156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Энергия наших мыслей: Влияние человеческого сознания на окружающую действительность » Текст книги (страница 9)
Энергия наших мыслей: Влияние человеческого сознания на окружающую действительность
  • Текст добавлен: 8 октября 2016, 23:33

Текст книги "Энергия наших мыслей: Влияние человеческого сознания на окружающую действительность"


Автор книги: Константин Коротков




Жанр:

   

Эзотерика



сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 19 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

ТЕЛЕПАТИЯ

Середина 80-х годов получила название времени “застоя”. Престарелый Брежнев уже не контролировал ситуацию в стране, но каждый государственный чиновник пытался всеми силами сохранить эту ситуацию без изменения. Чиновники и старики боятся перемен. Все понимали, что надо что-то менять, но никто не решался за это браться. Группа престарелых политиков во главе с Брежневым и шефом КГБ Андроповым цепко держали в руках механизмы власти и силовой аппарат. Система, созданная Сталиным, была настолько устойчива, что она почти на 40 лет пережила своего создателя. Редчайший случай в истории диктатур!

Вместе с тем для советской науки это было не самое плохое время. Правители всех стран убедились в практическом могуществе науки и стали с уважением относиться к ее работникам. При этом оказалось, что у самых экстравагантных ученых типа Эйнштейна или Бора порой возникали самые практические идеи. Приходилось терпеть их экстравагантность и прислушиваться к их идеям, даже на первый взгляд сумасшедшим. Особенно если эти идеи сулили какие-то перспективы для военной отрасли. В этом случае денег не жалели.

Поэтому-то в 80-х годах в разных странах были начаты проекты по использованию в военных целях психической энергии человека. Волею судеб я оказался вовлечен в один из таких проектов.

Задача была чисто практической: создание системы телепатической связи с подводными лодками. Радиосвязь с лодками, находящимися на глубине, – это очень сложная задача. Проблема в том, что радиоволны почти не проникают в соленую воду. Вот и приходится лодкам всплывать, чтобы пообщаться с начальством. Очевидно, что для связи нужны новые физические принципы. Вот тут-то кто-то из больших начальников прочитал популярную книжку о паранормальных способностях, наткнулся на главу о телепатии и выяснил, что в мире этим давно и небезуспешно занимаются. После ряда совещаний на высоком уровне было принято решение организовать лабораторию и поручить ей за три года разработать систему телепатической связи.

Я попал в эту историю случайно – встретив во время загородной прогулки знакомого, которому, как выяснилось, и поручили создать эту лабораторию. Мы не виделись лет пять. После обмена банальностями он вдруг спросил:

– Я слышал, ты занимаешься эффектом Кирлиан. Правда ли, что этим способом можно фиксировать психоэмоциональные состояния?

– Конечно, это одно из главных достоинств метода, – ответил я.

Через неделю (очевидно, после тщательной проверки на благонадежность) мне была предложена должность зам. начальника лаборатории с неплохим по тем временам окладом.

Вот так случайная встреча привела к очередному витку в судьбе. Но была ли эта случайность случайной? Во многих вещах есть свои скрытые законы. Замечательно, что эта встреча произошла в том же поселке Солнечное под Петербургом, где когда-то я так “удачно” прыгал с крыши. Я приехал в этот поселок впервые после многолетнего перерыва. Условия для работы нам действительно были созданы идеальные. Средства были практически не ограничены. Надо было только заранее составлять сметы расходов. Нам предоставлялось любое оборудование по нашему усмотрению. Эпоха персональных компьютеров только начиналась, но наша группа программистов получала все последние новинки. Конечно, на сегодняшний взгляд они представляются детскими игрушками.

Но самым замечательным было то, что нам предоставили полную свободу действий. Мы могли делать, что считали нужным, и только периодически должны были докладывать о полученных результатах. Но уж совсем без этого нельзя.

Ни один из развитых в мире методов ментальной посылки информации не обеспечивал надежности передачи данных. А это одно из главных требований для практических применений. С точки зрения теории информации любой канал связи состоит из трех основных элементов:

Передаваемое сообщение кодируется, поступает на передатчик, через линию связи передается приемнику, после которого происходит декодирование. Например, в телевизионном канале визуальная информация кодируется в ТВ-сигнал, аналоговый или цифровой; излучается передатчиком в виде радиоволны; поступает на приемник, настроенный на эту волну, и декодируется в изображение в телевизионном аппарате.

В случае телепатического канала связи приемником и передатчиком служили люди, о линии связи мы могли лишь строить предположения, но вот процесс кодирования/декодирования нужно было продумать. Что взять? Карты Зенера? Картинки? Эмоциональные образы типа видов ласкового моря или ужасов войны?

После нескольких недель размышлений и споров кто-то вдруг вспомнил о целителях.

– Что они делают в ходе лечения?

– Воздействуют на других людей.

– Можно ли измерить момент этого воздействия? Стали смотреть книги и журналы. С трудом нашли

пару публикаций в экзотических журналах об измерении электроэнцефалограмм (ЭЭГ) у пациентов при сеансах целительства. Были отмечены достоверные изменения.

– А как насчет гипноза? Тоже ведь очень близкий процесс.

Опять поиски по каталогам. Улов оказался скудным, но обнадеживающим. Стало очевидно: в процессе мысленного воздействия происходит изменение электрических сигналов мозга.

– А что происходит с кирлиановским свечением? Будет ли оно меняться?

Как выяснилось, никто не знает, но попробовать можно. Так родилась схема эксперимента. Передатчику-индуктору дается сигнал (вспыхивает лампочка), и он посылает воздействие приемнику-перципиенту. Последний сидит в лаборатории, в другой комнате, и с него постоянно снимается ЭЭГ и Кирлиан. На первом этапе надо было убедиться, будут ли происходить изменения электрических сигналов, синхронные с миганием лампочки у индуктора.

Еще один вопрос: брать ли для экспериментов случайных людей, как это делают американцы, или специально подбирать? Тут мнение было единодушным: надо готовить специально отобранные пары. Практика целительства показала: есть таланты, Мастера и есть подмастерья. Чувствовать энергии можно научить любого, но для действительно эффективной работы нужен талант от Бога.

Мы связались с коллегой, руководившим крупным центром по тренировке психических способностей, и уже через несколько дней начали эксперименты.

На удивление, результат был получен в первом же эксперименте. Целитель – приятный мужчина лет 40 – привел с собой пациентку – симпатичную юную женщину. Мы объяснили задачи работы, показали всю аппаратуру, и они с удовольствием согласились участвовать в экспериментах. Им было интересно увидеть, что же получится, удастся ли что-то зафиксировать.

Вообще надо отметить, что работать с целителями и экстрасенсами очень приятно. Как правило, они охотно идут на эксперименты и с интересом участвуют в обсуждении результатов. Хотя, как и в любой группе людей, среди них встречаются самые разные психологические типы, и порой работа с ними требует особого подхода. Но об этом позже, в следующих главах.

Итак, индуктор и перципиент сидели в разных комнатах, увешанные проводами, и после 15 минут релаксационных упражнений индуктору дали знак: “Начинаем!” Перципиент находился в расслабленном состоянии, но бодрствуя. Мы не стали пользоваться техникой сновидений, хотя она тоже очень интересна и перспективна. Загорается лампочка, и лицо индуктора принимает сосредоточенно-отрешенное выражение. Через минуту он заметно расслабляется. Снова вспышка, потом перерыв. Со временем мы научились передавать таким образом сигналы азбуки Морзе, т. е. целые фразы и сообщения. По окончании эксперимента данные, снятые с перципиента, обрабатываются и выявляются моменты изменения сигнала по ЭЭГ и Кирлиану. Эти моменты отмечаются на временной оси и сопоставляются с моментами зажигания лампочки. Победа! Почти в 70% случаев достоверное совпадение! Канал связи работает!

В дальнейшем почти год ушел на отработку деталей подобных экспериментов. Мы проверили несколько десятков пар и выявили интересную закономерность: даже у лучших из них эффективность работы падала по мере проведения экспериментов. Она была наиболее высокой в первую-вторую сессию, потом уменьшалась, достигая стабильного уровня к пятому-шестому эксперименту, и оставалась на этом уровне в дальнейшем. Одновременно с уменьшением эффективности направленной передачи, или направленного влияния, возрастала частота спонтанных, непрограммируемых телепатических контактов между членами пары. Люди чувствовали момент, когда надо позвонить друг другу, они видели одинаковые сны, одновременно и независимо покупали одни и те же вещи, журналы, продукты, одновременно грустили или радовались. Причем это не зависело от возраста или пола членов пары. Единственным необходимым условием была взаимная симпатия.

Через год мы смогли рапортовать о 85%-ной эффективности канала телепатической связи. Система работала. Существовали методы отбора и тренировки участников экспериментов, были отработаны условия перехода в измененное состояние сознания, необходимое для эффективной работы индуктора. Естественно, мы сами прошли через все тренировки и через некоторое время ввели телепатическое общение в повседневную практику. Конечно, на достаточно простом уровне. До сих пор, когда мне надо связаться с каким-то человеком и ситуация терпит несколько дней, я концентрируюсь на его образе и прошу связаться со мной. Через некоторое время раздается телефонный звонок или, что еще более странно, я встречаю этого человека на улице или в метро. Очень удобный прием: экономит массу времени и денег, особенно на международных звонках.

Через много лет жизненная спираль сделала очередной виток, и я вновь оказался вовлечен в исследование телепатии. Это произошло во время экспедиции в Гималаи, к подножию Эвереста, откуда наши московские коллеги организовывали сеансы ментальной связи с Москвой, а мы проводили измерения их энергоинформационного состояния при помощи наших методик. Но это уже другая история.

Вместе с тем в 80-е годы мы пришли к выводу, что телепатия совершенно не годится для связи с подлодками. 85%-ная эффективность была бы вполне приемлема. Всегда можно повысить надежность связи путем запараллеливания каналов. Но человеческий фактор играл слишком существенную роль в этом процессе. Фактор перципиента.

В процессе телепатической связи один из участников был активным: он тренировался, работал, активно менял свое состояние; второй пребывал в состоянии спокойного расслабления. И, как выяснилось, поддерживать это состояние ничегонеделания в течение длительного периода времени оказалось очень не просто. Со временем человеку просто становилось скучно. Он либо начинал засыпать во время экспериментов, либо терял чувствительность, задумывался о чем-то своем. Для военных целей это не годилось. Надо было искать какие-то решения либо сворачивать программу. Этого никому не хотелось – все получалось очень интересно и захватывающе.

ДАТЧИКИ

В какой-то момент мы единодушно пришли к решению, что надо отработать воздействие человека на физические датчики. Держать перципиента на подлодке в течение месяцев – это дорогое и неблагодарное занятие. А вот если бы удалось поставить некий датчик, реагирующий на мысленное воздействие, – канал связи мог бы стать практически полезным. Я сразу вспомнил о наших экспериментах с Вадимом Поляковым и за полдня нарисовал чертежи датчика. Через месяц была готова экспериментальная установка.

К этому времени мы уже накопили опыт работы с экстрасенсами и поняли, что эта работа требует особых условий. В городе, когда человек приходит на эксперименты на несколько часов, отрываясь от других дел, определенное время у него уходит на то, чтобы настроиться, отрешиться от текущих дел и забот и войти в измененное состояние сознания. В дальнейшем это состояние можно поддерживать довольно долго, но рабочий день быстро заканчивается, и эксперименты приходится сворачивать. Поэтому было принято решение организовать летнюю выездную сессию. Как я уже отмечал, денег по тем временам не считали. Мы написали обоснование, объяснили все руководству и через некоторое время уже подыскивали летнюю базу. Перебрав несколько вариантов, остановились на здании медицинского училища в Прибалтике. Летом занятия не проводились, и здание удалось арендовать на два месяца. Условия там были идеальные: маленький прибалтийский городок, сохранивший за 40 лет советской оккупации свой национальный стиль и очарование: уютные домики под черепичными крышами; костел, сохраненный от большевистского разорения героическими усилиями местных патриотов; огромный тенистый парк. К этому времени жители Прибалтики уже смирились со своим положением в составе советской империи, отношение к русским было доброжелательным, и только при близком знакомстве и задушевных разговорах можно было почувствовать затаенную ненависть к стране-оккупанту. В 80-е годы мы чувствовали себя в Прибалтике уютно и комфортно.

Завезли грузовик аппаратуры, и через неделю все было готово для работы. Половина комнат была отведена для работы, часть – для проживания. Здание стояло в глубине парка, в окружении высоких дубов, и наша деятельность не привлекала постороннего внимания.

По результатам проводимых в течение года экспериментов мы отобрали группу талантливых сенситивов, и они по две недели жили и работали в летнем центре, покидая его, только чтобы прогуляться по аллеям парка или сходить в ближайший магазин. Уже через пару дней человек забывал о своих делах и заботах и полностью погружался в атмосферу медитаций, измерений и неторопливых вечерних бесед. Для энтузиастов была возможность посещения вечеров отдыха соседнего санатория, где группы скучающих девушек и женщин с удовольствием не противились настойчивым атакам молодых ученых. Начальник лаборатории смотрел на эти похождения сквозь пальцы, да и сам периодически задерживался в номерах симпатичных незнакомок. Единственным требованием было присутствие на рабочем месте в 9 утра. Благо всегда можно было отоспаться после обеда.

И вот наступил первый экспериментальный день. Аппаратура проверена, датчик включен и настроен. В лабораторной комнате собралось несколько человек, включая начальника лаборатории и одного из наших мощных сенсов-операторов, Леонида, зарекомендовавшего себя в целительстве и телепатических сеансах. Ощущение крайне неприятное: вдруг все это впустую? Что, если ничего не сработает? Может, с Поляковым все это было случайно? На экране осциллографа – ровная подрагивающая череда импульсов. Фоновый режим. В таком состоянии датчик может находиться много часов подряд, и сигнал будет практически постоянным, с небольшими вариациями. Объясняю Леониду задачу: повлиять на датчик, находящийся вот в этой металлической коробочке. Он спрашивает:

– Как влиять-то? Что передавать: чувства, команды, эмоции?

Откуда я знаю? В шутку отвечаю:

– Постарайся его полюбить. Представь, что в этой клеточке – симпатичная юная принцесса, а ты – ее принц-освободитель.

Леонид сосредотачивается. Лицо его принимает отрешенно-задумчивый вид, взгляд стекленеет и погружается внутрь. Проходит минута, другая, пять минут. Череда импульсов идет по экрану как ни в чем не бывало. Я понимаю, что ничего не вышло, и стараюсь ни на кого не смотреть. Еще раз бросаю взгляд на экран. Пора кончать. Чего людям голову морочить… И вдруг я вижу, как импульсы на экране осциллографа начинают увеличиваться в размере и как будто расширяются. Показалось? Галлюцинации? Но нет – вереница импульсов уже активно ползет вверх. Перо самописца, до того спокойно чертившее прямую линию, тоже дергается и уверенно отклоняется в сторону.

– Получилось, – уверенно констатирует начальник лаборатории. Царящая в лаборатории тишина вдруг нарушается – все начинают шевелиться, перешептываться, кашлять. Перо самописца уползает вверх и начинает выписывать волнообразную кривую. Леонид бросает взгляд на прибор и говорит:

– Ну, на первый раз достаточно!

Он словно выключается: взгляд снова становится нормальным и добрым, черты лица разглаживаются, на губах возникает улыбка. Стрелка самописца, поколебавшись еще с полминуты, падает вниз до исходного значения.

– Ну что ж, поздравляю, начало положено. Теперь есть чем заняться, – начальник лаборатории встает и похлопывает меня по плечу: – С тебя причитается. Давай гони в магазин, а девочки пусть сообразят закуску. Это надо отметить!

Получилось. Все довольны. Еще месяц-другой экспериментов, и можно оформлять новый этап работ, получать новое финансирование еще на год работы, и главное – начинать новый, интереснейший этап исследований.

После серии экспериментов с разными операторами я перевел установку в 24-часовой рабочий режим: напряжение питания было жестко стабилизировано и контролировалось приборами. Самописец непрерывно 24 часа в сутки писал кривую сигнала датчика. Прибор был установлен в отдельной комнате и не требовал никакого специального обслуживания. Два раза в день проводился контроль параметров и съем показаний. В центре постоянно работали 5-6 операторов.

Каждому был выделен период времени в 3 часа. В течение этого времени сенс мог прийти в комнату с приборами и потренироваться, следя за показанием самописца. Или мог поработать на расстоянии, отметив время своей работы. Потом отмеченные моменты влияния сопоставлялись с показаниями ленты самописца и делалось заключение о наличии или отсутствии воздействия и его величине по десятибалльной шкале.

Такая методика обеспечивала нам независимость от действий исследователя – фактор, который всегда необходимо учитывать при проведении экспериментов с людьми. На операторов тоже ничего не давило: они могли работать в удобное для себя время без какого-либо внешнего наблюдения и контроля. Меня такой режим работы вполне устраивал: днем можно было валяться в парке с научным журналом в руках, а по ночам заниматься обработкой кривых самописца. Ночь – самое продуктивное время для раздумий и научных занятий.

Через две недели работы стало видно, что разные операторы по-разному влияют на датчик. Лидировал 40-летний врач из Подмосковья Игорь, за ним шла симпатичная питерская “ведьмочка” (как она сама себя называла) Нелли, у остальных эффективность воздействия была существенно ниже. В один из вечеров мы собрались всей группой в большой гостиной за широким столом. Обсуждение было совмещено с чаепитием.

– Ну вот, теперь, когда вы все знаете, какой норов у этой штучки в железной коробочке, давайте обсудим, кто с ней как обращается, – начал я. – Игорь, у вас эффективность работы наибольшая, поделитесь опытом.

– Когда я воздействую на датчик, прежде всего я представляю, что это часть моего организма. В основном – что это продолжение моей руки. Потом я начинаю “двигать” энергию, как я обычно делаю при работе с пациентами. Поднимаю уровень энергетики в руках. Как только я почувствую, что она под контролем, я могу управлять ею по желанию. Расстояние здесь не играет роли. Что с трех метров, что с трех километров. Я специально проверял.

– И как долго удерживается это состояние?

– В него главное войти. Дальше оно существует. Ты уже в потоке. Можно чем-нибудь заниматься. На что-то отвлекаться. Главное, чтобы не слишком эмоционально. Эмоции сбивают.

– И что вы чувствуете при этом?

– Трудно объяснить. Это как плавание в теплой воде. Чувствуешь себя в потоке. И когда выходишь – очень приятное расслабленное состояние.

– Ну что ж, спасибо. Нелли, а вы что скажете?

– А я его просто люблю, этот ваш датчик. Он для меня как теплый котенок – нежный и ласковый. Я долго подбирала к нему ключики: и частью себя представляла, и стихи ему читала, и командовать пыталась. А потом поняла, что его надо просто немножко любить.

– Как мужчину или как ребенка? – спросил кто-то.

– Да это не важно. Если любишь, то любишь. Это единое чувство. Оно не разбирает, какого возраста, вида или повадок твой любимый. Это чувство, которое заполняет все вокруг, как океанская вода. В нем полностью растворяешься, забываешь о себе, и важно лишь, чтобы твоему любимому было хорошо.

– И неужели такое можно испытывать к бездушной железке? – удивленно спросила девушка Нина.

– А почему бездушной? Когда Константин ее делал, он столько собственной души туда вложил. Вот она и откликается!

– Интересно, что будет, если наладить массовое производство датчиков с ярлычками: “0,1% души”, “0,4% души” и цену ставить соответственно! – предложил Игорь.

Все дружно засмеялись.

После этого обсуждения “технология любви” была воспринята всеми операторами. И результаты стали гораздо более устойчивыми. Естественно, у разных операторов они были разными. После обеда эффективность работы падала. Точно так же – по понедельникам. Хотя казалось бы – с чего? Мы работали без выходных – не хотелось терять драгоценное время. К концу лета были собраны убедительные статистические данные по влиянию операторов на газоразрядный датчик. Позднее выяснилось, что аналогичный датчик практически в это же время испытывался в США группой под руководством У. Тиллера. Вот что значит синхронность развития событий! Ведь в то время мы и не подозревали о существовании друг друга! В истории науки неоднократно отмечалось, что хорошие идеи зачастую приходят в головы разных людей одновременно. Так было с открытием радио, телефона, рентгеновского аппарата, томографа. Главное – общество должно быть готово к этим идеям.

Следующим этапом надо было отработать селективность – может ли оператор влиять на конкретный датчик, находящийся рядом еще с двумя точно такими же.

К осени вернулись в город, доложили результаты нескольким комиссиям и получили добро на продолжение экспериментов. За время зимних холодов надо было усовершенствовать аппаратуру, проверить еще несколько конструкций, попробовать работу с водой и биологическими жидкостями.

К этому времени у нас был большой опыт работы с микробиологическими культурами. За несколько лет работы удалось поставить методику определения состояния микробиологических культур в процессе культивирования. Методика была основана на использовании одиночных импульсов напряжения и регистрации свечения в узких спектральных диапазонах с помощью фотоэлектронных умножителей с фильтрами.

Основной движущей силой этих работ была Галина – талантливый биофизик с кипучей энергией. В советское время она успешно защитила кандидатскую диссертацию по этой теме, после чего продолжала активно работать. Но тут началась перестройка, казалось, научная работа больше никому не нужна и не интересна, само выживание стало превращаться в искусство, и, не выдержав всех этих сложностей, Галина уехала жить в Германию. На спокойное, тихое существование. Методика изучения микробиологических культур газоразрядным методом ждет своего следующего энтузиаста.

Основываясь на имеющемся опыте, мы решили попробовать, как операторы могут влиять на биологические жидкости. Для экспериментов выбрали кровь и раствор ДНК. Проверили в эксперименте. Что-то получилось. Начали готовить установки для комплексного анализа состояния жидкостей: СОЭ, РН, биологическая активность, газоразрядное свечение. Естественно, помимо этих экспериментов у нас была масса других работ и направлений.

Следующее лето прошло опять в Прибалтике, на выездной базе. Это было очень интересное время: эксперименты, радость творчества, когда получается то, что задумал, и тут же виден следующий шаг. Семинары с обсуждением широкого круга вопросов от экспериментальной техники до философии религии. Интереснейшие люди, приезжавшие со всей страны поделиться опытом, поработать вместе, показать свои методики. За это время мне удалось пройти несколько интенсивных тренингов и освоить различные приемы управления биоэнергией, как собственной, так и окружающего пространства.

В целом мы убедились, что ментальное воздействие на физические системы возможно. Как на технические, так и на биологические. Для этого прежде всего необходим тщательный отбор операторов и их подготовка. Как мы теперь называем, для эффективной работы оператор должен перейти в измененное состояние сознания (ИСС). Позже мы коснемся этого вопроса более детально. Не у всех это получается, и эффективность работы совершенно разная. Как у музыкантов: нужен талант и упорная многолетняя работа, после чего становится ясно, может ли человек претендовать на место в симфоническом оркестре или на концертную карьеру. Без упорного труда профессиональная деятельность невозможна. Энергоинформационная работа не является исключением. Нужны годы упорной тренировки, основанные на исходном таланте.

После анализа всех полученных за лето результатов мы убедились, что даже у лучших операторов эффективность работы составляла 70-80%. В какие-то дни она увеличивалась до 100%-ного эффекта, в другие – резко падала. Отчего это зависело – кто знает? Нам не удалось найти никаких особых корреляций. Стало очевидно, что до практического использования требуется еще многолетняя упорная работа. С этим мы вернулись в Питер и сели за написание отчетов.

По-видимому, наши выводы не пришлись по душе начальству. Всем хотелось быстрых эффектов, победных реляций, орденов на пиджаки. Когда стало ясно, что эта работа надолго, а конечная перспектива весьма туманна, вопрос о продолжении работ повис в воздухе. К тому же началось Время Перемен: скончался

Л.И. Брежнев, во время похорон гроб с его телом неловко уронили в могилу, и суеверные люди сразу восприняли это как особый знак. Потом был короткий период, когда престарелые соратники Брежнева один за другим пытались ухватить бразды власти, но тут же уходили, сметенные то ли болезнями, то ли недругами, и в конце концов к власти пришел никому не известный секретарь областного комитета коммунистической партии Михаил Горбачев.

В ходе всех этих перемен начальственный интерес к раскрытию новых закономерностей жизни полностью угас, наши темы были одна за другой закрыты, и все сотрудники потихоньку уволились. Чувствовалось, что в советском обществе грядут какие-то перемены, но никто в мире не мог представить их масштаба.

ВЛИЯНИЕ СОЗНАНИЯ НА МАТЕРИЮ

Вопрос о том, может ли сознание человека напрямую, без каких-то промежуточных элементов, оказывать влияние на окружающий мир, издревле волновал человечество. Это влияние описано в бесчисленных мифах, легендах и сказках всех народов. В новой плоскости этот вопрос встал в XX веке, когда в квантовой механике было введено понятие “наблюдателя”, от сознательных действий которого зависел исход субатомных событий. Такая интерпретация признается не всеми физиками, однако она дает теоретические основания для исследования подобных феноменов.

Интересно отметить, что в технике, особенно в компьютерных науках, общепринято мнение, что есть экспериментаторы, в руках которых работает любой прибор, и есть люди, крайне негативно влияющие на технику. К первым относились лорд Кельвин, Томас Эдисон и Никола Тесла. К последним принято относить теоретиков. Известный физик Георгий Гамов следующим образом шутливо описывает так называемый “эффект Паули“1:

“Хорошо известно, что физики-теоретики весьма неловки в обращении с экспериментальной аппаратурой; более того, уровень физика-теоретика может быть оценен по его способности сломать деликатный прибор, просто коснувшись его. По этому критерию Вольфганг Паули был выдающимся теоретиком; приборы ломались, падали, блокировались или сгорали, стоило ему только войти в лабораторию”.

______

1 Gamow G., 1959. The exclusive principle. Scientific American, 201:74-86.

Естественно, это шутка, и подобное влияние оказывают отнюдь не все теоретики, но, как и в каждой шутке, в этой есть большая доля истины.

Эксперименты по ментальному воздействию на случайные события проводились с 30-х гг. XX века. Классической постановкой подобных исследований было влияние на выпадение цифры при бросании кубика. Овладеть такой способностью – это мечта любого игрока казино! Был проведен метаанализ подобных данных, полученных с 1935 по 1987 г. В опытах приняло участие 2569 человек, которые пытались ментально повлиять на 2,6 млн бросков кубика в 148 сессиях при 150 000 контрольных бросках без ментального влияния. В контрольных бросках вероятность случайного выпадения оказалась 50,05%, в то время как по всей совокупности данных при воздействии вероятность составила 51,2%. Это не так уж много, в связи с чем не стоит рассчитывать на подобные эффекты при игре в казино, но этого достаточно для доказательства существования эффекта влияния. Необходимо принять во внимание колоссальную статистическую значимость полученных данных!1

В дальнейшем эти исследования были поставлена на современную научную основу с использованием электронных генераторов случайных чисел и компьютерной обработки. Огромная работа проводится в США, в последние годы с привлечением коллег из других стран, в основном из Германии. Результаты варьируют от лаборатории к лаборатории, из года в год, демонстрируя от 49 до 53%. Выясняется, что существует масса факторов, не поддающихся учету и в основном ускользающих от понимания, которые оказывают позитивное или блокирующее влияние на исход эксперимента2.

______

1 Radin D. The Conscious Universe. 1997, Harper Edge, 362 p.

2 Jahn R.G., Dunne B.J. 1988. Margins of Reality. A Harvest/HBJ Book. San Diego, NY, London.

В целом уже не вызывает сомнения, что сознание может влиять на ход случайных или квазислучайных процессов, но это влияние, как правило, ускользающе мало, и заметить его можно только при очень внимательном взгляде на окружающую действительность или при постановке специальных экспериментов.

В последние годы интересная модификация экспериментов по влиянию сознания на физические процессы была предложена группой под руководством Уильяма Тиллера (William Tiller). Это известный физик, долгие годы бывший деканом факультета Стэнфордского Университета в США. Параллельно с основой работы он всегда интересовался исследованиями в области аномальных или пограничных явлений, связанных с сознанием человека. В частности, он занимался кирлиановской фотографией и опубликовал несколько интересных статей в этой области, не потерявших своей ценности по сей день1. Мне довелось несколько раз встречаться с У. Тиллером и интересно провести вместе несколько часов, обсуждая перспективы развития работ в области пограничных наук.

Выйдя на пенсию в 1998 г., Уильям Тиллер начал серию очень интересных экспериментов2. Группа специально отобранных экстрасенсов ментально влияла на высокочастотный генератор, изготовленный под руководством профессора Тиллера. После этого прибор заворачивали в фольгу и хранили в лаборатории или перевозили в другое место. Когда возле этого прибора устанавливали сосуд с водой, наблюдалось достоверное изменение РН воды. Дизайн этих экспериментов подробно описан, они успешно воспроизведены, и Тиллер предложил гипотетическую модель, в которой сознание человека включается как часть материального мира. Отметим, что в большинстве опытов Тиллер использовал групповое влияние на устройство. В последнее время набирается все больше и больше данных о том, что при синхронизации ментальных усилий группы людей могут наблюдаться значимые воздействия на процессы материального мира.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю