дали тебе понять, что они невиновны!

– Ты считаешь, что у меня не получилось отвлечься от ситуации и взглянуть на вещи объективно?

– Да, я так считаю. Если бы ты смотрела на ситуацию, как ты говоришь, объективно, то поняла бы, что другого варианта здесь нет и быть не может. Покопайся в себе еще! Может, появятся и другие идеи!

– Не может этого быть! – растерянно прошептала Мариша, и ее глаза наполнились слезами.

– Может! – усмехнулся Голубев. – Еще как может! Тебе нужно побольше общаться со мной. Я человек практичный и без лишних заморочек. Тогда у тебя не появятся глупые идеи, связанные с ощущениями и эмоциями.

Мариша потерянно молчала. Она доверяла Эрику и считала, что у нее действительно есть нюх на невиновность, как он выражался. Но, видимо, она зря в себя поверила. Ира и Сергей убили Николая, а затем и Иванова, чтобы он не рассказал о том, что видел и слышал в тот день. Если посмотреть на ситуацию со стороны, то все так и было. И нечего искать здесь какой-то другой вариант. Его просто нет!

– Я посмотрю вокруг ямы, – сказал Голубев, стараясь не глядеть на Маришу. – А ты погляди чуть подальше. Все, что не будет вписываться в эту стройку, осмотрим и заберем с собой.

– Хорошо, – кивнула она и побрела вокруг бетонного забора.

Под ноги ей попадались мелкие камешки, куски железа, обрывки пакетов из-под цемента… Как бы ей хотелось найти какую-нибудь значительную улику. Например, паспорт какого-нибудь гражданина, который не должен был появляться на этой стройке!

Чем дальше она шла, тем меньше верилось, что она действительно что-то найдет. Преступники не дураки и специально оставлять важные улики не будут. Прав Голубев, это только в кино и в книгах все происходит гладко, и свидетели появляются в нужный момент, и улики…

Мариша пнула очередной камень. Взмыл вверх и тут же опустился вниз разноцветный бумажный кусочек.

«Здесь везде валяются обрывки бумажных пакетов, – с раздражением подумала Мариша. – Почему нельзя обрывать пакеты аккуратно, чтобы мусор не болтался под ногами, словно на свалке. – Она присела и подняла бумажку. – А это не кусок обертки от пакета с цементом, это билет на поезд, – заметила она. – Странно, зачем его здесь бросили?»

Мариша хотела выкинуть билет, но что-то ее остановило. Голубев сказал, чтобы она примечала все, что не будет вписываться в эту стройку, а этот цветной квадратик, по ее мнению, как раз и не вписывался. Она положила билет в карман и еще немного побродила. Больше ничего на глаза ей не попалось, и она вернулась назад к яме.

– Ну что? – поинтересовался Голубев, завидев девушку.

– Вот, – она вытащила из кармана билет и показала следователю.

– Что это?

– Билет на поезд.

– А зачем ты его подобрала?

– Ты же сам велел подмечать все, что покажется подозрительным.

– Вообще-то я имел в виду нечто другое. Например, носовой платок или пуговицу… Хотя ты права. Билет тоже может выглядеть подозрительно. Нужно опросить всех рабочих, не терял ли кто билет. Он уже использованный?

Мариша посмотрела на дату.

– Да. Им воспользовались в четверг на прошлой неделе.

– То есть накануне убийства… – протянул Голубев. – Вообще-то, я думаю, что его потерял кто-то из здешних обитателей. Видишь, ездили недалеко, в область. Наверняка здешние рабочие живут не в городе, а в его окрестностях. Там жилье дешевле.

– Ты думаешь, они не местные?

– Основная масса – да. Приехали из бывших союзных республик, а жилье снимают за городом, чтобы сильно не тратиться.

– Наверное, ты прав, – согласилась Мариша.

– Но мы все равно проверим, – подхватил Голубев, глядя на ее расстроенное лицо.

– А у тебя что?

– Ничего. Только строительный мусор. Может, что-то есть в яме с кипятком, но я сомневаюсь. Хотя дам указания, чтобы откачали воду и как следует посмотрели, нет ли там каких-то нестандартных вещей.

– Тогда пойдем? Эрик, наверное, уже заждался.

– Пошли. Мне еще нужно найти того толстячка, дать ему указания насчет ямы.

И Голубев быстро пошагал к выходу. Мариша бежала за ним, стараясь не отстать. Через пару минут они вышли к воротам. Толстячок обнаружился тут же. Он что-то быстро говорил Эрику, будто оправдываясь, а тот хмуро кивал в такт его словам.

– Что случилось? – поинтересовался Голубев, подходя ближе.

– Оказывается, на этой стройке сторож присутствует только ночью, а днем его не бывает, – мрачно пояснил Эрик.

– Нам и так урезали бюджет! – оправдывался толстяк. – Да и зачем нам днем сторож? Здесь и без него полно народа.

– И в выходные он не дежурит?

– Нет! К нам если и лезут, то только ночью.

– Я вас понял, не нужно кричать, – сказал Эрик, играя желваками.

– Я думал, вы меня обвиняете, что я не обеспечил на стройке охрану, – затараторил толстячок.

– Я вас ни в чем не обвиняю! В конце концов, это ваше дело. Просто мне удивительно, почему вы не обеспечили круглосуточное наблюдение за объектом.

– Я же вам объясняю – мне не выделяют нужное количество денег на охрану. Начальство решило, что днем сторож ни к чему. А мне остается только подчиниться, – и мужчина вытер со лба пот. – Я могу идти?

– Нет, подождите еще немного, – сказал Голубев и обратился к Эрику: – Мариша нашла около ямы билет на поезд. Мы решили на всякий случай проверить, чей он. Нужно опросить рабочих.

Эрик взял билет в руки и внимательно осмотрел его со всех сторон.

– По нему ездили в четверг. Причем совсем недалеко. Это может ничего не значить, но проверить не помешает. – И Эрик задумчиво посмотрел вдаль.

– Вас как зовут, простите? – обратился Голубев к прорабу.

– Андрей Петрович.

– У вас много рабочих?

– На стройке, вы имеете в виду?

– Да, тех, кто работает постоянно. Или временные люди у вас тоже есть?

– Нет, мы таких не держим. Куда удобнее, когда люди работают на постоянной основе. Мы на них всегда можем положиться, да и они ответственнее относятся к своей работе.

– Давайте прикинем, кто из них мог ездить в этот город, – и Голубев показал прорабу билет.

Тот глянул одним глазом и тут же вытащил из портфеля папку.

– Так, поглядим в табель. В какое время ездили по этому билету?

– Поезд прибыл в два часа дня.

Андрей Петрович пробежался по списку.

– В это время все были на месте, кроме Ежова. Он отпрашивался в этот день. Куда-то ему нужно было отлучиться.

– А куда?

– Он не сказал, а я не спрашивал. Ежов – работник ответственный, не прогуливает, не пьет на работе. Поэтому я отпустил его без лишних разговоров.

– А другие пьют?

– Бывает иногда, – развел руками прораб.

– Вы точно уверены, что больше никто не отлучался?

– Конечно! Я всегда здесь, хожу туда-сюда, слежу за работой. Мужики – это народ такой… Только дашь слабинку, они сразу и распустятся.

– А вы никогда не покидаете объект в течение рабочего дня?

– Почему, бывает, и уезжаю, если начальство призовет. Но в четверг я весь день был на месте.

– Значит, никто не уезжал. А народу у вас много?

– Двенадцать человек, – услужливо произнес толстяк. – Вместе со мной и сторожем – четырнадцать.

– С Ежовым мы можем поговорить?

Прораб опять заглянул в ведомость.

– К сожалению, не сегодня, – покачал он головой. – Он взял отгулы на три дня. В пятницу он появился, сказал, что у него возникли непредвиденные обстоятельства, и попросил отпустить его до четверга. То есть выходные мы не считаем, а с понедельника по среду его не будет.

– Где он сейчас, вы не знаете?

– Нет, возможно, дома.

– У вас есть его адрес?

– Да, конечно, сейчас посмотрю, – и прораб снова зашуршал бумажками. – Вот, нашел, сейчас я вам напишу, – и он застрочил ручкой по бумаге. – Держите!

Голубев посмотрел на листок.

– Он живет за городом?

– Да, Ежов приезжий. Сейчас он получает гражданство.

– А вы все документы с собой носите? – полюбопытствовал следователь.

– Что вы имеете в виду?

– У вас с собой и список рабочих, и табель посещаемости, и даже адреса! Обычно приходится бегать за каждой бумажкой. Одна – там, другая здесь. Кучу времени теряем на эти поиски.

– А как же! Все всегда при мне, – похвастался прораб. – Мало ли когда понадобится тот или иной документ. Начальство любит спросить о том, к чему совсем не готовился. Кто-то разведет руками и не сможет ничего предоставить, а я – пожалуйста! Вот они, документики-то!

– Спасибо! Вы нам очень помогли! – Голубев пожал Андрею Петровичу руку.

– Так не за что! Я же понимаю свой гражданский долг!

– Андрей Петрович, у меня к вам будет просьба.

– Слушаю вас…

– Как только откачают воду из ямы, осмотрите там все еще разок. Может, заметите что-нибудь нетипичное для вашей стройки.

– Обязательно! Как только устраним утечку, сразу выкачаем воду. Если что-то найдем – я вам сообщу.

– Будьте так добры! – и Голубев протянул прорабу визитку.

– До свидания! – поклонился Андрей Петрович вслед уходящей компании.

– До свидания, – нестройно откликнулись они.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю