355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Константин Калбазов (Калбанов) » Акванавт » Текст книги (страница 17)
Акванавт
  • Текст добавлен: 30 октября 2016, 23:40

Текст книги "Акванавт"


Автор книги: Константин Калбазов (Калбанов)



сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 21 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

В какой-то момент Сергей даже запаниковал, не в состоянии попасть в своего противника. Но в конце концов ему все же улыбнулась удача. Сергей начал осматриваться по сторонам в поисках монстра, едва не пообедавшего им.

Сзади, метрах в двадцати, виден огромный мутный шар взбаламученного ила. Ага. Похоже, именно там его и валяли, стараясь расположить поудобнее, когда он начал колоть ножом. Может, именно там и прячется это чертово чудище? Одна сплошная непроглядная муть.

Хм. Сканер показывает девственную чистоту. В смысле там конечно же имеются какие-то мелкие обитатели, но сканер, подчиняясь введенным параметрам, ясное дело, их не замечает. Итак, ничего крупного. А как насчет поменьше? Тоже никого. Что же, ничего удивительного, хотя бы потому, что чем глубже, тем меньше обитателей. Природа всегда и во всем выдерживает баланс.

Тогда, получается, на него напала вот эта рыбина?! Нет, конечно, когда она раззявила свою пасть, то это очень даже впечатлило, и Сергей в нее вроде даже мог пролезть, а уж если она помогает такими зубками, то и подавно. Вот только рыбка эта в длину никак не больше метра и вообще не отличается особенно героическими пропорциями.

Что же, похоже, других кандидатов на роль монстра нет. Тогда остается убедиться в том, что у него не галлюцинации. Сергей приблизился к рыбе, прицелился и сделал одиночный выстрел в голову. Кто его знает, может, эта тварь еще живая. Рыбина даже не дернулась. Сергей перезарядился и принялся изучать своего недавнего противника.

Разгадка не заставила себя долго ждать. Если коротко, то получалось, что нижняя челюсть хищника вроде как не соединена с верхней, из-за чего и открывается так широко. Ребра у рыбы отсутствовали, а сморщенное в настоящий момент брюхо способно было растягиваться, принимая в себя чуть ли не вчетверо большую добычу, чем сама тварь. В подтверждение того, что это не бред, Сергей даже нашел место откуда он буквально прорезался на свободу.

Вот такая замечательная рыбка. Ничего удивительного в том, что ее прозевали оба искина, бортовой и персональный. Конечно, в океане хватало хищников небольших размеров, но до сих пор считалось, что никто из них на людей не нападает. Разве что кроме пираний. Но они представляли опасность только когда шли косяком.

Косяк же неизменно обнаруживался искином, о чем следовало предупреждение. А уж что там, пираньи или какая другая рыбка, акванавту предстояло выяснять самостоятельно. Вообще-то люди предпочитали не заморачиваться на эту тему и уходить в сторону от скопления рыб. Гидрокостюм, конечно, прочная штука, но, как говорится, если долго мучиться, что-нибудь получится. Вот пираньи и не останавливаются, пока не добьются результатов.

Да даже косяк самой обычной рыбы представляет собой опасность, потому как притягивает к себе крупных хищников. Устанет какая-нибудь акула гоняться за верткой добычей, приметит неповоротливого акванавта и перенацелится. Так что в любом случае обнаружение искином рыбьего косяка было для акванавта сигналом убираться в сторону подобру-поздорову.

Удовлетворив свое любопытство и перенастроив искин на возможную опасность от хищников со скромными размерами, Сергей задался вопросом, что делать. Нет, конечно же вопрос глупый, нужно плыть к «Щуке», но вот где она находится? Если верить искину, то субмарина где-то в десятке километров к юго-западу.

Однако здесь имеется подводное течение. Судя по давлению, Сергей сейчас находился метров на пятьдесят ниже того уровня к которому адаптировался его организм. При чем тут глубина? Да так, одна маленькая деталь, во всяких там расщелинах или ущельях течение отчего-то многократно усиливается. Искин же вел отсчет по счислению от маяка «Щуки». Причем с момента потери контакта с ним производил вычисления, основываясь на среднепотолочных данных. То есть Алексей взял за основу ту скорость, которая имелась у рыбины в момент обрыва связи с маяком.

К тому же, чувствуя дискомфорт, рыбина несколько раз меняла направление движения. И вообще, эта тварь никак не желала двигаться каким-нибудь определенным курсом. Впрочем, чего ожидать от бродяги без кола и двора.

– Алексей, каковы шансы добраться до «Щуки»?

– Двадцать шесть процентов.

Коротко и лаконично. Впрочем, учитывая высказанные им ранее предположения, Сергей ожидал куда более худшего. Хм. Куда хуже-то. Двадцать шесть процентов – это даже не тридцать.

– Каково состояние гидрокостюма? Коротко и без процентов.

– Костюм продержится еще триста часов, фильтры – десять, энергии – на двадцать часов непрерывного движения с крейсерской скоростью.

– Л-ладно, это куда лучше, чем было в брюхе у рыбки. Но все равно как-то маловато. Кисло, одним словом.

– Не понял вопрос.

– Я говорю, выводи курсор в направлении на «Щуку». Во-о-от так. Отлично. Ну что, «Он сказал: «Поехали», – и махнул рукой».

На этот раз искин предпочел промолчать. Все же, что ни говори, а эти гаджеты были настолько приспособлены к обучению, что постепенно учились даже определять настроение хозяина. Чудны дела твои, господи, электроника, способная распознавать чувства. Пусть и не все.

Постепенно поднимаясь до адаптированной глубины, Сергей двинулся в направлении, указываемом зеленым курсором, туда, где по идее должна находиться субмарина. Очень удобно. Еще бы и данные были бы не среднепотолочными.

Дело в том, что курсор указывал только направление и не был ориентирован на конкретную точку. А значит, Сергей вполне может двигаться определенным курсом, одновременно сносимый течением. В его ситуации это просто неизбежно.

Оставалось только молиться и надеяться, что течение здесь все же не такое сильное, и соответственно его снесло на незначительное расстояние. Ему бы хоть краешком зацепиться за зону, покрываемую маяком. Хотя бы на секундочку, на мгновение.

Стоп! Что это было? Вот сейчас. Никакой ошибки. Это сигнал. Что-то слишком уж рано. Но, с другой стороны, кто его знает, как мог себя повести Алексей в таких условиях работы и без каких-либо ориентиров.

Сергей начал описывать круг, пытаясь нащупать мелькнувший сигнал маяка. Это случилось уже через минуту. Потом он двинулся в его сторону. С каждой секундой сигнал прерывался все реже и становился более уверенным, пока, наконец, не стал постоянным.

Пошнагов взглянул на таймер. До момента, когда Алайя проснется, еще целых четыре часа. Нормально. Успеет к ее пробуждению. Вот она удивится его похождениям, а главное, снимкам агрессора-недомерка. А что, поверить в то, что эта рыбка может заглотить человека целиком, не так уж и просто…

Н-да-а… Это явно не «Щука». И вообще, у маяка практически сдохло питание, коль скоро сигнал настолько слабый, что теряется уже через пару-тройку сотен метров. Вот только Сергею от этого ничуть не проще.

Нет, с одной стороны, вроде как есть неплохой шанс получить право на миллионную премию. С другой, с возможностью воспользоваться этим самым шансом как-то не очень. Потому что сначала нужно найти «Щуку», чтоб ей опрокинуться через левое бедро три раза кряду.

Отчего такие противоречивые мысли? Есть и другие. Только они в основе своей матерные. Потому как когда голодный вместо краюхи хлеба находит мешок золота, то иным мыслям в его голове просто не место.

Примерно через пять минут Сергей приблизился к тому объекту, который издавал уловленный искином Пошнагова сигнал. Абсолютно стандартный сигнал, а потому принятый им за его «Щуку».

Вот только на поверку субмарина оказалась не чем иным, как осколком малого универсального транспорта. Такие суда способны перемещаться как в открытом космосе, так и в атмосфере, и в водной толще. Именно такой и собирался приобрести Сергей по отбытии с Океании. И именно на таком его и его спутников вывезли с Земли.

Вообще-то от корабля мало что осталось, так, всего лишь довольно крупный фрагмент обшивки носовой части. Вряд ли у Сергея получилось бы идентифицировать погибшее судно, но тут опять-таки помогла случайность. Дело в том, что, собираясь приобрести именно такую модель, он и обучение в виртуале проходил на ней же, а как следствие, был хорошо знаком с обводами корпуса.

Обнаружился и источник подачи сигнала. На Земле такие модули называют черными ящиками, здесь – аварийный искин. Он наполовину погрузился в ил вместе с куском обшивки, но извлечь его не составило труда. Все благодаря особой конструкции крепления, с одной стороны, довольно надежной, с другой – позволяющей с легкостью отсоединить модуль.

Когда Сергей согласился работать на СБ, он проштудировал все сведения, связанные с контрабандистами. Вообще-то их было немного. Было известно, что таковые имеются, что они поддерживают пиратов. Имелись предположения, что некоторые из пиратов постоянно проживают на тайной базе контрабандистов, эдакой Тортуге Океании.

А еще было упоминание об одном-единственном корабле контрабандистов, который был обнаружен и сбит. Случилось это три года назад. Его атаковали в верхних слоях атмосферы. Имеются свидетельства очевидцев. Вот только от него мало что осталось: при разгерметизации внутри все начисто сгорело.

Если это был корабль контрабандистов, то вот в таких аварийных модулях, которых на борту даже такого малыша – шесть штук, должны находиться сведения о координатах их базы. И соответственно СБ должна была их накрыть. Если бы это было так, стала бы корпорация скрывать подобный факт? Как бы не так, они раструбили бы о своей победе на весь свет, чтобы другим неповадно было.

Тогда получается: температура была такой силы, что контейнеры, выполненные из сверхпрочных сплавов, не выдержали этого напора. Может, кристаллы памяти и уцелели, но поди найди их на глубине в семь тысяч метров, да еще и с вырубленными маяками. Но одному из модулей явно повезло, и вроде как повезло Сергею. Если он доставит «черный ящик» Ганиду, премия в миллион кредитов ему обеспечена.

А может, даже и больше. Нет, точно больше. Он ведь не просто предоставит сведения о местоположении подводной базы, но еще и сдаст маршрут, по которому осуществляется контрабанда. А эта ниточка, если за нее грамотно потянуть, может привести в самое логово, туда, откуда растут ноги. Остается самая малость – найти «Щуку».

Примерно через час он уловил сигнал маяка. Вот только непонятно, «Щука» это или нет. Обычный стандартный сигнал, как и тот, что в аварийном искине, который сейчас у него в руках. Если выберется из этой переделки, обязательно озаботится об изменении сигнала, так, чтобы сразу знать, что это его субмарина.

Это желание у него появилось вовсе не на пустом месте. Сначала аварийный искин, теперь вот опять какой-то маяк. По идее он должен был обнаружить «Щуку» на юго-западе, а сейчас сигнал звучал с северо-востока, то есть с диаметрально противоположного направления.

Искин, исходя из имеющихся данных, выдавал вероятность обнаружения «Щуки» в пределах всего лишь половины процента. Даже то, что на подобной глубине может оказаться другое судно, Алексеем оценивалось в десять процентов. Возможно, это другая исследовательская партия.

Единственное, в чем Пошнагов был убежден, так это в том, что это точно не база пиратов. Та просто не могла располагаться глубже тысячи метров. Пираты не имели регенерационных капсул, которые бы способствовали быстрым акклиматизации и декомпрессии, а потому и постоянно нырять на подобные глубины не могли.

И все же вот так открыто ломиться к неизвестному судну не дело. Сначала не помешает осмотреться, выяснить, кто там находится. А вдруг все же пираты. Правда, он даже не представлял, каким образом они могли оказаться на такой глубине. Но ведь были еще и контрабандисты.

Этим-то ничего не стоит опуститься на такую глубину. К тому же сначала редко, по одному, а потом все чаще начали попадаться гигантские моллюски, и по мере продвижения вглубь колонии экземпляры становились все крупнее.

Если учесть, какой массы здесь жемчужины, контрабандистам был прямой смысл заняться этим лично или привлечь акванавтов из землян, которые решили переселиться на пиратскую базу, не желая быть контрактными рабами корпорации. Во всяком случае, об этом ходили упорные слухи.

Словом, все было за то, чтобы особо не отсвечивать и подкрасться к объекту как можно незаметнее. Дальше придется действовать по обстановке. Если понадобится, то вступать в бой и захватывать судно.

Как он определит, кто именно перед ним – враг или такие же исследователи, как они с Алайей, – Сергей понятия не имел. Но и выхода другого не видел. Положение просто отчаянное. Либо он что-то предпримет, либо гарантированно умрет уже через несколько часов, так как фильтры выйдут из строя.

Прибор ночного видения позволяет рассмотреть обстановку всего-то метров на тридцать, и это куда более совершенная модель, чем была у него раньше. Корабль, подающий сигнал, скрыт во мраке. Ничего удивительного. Его «Щука» так же прячется в темноте, чтобы не привлекать хищников. Бог весть, как у них устроены глаза и что они видят в кромешной мгле, но на свет реагируют однозначно, как на добычу.

Кто знает, может, если бы Сергей при работе пользовался прибором ночного видения, то этот недомерок и не напал бы на него. Правда, не пользоваться светом Пошнагов не мог. Слишком много нюансов, чтобы действовать, наблюдая неясную картинку, что дает ПНВ. Альтернативой рыбке могли оказаться закрывшиеся как капкан створки моллюска.

До источника сигнала – порядка четырех сотен метров. Сергей отложил в сторону найденный аварийный искин. Этого расстояния вполне хватит, чтобы его не обнаружили на неизвестном судне. Теперь поудобнее перехватить штурмовой игольник – и вперед, тишком, бочком, без шума и пыли.

Конечно, можно запросить искин субмарины с помощью Алексея. Но что будет, если эти ребята настроены самым что ни на есть враждебным образом? В таком случае выжить у Сергея нет никаких шансов. И это даже при условии, что они просто запрутся в своей скорлупке.

Полчаса Сергей крался между огромными раковинами, пытаясь ни в коем случае не попасть под сканеры неизвестной субмарины. Он даже старался лишний раз не поднимать головы и не пользовался двигателями, передвигаясь по грунту. Так сказать, от греха подальше. Правда, ничего не мог поделать с излучением от работающей регенерационной системы. Оставалось надеяться на то, что оно незначительно.

Ага, вот в его поле зрения наконец показался корабль. Такой же «охотник», как и его «Щука». Значит, или другие исследователи, или… А кто здесь еще может быть? Пираты? Даже не смешно. Стоимость регенерационной капсулы в условиях Океании Сергей не брался даже представить. Как минимум она должна была соответствовать стоимости самого судна.

С другой стороны, контрабандисты могли обеспечить пиратов необходимым оборудованием для сбора крупного жемчуга. Ну и зачем им в таком случае спасать Сергея, тут уж, скорее, они бросятся искать «Щуку», чтобы добраться и до Алайи. Чем позже корпорация узнает об этом Клондайке, тем им лучше.

Эт-то ещ-ще что такое! Сергей опустил взгляд вниз. Потом вновь посмотрел в сторону «охотника» и включил свет. Вода чистейшая, разве только возле Сергея вьется легкая взвесь, а потому видимость отличная, насколько это вообще возможно в этих условиях.

На него, словно весело подмигивая, смотрела надпись, сделанная стилизованной кириллицей. «Щука». Ну и как такое возможно? Как эта красавица могла оказаться здесь? Как он мог подойти к ней с северо-востока, если именно в этом направлении его и унес этот клятый недомерок?

Но тем не менее это был его «охотник». Под ногами, как лишнее подтверждение, лежал садок с собранными им же гигантскими жемчужинами. А рядом валялся шокер его собственной конструкции. Вот если бы он в момент атаки держал это ноу-хау в руках, клятому недомерку не удалось бы так просто с ним справиться.

Нет, Пошнагов конечно же испугался бы, даже и говорить нечего. Но зато точно со страху нажал бы на спуск. Минимум оглушил бы эту заразу, а дальше разобрался бы, не отходя от кассы. Однако в этот момент он укладывал в садок очередную жемчужину. Хм. Вообще-то грех жаловаться. Потому что если бы не это, то не было бы и столь драгоценной находки.

Придя к выводу: все, что ни делается, делается к лучшему, Сергей развернулся и направился за аварийным искином. За своей нечаянной добычей, которая едва не стоила ему жизни. А ведь по всему получается, что удача начинает выставлять ему все более солидные счета. Правда, и награда по-настоящему царская.

Выйдя из шлюзовой кабины в лабораторию, Сергей невольно посмотрел на таймер. Алайя будет спать еще целых полтора часа. Сам он уснуть после всех этих приключений не сможет, что и неудивительно. Во всяком случае, пока адреналин в его крови не разложится, на отдых нечего и рассчитывать.

Ну и чем заняться? Обучением в виртуале? Конечно, как вариант это можно рассмотреть. Но только как вариант. На самом деле его как магнитом манило к кристаллу памяти аварийного искина. Ведь это был ключ не просто к расчету по всем долгам, но и к очень крупному кушу.

Вскрыть корпус не составило труда, на любом «охотнике» имеется хотя бы минимальный комплект инструментов. Мало ли что может случиться? Будучи в открытом океане, аварийку не вызовешь. Как и ожидалось, кристалл был стандартный и без труда поместился в приемник кресла виртуала.

Охохошеньки. Вот это он попал. Премия? Э-э-э нет, тут бы голову сберечь. Если хоть кто-нибудь узнает о том, что он это видел, то ему не жить. Однозначно и бесповоротно. Интересно, а Ганид об этом знает? Вряд ли. К чему его-то посвящать. Используют втемную. И вообще, чем меньше людей об этом знают, тем лучше.

Отчего такие страхи и страсти? А догадаться сложно? Пра-а-авильно. Это надо же, как его угораздило. Начав просматривать содержимое памяти кристалла, Сергей выяснил много чего интересного.

Ну, во-первых, это действительно был контрабандист, вот только его никто не сбивал. В смысле никто из разумных. Просто стечение обстоятельств и крайняя степень невезения пилота. Когда он был уже в верхних слоях атмосферы, в корабль угодил небольшой метеорит. Система предупреждения, из-за прохождения этих самых слоев, сработала слишком поздно. Бортовой искин успел катапультировать пилотский отсек, а вот что касается корабля, то ему не повезло.

Как видно, скрыть этот факт не получилось. А может, нужно было вещественное доказательство существования контрабандистов. Как бы то ни было, но этот случай предали огласке. Сергей даже допускал, что остальные аварийные искины погибли или попросту не были обнаружены. Это ведь даже не иголку в стоге сена искать, а нечто еще более невообразимое, даже несмотря на наличие маяков.

На кристалле имелись точные координаты местоположения подводной базы контрабандистов. Сергей оказался прав в своих предположениях, она располагалась на глубине примерно в пятьсот метров, куда субмарина могла нырнуть без труда. Наверное, переход осуществлялся через специальные шлюзы, а внутри базы удерживалось привычное для людей давление глубины в шестьдесят метров. Во всяком случае, этих сведений на кристалле не было. Только координаты базы.

Также там содержались данные относительно маршрута, которым пользовались контрабандисты. Малый транспорт в автономном режиме способен совершить максимум три прыжка с дальностью в одну систему. После этого запас топлива иссякнет – свертывание пространства требует значительной энергии. Прибавить сюда повышенный расход из-за использования мощных маскировочных полей… Да тут даже на два прыжка может решиться только самоубийца.

Но этого контрабандистам и не требовалось. Сделав один прыжок, корабль прибывал к станции дозаправки и пополнял запас топлива. Далее процесс несколько ускорялся. Отчего-то контрабандисты прекращали пользоваться маскировкой и совершали по два прыжка. Так, с дозаправками, они добирались до цивилизованного космоса.

Тут нужно было разбираться самым детальным образом. Ведь перед ним были только координаты, без каких-либо навигационных карт. Имелись, конечно, карты в его обучающей программе, но, несмотря на свою реальность, помочь они не могли. Просто на них обозначены лишь несколько систем Ирианской империи, чего для обучения было более чем достаточно. Единственное, что понял Сергей, так это то, что от Океании даже до границы фронтира нужно было преодолеть тридцать систем. Весьма солидное расстояние, если не сказать больше.

Итак, во-первых, находка несла с собой надежду на получение крупной премии, а во-вторых, пугала до колик. Дело в том, что на кристалле имелись сведения и о другом маршруте, и он вел на Землю. Кстати, она действительно находилась всего лишь в соседней системе. Одной полной заправки с запасом хватало на два прыжка туда и обратно, на посадку и взлет, а также маневрирование.

Вот только контрабандисту незачем летать на Землю. Работорговля – это совсем другой бизнес. Да и не принесет он столько барышей, как контрабанда ресурсов Океании. А значит, нет никаких контрабандистов. В смысле они есть, вот только в их роли выступает корпорация.

Зачем им это? А ради выгоды. Разумеется, они имеют какие-то льготы и послабления в налоговом бремени. И, как утверждают многие, это весьма солидная сумма. Но кто сказал, что корпорация откажется от дополнительного заработка? Наоборот, эти дельцы постараются нажиться на всем, на чем только возможно. К примеру, получают прибыль с землян.

Так отчего же не обойти имперских надсмотрщиков и самим не организовать контрабандистскую организацию, которая станет попутно качать ресурсы планеты? Без фанатизма, чтобы не нарушить экологический баланс. В любом случае значительные барыши обеспечены. Опять же со сбытом никаких проблем, ведь лицензионное производство осуществляется практически во всех цивилизованных государствах. А кто откажется от контрабандных и, как следствие, более дешевых ингредиентов.

Отчего корпорация использует одни и те же корабли? А так проще. Коли уж пилотам доверяют маршрут до цивилизованного космоса, то до Земли – сам бог велел. Опять же если вдруг что-то случится с маскировкой или еще каким-то образом контрабандист будет обнаружен, то он без труда выдаст себя за… да за самого себя и выдаст, всего-то.

Вот только непонятно, отчего на этих кораблях имелись рабочие аварийные искины. Зачем так рисковать? Да какая, собственно, ему разница. Тут голова должна болеть о другом. Для него эти сведения отозвались похоронным звоном. Кто он такой, чтобы от него не то чтобы откупаться, но и просто с ним о чем-то договариваться? Кто станет верить его клятвенным заверениям о том, что он никогда и ни за что.

Нет, конечно же они могут, к примеру, взять его на работу. Почему бы и нет, коль скоро он стал носителем столь ценной информации. Опять же и специальность выбрал нужную. Разумеется, если ему в очередной раз повезет.

Но все дело в том, что он этого не хочет. Нет у него желания работать на большого дядю, и все тут. И потом, Алайя права, если он еще не выработал свой лимит везения на Океании, то этот предел уже близко. Вот, казалось бы, невероятная удача – и гибели избежал, и сумел раздобыть солидный приз. А на поверку вышла пустышка. Да еще, возможно, опасность от нее исходит куда более сильная, чем от самой обозленной тортилы.

Сергей посмотрел на хронометр, быстренько подчистил оперативку виртуала, так, чтобы не сохранилось никакого упоминания о просмотре информации с кристалла. Хорошо все же, что он слишком торопился, а потому предпочел не скачивать информацию, а работать прямо со съемного носителя. Нет, конечно же если начнут копаться вдумчиво и целенаправленно, то, может, что-то такое найдут. Вот только для этого нужно иметь хотя бы мало-мальский повод, которого, как надеялся Сергей, у СБ не будет.

Хорошо бы переодеть костюм. Все же его запас прочности не внушает оптимизма. Опять же искин способен сделать лишь общий анализ, а ведь могут быть и маленькие повреждения. К примеру, зуб этого проклятого недомерка сумел надколоть материал костюма, и кожу человека от агрессивной среды отделяет лишь тонкая преграда, которая вот-вот сдастся.

Но ничего не поделаешь, придется рисковать. У него конечно же имеется новый комплект. Рассчитывая провести столь долгий срок в изоляции, они не могли не позаботиться о запасных костюмах. Но как потом объясняться с Алайей, если она вдруг проснется. Да и времени осталось всего-то ничего. Так что нужно спешить.

Оказавшись в грузовом отсеке и опустив пандус, Сергей оседлал один из скутеров. Помянув добрым словом и механика и того, кто заказывал дополнительное снаряжение для экспедиции. В частности, Алайю. Он бы еще и скаут с собой захватил, да его расположить негде.

Буквально десять минут – и он оказался за пределами колонии моллюсков. Еще немного. Нормально. Теперь закопать поглубже в ил корпус аварийного искина, который с момента вскрытия перестал подавать сигнал. И все, назад на субмарину.

Сергеем владело дикое желание похоронить там же и кристалл, но он все же не решился этого сделать. Из-за его несносного характера у него и без того не так уж много близких людей, поэтому те, кто есть, ему особенно дороги. Он просто не мог вот так запросто отказаться от возможности повидать свою семью, от которой его сейчас отделяют несколько световых лет.

Разумеется, осуществить это очень трудно. Никакой малый транспорт, даже с дополнительными баками и трюмом, забитым топливом, не сможет преодолеть расстояние от границ освоенного космоса до Земли. До родной планеты даже от последнего форпоста цивилизации очень далеко, тридцать систем. А такой корабль может прыгнуть только на три. Банально не хватит запаса топлива, даже в один конец. Но все же это далеко не невозможно. Необходимо только хорошенько постараться и приобрести нечто более внушительное. А вот если отказаться от информации, записанной на кристалле, тогда уже надежды никакой…

До пробуждения Алайи Сергей успел подчистить все, до чего только мог дотянуться. Теперь если не прибегать к детальной, на уровне экспертов, проверке, не удастся ничего установить.

Сейчас картина выглядела так, словно он отсутствовал, а затем вернулся, побитый и изжеванный, как непроваренный кусок мяса. Рыбка не подарок и страха понагнала основательно, но все же прокусить костюм ни в одном месте не смогла. Но зато синяков понаставила от души.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю