332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Кристина Римшайте » Невеста Инквизитора, или Ведьма на отборе - к беде! (СИ) » Текст книги (страница 3)
Невеста Инквизитора, или Ведьма на отборе - к беде! (СИ)
  • Текст добавлен: 20 декабря 2020, 05:30

Текст книги "Невеста Инквизитора, или Ведьма на отборе - к беде! (СИ)"


Автор книги: Кристина Римшайте






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 13 страниц)

– Мисс Аббигейл Снок, – объявил церемониймейстер, и в зал плавно, словно лебедь, вплыла знакомая Адриану златовласая дева.

Дочь графа Снока должна понравиться публике и подогреть их интерес. К тому же, златовласые нравятся императору. Отвлечет его внимание от ведьмы…

– Мисс Кара Сноул.

Адриан напрягся. Устремил взгляд к золотым дверям, но… но не узнал прошедшую через них девушку.

Черные с приятным темно-синим отливом, будто вороново крыло, волосы мягкими кудрями ложились на оголенные чувственные плечики. На гладком лице проступали веснушки, янтарные глаза светились завораживающим блеском.

Это Кара. Точно Кара… ее глаза. Ее чутко-очерченные розовые губы. Но лицо… будто изменилось. И веснушки стали ярче. Форма лица иная. Глаза заметно шире, что делает их более выразительными. Неужели мастер применил магию? Колдовал столь усердно? Или это просто умелый макияж?

Нежное, почти воздушное, платье подчеркивало талию, упругую грудь, демонстрировало так много и ничего одновременно. Фантазия у Адриана скудная, но даже он смог представить то, что скрывается под этими умело сшитыми кусками ткани.

На мгновение бросило в жар. Ненадолго, но этого хватило, чтобы испытать дискомфорт и заволноваться о собственной выдержке. Меньше всего хочется испытывать какие-то желания к ненастоящей «невесте».

Акли стоял, приоткрыв рот. Его бесстыжие глаза наглым образом изучали тело ведьмы, не стесняясь.

Адриан поборол желание отвесить ему дружескую затрещину, чтобы тот пришел в себя, и заставил себя смотреть на ведьму.

Вот кто тут по-настоящему бесстыжий. Наверняка ведь знала, какое впечатление произведет. А может, решила превратить договорной брак в настоящий?

Адриан сглотнул и поприветствовал ведьму.

Рука машинально потянулась к вазе с цветами.

– Принесите красную розу, – велел он, оценив растерянный взгляд ведьмы.

Аромат воздушных, легких, словно бриз, духов приятно щекотал обоняние и дразнил. Чертовка!.. наверняка ведь сама эти духи изготовила. Расстаралась…

С каждой секундой Адриан ощущал, как начинает раздражаться сильнее. Казалось, все идет не по плану.

Слуга принес розу и одного взгляда на этот страстный яркий цвет хватило, чтобы осознать… эти цветы созданы для ведьмы. Идеально. Только красные розы. Они подходят к цвету ее волос, к губам, к цвету глаз.

«Только бы Сайрон не явился…» – подумал Адриан протягивая цветок. Прохладные пальцы ведьмы мимолетно коснулись его…

– Благодарю, господин Де Камелье. Для меня это большая честь, – вымолвила ведьма, как нарочно, низким голосом с пикантной хрипотцой. Этим голосом нужно ублажать слух мужчины, находясь в спальне, а не говорить банальные фразы.

Акли велел ей занять место, а сам проводил сальным взглядом и слюни едва ли не капали ему на воротник…

Адриан не сдержался и хлопнул артиста по плечу, так что тот присел на полусогнутых ногах.

– У вас там муха. Была… – невозмутимо произнес Адриан. – Не пора ли нам начинать?

– А-а… да, – растерянно отозвался Акли, поморщившись и потирая плечо. – Дорогие участницы! – произнес он, выходя в центр зала.

Адриан перевел взгляд на ведьму и едва сдержал смешок. Если все выглядели сосредоточенными и взволнованными, то она же, с самым беспечным выражением лица, высматривала притаившихся на балконе арбалетчиков. Умная, ничего не скажешь…

Глава седьмая

Рассмотреть невест издалека случая не представилось, а сидеть и нагло их рассматривать вроде как неприлично. Но уверена, все участницы бесспорно очаровательны и хороши собой. Иначе быть не может. Мне лишь не нравились негативные вибрации, исходящие от них. Похоже, невесты настроены враждебно и решительно.

… мой взгляд между делом блуждал по залу, высматривая интересные детали.

И вот вопрос: кто-нибудь еще в курсе, из здесь присутствующих, что служители Белого Ордена имеют метку, как ведьмы? Но в другом месте. На внутренней стороне запястья. Едва заметный след от ожога. Клеймо. Как у того замершего официанта с подносом в руках…

Манжеты его рубашки задрались, оголяя запястья. Издалека плохо видно, но у ведьм превосходное зрение, как днем, так и ночью. И слух…

Бросила взгляд на инквизитора и поежилась. Хорошо, что он решил остаться вдовцом и не подвергать будущую супругу каждодневному испытанию: выдерживать на себе его тяжелый пронзительный взгляд, то еще удовольствие.

Но как не поверни ситуацию, а ведь эти барышни серьезно решились на такой отчаянный и храбрый шаг. Добровольно. Их сестры не сидят в темнице. Им никого не нужно спасать, жертвуя собой. Не нужно спасать себя. Они согласились на участие в отборе по собственной воле, в трезвой, как ее… все время забываю… а, памяти. Точно.

А вся причина в том, что, если отбросить тот факт, что Адриан Де Камелье опасный человек, инквизитор, некромант и верный пес императора, за него все равно пойдут замуж. Даже если он ест на завтрак жаренных младенцев, запивая кровью невинных дев. Потому что он бессовестно богат, бесстыже красив и одинок.

… а на балконе, с которого должен выступать император, притаились гвардейцы с арбалетами наготове.

Видимо, все гораздо серьезней чем мне преподнес граф. Наверное, дело не только в том, что он хочет избежать нежелательного брака, но в чем-то еще. Может, в том, что народ сильно шумит по поводу его пробудившегося дара?

Поймала на себе ироничный взгляд и вздрогнула. Не думала, что инквизитор за мной наблюдает, еще и с таким… непонятным мне выражением, будто недавно усмехался.

– Итак, – произнес распорядитель после затянувшейся приветственной речи и объяснений элементарных правил отбора, которые мы должны соблюдать. Правила несложные, запомнить легко. – Сейчас у вас будет возможность узнать друг друга получше и пообщаться с графом Де Камелье. А в конце вечера, каждая из вас вытянет из чаши свое первое задание.

Невесты недоуменно переглянулись. Они, наверное, думали, что их пригласили на отбор для того, чтобы красивые платья выгуливать, ресницами хлопать и поражать всех своим красноречием и манерами. А тут… задания еще какие-то…

– Кроме индивидуальных заданий, – с энтузиазмом продолжил распорядитель, – у вас будут личные встречи с женихом, на которые вас будут приглашать, а также общие прогулки, трапезы и развлечения. Я надеюсь, что каждая невеста проявит себя с лучшей стороны! Поведет себя достойно и честно. Приступим, – господин Акли улыбнулся и вежливо откланялся, предоставляя графа невестам.

Слуги и официанты сорвались со своих мест. Музыка заиграла громче. Весь зал пришел в движение.

Я ухватила с подноса тарталетку с рыбой и отошла в сторонку, чтобы другим не мешать. Не то, чтобы мне хотелось есть. Хотя… хотелось. Я так толком и не позавтракала…

– Отбор не успел начаться, а вы уже едите, мисс Сноул? – раздался рядом проникновенный низкий голос, заставив меня тяжко вздохнуть. Прости, тарталетка. В другой раз… – И даже про свою розу забыли, – равнодушно добавил граф.

Бросила взгляд на кресло и едва заметно поморщилась. М-да…

– Простите, господин Де Камелье, но, если выбирать между тарталеткой и розой… жаль, что цветы не съедобны, – философски заметила я и чуть не вздрогнула, ощутив на себе жалящие взгляды других невест. Ой… мы же тут не одни.

… предательский румянец коснулся щек.

– Я уже понял, что ваши желания довольно примитивные и приземленные, – бесстрастно заметил граф, скользнув взглядом по другим «невестам». Может, подыскивает себе новую жертву?

– Прошу прощения, если разочаровала, – сорвалось с языка, прежде чем успела подумать. Мысленно зажмурилась и все же откусила кусок тарталетки. Удовлетворенно улыбнулась и произнесла. – Приятного вечера, – а теперь благоразумно отступаем.

По идеи, я должна была первой бросаться графу на грудь и смотреть на него влюбленными глазами. Таков был план, но… я не сильно понимаю, с чего мы вдруг сошлись в непонятном противостоянии. А ведь и граф не спешит меня покорять…

Я заняла место поближе к столу с закусками, а графа действительно обступили и засыпали вопросами. Но больше страшно льстили, фальшиво улыбались и пытались произвести на «жениха» благоприятное впечатление.

… я незаметно подкралась к закускам с моллюсками. А еще на меня призывно смотрела тарелка с мясной нарезкой.

– Господин Де Камелье, почему вы вдруг решили жениться? – произнес кто-то довольно громко.

Подняла голову и замерла с куском буженины на вилке. Это же обозреватель. О-о… их много. Почему я не заметила пронырливых газетчиков раньше? А вот и фотографы… знакомство с мясом лучше отложить. Не хочу, чтобы в газете появилась пикантная фотография, на которой я стою у стола с набитым ртом.

Для чего вообще на приемах подают еду, если ее невозможно съесть? Для красоты?

– Я полагаю… пришло мое время завести семью, – безэмоционально произнес граф, глядя мимо обозревателя прямо на меня.

Хорошо все уже прожевала, так бы подавилась.

К нему подбежал другой, худой и низкорослый в серой шляпе.

– Намекаете, что решили отойти от дел? – многозначительно спросил обозреватель, готовясь записывать.

– Намекаю? – флегматично отозвался граф. – Я лишь ответил на заданный вопрос, вопроса о моих делах не было. Не стоит искать скрытый смысл там, где его нет.

– То есть вы не собираетесь бросать Орден и службу на Его Величество после венчания? – не унимался назойливый мальчишка.

– Еще не думал над этим вопросом, но теперь серьезно задумаюсь, – граф был непоколебим. Его вообще можно вывести из себя? Пронять хоть чем-то?

А если бы он женился по-настоящему, то как бы вел себя со своей супругой наедине?

На секунду я представила ласковый взгляд инквизитора: то, как он склоняется к ушку несчастной и шепчет какую-то глупую нежность. Меня замутило… ужас. Боюсь, если такое приснится, очнусь в ледяном поту.

Кокетливый смех выдернул меня из размышлений. Златовласая участница прикрывала рот ладонью, невинно хлопая глазами.

И что ее так развеселило? Судя по лицу графа, он не сказал ничего смешного. Наши взгляды встретились. Я мгновенно оцепенела, отчаянно желая отвести свой, но заставила себя смотреть. В темно-серых глазах читался немой упрек.

Подавила тяжелый протестующий вздох, приклеила к губам обворожительную улыбку и сделала шаг по направлению к графу. Пора переходить в наступление…

– Мисс Сноул, – распорядитель возник, будто из-под земли. Его длинные цепкие пальцы ухватили меня за локоть. – Скучаете? Вы не выглядите заинтересованной. Отбор вам не интересен? Или может, «жених»?

Провокационный вопрос от которого бросает в дрожь. Я, будто забыла цель моего участия, словно забыла о сделке…

– Благодарю, господин Акли за беспокойство, я просто немного разволновалась и решила перевести дух, – ответила крайне вежливо, сдержанно улыбнувшись. – Если позволите, я как раз хотела познакомиться с графом поближе.

Голубые глаза распорядители сверкнули мрачным блеском.

– Очень жаль, мисс Сноул, что наше знакомство не сложилось при других обстоятельствах, – произнес он и галантно поклонился.

– Наверное, – уклончиво произнесла, извиняясь улыбкой, и поспешила присоединиться к другим невестам.

– Господин Де Камелье, вероятно, вы очень близки с Его Величеством раз он позволил вам пользоваться своим дворцом для проведения отбора, – лукаво поинтересовалась светло-рыженькая участница. Ее полные губы сверкали блеском, зеленые глаза лучились весельем и кокетством.

Граф остался холоден и невозмутим.

– Мне сложно судить о степени близости… наших взаимоотношений с его величеством, мисс Леман, просто потому, что они сугубо деловые.

Красивая размытая фраза, предназначенная сбить с толку и отвлечь внимание. Невесты ничего из нее не поняли и переключились на другие темы.

– Почему именно отбор невест? Вам так сложно найти себе подходящую невесту? – спросила шатенка с короткими густыми волосами.

– Признаться, я не занимался поисками, – сдержанно отозвался граф, сжимая в руке трость. Она невероятной пугающей красоты!.. сложно отвести взгляд и не смотреть в эти глубокие впалые глазницы бронзового черепа… – Обычно я слишком занят и на смотрины, и на знакомства времени не остается.

– А какие качества вы цените в девушках? – заинтересовалась златовласая. Она, кстати, казалась самой искренней. Похоже, граф ей действительно нравится.

– Непосредственность. Наблюдательность. Дальновидность… – после каждого слова граф делал многозначительную паузу все больше припечатывая меня прямым немигающим взглядом. – И хороший аппетит. Это ведь тоже качество…

Что? Мне послышалась в его голосе ирония? Граф изволит потешаться надо мной?

– Дорогие участницы! – распорядитель громко хлопнул в ладони, привлекая наше внимание.

Я обернулась вместе со всеми, затылком ощущая на себе внимательный взгляд серых пронзительных глаз.

– Жду вас в девять вечера. Вас проводят… – теплое дыхание коснулось кожи, шевеля маленькие волоски.

По телу разбежались мурашки. Едва сдержалась, чтобы не потереть шею, не передернуться.

– … пришло время вашего первого индивидуального задания, – Акли загадочно улыбнулся, вращая в руках большую черную чашу, наполненную маленькими стеклянными флакончиками, в которых закупорены записочки. – Я буду называть имена по очереди. Подходите, достаете ваше задание, но вслух не читаете. Результаты подведем в этом же зале через два дня.

Два дня на выполнение? Неплохо. Хотя, мне трудно представить какие задания мог придумать господин распорядитель. Мы же не доблестные рыцари, что бьются за сердце дракона. Ой… то есть принцессы. В данном случае, за сердце инквизитора.

Я посмотрела на графа, чтобы найти какие-то визуальные сходства с драконом. Нет, в нем определенно что-то есть от крылатой рептилии…

– Мисс Шорк, – объявил Акли, протягивая чашу. Девушка запустила руку и вытащила стеклянный флакон, зажимая его в ладони, как нечто ценное.

– Мисс Аббигейл Снок…

Златовласая откинула локоны на спину и уверенно вытащила свое задание.

– Мисс Матильда Леман…

Светло-рыженькая хитро улыбнулась, выразительно посмотрела на графа и достала флакончик, всем его продемонстрировав.

– Мисс Кара Сноул.

Очнулась, медленно моргнув, и подошла. Не стала рыться, а взяла первый попавшийся флакон, надеясь, что там адекватное задание, а не на уровне: «сделай то, не знаю, что…». Если там будет нечто подобное, опасаюсь, что натворю каких-нибудь глупостей…

Глава восьмая

Покинуть зал раньше других было бы невежливо. Необходимо дождаться, когда распорядитель произнесет завершающую вечер речь и простится с нами до завтра. Но Акли с речью не торопился, он пригласил участниц к столу, а сам остался наблюдать, не спеша потягивая рубиновое вино из высокого хрустального бокала.

Отчего-то довольно симпатичное лицо Акли мне кажется знакомым. Чувство, что уже где-то встречала этого человека…

– Мисс Сноул, – звонкий резвый голос заставил вздрогнуть и обернуться.

Златовласая сжимала тонкими изящными пальцами ножку фужера и смотрела на меня с полуулыбкой.

– У вас… необычная красота и редкий разрез глаз. Чем вы занимаетесь? К какому роду принадлежите? – настойчиво спросила участница.

Ну вот… я знала, что не удастся долго скрывать свое происхождение. Даже интересно, какой будет реакция участниц…

– Мисс Снок!.. – преувеличенно радостно воскликнул рядом Акли, немало меня удивив и озадачив. – Вы же дочь знаменитого графа Снока, какая честь, – распорядитель учтиво поклонился, а щеки златовласой вспыхнули смущенным румянцем.

Если это не сигнал для того, чтобы я скрылась с глаз, то я ничего не понимаю в сигналах.

Незаметно отошла и развернулась, решив, что у сцены с музыкантами будет безопасней. Почему я снова неосознанно избегаю графа непонятно. Может, потому что он инквизитор, а я ведьма? И я на интуитивном уровне чувствую, что он для меня представляет опасность и стараюсь держаться подальше?

Словно из воздуха передо мной появился обозреватель в серой шляпе. Его большие сверкающие алчным блеском глаза насмешливо меня изучали.

– Скажите, мисс Сноул, как ведьме удалось попасть на отбор для инквизитора? – ах, вот оно что… – Вас немногие знают, но я делал обзор о вашей лавке, она пользуется популярностью среди аристократов…

– Я польщена, – сдержанно улыбнулась, мечтая, чтобы этот вечер закончился.

Из-за музыки и отдаленности от других невест, нас кажется никто не слышал. Но сомневаться не приходится: новость об участии ведьмы в отборе попадет в газеты.

– Вы не ответили, – притворно улыбнулся обозреватель. – Как вам удалось? Кому вы заплатили? Может, быть господину Акли? Он довольно известный артист, но также известно, что постоянно нуждается в деньгах…

– Не пробовали писать книги? – невозмутимо поинтересовалась я.

– Что? – нахмурился парнишка.

– Фантазия у вас богатая, – произнесла ровно и обошла приставучего газетчика по кругу, почти сразу угодив в объятья графа. Точнее в его грудь.

Он придержал меня за спину из-за чего у меня не получилось сразу отстраниться. Рядом раздалась вспышка фотографического аппарата, немного ослепляя…

– Так даже лучше, – спокойно произнес граф, глядя на меня сверху вниз. От него исходила покалывающая кожу энергия и приятное тепло. Поэтому, когда граф все же выпустил меня и отступил, я ощутила внезапный дискомфорт и холод.

– Попасть на главный разворот в первый же день, еще под каким-нибудь глупым заголовком, в мои планы не входило, – пробормотала, потирая покрывшуюся мурашками руку.

– Вы замерзли, – констатировал граф, взявшись за пуговицы парадного мундира.

– Вы что творите?! – возмутилась шепотом, заозиравшись. Из дальнего конца зала на нас смотрели невесты, что поедали закуски, демонстрируя отменный аппетит.

– Хочу дать вам свой камзол, – невозмутимо произнес граф, ловко расстегнув еще одну пуговицу.

– Прекратите раздеваться, – густо покраснев, попросила я и отвела взгляд. – Мы же не одни…

Над головой раздался смешок.

– В этом нет ничего такого. Я лишь не хочу, чтобы вы…

– Чтобы я заболела, я знаю, – перебила, тяжело выдохнув. – Я не заболею.

– … и хотел подчеркнуть свое внимание к вам, – бесстрастно договорил граф, будто не слышал меня вовсе.

– Ясно, – произнесла, осторожно отходя. А что тут еще скажешь? Я не мастер интриг, не каждый день участвую в отборе, не каждый день «влюбляюсь» в инквизиторов. Вообще не влюблялась, по правде говоря, и как должна вести себя влюбленная женщина никак не могу представить.

– Дорогие участницы, – бордо произнес Акли, а я едва ли смогла подавить облегченный вздох. Неужели он решил положить конец моим мучениям? – Сегодняшняя встреча подошла к концу, ужин подадут в ваши покои и оставят до утра отдыхать. Я был рад со всеми вами познакомиться. Желаю удачи и хорошо справиться с заданием. До завтра, – Акли поклонился, взглядом передавая слово «жениху».

– Я провел чудесный вечер в компании не менее чудесных «невест». Увидимся с вами вновь за завтраком, а сегодня я желаю вам приятного отдыха и спокойной ночи, – вежливо произнес граф, не изменяя себя. Немногословен, учтив, сдержан.

– Доброй ночи, – исполнила книксен и поспешила на выход, ощущая, как мою обнаженную спину сверлят взглядом. Или взглядами…

До очередной встречи с графом у меня есть почти четыре часа. Хочу провести их с пользой.

Камеристка поджидала меня недалеко от дверей зала и подошла ко мне практически сразу. Она молча поклонилась и пристроилась рядом, выполняя роль провожатой, но во взгляде читался немой вопрос.

– Все прошло… неплохо, – уклончиво произнесла я. – По крайней мере обошлось без драки и вырванных волос.

Камеристка слегка качнула головой.

– Благородные леди не выдирают друг другу волосы, госпожа, – невозмутимо заметила она.

– Что же они делают? – искренне заинтересовалась, гадая, что же меня ожидает.

– Мелкие и крупные подлые каверзы, – чуть передернув плечами, отозвалась камеристка. – Но так, чтобы никто об этом не узнал. Могут испортить платье, подсыпать отраву в бокал, нарочно столкнуть с лестницы, но якобы случайно…

– М-да… – задумчиво протянула я. – Так себе перспективы. Похоже, мне следует быть все время настороже.

– Да, госпожа. И запираться на ночь, – назидательно добавила камеристка…

В покоях я имела удовольствие переодеться в более удобную одежду, хотя и тут мадам Дитрих меня подставила.

Халат шелковый, скользящих по телу, с длинными расклешенными рукавами, что напоминают скорее крылья. И вроде он все скрывает, но такое чувство, что ничего… Сорочка неприлично короткая, едва ли прикрывает колени, без рукавов, а на тонких кружевных лямочках с такой же кружевной окантовкой на груди. Хорошо, Вилма ее не увидит, иначе я рискую лишиться камеристки…

Комнатное платье отличалось изысканностью: ажурная гипюровая ткань, что очень похоже на кружево, рукава хоть и длинные, но просвечивающие, как и спинка. А вот подол и лиф с подкладкой. Я покрутилась перед зеркалом и вздохнула.

– Слишком вызывающе…

Камеристка задумчиво склонила голову.

– Я бы не сказала. Что-то в этом наряде есть… А вот макияж лучше убрать. Естественность придаст образу невинность.

– Вилма… мне почти тридцать, – улыбнулась иронично, отворачиваясь от зеркала.

– Разве это возраст для ведьмы? – невозмутимо отозвалась она, слегка выгнув бровь.

– А… вы знаете? – удивленно произнесла я.

– Видела метку, когда занималась вашими волосами, – бесстрастно подтвердила камеристка.

– Ясно, – кивнула я…

– Позвольте мне сказать, мисс Сноул?

– Прошу… – легко согласилась я. Мне, в принципе, все равно даже, если камеристка на дух не переносит ведьм.

– Я не отношусь к ведьмам предвзято, несмотря на вашу… тяжелую ауру и то, что от вашего присутствия рядом вянут цветы…

– Спасибо, – усмехнулась в ответ и произнесла: – Я, пожалуй, умоюсь и немного почитаю до ужина. Если за мной придут, дайте знать.

– Да, госпожа, – камеристка присела в книксене, а я, после ванной комнаты, сразу отправилась покорять гостиную.

Выбор книг настолько велик и разнообразен, что уже через полчаса меня не существовало для этого мира.

Я устроилась на полу, прямо на мягком ворситом ковре, обложившись томиками последнего издания по травологии и погрузилась в чтение. Не просто чтение, а тщательное изучение и анализ. Особо интересную и ценную для меня информацию, я выписывала себе в блокнот.

Изготавливая духи, я все время нахожусь в поиске новых ароматов и для меня нет ничего ценнее вот таких книг, в которых собрана информация по редким и удивительным травам и цветам.

Где растут, какими свойствами обладают, как правильно их использовать…

Кажется, заглядывала Вилма, но я отмахнулась, сказал, что потом.

Мне не терпелось отправить Стефана собирать цветы багульника, пока он не отцвел, поэтому я села писать письмо.

– Госпожа… госпожа… – раздалось совсем близко. – Вы пропустили ужин.

– Да… – отозвалась, не отрываясь от составления письма, подробно описывая, где растет багульник и какие цветы следует собирать.

– Госпожа…

Рука дрогнула, заставив поднять на Вилму рассеянный взгляд.

– За вами пришли, – с нажимом произнесла она.

– Кто? – сначала не поняла я, а потом вспомнила об угрозе господина инквизитора. Точнее, о его предупреждении.

– Слуга, полагаю, но не могу утверждать наверняка… – Вилма выглядела сбитой с толку.

– Точно. Я немного забылась…

Камеристка скептически выгнула бровь и оглядела поле моей «деятельности». Книги были всюду, как и листы с моими записями. Я даже не заметила, как пролетели четыре часа.

– Да. Немного… – протянула она, едва заметно улыбаясь.

Я вышла из-за стола, откладывая письмо.

– Я все уберу. Правда, – торопливо заверила.

– Не стоит беспокоиться. Предоставьте это мне, – по-деловому произнесла камеристка и поторопила меня взглядом.

У дверей покоев меня ждал служащий Ордена…

Глава девятая

Худощавого невысокого Старшего служащего Ордена я запомнила еще с того раза, когда он меня под конвоем увозил из собственного дома. В одном халате…

– Только не говорите, что снова меня куда-то повезете? – флегматично поинтересовалась, бросив взгляд на перекинутую через руку служащего мантию. В другой – он держал белую маску.

– Вы правы, – сдержанно отозвался мужчина, будто подражая своему инквизитору. – Накиньте капюшон, – коротко велел он, протягивая мне мантию и маску.

– Мы отправляемся на маскарад? – иронично хмыкнула, быстро завязывая тесемки мантии. Маска оделась легко: не мешала дышать и видеть.

– Хуже, – бесстрастно произнес служащий и подставил мне локоть.

Идти никуда не пришлось. Почти сразу, в углублении ниши, за колонной, служащий открыл тайный проход, надавив на самую обычную неприметную плитку среди тысячи таких же.

Потайная дверь дрогнула и довольно быстро отоварилась, а стоило нам зайти, служащий повернул механизм в исходное положение и дверь закрылась вновь.

Переключил рубильник, и на стенах одна за другой вспыхнули лампы. Свет от них исходил тусклый, но этого хватило, чтобы беспрепятственно пройти лабиринт.

За весь путь верный помощник графа не проронил ни слова, а я не торопилась с вопросами. Спрошу у инквизитора при встрече. Ведь, если он что-то делает, значит так нужно, поэтому нет смысла спрашивать, к чему такие сложности?

Граф говорил, ни император, ни распорядитель не должны знать о нашей сделке. Вероятно, все дело в этом. Нас не должны увидеть. Но вот куда именно выведет подземелье – любопытство мучало.

А вывело оно нас прямо к городским воротам, у которых нас уже ждала карета… Служащий помог мне забраться, сел следом и закрыл дверцу, сразу задернув шторки на окнах. Карета тронулась…

Лошадиные копыта, в вечернем затишье, довольно звонко стучали по мощенной камнем улице. По крыше ударили первые капли дождя…

Когда карета остановилась, качнувшись, дождь лил непроницаемой стеной. Запасливый служащий воспользовался зонтом. Широким. Таким широким, что мы запросто поместились под ним вдвоем, и почти ничего не видя, вошли в двери таверны.

… в воздухе пахло мясом. Тмином, вином и лимоном.

Рот мгновенно наполнился слюной: я вспомнила, что пропустила ужин.

– Не снимайте капюшон, – шепнул служащий и повел меня по проходу между столами к винтовой лестнице.

Голоса посетителей заглушала музыка. К запаху еды примешался горьковатый дыма…

Мы поднялись на второй этаж и свернули за угол. В отдельной комнате для «важных» гостей ожидал Адриан Де Камелье за сервированным столом при свечах.

Дверь за мной практически бесшумно закрылась. Дернулась, обернувшись, но лишь обнаружила, что помощник инквизитора тактично испарился.

– Можете снять маску, – не глядя на меня произнес граф. Он был увлечен какими-то документами. – И накидку. Присаживайтесь, Кара, не стойте.

Повесила накидку на железную «трехногую» вешалку и досадливо поморщилась. На полу образовалась лужа, и она становилась только больше.

– Уберут, – прокомментировал граф, легко догадавшись о моих мыслях. Просто поразительно настолько виртуозно он «читает» людей.

Опустилась на мягкое сиденье потирая замерзшие пальцы. Граф поднял на меня задумчивый взгляд, положив ручку поверх бумаг.

– Что на вас одето?

– Платье.

– Я вижу…

– Тогда зачем спрашиваете?

Граф шевельнул губами и потянулся за бокалом с вином.

– Почему оно… гм… в общем неважно.

– Это домашнее платье, – поборов улыбку, произнесла я.

Граф едва не поперхнулся, на мгновение растеряв свое хваленое самообладание.

– Домашнее? – хищная бровь поползла вверх. – Кто вам это сказал?

Непроизвольно усмехнулась, опуская голову.

– Мадам Дитрих…

– Ясно… – коротко отозвался он и убрал со стола документы в красную папку.

Сверкающая хромом металлическая крышка, что закрывала блюдо передо мной так и манила. Закуски на столе вызывали у меня панику, если сейчас же не поем, боюсь, что это я останусь вдовой…

Граф спокойно расстелил на коленях салфетку, снял крышку со своего блюда и взял приборы. Я, чуть задумавшись, последовала его примеру. Не просто же так накрыто на две персоны.

– Слышал, вы пропустили ужин. Чем-то были увлечены?

Я почти донесла кусочек сочного мяса до рта и остановилась, разочарованно скривившись.

– Эм-м… книгами. Вам докладывают о каждом моем шаге?

Граф кивнул, не став отпираться.

– Читали любовный роман?

Вздохнула и все же погрузила мясо в рот. Медленно прожевала и только тогда ответила:

– Почти… последнее издание по травологии.

Граф внезапно поперхнулся, но быстро справился с собой и запил вином.

– Хотите сказать, что занимались работой?

– Нет, я просто… – начала было оправдываться и улыбнулась. – Мне нравится то, чем я занимаюсь и это занятие – не является для меня работой. Я приятно проводила время. С пользой.

– Ясно, – изрек граф и продолжил трапезу.

Я наконец смогла поесть.

Мясо, овощи, гарнир все оказалось восхитительным. Божественного вкуса. Стоило нам закончить, граф дернул за веревку и через мгновение появилась подавальщица. Убрала со стола грязную посуду, боясь поднять на графа робкий взгляд и подала десерт с чаем. К этому моменту со мной можно было говорить о чем угодно, я бы даже сдала государственную тайну, если бы знала. Еда творит со мной невообразимые вещи и делает меня мягкой и сговорчивой.

– На самом деле, я пригласил вас, Кара, обсудить начало отбора и скорректировать ваше поведение, – произнес граф, глядя на меня непроницаемым взглядом. В его серых глазах плясали отблески пламени свечей.

– Почему только мое? – лениво поинтересовалась и взяла десертную ложечку. – Мне кажется, мы оба повели себя несколько иначе, чем планировали. Я растерялась, а вы напали на меня с этой розой… ваша фраза о том, что я ее забыла, звучала как упрек.

Граф покрутил в руке бокал и допил остатки вина.

– Дело не только в розе, Кара, хотя бросить ее было… оскорбительно для меня, будь я настоящим женихом, а вы – настоящей невестой.

– Как хорошо, что это не так… – пробормотала куда-то в сторону и спешно засунула в рот кусок пирожного, чтобы не болтать лишнего.

– Не язвите, Кара…

Я не выдержала, отложила ложку и вытерла губы салфеткой.

– Господин Де Камелье, вы же инквизитор, должны знать, что с цветами ведьмы не очень ладят, только если не варят из них зелье или не делают духи. Роза бы все равно через час-другой завяла, – подавила вздох и добавила: – И, признаться, я не очень люблю цветы.

Граф постучал пальцами по столу, притягивая мой взгляд к персням на них, и спросил:

– Что же вы тогда любите?

Пожала плечами и взяла белую чашку с ароматным чаем, на поверхности которого плавали лепестки жасмина.

– Пауков. Чертополох. Змей…

– В следующий раз подарю вам змею, – невозмутимо произнес граф, проникая взглядом в душу…

– Правда?

– Нет, – нахмурился он. – Чему вы радуетесь? Серьезно думали, я подарю своей невесте змею? Кара… – граф на секунду прикрыл глаза, неожиданно усмехнувшись, а я вновь увидела очаровательные ямочки на небритых щеках.

– Яд змеи широко используется не только в лечебных целях, но и в косметологии… – непринужденно заметила я, возвращая свое внимание к десерту.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю