332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Кристина Римшайте » Невеста Инквизитора, или Ведьма на отборе - к беде! (СИ) » Текст книги (страница 4)
Невеста Инквизитора, или Ведьма на отборе - к беде! (СИ)
  • Текст добавлен: 20 декабря 2020, 05:30

Текст книги "Невеста Инквизитора, или Ведьма на отборе - к беде! (СИ)"


Автор книги: Кристина Римшайте






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 13 страниц)

– Подарю вам баночку яда, – сдался граф. – Но не стоит меня избегать и бояться. Во-первых, я все же не кусаюсь, во-вторых, вам бояться вообще нечего. У нас договор.

– Буду стараться, – сдержанно отозвалась, отламывая очередной кусочек клубничного пирожного.

Граф подпер подборок кулаком, изучая мое лицо внимательным взглядом.

– Я опасаюсь, что, когда дело дойдет до… поцелуя, вы просто свалитесь в обморок.

Поперхнулась, закашлялась и потянулась за стаканом с водой.

– С чего вы это взяли? У меня нет страха перед поцелуями, – прочистив горло, произнесла я.

Граф едва заметно улыбнулся.

– Но целоваться придется со мной…

– О, нет, не пытайтесь меня спровоцировать, – произнесла и откинулась на спинку сиденья – Я не брошусь сию секунду доказывать вам свои навыки. Поцелуй запланирован на пятом этапе отбора вот тогда и убедитесь.

Граф опустил голову, то ли пряча от меня смешинки в глазах, то разочарование.

– Зовите меня Адриан, когда мы с вами наедине. Все-таки нам необходимо прожить полгода в законном браке, так будет проще привыкнуть.

– Полгода пролетят незаметно, – парировала в ответ.

Граф медленно кивнул, соглашаясь.

– Какое ваше первое задание?

… ощутила, как к щекам приливает кровь и судорожно сглотнула.

– Кара… только не говорите, что потеряли флакон с запиской?

Виновато улыбнулась и потерла лоб.

– Не потеряла. Но еще не смотрела. Я как-то… забылась.

– Кара… – во взгляде инквизитора промелькнула вселенская усталость. – Постарайтесь уже взять себя в руки и серьезней отнестись к нашему договору.

– Прошу прощения, Адриан… – вымолвила, впервые назвав графа по имени. На языке появилось жжение… – Я буду внимательней. Завтра вы меня не узнаете.

– Уже страшно… – усмехнулся он, но быстро вернул себе самообладание. В такие моменты мне казалось, что улыбка графа похожа на одинокую звезду, что ярко вспыхивает на черном небосводе. Ярко, но редко…

– Вы же инквизитор, вам нечего бояться, – не удержалась от шпильки и обернулась на дверь, в которую просочился служащий Ордена.

– Дэс вас проводит обратно до покоев. Завтра увидимся снова, и я хочу услышать ваши мысли по поводу задания. Нам же не нужно, чтобы вы провалились?

Скрытую угрозу не расслышал бы только глухой.

– Спокойной ночи, Адриан, – вежливо простилась и покинула комнату вслед за служащим сразу, как вернула на лицо маску и накинула на голову накидку капюшона.

Уже лежа в неприлично широкой кровати, на мягкой перине, я развернула проклятую бумажку и прочла вслух:

– Приготовьте для жениха что-то особенное, что приятно удивит его и обрадует… И что же может удивить и обрадовать инквизитора?.. что-то из орудий для пыток?

Глава десятая

* * *

В главной городской тюрьме Нисхельма было не так холодно, как в темнице Ордена, не так сыро, да и кормили лучше, а заключенных раз в три дня осматривал лекарь…

Высокую фигуру императора полностью скрывала мантия с широким капюшоном. Лицо прятала кожаная черная маска и только сквозь прорези сверкали таинственные и опасные черные глаза.

Адриан перевел взгляд на перепуганных заключенных, что жались друг к другу на широкой деревянной скамье. Обычные люди, ничем не примечательные. Ни бандиты, ни воры, ни колдуны…

– Задержали сегодня утром, – бесстрастно произнес Сайрон вместо приветствия. – Порочили имя императора, разжигали ненависть, и призывали перейти на сторону ведьм. Мол, император специально давит ведьм, лишает их прав и свободы, чтобы творить «темные дела», прикрываясь именем Сивилы.

Адриан непроизвольно сжал челюсти. Предводительница Салемских ведьм давно сидит у него под ребрами… Хитрая. Неуловимая. Осторожная…

– Я хочу знать, кто надоумил этих добрых людей кричать подобную чушь, привлекая остальных. Имя. Мне нужно имя и голова мерзавки на моем столе… – Сайрон отступил от решетки, уводя за собой Адриана. – Уже завтра газеты появятся на прилавках, люди переключат свое внимание на отбор… Мы должны найти Сивилу, Адриан, пока она не осуществляла свой замысел. Я нутром чувствую, мерзавка близка к своей цели…

Адриан, соглашаясь, кивнул.

– Сегодня ночью пропала еще одна девушка. Ее ищут дознаватели, но вероятность найти несчастную живой очень мала…

– Вот именно, – скрипнув зубами, произнес Сайрон. – Нельзя допустить, чтобы Сивила призвала сущность Мертвого Бога. Если это случится, мы все сгинем в Бездне. Не только Империон…

– А как же отбор? – озадаченно спросил Адриан. – Я должен присутствовать во дворце практически постоянно, а ночью найти Сивилу невозможно, лучше действовать днем… у меня уже есть зацепка, но я не могу ее проверить, пока занят… гм… невестами.

– Предоставь это мне, – в голосе императора послышались нотки азарта и веселья. Что задумал этот коварный интриган? – Я уже обратился к гильдии магов за помощью. Они запечатлят твой образ и наведут иллюзию. Я смогу появляться перед невестами вместо тебя. А ты спокойно действовать, пока Сивила будет уверена, что ты занят. Может, отбор сыграет нам даже на руку…

– Гениально, – равнодушно отозвался Адриан, чуть скривившись. – А как же манера поведения и голос?

– Ты всегда был скептиком, – отмахнулся Сайрон, будто все происходящее лишь игра. Порой его беспечность сильно раздражала, но и с этим Адриан легко справлялся. Игнорировал. Перестраховывался. Делал по-своему. – Я превосходно перевоплощаюсь, мне не привыкать притворяться, ты же знаешь. Буду больше молчать с бесстрастным выражением лица и отвечать всем равнодушно. И все, ни у кого сомнений не возникнет, что я и есть Адриан Де Камелье. Тобой, друг, притворяться несложно.

«Ты слишком самонадеян…» – подумал Адриан, но благоразумно промолчал. Может, Сайрону и удастся обманут других, но ведьма… ведьма слишком проницательна и умна. У нее чуйка к подобным вещам, не зря же ведьма…

Но с другой стороны, даже если догадается? Какая разница? У них договор… А Сайрону вообще плевать, сам же сказал, делай с женой, что хочешь, хоть съешь. Лишнего ведьма сама просто так болтать не станет, пока не спросят. А Сайрон ничего не спросит, потому что о договоре не знает. Заранее ее предупреждать не стоит, мало ли… все же доверия к ведьмам нет. Сивила многих привлекла на свою сторону, ну а если Сноул все же догадается, что император выдает себя за Адриана, то ответов не получит. Главное, встречаться с ведьмой наедине самому, тогда у нее будет меньше подозрений…

– Хорошо, – согласился Адриан. – Тогда дай мне немного времени… поговорить с задержанными, а после отправимся в гильдию.

– Жду в карете, – бросил Сайрон и отправился на выход.

Адриан повернулся к решетке, заставив нескольких мужчин вздрогнуть…

– Кто вам заплатил и сколько?

– Ник-то не платил, сэр… – заикаясь, отозвался худой заключенный в рваной рубахе.

– Нам нечего рассказывать… – внезапно произнес другой, хмуро смотря исподлобья. – Лица мы не видели, только слышали голос. Нам пригрозили, что если не выполним приказ, наших детей вырежут, словно скот…

Адриан скрипнул зубами. Это вполне в духе Сивилы. Люди боятся ведьм и верят, когда им угрожают, а ведь после последней зачистки оставшиеся ведьмы спрятались в убежище. Включая Сивилу. Вероятно, угрожал обычный человек, сторонник ведьм…

Адриан приказал отпустить «мятежников», а сам связался с начальником городской стражи и приказал усилить патрулирование улиц. Ввести комендантский час, чтобы после восьми часов вечера никто из своих домов не выходил и детей без сопровождающих не отпускали.

А уже после того, как вернулся из гильдии магов обратно во дворец, отправил в одно печатное издание письмо с интересной информацией, которая должна не только успокоить людей, но и взбесить Сивилу…

* * *

Утром меня разбудила Вилма, помогла собраться и проводила в трапезный зал на завтрак. Мне не хотелось. Хотелось найти посыльного и отправить письмо Стефану. Багульник волновал меня куда больше…

– Вы превосходно выглядите, – приободрила камеристка, видя мое смятение перед высокими дверями зала.

Потерла переносицу и вздохнула, расправляя плечи. Не важно, как я выгляжу, важно лишь то, как мне продержаться отбор. Как не привлечь к себе ненужное внимание…

За длинным столом царила тяжелая напряженная тишина. И в этой тишине лишь едва слышно звякали ложки…

Невесты ели чинно, мало и с достоинством. Графа не наблюдалось. Зато стоило мне занять свободное место на жестком резном высоком стуле, как в зал ворвался распорядитель.

Акли едва ли не подпрыгивал и лучился счастьем. Его хитрый взгляд прошелся по невестам, задержался на мне, а губы растянулись в предвкушающей улыбке.

– Дорогие невесты! – он хлопнул в ладони и многозначительно замолчал, дожидаясь, пока все посмотрят на него. – К большому сожалению… наш уважаемый «жених» не сможет присоединиться к трапезе. У графа Де Камелье возникли неотложные дела, но я… с удовольствием постараюсь скрасить ожидание.

Акли резво прошествовал к столу и занял место, предназначенное Адриану. В душе неприятно царапнуло. Почему-то меня возмутило такое самоуправство. Захотелось подойти и вытряхнуть распорядителя со стула.

Невесты немного оживились. Заговорили, заулыбались… видимо, думают, что расположение распорядителя как-то повлияет на выбор графа. Только граф уже свой выбор сделал… И его выбор, остаться вдовцом. Безутешным и одиноким.

– Уже успели подумать над своими заданиями? – хитро поинтересовался распорядитель, беря в руки чашку.

– Ох… – притворно вздохнула рыженькая. – Я в смятении. Времени слишком мало… – и почему-то бросила недовольный прищуренный взгляд на меня, словно это я забрала у нее «время».

– А у меня задание кажется невыполнимым, – пожаловалась златовласая, хлопая ресницами.

… вкус еды не ощущался.

Я меланхолично пережевывала, непроизвольно раздумывая, что может удивить графа?

Речь не шла о еде, так что это может быть, что угодно. Я бы приготовила мужской парфюм, но у меня под рукой ничего нет, да и за два дня сложно сделать что-то по-настоящему стоящее. Можно использовать эфирные масла из ванной комнаты и воду, но вряд ли граф будет пользоваться такими… гм… духами.

Едой его не удивишь, он питается в ресторациях и лучших тавернах столицы. Вязать я не умею, вышивать, к счастью, тоже. Не танцую и не играю ни на чем, кроме как на нервах, но не думаю, что такая игра его впечатлит…

– А вы? Мисс Сноул, вы слушаете? – голос распорядителя резанул слух, заставив меня поморщиться. Распорядитель сверлил меня голодным похотливым взглядом, то и дело ныряя в вырез платья на груди.

– Простите, господин Акли, – вздохнула, выходя из-за стола. – С вашего позволения я отправлюсь к себе и тщательно подумаю над заданием.

– Э-м… – растерянно протянул распорядитель, но не смел меня останавливать, хотя заметно огорчился моему уходу. – Не пропустите обед, мисс Сноул.

– Постараюсь, – отозвалась я и поспешила к дверям. На самом деле, мне срочно нужно отправить посланника домой с письмом для отца, чтобы он передал для меня кое-что важное. То, что может удивить Адриана Де Камелье.

Надеюсь, граф расправится со своими делами к обеду и избавит меня от надобности находиться под пристальным вниманием Акли…

Глава одиннадцатая

Оказывается, найти во дворце свободного посланника – задача не из легких. Вилма знала только императорского, но на то он и императорский, что занимается поручениями императора, а вот обращаться к распорядителю нет желания. От его навязчивого внимания у меня даже аппетит пропал.

Я почти дошла до дверей покоев как остановилась, вспомнив одну интересную деталь. Граф не отрицал, что за мной постоянно наблюдают, значит ли это, что его помощник где-то поблизости?

Я огляделась, наткнулась на вопросительный взгляд Вилмы, и произнесла с виноватой улыбкой:

– Не могли бы вы пока приготовить для меня ванну и позаботиться о чае?.. у меня есть важное дело.

Вилма понимающе кивнула и, не став задавать вопросов, скрылась за дверями моих покоев.

Я отошла в конец коридора, еще раз убедилась, что нахожусь здесь одна и тихо позвала:

– Дэс?

… глупость какая. Я, верно, спятила.

– Дэс! Я знаю, что вы…

Договорить не смогла: мой рот накрыла холодная ладонь, и меня утянуло в стену…

Изумленно захлопала глазами, приспосабливаясь к темноте.

– Только не кричите, – попросил служащий, убирая руку. – Вы же хорошо видите?

– Отлично… – сипло отозвалась, щупая непроницаемую стену. Проход довольно узкий, пыльный, но все же он есть…

– Опрометчиво было так поступать, – произнес мужчина укоризненно. – Даже у стен есть уши, а мое нахождение во дворце не должно быть кому-то известно.

– Простите, – с сожалением произнесла. – Мне очень нужна ваша помощь, чтобы пройти испытание, от которого зависит наш с графом замысел. Если я провалюсь, то вылечу с отбора, а этого допустить нельзя.

Дэс нахмурился, сверля меня недоверчивым взглядом.

– Клянусь, что ничего не задумала, – понимающе произнесла я. – Никаких уловок.

– Говорите, – сухо велел, а я поспешила вкратце изложить свою просьбу.

– Отправляйтесь к себе и подготовьте письмо, – произнес служащий, надавливая на каменную кладку, чтобы открылся проход в стене. – Через полчаса к вам придет посланник.

– Благодарю, – искреннее улыбнулась и поспешила скрыться в покоях, чтобы никто меня не увидел.

– Ваш чай, госпожа, – Вилма отошла от накрытого стола и поклонилась.

– Я буду в гостиной, – произнесла я и отправилась к бюро, на ходу сочиняя письмо для отца.

Через полчаса, как и было оговорено, в мои покои постучал юный парнишка, который заметно растерялся, увидев меня. Его карие глаза изумленно расширились, а я заметила метку Ордена на его руке и улыбнулась.

– Все верно, я ведьма, вы не ошиблись, – протянула письмо и добавила. – Дождитесь, пока мой отец найдет нужную мне вещь, и передаст ее вам. Это может занять время, он болен и не слишком тороплив.

Послушник Ордена молча забрал письмо и удалился, не проронив ни слова. Закрыла дверь и выдохнула. Остается, надеяться, что отец найдет то, что мне нужно и ничего не перепутает…

До обеда я успела принять ванну и провести время за книгами, покидать покои категорически не хотелось. Хотя я слышала, что на территории императорской резиденции есть огромная оранжерея под стеклянным куполом. Признаться, думая об этом, начинает зудеть в одном месте… Сколько же там растений? Наверняка, есть редкие экземпляры. Мне бы пару побегов… один отросточек…

Тряхнула головой и мысленно шлепнула себя по рукам. Нет, я не стану обдирать императорскую оранжерею даже ради создания нового аромата.

– Госпожа, – Вилма как всегда возникла бесшумно, словно призрак. – Пора.

Со вздохом отложила ручку, закрыла книгу, не забыв вложить лист с записями между страниц где остановилась, и поднялась, разминая затекшую шею.

– Ваша лавка пользуется успехом среди аристократов, не зря так много трудитесь, – между делом заметила камеристка.

– Спасибо, – улыбнулась в ответ, беря расческу. – Поможете с волосами? Мне трудно с ними управляться.

Вилма едва заметно улыбнулась и помогла собрать непослушные кудри в высокую прическу, оголив шею.

– Ваше платье… – вздохнула она, жалобно глядя на мое отражение в высоком большом зеркале трюмо.

– Самое скромное, которое только есть в моем гардеробе, – усмехнулась в ответ и направилась на обед.

Я почти дошла до дверей, как услышала женский голос.

– Кара! Кара, подождите… – златовласая спешила ко мне в сопровождении своей камеристки, подобрав пышные юбки светло-розового платья. – Кара, – участница остановилась в нескольких шагах от меня и прошептала заговорщицким шепотом: – Что у вас в задании?

– Разве это важно? – отозвалась я непринужденно.

Златовласая улыбнулась и пояснила:

– Мое задание немного странное. Я ищу с кем бы могла поменяться.

Мои брови изумленно поползли вверх.

– Не думаю, что это по правилам.

– Ох, Кара!.. – златовласая иронично улыбнулась и посмотрела на меня снисходительно. – Вы же ведьма, вам ли говорить о правилах…

Меня окатило жаркой волной то ли неловкости, то ли недовольства. Меня не сильно удивляет, что Снок догадалась о моем происхождении, она проявляла любопытство еще вчера, меня больше поразила ее бесцеремонность и наглость.

– Вы ошиблись, – сдержанно произнесла я и, обойдя участницу, взялась за ручку двери.

– В чем же? – донеслось насмешливое мне в спину. – Я знаю, что вы ведьма, Кара Сноул.

– Вы ошиблись, – повторила ровно. – Я не нарушаю правил. Иначе, не попала бы на отбор. Желаю вам удачи в прохождении испытания, – открыла дверь и вошла в зал, заполненный людьми.

Граф сидел на своем месте с непроницаемым выражением, что-то отвечая рыжеволосой «невесте», что не упустила случая сесть рядом. С другой стороны от него томно вздыхала брюнетка.

На секунду наши взгляды встретились, и мне почудилось удивление в серых глазах графа. Что опять не так? Не нравится мое платье?

Поприветствовала «жениха» книксеном и отправилась к своему месту, которое не собиралась менять, даже помня наставление о том, что я должна больше проявлять внимания и интерес.

– Мисс Сноул, – обрадовался распорядитель и даже придвинул для меня стул. – Вы очаровательны, словно прекрасная нимфа.

– Благодарю, – натянуто улыбнулась и кивнула подошедшему слуге, что любезно снял крышку с моего блюда.

Акли вернулся на свое место и довольно громко произнес.

– Дорогие «невесты»… рад сообщить вам, что сегодня состоятся танцы. Каждая из вас сможет не только потанцевать с «женихом», но и пообщаться с приглашенными гостями. Возможно, но это только возможно, танцы почтит своим присутствием Его Величество.

Невесты зашептались, а у меня по спине пополз дурной холодок. Не хотела бы я пересекаться с императором… Да и зачем? Не для него ведь отбор.

Граф поманил Акли пальцем и что-то ему шепнул. Распорядитель бросил взгляд на меня и зашептал в ответ.

Непроизвольно напряглась, вслушиваясь.

– … я пригласил мисс Сноул, чтобы… разнообразить отбор так сказать… – глухо донеслось до моего острого слуха сквозь гомон других голосов.

Уткнулась недоуменным взглядом в тарелку, ничего не понимая. Граф спрашивал обо мне? Зачем? У него помутнение рассудка?

– Разрешите, мисс Сноул? – раздался сдержанный низкий голос над ухом, заставив вздрогнуть.

– Прошу, господин Де Камелье, – отозвалась я, показывая, что место рядом не занято.

– Как ваше настроение? Уже осмотрели дворец? – невозмутимо поинтересовался граф, садясь за стол.

Он что? Хочет провести мне экскурсию?

– Еще нет. Были… некоторые дела.

– Дела? – граф вопросительно выгнул бровь. В глазах читался интерес.

– По работе, – произнесла уклончиво, ощущая себя несколько глупо. Мы ведь только вчера об этом говорили в таверне, но может, граф просто играет на публику?

– Изготовление духов? Наслышан… – произнес он, беря в руки приборы. Официант поспешил обслужить графа. – Не будите против прогуляться со мной после обеда?

Вообще-то у меня были планы… но у нас сделка, и я должна беспрекословно подчиняться Адриану Де Камелье. В конце концов, окружающие должны поверить в наши чувства…

– Буду рада, – сдержанно отозвалась, накалывая на вилку кусочек запеченной рыбы.

Граф неожиданно хмыкнул.

– По вам не скажешь.

Подавила тяжелый вздох и произнесла:

– По мне вообще сложно что-либо сказать, я плохо выражаю эмоции.

– Занятно… – загадочно протянул граф и приступил к трапезе, давая мне возможность выдохнуть и утолить голод.

Глава двенадцатая

К сожалению, обед закончился слишком быстро. И даже «невесты» не смогли задержать жениха своими вопросами, кокетливыми взглядами и томными вздохами. Граф был решительно настроен показать мне дворец.

– Мисс Сноул, – сдержанно произнес он, подставляя локоть. И ничего, что на нас все смотрят. В первую очередь, на меня…

Зал покидала под ненавистные завистливые взгляды других участниц. Кажется, ночь ожидается бессонной. И на общем столе больше ничего не пью и не ем, хотя… отравить ведьму проблематично. Еще в ведьмовской школе нас «прививают» с раннего детства. Малые дозы яда в компот на завтрак и тошнота обеспечена на весь день, зато потом… организм привыкает, количество яда увеличивается, расширяется ассортимент…

Нет, есть сильные яды. И такие, вполне, могут убить ведьму. Но не сразу. Останется время принять противоядие, если распознаешь, что тебе так любезно подсыпали.

– О чем вы думаете, мисс Сноул? – довольно равнодушно поинтересовался граф, вроде как из вежливости.

– О яде, – неожиданно призналась, отвечая на недоуменный взгляд вздернутой бровью. – Думаю, как скоро попытаются меня отравить? Или вы полагаете, господин Де Камелье, другие участницы будут спокойно смотреть, как уводят их «жениха» из-под носа?

– Гм… я не подумал об этом, – произнес граф отстраненно. – Но ведь это отбор невест, я могу пригласить на прогулку понравившуюся мне участницу в любой момент.

– Можете… – согласилась, не став спорить. В конце концов, по условиям сделки мы должны больше времени проводить вместе и привлекать к себе внимание, чтобы никто ничего не заподозрил, когда граф выберет меня. Любовь с первого взгляда, так сказать…

– Кажется, вы не сильно рады, – наблюдательно заметил он, но как будто забыл, что радоваться мне нечему. – Вам не лестно мое внимание?

Да о чем он вообще?

– Очень лестно, – ответила равнодушно и перевела взгляд на стены, украшенные барельефом. – Куда мы направляемся?

Граф спрятал крохи эмоций за маской невозмутимости и устремил взгляд вперед.

– Хочу показать вам картинную галерею и выставочный зал, в котором хранятся подарки и сувениры, привезенные из других империй.

– Должно быть, это интересно, – произнесла я, думая о том, как бы не пропустить возращение посланника. Не хочу, чтобы он передал важную для меня вещь камеристке…

– Мисс Сноул, – граф резко остановился и заглянул мне в глаза. – Ради чего вы согласились на участие в отборе?

Вопрос прямой и мягко сказать странный. У меня сразу же родился встречный: «Вы пьяны?», «У вас внезапная потеря памяти?».

– Очень смешно, – пробормотала я и отправилась дальше. – Ваш юмор, господин Де Камелье, впечатлил меня до глубины души, но, пожалуйста… впредь не шутите.

Мне показалось, граф растерянно моргнул, но промолчал и, в принципе, всю «экскурсию» воздерживался от личных тем.

Галерея впечатлила. Я ожидала увидеть портреты династии Де Га, которая правит вот уже почти тысячу лет, но, к моему приятному удивлению, в галерее были собраны картины разных направлений изобразительно искусства. От натюрморта до религиозной живописи. Портреты тоже имелись.

Зал поражал размерами и золотой отделкой. По углам расставлены фарфоровые вазы, на которые страшно дышать не то, что рядом проходить, а каждый шаг разносится эхом и отражается от сводчатого потолка.

– Невероятно… – прошептала завороженно и внезапно уткнулась носом графу в грудь. – Простите…

Граф мягко придержал меня за спину и вдруг шумно втянул воздух возле моих волос.

– Дивный аромат, мисс Сноул. Не зря ваша лавка пользуется популярностью, а товар спросом.

Я лишь кивнула и отошла, пряча смущенный румянец на щеках…

У дверей выставочного зала – стража приветствовала инквизитора, но все же поинтересовалась о цели визита. И граф, словно, был удивлен, но удивление постарался скрыть. Моргнул и наполнил страже о том, кто он и для чего ему так необходимо попасть в зал.

Стражники учтиво поклонились и любезно распахнули для нас двери.

Если галерея впечатлила размахом и отделкой, то выставочный зал экземплярами, что хранились в нем.

– Да тут за день все не осмотреть, – завороженно пробормотала я, озираясь. – Потрясающе… Это все подарки и сувениры, привезенные императору в дар из других империй?

– Почти, – отстраненно кивнул граф, заложив руки за спину. – Некоторые сувениры император приобрел и привез сам. Он любит коллекционировать уникальные в своем роде вещи.

И тут я заметила, просто глаз зацепился:

– А где ваша трость? – это наблюдение поразило меня больше, чем «уникальные в своем роде вещи»…

– Трость? – якобы непонимающе переспросил граф. – Я не нашу ее постоянно с собой, сегодня она мне ни к чему.

– Ясно… – рассеянно отозвалась, уткнувшись взглядом в золотую статуэтку пузатого монаха.

Почему-то мне казалось, граф не расстается с тростью ни на секунду, даже вовремя трапезы. Она всегда при нем, словно… словно нечто очень ценное, необходимое. Важное…

Я уверена, это не просто трость: ни для красоты, ни для стиля, антуража… Граф не хромает, не следует слепо за модными тенденциями… Эти жуткие впалые глазницы черепа навеивают страх, от трости, будто исходит темная аура магии смерти.

Как граф мог просто не взять ее? Так небрежно произнести: «Сегодня она мне ни к чему…»

– Ваши мысли для меня загадка, мисс Сноул, – бархатный голос просочился в мысли, заставив вздрогнуть и посмотреть на графа по-новому.

– Я хочу вернуться, – произнесла деревянным голосом и отправилась к двери, забыв даже извиниться.

Просто… мне вдруг стало так неуютно, так… не по себе. И подсознание кричало: «Беги!.. беги…», а я склонна доверять своей интуиции.

– Мисс Сноул! – громыхнул властный голос за спиной, вынудив меня не только остановиться, но и удивленно посмотреть на графа. – Разве я сказал, что наша прогулка подошла к концу?

Рычащие нотки мне послышались?

– Прощу прощения, господин… Де Камелье, – с запинкой вымолвила я, а сердце так и норовило выскочить из груди. – Я что-то неважно себя чувствую. Могу я просить вас проводить меня до покоев?

Граф сощурился, плохо скрывая гнев, и жестко кивнул, подставляя локоть. Сглотнула и взялась за него, отводя взгляд.

Меня проводили как раз вовремя. Сдержанно простилась с мужчиной, он также сдержанно пожелал мне приятного отдыха и удалился, держа руки за спиной. Не помню этого жеста у графа…

Нет, я, несомненно, очень мало его знаю и не могу судить о поведении и привычках, но… дурное предчувствие, что засело глубоко в груди не дает мне покоя. В дверь постучали, заставив вздрогнуть.

Камериста, которая подскочила с тахты, стоило мне войти, встрепенулась и отправилась открывать. Я же предусмотрительно отступила, стараясь унять сбившееся дыхание.

– Госпожа, – позвала Вилма, пропуская посланника.

Я облегченно выдохнула и улыбнулась чересчур серьезному мальчишке.

Он молча поклонился и протянул мне шкатулку, завернутую в белый платок. Отец, видно, постарался.

– Благодарю, – искренне произнесла я, забирая дорогую для любой ведьмы вещь.

Теперь осталось дело за малым. Немного поколдовать, но так, чтобы никто ничего не узнал и… я пойму, что с графом что-то не так. Точно пойму.

– Я буду в гостиной. Не входите, пожалуйста, без стука и никого без разрешения не впускайте, – на ходу бросила я, закрывая резные двери.

– Да, госпожа, – донеслось вслед, но меня интересовала только шкатулку. Времени осталось не так много…

* * *

Адриан прошел в покои, устало расстегивая порванный камзол.

Менталист смог вытянуть из заключенных ведьм крохи информации… это было тяжело, долго и… мерзко. Ментальный дар, пожалуй, самый жуткий и по-настоящему жестокий.

Кристофф похож на сумасшедшего. Белые спутанные пряди волос, обрамляют худое с выпирающими скулами лицо. Впалые бесцветные глаза, будто остекленели. Кристофф почти постоянно беззвучно шевелит губами и перебирает костлявыми пальцами четки…

Находиться рядом с ним тяжело. Приходится все время «защищать» свое подсознание от «случайного» в него проникновения. На самом деле Кристофф не чурается нырять в чужие мысли и подсознание без разращения. И ему совершенно неважно, кто перед ним. Император или сам дьявол. Плохо, что после таких проникновений в чужое сознание и подсознание, любой может легко спятить и навсегда потерять связь с реальностью. И только смертная казнь задержанного может являться уважительной причиной для вызова менталиста…

Удалось определить расположение убежища Сивилы и даже отправиться туда. Опрометчиво. Это было опрометчиво…

На руке и на боку красовались свежие следы от когтей цирихов, что охраняли вход в пещеру. Эти твари весьма зубасты, опасны и крайне живучи.

Адриан отложил трость и поморщился, трогая края раны.

– И как? Вижу, что поход за головой ведьмы прошел не очень удачно. Она снова скрылась?.. – в кресле сидел император, лениво попивая вино.

– Ваше Величество… – Адриан взял бутылку с круглого столика, чистый бокал и плеснул в него вина. – Не помню, чтобы приглашал вас к себе на аудиенцию. Я бы отчитался перед вами утром…

– К черту Сивилу! – Сайрон неожиданно резко поднялся. В черных непроницаемых глазах сверкали молнии. – Ты притащил на отбор ведьму и мне ничего не сказал! Зачем? Что задумал на этот раз?

– Если притащил, значит так нужно, – ровно отозвался Адриан и сделал глоток. – Или ты перестал мне доверять? Вы общались? – признаться, тревога все же кольнула в груди. Ведьма могла что-нибудь не нарочно выдать.

– Да, – оскалился Сайрон и, залпом допив вино, вернулся в кресло. – Очень мило пообщались… – и неприязненно кривился. – Твоя ведьма… где ты вообще ее откопал?

Адриан потер переносицу и опустился в кресло рядом. В камине весело потрескивал огонь, завораживая…

– Ведьма – это мой запасной план, если не удастся поймать Сивилу. Сейчас она лишилась убежища и сильно обозлена. Мерзавке удалось уйти порталом, но долго прятаться не выйдет. Она попробует отомстить мне, добраться до меня любимыми способами, а значит, будет искать новых союзников…

Адриан осушил бокал и наконец выдохнул, позволяя усталости и боли растечься в по телу…

– Думаешь, Сивила попытается добраться до тебя через Сноул? – брови Сайрона взлетели вверх.

Адриан задумчиво облизал губы. Он допускал такую вероятность, но все же… не брал ее в расчет серьезно. Нет, совершенно нет. Сивила не заявится во дворец, это глупо. Но такая версия сойдет, как оправдание появления ведьмы на отборе.

– Всякое может быть, – непринужденно отозвался он и снова наполнил свой бокал, не предложив императору.

Сайрон откинулся в кресле, держась за круглые подлокотники и иронично усмехнувшись.

– Она совершенно дурная, – на губах заиграла мечтательная улыбка. – Все время витала в своих мыслях и знаешь… – Сайрон повернулся, хитро прищурившись. – Ты ее ни капли не интересуешь.

«Тоже мне новость…» – Адриан не удивился и сделал глоток.

– Скоро, кстати, состоятся танцы. Через час, – непринужденно добавил Сайрон. – Ты, кажется, ранен. Я могу заменить тебя.

– Танцы? – переспросил Адриан, повернув голову. Новость отчего-то взволновала и принесла незнакомые эмоции. Возбуждение и предчувствие чего-то… интересного.

– Да, – улыбнулся Сайрон. – Я бы потанцевал с ведьмой.

– Она не в твоем вкусе, – сдержанно отрезал Адриан и поднялся, направившись к гардеробу. Стоит хоть немного привести себя в порядок и переодеться, чтобы не пугать ведьму своим вымученным лицом и пятнами крови на воротнике и камзоле…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю