332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Коллин Хоук » Судьба тигра » Текст книги (страница 15)
Судьба тигра
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:20

Текст книги "Судьба тигра"


Автор книги: Коллин Хоук






сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 29 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

– Собери… ветры…

Дым всколыхнулся, заклубился – и послушно полез в мешок, созданный Шарфом. Воздух на поляне заходил ходуном, всюду клубились вихри и смерчи, мои волосы встали дыбом и заколыхались во все стороны. Наконец все ветры очутились в мешке, бешено прыгавшем у меня в руках. Я улыбнулась в лицо демонице, выдержала театральную паузу и распахнула мешок. Дым ринулся на королеву, окружил ее, завертелся, стал душить. Она закашлялась, потом резко взметнула руки и опустила их.

Дым рассеялся.

Осквернивица щелкнула пальцами – ее волосы и татуировки погасли. Я приняла боевую стойку, тоже погасила свой внутренний свет и зорко уставилась в кромешную тьму. Несколько раз до меня доносился тихий смех королевы, которая кружила вокруг меня, то появляясь, то снова исчезая, чтобы через секунду возникнуть в новом месте. Я пыталась предугадать ее появление, но она двигалась совершенно бесшумно. Вот шипение раздалось откуда-то справа, я обернулась – и острые когти распороли мне руку от плеча до кисти.

Королева бросилась на меня, швырнула на землю, но я отпихнула ее и тоже пустила в ход когти, целясь в бедро и ногу своей противницы. Плечо у меня горело огнем, впечатление было такое, будто какая-то жгучая кислота пожирала мою кожу и мышцы. Еще недавно я считала, что раны от медвежьих когтей болят страшнее всего на свете. Теперь оказалось, что я просто не знала, что такое настоящая боль.

Осквернивица снова исчезла и появилась с другой стороны. Улыбаясь, она прошептала несколько слов, и в руке у нее откуда ни возьмись появился трезубец. Она наставила его на меня.

– Наверное, тебе его не хватает? – Она расхохоталась, крутя в руках оружие. – Признаться, я была приятно удивлена, увидев твою коллекцию оружия. Для такой жалкой королевы, как ты, это более чем приличный арсенал.

– Подойди ближе, – прошипела я, злобно скалясь, – и я покажу тебе, на что я способна!

Она бросилась на меня с трезубцем, но я отскочила в сторону и выпустила в нее молнию. Услышав, как демоны шумно зашевелились и зашипели у меня за спиной, я приободрилась и улыбнулась – но, как оказалось, слишком рано. Королева весело расхохоталась.

– Ах, как приятно! – Она повернулась и с наслаждением потянулась. – Крошка-королева, перед смертью ты непременно должна поделиться со мной секретом такого дивного удовольствия!

– Обойдешься, – прошипела я, готовясь к новому удару. «Дура дурацкая! Неужели ты забыла, что огнем их не испугаешь? Придется менять тактику!»

Я прыгнула на Осквернивицу и сшибла ее на землю. Она грохнулась, подняв целую тучу горючей пыли, искры и зола так и брызнули во все стороны. Мне тут же запорошило глаза, но я слепо бросилась на королеву. Мы дубасили и царапали друг друга до тех пор, пока я не взвыла от боли.

Осквернивица уселась на меня сверху, сжала своими мускулистыми ножищами и схватила руками за горло. Кончики ее когтей проткнули мне кожу, я почувствовала, как яд брызнул в кровь.

– Что скажешь теперь, крошка-королева?

Я оскалила клыки, улыбнулась.

– Что-то дождя давно не было!

Она смущенно сощурила глаза. Я шепотом попросила Ожерелье послать сюда дождь, но пролить его только над королевой, не забрызгав ничего вокруг. Я почувствовала приближение ливня еще до того, как он пролился. Сначала воздух над нами собрался в тяжелое белое облако. Затем облако потемнело, зарычало – и из него брызнул дождик. Как только первые капли упали на руки и плечи королевы, она завизжала на весь лес. Капли шипели на ее коже, гася и смывая татуировки.

Я ударила визжащую Осквернивицу в лицо и сбросила с себя. Вскочив на ноги, я попросила Ожерелье прекратить дождь, потом приказала Шарфу крепко связать королеву и заткнуть ей рот кляпом. Нити послушно заструились из Шарфа, начали оплетать руки и ноги демоницы. Она рвала их когтями, но Шарф выпускал новые – еще крепче и толще прежних.

Я поморгала, прогоняя застилавшую глаза пелену, и постаралась сфокусировать зрение. Потом ощупью добралась до алтаря и стала шарить по нему руками, пока не наткнулась на человеческое тело.

– Из тебя получилась очаровательная демоница, – гордо сказал Рен.

– Спасибо, – криво улыбнулась я и прошлась когтями по камню. В тот же миг веревки, опутывавшие Рена, упали на землю. Пока он избавлялся от оставшихся пут, я пошла к соседнему алтарю, чтобы освободить Кишана. Моя кровь кипела от яда, я чувствовала, что силы на исходе.

Побежденная королева отчаянно брыкалась на земле. Я разрезала веревки Кишана, выпрямилась и громко крикнула:

– Молния! Выйди сюда!

Могучий демон горделиво вышел на поляну и встал передо мной.

– Моя королева, – прорычал он, вскидывая голову. – Позволь мне разорвать в клочья этих жалких слабаков, которые не смогли защитить тебя, и занять их место возле тебя!

Я положила руку ему на плечо, изобразила нежную улыбку.

– У меня на тебя другие планы, мой великий охотник. – Я чувствовала, как Рен и Кишан сверлят мне спину своими взглядами. – Нет, я не позволю тебе убить этих воинов, ибо они далеко не слабы и наделены особыми способностями. Я обещала тебе показать кое-что, помнишь?

Демон кивнул. Тут меня сильно качнуло, и Рен бросился вперед, чтобы поддержать меня за локоть.

Не оборачиваясь, я отпихнула его, опасаясь, как бы демон не заметил моей слабости, и прокричала:

– Мои охотники, подойдите!

Рен и Кишан молча встали по обеим сторонам от меня. Тогда я театрально взмахнула руками и воскликнула:

– Ваша королева приказывает вам показать этому клану свои когти!

Рен наклонил голову, Кишан впился глазами в мое лицо. Затем они оба превратились в тигров. Ракшасы, с любопытством выглядывавшие из-за деревьев, дружно ахнули. Рен грозно зарычал, а Кишан с ревом рассек когтями воздух. Часть ракшасов тут же растянулась на земле, дрожа от страха. Даже связанная королева перестала брыкаться и во все глаза уставилась на нас, давясь своим кляпом.

– Молния, – важно продолжала я, – выслушай волю своей новой королевы. Вы больше не будете охотиться на тех, кто бродит по пещере, отныне вы будете питаться только зверями, которых найдете в лесу. И да, феникса вы тоже оставите в покое.

– Слушаю, моя королева.

– Немедленно освободите цилиней. И еще я приказываю, чтобы отныне вы не пожирали своих больных и раненых, а позволяли им вылечиться! И еще…

«Не слишком ли длинная получилась Генеральная директива? Простите, капитан Пикард!»

Молния кивнул.

– Как скажешь.

– Мы устроим пир в честь победы!

Великан выпрямился и просиял.

– Ага! Сожрем бывшую королеву!

– Нет! – рявкнула я. – Вы будете относиться к ней с уважением, но больше не станете слушаться.

Он явно смутился.

– Да? Ну, если ты так хочешь…

– Да, я так хочу. А еще, Молния, я хочу назначить тебя новым вождем клана.

Он помолчал, потом осторожно возразил:

– Это хорошо бы… Да только у нас со времен моего деда одни… женщины верховодят.

– Но ты сам мне говорил, что когда-то было иначе!

– Было, верно. – Он снова помолчал, соображая, потом расправил плечи и взревел: – Да, я буду вождем! Ну, кто тут против, выходи!

Никто даже не подумал выйти на поляну. Молния самодовольно зашипел, подошел ко мне и нежно провел когтями по моей руке.

– Злобная моя, оставайся, а? Будь моей королевой, правь вместе со мной! – великодушно предложил он. – Поделись со мной своей силой, и клянусь, ты никогда не пожалеешь!

Оба тигра грозно зарычали и присели, приготовившись к прыжку, но Молния даже бровью не повел.

Я гневно вскинула подбородок и отшвырнула его руку. Молния улыбнулся до ушей, восхищенный моей обворожительной злобностью.

– Я должна вернуться к своему племени, – сердито крикнула я, – но перед уходом я закачу вам такой пир, что вы его долго не забудете!

Тут меня снова качнуло, и я с шумом втянула в себя воздух. Выпрямившись, я зажмурилась и попросила Золотой плод приготовить щедрое угощение для любителей мясного. Откуда ни возьмись начали появляться жареные поросята, ростбифы с кровью и жирные индейки. По мере того как земля вокруг нас покрывалась все новыми и новыми блюдами, даже самые стойкие демоны не устояли и рухнули на колени, прославляя меня. Только Молния горделиво стоял со мной рядом, а когда блюда иссякли, он велел своим воинам унести угощение и связанную королеву в лагерь.

После этого он заглянул мне в лицо, ожидая похвалы, а я улыбнулась – и упала ему на грудь. Прежде чем потерять сознание, я услышала рев кого-то из тигров, шипение и вопли ракшасов, и гортанный хохот связанной королевы.

Потом наступила тьма.

Глава 19
Цилини

Наконец я очнулась и попыталась поднять голову, но тут же со стоном уронила ее обратно – такая дикая боль взорвалась у меня за глазными яблоками.

Кишан присел рядом, быстро дотронулся ладонью до моей щеки и шеи.

– Ну, как ты?

– Как будто кракен прожевал меня и выплюнул, – промямлила я и подняла руку, чтобы потереть раскалывающийся лоб.

Кишан перехватил мою кисть.

– Нет, лучше не нужно. Как бы ты себе глаза не выцарапала, такими-то кинжалами!

Я с трудом приоткрыла один глаз, чтобы взглянуть на свою руку, и застонала, убедившись, что все еще пребываю в обличье королевы демонов. Пальцы заканчивались кошмарными черными когтями, с которых капал яд. Вздохнув, я опустила руку.

– Отличненько. И сколько я провела в отключке?

– Несколько часов.

– А где Рен?

– Присматривает за пиром и отвлекает воинов, пока я пытаюсь исцелить тебя своей таинственной магией. – Кишан выразительно постучал пальцем по камандалу, висевшему у него на шее, поправил мне подушку. – Ты себе даже не представляешь, скольких демонов свела с ума! Бедному Рену приходится лезть из кожи вон, чтобы сдерживать их!

– Да брось ты! – фыркнула я. – Их интересую совсем не я, а моя магия.

Кишан приподнял бровь, осмотрел меня с ног до головы, широко ухмыльнулся.

– Думаю, ты недооцениваешь свою привлекательность.

Я вспыхнула от его комплимента, так что мои татуировки заалели. Кишан улыбнулся еще шире. Протянув руку, он погладил алый узор на моей щеке.

– Ты вся светишься изнутри, особенно когда я дотрагиваюсь до тебя.

Смутившись окончательно, я поерзала и тут же взвыла от боли.

Кишан мгновенно посерьезнел и склонился над моим плечом.

– Лежи спокойно и жди, когда эликсир сделает свою работу. Царапины, конечно, жуткие, но не смертельные. Честно говоря, я не понимаю, почему они причиняют тебе такую боль.

Я отпила глоток из чашки, которую он поднес мне.

– Потому что у королевы был яд в когтях!

Пошевелив своими смертоносными пальцами, я напряглась и выдвинула когти. Кишан с любопытством осмотрел их, потом поднес мою кисть к своим губам, поцеловал.

– Самые прекрасные создания нередко бывают самыми опасными, любовь моя. К счастью, русалочий эликсир тебе помогает.

Я закрыла глаза и прислонилась к его широкой груди. Кишан стал бережно массировать мне шею под затылком, прогоняя пульсирующую боль.

Вскоре Рен заглянул в палатку и нахмурился.

– Я послал тебя лечить ее, а не пользоваться ее ослабленным состоянием!

– Плечо у нее уже заживает, – ответил Кишан, – а вот голова еще болит.

Рен присел на корточки передо мной, его лицо из хмурого стало встревоженным. Голова у меня болела так сильно, что я едва смогла разлепить веки, чтобы взглянуть на него в сумерках палатки, слабо освещенной светом костра.

– Что такое? – просипела я.

Секунду-другую Рен молча рассматривал меня, потом ответил:

– Я вряд ли смогу еще какое-то время продержать их там. Они хотят видеть свою новую королеву. Строго говоря, твоя победа не будет засчитана, если они не убедятся, что ты жива и здорова, а яд Осквернивицы не причинил тебе вреда.

Я с трудом кивнула, радуясь, что это простое движение меня не убило.

– Можешь дать мне еще пять минут?

Он встал, поцеловал меня в лоб.

– Смогу. Кишан, она горячая! – бросил он, выходя из палатки.

– Все нормально, – устало сказала я Кишану. – В демоническом обличье я и должна быть горячей.

Он негромко засмеялся, снова берясь за мою голову.

– И в любом другом тоже, билаута. Просто расслабься и дыши глубже. Считай свой пульс.

Тихое потрескивание огня, горевшего посреди палатки, постепенно успокоило меня. Я стала считать вдохи и выдохи и даже не заметила, как боль начала отступать. Я безмятежно нежилась в объятиях Кишана до тех пор, пока нас не потревожил громкий шум, поднявшийся снаружи.

– Я даю вам слово, что она жива. Она отдыхает! – донесся до нас голос Рена.

– Мы хотим ее видеть! – ревели демоны.

– Пусть выйдет и покажется нам, – орал кто-то.

– Ишь какие, захватили нашу королеву, а других к ней не подпускаете! Разлучили ее с кланом, на пир не пускаете! Пускай выходит, проявит уважение!

– Королева устроила вам щедрое пиршество! – повысил голос Рен. – Она потратила столько силы на вас, неблагодарные! Дайте же ей время восстановиться!

– Чего-чего? Куда это она должна становиться?

Слова Рена утонули в общем реве.

– Они его не понимают! – прошептала я Кишану. – Они привыкли разговаривать совсем по-другому, они орут и обзываются, а дружелюбие принимают за слабость. Для них существуют только сила и слабость, все остальное им незнакомо. Так что помоги-ка мне встать.

– Ты уверена?

– Как-нибудь справлюсь.

Поднявшись на подгибающиеся ноги, я оперлась на руку Кишана и вышла из палатки. При моем появлении рев и шум стихли, как по волшебству. Я грозно сдвинула брови и зашипела на демонов.

– Чего разорались? Угощение понравилось?

– Очень, королева, – отозвались несколько голосов.

– Тогда зачем шумели? Для чего потревожили меня?

Молния подошел ко мне и склонил голову.

– Мы это… растерялись немного. Чего-то не поймем ничего…

– Я верю, что в клане есть простаки, которые ничего не понимают, но ты, Молния, не таков, – оборвала я. – Рассказывай, в чем дело!

Молния приободрился, расправил плечи и улыбнулся уголком рта.

– Тут такое дело… Клан он за-ради чего живет? Ясное дело, за-ради своей королевы! Коли королева ранена, то у ее охотников тоже сердце не на месте. Парни просто хотели убедиться, что ты здорова! – Он плотоядно оглядел меня с головы до ног, крякнул и провозгласил: – Теперь я вижу, что ты знатно поправилась!

Рен и Кишан зарычали.

– Да, я поправилась, – невозмутимо признала я.

Улыбка Молнии стала еще шире, еще сладострастнее.

– А коли так, значит, ты уже можешь выбрать себе дружка на ночь?

– Д-дружка? Отлично. Я желаю остаться со своими воинами.

– Нет, королева, их ты не можешь выбрать! То есть в любую другую ночь на то твоя полная воля, но в ночь своей победы ты должна избрать кого-нибудь из нашего племени!

– Почему? – растерялась я.

– Как почему? Так ведь этот охотник отправится с тобой в твое племя! Он станет твоим мужчиной. Так заведено у ракшасов, разве ж ты не знаешь?

Демоны негромко зашептались, было очевидно, что мое неподобающее поведение удивило их.

Быстро сообразив, что к чему, я насмешливо расхохоталась, подошла к Молнии и провела когтями по его руке.

– И ты, новый король клана, думаешь, что я изберу тебя?

Он схватил мою руку и так сжал, что я едва не завизжала от боли, но каким-то чудом сдержалась и только фыркнула. Молния улыбнулся до ушей и простодушно ответил:

– Так кого ж еще тебе выбрать, королева? Ты ж на меня уже давно глаз положила! Да и то сказать, разве ж тут есть кто лучше?

Я посмотрела ему в глаза и медленно облизнулась. Молния жадно уставился на мои губы и зарычал от удовольствия. Но когда он наклонился, чтобы поцеловать меня, я грубо отпихнула его и провозгласила:

– Слушай меня, мой клан! Каждый мужчина, желающий стать моим спутником, может принять участие в честном состязании! Пусть награда достанется достойнейшему! Согласны? Тогда сегодня вы отправитесь на охоту!

Воины возбужденно заревели.

– Но этой ночью охотиться вы будете не на дичь! Вы принесете мне… – тут мне пришлось сделать паузу, лихорадочно соображая, за каким трофеем послать демонов, – … белый огненный цветок! Первый, кто принесет его мне, станет моим избранником на эту ночь!

Один за другим демоны погасили свои огни и скрылись в лесу. Только Молния остался упрямо стоять возле меня.

– В чем дело? – оскалилась я. – Мне казалось, ты хочешь стать моим спутником?

– Как не хотеть! – Он склонил голову набок. – Вот только я соображаю, почему эти двое не ушли в лес на поиски добычи? Они что же, не хотят порадовать свою королеву?

Кишан выскочил вперед, пихнул Молнию в грудь и заорал:

– Не тебе судить о желаниях нашей госпожи!

Я быстро остановила его.

– На место! Ты напрасно беспокоишься, Молния. Разумеется, они тоже отправятся на охоту. Я не потерплю рядом с собой тех, кто не желает сделать приятное своей королеве. Но сначала мои охотники отведут меня к дереву, возле которого я буду ждать возвращения первого и лучшего из охотников.

Рен и Кишан взяли меня под руки и повели к огненному дереву, погруженному в ночной сон. По пути я незаметно дала Рену носовой платок, сделанный Шарфом по моей просьбе. Он взял его, прочитал вышитое на ткани послание и передал Кишану. После этого принцы обратились в тигров и бесшумно покинули лагерь. Молния еще ненадолго задержался, подозрительно разглядывая меня, но потом все-таки погасил свой свет и тоже удалился.

До рассвета оставалось совсем немного времени, а мне еще столько нужно было успеть! Первым делом я попросила Золотой плод сделать мне стакан живительного огненного сока и выпила его залпом. Еще два стакана – и я почувствовала себя намного лучше.

Восстав из руин, я бросилась в свою палатку, где поспешно собрала все оружие, яйцо феникса и прочие наши пожитки, отнятые ракшасами. Потом надела на руку Фаниндру, забросила на плечи новый рюкзак, созданный послушным Шарфом, пригасила свой свет и отправилась через темный лагерь к загону, который Молния показал мне накануне.

Закрыв глаза, я послала безмолвное сообщение цилиням. В ответ послышался тихий топот копыт, и вот уже сразу несколько волшебных существ обступили изгородь. Главный цилинь приблизился ко мне. Он быстро обнюхал мою руку, выдувая горячий воздух из ноздрей.

«Ты вернулась, принцесса. Мы тебя ждали».

«Вы готовы снова стать свободными?» – беззвучно спросила я.

Вместо ответа они возбужденно забили копытами, так что разноцветные искры брызнули в черную ночь.

«Вы знаете дорогу обратно?» – поинтересовалась я.

«Мы знаем, но многие из нас не смогут совершить обратный переход».

«Вы дойдете все, если съедите огненные плоды, – заверила я и, не мешкая, наколдовала для них целую гору волшебных фруктов. – Они придадут вам сил, исцелят раны и не дадут уснуть во время перехода».

«Огненные плоды! Утраченные столь давно, что никто из живущих уже не помнит их вкуса! Это бесценный дар, огненная принцесса».

Цилини принялись шумно поедать фрукты, прокусывая толстую кожуру своими драконьими зубами. Я стояла рядом и добавляла все новые и новые плоды, пока все не насытились.

«Теперь мы готовы к путешествию».

«Пожалуйста, будьте осторожны. Охотники по ночам выходят на ловлю. Постарайтесь как можно скорее миновать пещеру. Не думаю, что они осмелятся преследовать вас там».

Я подошла к воротам и увидела, что они крепко-накрепко заперты при помощи целой системы хитроумных узлов и узелков. Развязать их не было никакой возможности, так туго они были переплетены и затянуты. Отчаявшись, я схватила Шарф и попросила его о помощи. Тонкие нити послушно заструились из полотна, дотронулись до узлов, оплелись вокруг них, но через какое-то время сконфуженно втянулись обратно. Шарф вспыхнул тревожным светом, померцал и погас.

Тогда я снова попыталась развязать хотя бы один узел, но безуспешно. Мои длинные демонические пальцы неуклюже путались в веревках, и я, отчаявшись, полоснула по узлам когтями. Веревки упали на землю.

Воодушевленная, я принялась кромсать остальные запоры. Когда последние запоры упали, я подобрала куски шелковистых шнуров и с любопытством оглядела их со всех сторон.

«Эти веревки сделаны из грив и хвостов наших убитых братьев. Они очень крепкие, и демоны знают, что мы не в силах порвать их», – объяснил один из цилиней.

«Простите, что мне пришлось это сделать».

«Тебе не за что просить прощения! Наши братья были бы счастливы узнать, что мы на свободе».

Тут цилинь, стоявший впереди стада, громко фыркнул и предупредил меня:

«Кто-то идет сюда, принцесса!»

Похолодев, я шмыгнула в густую тень. Драконовидные лошадки тоже затаились, даже дыхания их не было слышно, но я все время чувствовала, что они рядом. Вскоре мои острые демонические глаза разглядели в темноте мужскую фигуру, крадучись приближавшуюся ко мне.

Потом раздался тихий шепот:

– Келлс?

– Кишан? Я тут! – откликнулась я.

Он обогнул деревья, пролез под кустами и схватил меня за руку.

– Ты цела?

– Долго же ты меня искал, – улыбнулась я. – Где Рен?

– Ракшасы шли за нами по пятам. Нам пришлось разделиться и разными дорогами вернуться обратно.

Кишан поднял засов и приоткрыл ворота, чтобы сказочные существа могли выбежать в темноту. Вернувшись ко мне, он негромко сказал:

– Это еще кто такие? Никогда в жизни такого запаха не встречал!

Один из цилиней негромко заржал:

«Мы тоже впервые встречаем твой запах, черный тигр!»

Я засмеялась.

– Это цилини, они умеют со мной разговаривать без слов. Мне кажется, ты их немного обидел.

– Ну, простите тогда, – сказал Кишан. – Я не хотел сказать ничего плохого про ваш запах, просто он мне незнаком.

– Твои извинения приняты, – перевела я, – а теперь они просят нас подобрать с земли обрывки веревок. Это все, что осталось от бедных цилиней, которых убили ракшасы, и стадо не хочет случайно наступить на них.

Мы с Кишаном стали шарить руками по земле, подбирая веревки. Внезапно чья-то рука легла мне на плечо, и я в панике вскочила, выронив охапку шелковистых шнуров. Резко выпрямившись, я отпрыгнула и выпустила свои смертоносные когти.

– Успокойся! Все нормально, это я, Рен!

Я опустила руки, снова присела, чтобы подобрать рассыпавшиеся веревки, и прерывисто вздохнула.

– Рен! А мы тебя заждались! Погоди, осталось одно дело доделать!

Завернувшись в Шарф, я торопливо попросила его вернуть мне мой настоящий облик. Когда все было готово, я снова опоясалась Шарфом, собрала свои рассыпавшиеся волосы и быстро подвязала их лентой.

– Наконец-то! – пробормотала я. – Вот теперь я точно чувствую себя гораздо лучше!

В ту же секунду краем глаза я увидела огонь, вспыхнувший из темноты.

– Предательница! Лгунья! Ты не королева ракшасов!

Молния бросился к нам из леса, его волосы и татуировки полыхали от гнева.

Я положила руку на плечо Кишана, опасаясь, что он сейчас ринется в драку. Потом, глядя в лицо разъяренному ракшасу, я твердо отчеканила:

– Никто тебя не обманывал, Молния. Перед тобой та же самая женщина, которой ты восторгался, с тем же сердцем, волей и отвагой. Просто теперь я избрала другое обличье.

– Ага, как же! Разве ты не освободила тварей, которых мы поймали? Я все видел! Ты нарушила законы ракшасов! Предательница! Как ты посмела?

Я вытянула вперед руки, неторопливо потерла ладони.

– Законы ракшасов? Но разве они не говорят, что тот, кто сильнее, может забрать все, что пожелает? Я сильнее, и я забрала у вас это стадо. Возможно, в этом обличье я кажусь тебе более слабой, и в безумии своем ты осмелился принять меня за дичь… – тут я грозно сощурилась, сдвинув брови, – но не обольщайся, Молния! Я и сейчас могу причинить неисчислимые бедствия тебе и твоему клану. Просто сейчас я не очень хочу это делать, но… если ты не уймешься, то… – Я пожала плечами.

Несколько мгновений Молния подозрительно рассматривал меня, а Рен и Кишан стояли, поигрывая мышцами. Наконец великан принял решение. Злобно ухмыльнувшись, он сказал:

– Значит, это испытание! Я должен пройти его, чтобы доказать свое право быть вождем ракшасов! Не сомневайся, я не подкачаю!

С этими словами он прыгнул на меня, выпустив когти, но Рен и Кишан, обратившись в тигров, встретили его в воздухе. Блеснули когти, рев вырвался из глоток, тигры и демон клубком покатились по земле. Я попросила цилиней побыстрее освободить загон и отошла в сторонку, глядя на темные силуэты, молча проносившиеся под деревьями в сторону пещеры.

Когда последний цилинь покинул свою тюрьму, я прикоснулась к Жемчужному ожерелью и попросила его опустить на дерущихся густое облако сырого тумана. В следующую секунду Молния взвыл, словно вдохнул ядовитые испарения. С диким воплем он отшвырнул от себя тигров, погасил свой свет и бросился наутек в рощу. Рен и Кишан хотели побежать за ним, но я негромко попросила:

– Рен, Кишан, не нужно! Давайте побыстрее уберемся отсюда, пока он не привел сюда весь свой клан.

Когда тигры подбежали ко мне, я почувствовала, как кто-то легонько подтолкнул меня в спину из темноты. Трое цилиней стояли возле нас.

«Мы умчим тебя отсюда, принцесса».

«Но как же вы? – спросила я, обращаясь к их вожаку. – Вы должны остаться со своими братьями».

«Ты оказала нам великую услугу, огненная, и мы должны отплатить тебе тем же. Не бойся. Садитесь нам на спины, мы вихрем унесем вас из этого места».

Я присела перед тиграми, погладила обоих по головам. Черный тигр преданно лизнул мою ладонь.

– Они предлагают увезти нас отсюда, – объяснила я. – Говорят, что хотят отблагодарить нас за свое освобождение.

Кишан превратился в человека, улыбнулся.

– Так чего же мы ждем?

Цилини вспыхнули, засветились и забили о землю копытами. Кишан посадил меня на спину вожаку, проследил, чтобы я крепко вцепилась обеими руками в длинную синюю гриву, и только после этого сам вскочил на зеленого скакуна. Рен тоже обратился в человека, подобрал что-то с земли и подошел к нетерпеливо приплясывавшему пурпурному цилиню. С ловкостью опытного наездника он вспрыгнул на спину сказочной драконовидной лошадке, умело развернул ее и подъехал ко мне. Перегнувшись через луку седла, Рен потрепал по шее моего синего цилиня и тихо попросил:

– Будь с ней поосторожнее, друг. Она еще никогда не ездила верхом.

Я прислушалась, потом улыбнулась и перевела:

– Цилинь обещает позаботиться обо мне.

– Отлично, – кивнул Рен и, прежде чем отъехать, сунул мне что-то в руку.

– За мной! – крикнул Кишан, дав шенкелей своему цилиню.

В тот же миг цилинь Рена сорвался с места, а мой поскакал следом. Зеленое и лиловое пламя летело за скакунами Рена и Кишана, и я невольно залюбовалась красотой волшебных скакунов. Через кромешную тьму лесной чащи мой цилинь бежал настолько плавно и грациозно, что вскоре я совершенно расслабилась, перестала паниковать и даже нашла время рассмотреть подарок, который Рен сунул мне в руку перед отъездом. Это был белый огненный цветок. Я поднесла нежный венчик к носу, вдохнула аромат – и позволила своим мыслям быстрее цилиней умчать меня далеко-далеко отсюда.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю