332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Кирилл Казанцев » Неприкасаемый чин » Текст книги (страница 11)
Неприкасаемый чин
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:21

Текст книги "Неприкасаемый чин"


Автор книги: Кирилл Казанцев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 13 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

– Что ты делаешь? – наконец крикнула она Коляну. – Конкурс же скоро, я не успею подготовиться.

Водитель Бахрушина ни на минуту не забывал, что Маргарита – жена его босса. А потому вел себя по отношению к ней вполне корректно:

– Так надо, Маргарита Ивановна. Анатолий Игоревич потом вам все объяснит.

Четверка исчезла за дверью.

На счастье Ларина, Колян и его люди не имели ни малейшего представления о планировке физкультурного колледжа. А вот Андрей заранее изучил расположение помещений. Это была одна из его фишек. Ведь недаром Дугин предупреждал своих агентов – «прежде чем зайти в дом, подумайте, как вы из него выйдете, и это будет половина успеха».

Ларин взбежал по лестнице и оказался в гулком, слабоосвещенном холле колледжа. Широкую двустворчатую дверь за собой закрыл на швабру. Ненадолго, но задержит преследователей.

У парадного входа он увидел две машины, на которых приехали Колян и его люди. Еще трое мудил стояли рядом, напряженно посматривали на здание и курили. Андрей предусмотрел пути отхода, но не рассчитывал на столь многолюдное вторжение. Он выбрался из здания через окно в дальнем конце коридора, когда уже в холле слышались ругательства Коляна, соскочил на землю и прикрыл раму. Его машина стояла во внутреннем дворике колледжа. Вот теперь Ларину и пришлось пожалеть, что Дугин предоставил ему в распоряжение не внедорожник, а солидный «Лексус», под стать должности продюсера «Евровидения». Машина мощная, скоростная, но лишь для хорошего асфальта и загородных трасс. Охрана же Бахрушина прибыла на джипах.

Противно пискнула сигнализация, когда Андрей брелоком разблокировал дверцы. Мигнули габариты. Тут же распахнулось окно в коридоре. Беглеца заметили.

– Стой, гад! – Колян вскинул пистолет.

Из другого окна на цветник уже спрыгнули двое мудил в одинаковых кожаных куртках и побежали к машине. Ларин понимал, что первый выстрел придется в воздух. Вряд ли его собирались убивать. Во всяком случае, сразу. А потому он, особо не опасаясь за свою жизнь, вскочил за руль, запустил двигатель.

Бегущих мудил от его машины уже отделяло метров пятнадцать. Вместо того чтобы рвануть вперед, Андрей неожиданно для них сдал задом. Те даже не успели отскочить. Их сшибло задним бампером. Ларин мог бы и проехаться по ним колесами, но человеколюбиво затормозил. Главное было вывести нескольких преследователей из строя. А переломы ног или хотя бы вывихи такой удар гарантировал.

Хлопнул выстрел. Как и рассчитывал Андрей, Колян пока стрелял в воздух – лишь для острастки. Мощный «Лексус» рванул вперед. Ларин не стал тратить время на то, чтобы ехать по дорожке. Выскочил на газон, трава клочьями полетела из-под протекторов. Взвизгнув тормозами, он юзом прошел крутой поворот, промчался возле растерявшихся у парадного входа мудил и вылетел на улицу. Сворачивая на перекрестке, Ларин увидел в зеркальце заднего вида две пары фар. Джипы мчались за ним, заняв и попутную полосу, и встречку.

В городе особо не разгонишься, особенно если дорогу давно не ремонтировали. В любой луже может скрываться яма. Машину, естественно, Андрей не жалел. Но и выбить подвеску не хотел.

Джипы неуклонно приближались. Ларин заметил, как один из мудил высунулся из окна и целится из пистолета. Стрельбу на ходу Андрей справедливо считал практически пустым занятием. Это из карабина или автомата можно более-менее прицелиться. А при тряске из пистолета почти наверняка не попадешь. У Ларина имелось несколько способов отвязываться от погони. Самым действенным, как ни странно, было привлечение полиции. Если бы дело происходило в Москве или другом крупном городе, Андрей, не задумываясь, рассадил бы из пистолета вдребезги пару витрин дорогих магазинов, что гарантировало быстрое появление правоохранителей. А в их ожидании нарезал бы «восьмерки» в ближайших кварталах. Но этот метод был применим только в большом городе, где всю полицию скопом не купишь, всех правоохранителей не предупредишь. И громоздкая система МВД сработает по инерции. Здесь же Бахрушин являлся единоличным хозяином. И Ларин не сомневался, что менты уже предупреждены о его поимке. И хорошо еще, если не будут в ней участвовать.

На следующем повороте джипы разделились. Один из них ушел вправо.

– Хотят в клещи зажать.

Так и случилось. На неширокой улице впереди нарисовалась пара фар. Андрей и не подумал сворачивать – гнал свой «Лексус» так, будто прямо по курсу была пустая дорога. Нервы у водителя джипа оказались слабее. В последний момент он вывернул на тротуар и лишь каким-то чудом разминулся с фонарным столбом, а Ларин резко ушел влево.

Андрею, чтобы скрыться, нужно было немного – уйти из зоны видимости преследователей. А уж потом бросить машину и затеряться во дворах являлось делом техники.

Но вскоре стало понятно, что уйти от «хвоста» невозможно. Головорезы Бахрушина использовали тот факт, что они на двух машинах, по полной. Исчезала одна, тут же появлялась вторая. К тому же город они знали досконально, куда лучше Ларина. Не давали ему вырваться на загородную трассу.

Вскоре Андрея подкараулил и другой сюрприз. Впереди замелькали полицейские мигалки. Да еще и машина была не одна. Вторая появилась сзади.

– Вот и дождался правоохранителей. Вот только действуют они с бандитами заодно.

Ларин продолжал кружить по городу, выискивая лазейки, чтобы оторваться от преследователей. И вот ему показалось, что повезло. От улицы влево уходила к загородным коттеджным постройкам недавно проложенная дорога с хорошим асфальтом, и путь был свободен. Он свернул на нее и прибавил газу. Однако просчитался. Как оказалось, его сюда и заманивали.

Дорога шла по довольно высокой насыпи, а впереди путь перегораживал самосвал с прицепом. Полицейские машины куда-то исчезли, сзади горели лишь фары джипов.

– Вот же, черт, дураки, а развели. Купился.

Андрей рискнул съехать с откоса – другого выхода у него не оставалось. «Лексус» соскользнул по мокрой траве, чиркнув брюхом гравий обочины. Хрустнул пластиковый бампер. Машина все-таки выбралась на раскисшее вспаханное поле. Автомобиль продвинулся метров на сто, а затем наглухо захряс в грязи. Ни вперед ни назад. Ларин распахнул дверцу, выскочил.

Джипы неторопливо, переваливаясь на неровностях, приближались, заходя с двух сторон. И Андрей побежал вперед, проваливаясь в рыхлую влажную землю. Сзади пару раз хлопнули выстрелы. Скорость у беглеца и у машин была почти одинаковой. На вспаханном поле особо не разгонишься. Ломило в груди. Ларин задыхался, но не терял надежды. В ночном полумраке, слегка рассеянном ущербной луной, виднелась лента шоссе с редкими огоньками автомобилей, а перед ней – темная громада заброшенного элеватора еще довоенной постройки. Его огромная, похожая на средневековый донжон, бетонная башня мрачно чернела в ночи, уходя к самому небу.

Чтобы хоть немного перевести дыхание, Андрей остановился, вскинул пистолет, выстрелил. Фара одного из джипов разлетелась, погасла. Но тут же вспыхнули фары над крышей. И вновь ноги проваливались во влажную землю. Вновь перехватывало дыхание, но Ларин упрямо бежал. Шоссе было уже довольно близко. Мрачная громада элеватора оставалась справа. И тут на трассе нарисовалась полицейская мигалка. «УАЗ» нырнул с откоса и покатил навстречу Андрею. Свет фар трех машин сошелся на нем, как на загнанном зайце. Со стороны полицейской машины коротко грохотнул автомат. Андрею ничего не оставалось, как, пригнувшись, рвануть к заброшенному элеватору.

Он никогда раньше там не был. Лишь пару раз видел, проезжая мимо него по шоссе. Серые бетонные стены с размытыми дождями следами побелки, черные неровные провалы окон, ворот, дверей. Все, что можно было, отсюда уже растащили предприимчивые горожане. Заброшенный элеватор, как казалось Андрею, давал ему огромные шансы. Ведь это был железобетонный лабиринт со множеством входов-выходов. Здесь можно было затаиться или выскользнуть незамеченным.

Ларин проломился через сухие заросли кустарника и вбежал внутрь через неровный пролом в стене. Его дыхание гулко разнеслось в железобетонном зале. Где-то вверху над головой тревожно захлопали крыльями испуганные голуби. И тут вновь Андрею пришлось убедиться, что он недооценил противника.

Вспыхнул яркий свет. С трех сторон по нему ударили фары. Внутри оказались полицейские «УАЗы». Его вновь заманили в ловушку. В ярком свете возник силуэт с автоматом в руках.

– Отбегался, положи оружие, – донесся до слуха Ларина уверенный голос – его носитель явно привык, что ему подчиняются без лишних споров.

– Понятно, – примирительно проговорил Андрей, – мне и в самом деле некуда деться, – он вскинул руку с пистолетом и выстрелил, целясь в ногу.

Тут же упал и откатился в сторону – в спасительную темноту. Он еще успел услышать крик боли, ругань, звуки выстрелов. Но ни одна из пуль не достигла цели.

Ларин рванул в дверной проем и оказался в тесном бетонном помещении. Из стены торчали остатки кабеля и сорванного электрического щитка. Одна из машин развернулась, свет фар ударил в проем. Но Андрей двумя меткими выстрелами тут же «погасил» их.

Наконец Ларин сориентировался. Он находился на первом этаже высокой башни элеватора. Вверх уходила ржавая металлическая лестница. Другого выхода у него не оставалось – только наверх. Андрей взбежал на один марш, и вовремя. В проем уже ударил свет ручных фонарей, прозвучало несколько выстрелов.

Конечно, можно было какое-то время протянуть, отстреливаясь, уходя наверх. Но такая тактика почти наверняка была проигрышной. Башня не бесконечная. В конце концов тебя загонят на крышу, а там и возьмут. Ведь по самым скромным подсчетам Ларина, на него сейчас охотилось с десяток вооруженных людей. А у него в кармане лежала всего одна снаряженная обойма. Даже по формуле «один человек – один выстрел» патронов не хватило бы.

Снизу уже доносилась возня. По обрывкам фраз Андрей понял, что преследователи просто спорят, кому идти первым. Никому не хотелось подставлять голову под пули.

Узкая металлическая лестница гудела под ногами Ларина. Внизу уже топали преследователи, светили фонарями. Но Андрея пока спасало то, что лестница шла по периметру бетонной башни. Оказавшись на неширокой площадке, антикор остановился, чтобы перевести дыхание. Он надеялся, что, оказавшись на крыше, отыщет еще один путь к отступлению. Ведь должна быть и наружная лестница, на случай пожара.

И тут его взгляд задержался на ржавой металлической бочке, стоявшей в темном углу. Он тут же сориентировался. Стараясь особо не шуметь, с трудом наклонил ее. Внутри переливалось что-то вязкое, типа загустевшего масла или мазута. Ларин выждал, когда преследователи окажутся от него в трех пролетах и спустил бочку по крутой лестнице. Ширины ступенек не хватало, чтобы она катилась. И бочка запрыгала, перескакивая с торца на торец.

– Твою мать! – донеслось снизу.

Преследователи явно еще не поняли, что их ждет. Полыхнуло несколько выстрелов, будто они могли помешать падению бочки. Ларин плохо видел в полумраке, что происходит. Но судя по звукам, кого-то бочка снесла, кто-то догадался повиснуть на поручнях. Не дожидаясь продолжения, Андрей преодолел еще несколько маршей и выскочил на крышу. И тут же увидел жавшихся у надстройки четырех молодых людей. Трех парней и одну девушку. Возле них громоздились, как сперва показалось, рюкзаки.

Девушка вскинула руку и срывающимся голосом, косясь на пистолет Ларина, затараторила:

– Мы здесь ни при чем. Мы только бейсджамперы. Не трогайте нас.

Они явно принимали Андрея за полицейского.

«Бейсджамперы? – Ларин пытался припомнить смысл этого слова, и он всплыл в его памяти. – Так называют тех отмороженных на всю голову людей, которые в стремлении пощекотать себе нервы совершают противозаконные прыжки с высоких зданий и сооружений».

– Местные, что ли?

– Нет, мы из Москвы приехали.

– А это ваши парашюты?

– У нас один парашют. Дэн прыгать решил, а мы его группа поддержки.

Андрей прислушался. Внизу по лестнице снова загремели шаги преследователей. Теперь встреча обещала быть совсем уж брутальной. После стрельбы и металлической бочки люди Бахрушина были злы как черти. Они-то и нормальные слова позабывали. Звучал лишь один мат-перемат.

– Давай свой парашют, – скомандовал Ларин.

Перепуганный Дэн надел на Андрея двусторонний рюкзак, защелкнул застежки.

В жизни Ларину всего лишь раз приходилось пользоваться подобным снаряжением. Да и то на этом настоял Дугин, считавший, что его агенты должны уметь все. Не только автомобиль водить, но и даже городской трамвай.

– Вы же разобьетесь, – обомлела девушка.

– Не бойся, красавица. Я уже с этой штукой прыгал. А тем мудилам скажите, что я покурить пошел. Особо с ними не разговаривайте, злые они, – Ларин разбежался и сильно оттолкнулся ногой от парапета башни элеватора.

Перехватило дыхание. Плотный ветер ударил в лицо. Стало рвать одежду. Андрей рванул кольцо, надеясь, что Дэн, несмотря на бесшабашность, все-таки дорожит своей жизнью и уложил парашют как следует.

Хлопнул вытяжной купол, а затем раскрылось разноцветное крыло. Восходящий поток воздуха от прогретого за день солнцем вспаханного поля подхватил его, потащил вверх. Ларин выровнялся. Его уже вознесло выше башни элеватора. На крыше мельтешили фигурки его противников. Несколько раз полыхнули вспышки выстрелов. Но ветер уже подхватил Андрея и понес прочь от элеватора.

Методом проб и ошибок он вскоре приноровился управлять парашютом-крылом. Внизу проплыло черное зеркало озера. И Ларин плавно опустился на луг. Тут же освободился от парашюта.

– Вот так. Никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь, – философски заметил он и вновь попытался набрать Лору.

Сейчас абонент оказался недоступен. А это было очень плохим знаком. Ларин уже наверняка знал, что могло случиться с его напарницей.

Глава 11

Полная темнота царила в подземном «бетонном мешке». Даже маленькое окошечко под самым потолком и то было снаружи чем-то закрыто. Скорее всего для того, чтобы пленники не могли подать голос на волю. Но вот это-то обстоятельство как раз-таки вселяло Лоре оптимизм. Раз Бахрушин перекрывает кислород, заточив узников в своем загородном особняке, – значит, боится огласки.

Напарница Ларина уже не первый раз убеждалась, что все так называемые крутые, которые открывают ногой двери во властные кабинеты, на самом деле трусы и боятся закона куда больше, чем пьяный бомж, ошивающийся на вокзале. Бомжу терять нечего, как взяли, так и выпустили. А вот у крутого и бабки есть, и недвижимость. Вот только нужно заставить закон работать. Ведь не в плохих законах дело, а в их исполнении. Перед законом должны быть все равны.

Лора сидела на влажном тюфяке рядом с Наташей. Девушка негромко всхлипывала, почему-то совсем некстати вспоминая, что она сейчас здесь, в подвале у Бахрушина, а ее подруга, натерпевшаяся не меньше, чем она, выступает в клубе.

– Ну как она так может? Этот урод с ней такое сотворил! А она от всего отказалась.

– Не у каждого есть силы сопротивляться, – пыталась утешить ее Лора. – Ты посмотри, почти вся страна живет так. Все всё понимают, но ничего не делают.

– Но есть же и те, кто сопротивляется. Вот вы, например.

– У меня работа такая.

– Вы из полиции или из спецслужб? Они же вас просто так в беде не оставят. Ищут уже, наверное.

– Что-то в этом вроде. Но в том, что ищут, я, честно говоря, не уверена. Под прикрытием работала. Глубоко законспирированно. Ты же кино смотришь – знаешь, как это бывает. О моем существовании пара человек только и знает. Дай бог, чтобы и с ними все было в порядке. Тогда вместе выберемся.

В темноте послышался грохот и невнятное ругательство Бабарыкина.

– Павел, – отозвалась Лора, – я понимаю, что тяжело сидеть сложа руки. Но вы ерундой занимаетесь. Даже если вам и удастся отодвинуть мешок с песком от окошка – это нам ничего не даст. Ну разве что лучик света.

– А я не этим занят. Кажется, получилось.

Все замолчали, прислушались. В тишине было слышно, как что-то тихонько журчит, словно ручеек.

– Это песок сыплется, – шепотом пояснил Павел. – Я дырку в мешке проковырял.

– Неплохая идея, – по достоинству оценила напарница Ларина.

– Вы о чем говорите? – недоумевала Наташа.

– Я тебе сейчас все объясню. У твоего отца креативное мышление.

Через полчаса в импровизированном узилище без предупреждения вспыхнул яркий свет. Лора тут же потерла глаза сжатыми кулаками. Павел сидел у противоположной стены прямо на бетонном полу и щурился на дверь. Наташа заметно подрагивала.

В замке скрежетнул ключ. Дверь отворилась. На пороге стоял Колян, за ним двое подручных. Водитель Бахрушина присмотрелся к узникам и только убедившись, что они ведут себя смирно, переступил порог.

– А стучаться, прежде чем входить, вас не учили, молодой человек? – покосилась на него Лора. – И свет зажигать без предупреждения – тоже плохая манера. Честно говоря, мне здесь не нравится. Лучше бы закурить предложили молодой и красивой женщине, – усмехнулась стерва.

– Не умничай, – предупредил Колян. – Умные плохо кончают.

– Думаешь, дуракам постоянно везет? – спросила напарница Ларина.

– Поднялась и пошла, – прищурился на нее водитель Бахрушина.

– Отпускают меня, что ли, на волю? Так я согласна, – Лора легко и изящно поднялась, шагнула к Коляну.

– Хозяин тебя видеть хочет. Разговор у него есть. Ну а как сложится, уже от тебя зависит.

– Ладно, поговорить всегда можно, – миролюбиво заметила напарница Ларина, минуя водителя Бахрушина.

Двое мудил ждали ее у выхода из темницы. Естественно, их взгляды были прикованы не к рукам Лоры, а к тому, что виднелось под полупрозрачным кружевным бельем. Ведь пуговицы на блузке по-прежнему были оторваны. Конечно, напарница Ларина могла бы за время своего заключения кое-как запахнуть блузку, связать ее, но она не сделала этого намеренно.

Резким синхронным движением рук Лора бросила в любопытные глаза по пригоршне песка. Главное – ослепить противника, тогда у тебя появляется преимущество.

Растерявшийся Колян даже не успел выскочить из «бетонного мешка». Он-то больше всего опасался крепкого Павла. А тот смирно сидел в дальнем углу. Наташа же со своего тюфяка умудрилась засыпать ему песком глаза, через секунду после того, как «ослепли» мудилы.

Лора тут же метнулась в сторону, чтобы на нее не набросились. Подручные Коляна, попытавшись поймать ее, столкнулись головами. Стерва не отказала себе в удовольствии ударить одного из них коленом в пах. Павел толкнул водителя Бахрушина головой в стену. Трое узников бросились бежать наверх по бетонной лестнице к прямоугольнику дверного проема, в котором призывно синело небо.

Напарница Ларина выскочила первой и побежала к воротам. Но не успела преодолеть и десяти шагов, как ей на спину беззвучно обрушился огромный ротвейлер, прижал к земле и принялся грозно дышать в затылок.

– Тихо-тихо, песик, я лежу мирно, никого не трогаю, – прошептала Лора.

Да, на собак женские уловки не действуют. Павла и Наташу остановил наставленный на них с расстояния ствол автомата. Один из охранников Бахрушина нервно дергал щекой, палец его лежал на спусковом крючке.

– Еще полшага, и я стреляю.

Павел, хоть и был настроен решительно, но понимал, что против огнестрельного оружия ему ничего не предпринять.

Из подвала выбрались Колян с подручными. Бабарыкиных погнали вниз, подталкивая в спины. Ротвейлер все еще прижимал Лору к земле. Водитель Бахрушина минут пять промывал себе глаза, поливая лицо минеральной водой из бутылки. Затем проморгался и оттащил собаку.

– Сучка, когда ты уже успокоишься? – пробурчал он. – Если бы не хозяин, я б тебе показал. Тебя закопать проще.

– Ну а если ты ничего не решаешь, то и помалкивай, холуй!

Лору под охраной ввели в дом. Бахрушин ожидал ее в своем кабинете. Он полулежал на широком кожаном диване, прикрытый пледом. Ни сидеть, ни стоять он не мог. Колян ввел Лору и тут же посоветовал:

– Я бы на нее, Анатолий Игоревич, лучше бы наручники надел.

– Видел-видел я из окна, – проговорил владелец химкомбината. – Не надо наручников. Я с ней и просто так побазарю. Ты же неподалеку будешь.

– Я сразу за дверью – только свистните.

– Ну вот и отлично.

Колян вышел, закрыв за собой дверь.

– Садись, – предложил Бахрушин вполне мирно.

Лора не стала отказываться. Присела. Пытаться сбежать отсюда, со второго этажа особняка, было нереально. К тому же она знала, что, если срывается первая попытка, то нужно переждать какое-то время. Нельзя предпринимать вторую сразу же. Ведь сейчас все начеку, врасплох не застанешь.

– Как самочувствие? Ничего не болит? – участливо поинтересовалась напарница Ларина.

– А ты сама как думаешь? – мрачно ответил Бахрушин.

– Думаю, что уже посинело, если не почернело, – мило улыбнулась молодая женщина.

– Да и у тебя морда исцарапана.

– Это ерунда. До свадьбы заживет.

Бахрушин некоторое время молчал, затем указал взглядом на сумочку Лоры, которая стояла на углу письменного стола.

– Хорошо поработала. И меня, дурака, раскрутила, и сняла все на видео. Вот только донести запись до места не успела. Ты на кого работаешь?

Напарница Ларина пожала плечами.

– А это так важно?

– Важно, – ответил Бахрушин.

Лора была готова к тому, что ее будут бить, пытать, и спокойный тон хозяина химкомбината сбивал ее с толку. Она не могла понять, чего тот от нее хочет.

– У меня охрана, – продолжал Анатолий Игоревич, – менты с рук едят. А толку от них меньше, чем от тебя одной.

– Лестно слышать.

– Кто загубить меня хочет?

– Даже если скажу, ты же не поверишь.

– Ты не из ментов, не из спецслужб. Этих я за километр чую. Да и предупредили бы меня, что под меня копают.

– Тоже верно.

– Все эти трахалки, – спокойно продолжал говорить Бахрушин, – бабы, пьянки. Ерунда полная. Личная жизнь, развлечение. Главное – бабки и власть. Они всем миром крутят. Ты тоже за бабки работаешь. А если я тебе предложу больше? Сдашь заказчиков? На улице не останешься. Я хорошо плачу.

– Уверен, что потянешь? – прищурилась Лора. – А может, я за идею работаю? Такое тебе в голову не приходило?

– Любая идея измеряется в деньгах, – возразил Бахрушин. – Ладно, ты еще на нервном подъеме, еще трепыхаешься. Даю тебе три дня. Или сдаешь своих со всеми потрохами и под мое крыло переходишь, или… – он немного помолчал, – придется тебя тихо закопать где-нибудь в лесу. И это я не пугаю, у меня просто выхода нет.

– И не жалко будет закапывать молодую и красивую женщину? – спросила Лора.

– Жалко. Потому и делаю предложение. Но на раздумья только три дня, – сказал и тут же крикнул: – Колян, отведи ее обратно!

Разговор с Бахрушиным Лору немного удивил. Все-таки она недооценила хозяина химзавода. Тот хоть и был конченым мудилой, но некоторые правила ведения бизнеса все же усвоил. Бизнес – это только получение прибыли, бабок. Все остальное вторично и к процессу по большому счету не имеет отношения. Она даже немного зауважала этого урода. Естественно, что согласие подумать три дня напарница Ларина давала без расчета на то, чтобы принять предложение. Нужно было выиграть время.

Когда Лору завели в «бетонный мешок», свет уже больше не выключали.

– Ну что? – тут же спросила Наташа.

– Все будет хорошо, – пообещала ей напарница Ларина.

…Витек сидел под домашним арестом в своей комнате, в особняке отца. Удачный побег из ресторана «Седьмое небо», совершенный благодаря Ларину, был бездарно провален мажором. Охрана отца тупо взяла его на входе в ночной клуб «DoZari», куда Бахрушин-младший направился, чтобы раздобыть очередную дозу кокса. Для порядка папаша пару раз врезал непутевому сыну по морде, а затем запер его в доме, чтобы «одумался». Отцу казалось, что выходка сына – всего лишь юношеская попытка доказать свою самостоятельность. А потому и надеялся, что какой-нибудь неделей заключения дело и ограничится.

Но «химия» – страшная вещь. Мужчины – существа прямолинейные. И мозги у них начинают работать только в одном направлении. Витек из окна видел, как привезли и затолкали в подвал Лору. Как потом она неудачно пыталась бежать. И у него в голове родилась безумная идея – если он поможет ей освободиться, то она будет принадлежать ему. Возможно, это была из самых благородных и толковых идей, посетивших голову Бахрушина-младшего за всю его недолгую жизнь.

Комната, где заперли Витька, располагалась на втором этаже особняка. Бахрушин-младший на всякий случай затолкал в замочную скважину несколько спичек, чтобы дверь не так быстро открыли, если начнут стучать, а он не ответит, и раскрыл окно. Путь, по которому он покидал свою комнату, был пройден им уже не один раз, когда приходилось тайком от отца и мачехи выбираться на ночные прогулки.

Он сел на подоконник, перебросил ноги на ту сторону. Деревянные шпалеры, увитые виноградом, служили отличной лесенкой. Не прошло и минуты, как Бахрушин-младший уже оказался внизу. Как он успел заметить, охраны в подвале не осталось. Все вышли наверх. Проблема заключалась лишь в том, что у него не было ключа. Правда, где взять его – он знал.

Витек, передвигаясь на корточках, чтобы его не было видно из окон, прокрался вдоль стены к крыльцу. Вскарабкался на него и заглянул в дом. В холле перед включенным телевизором сидели Колян и двое охранников. Транслировался футбольный матч. Водитель довольно нагло вел себя в хозяйском доме. Знал, что боссу без посторонней помощи со второго этажа не спуститься.

На мраморном журнальном столике стояли банки с пивом и открытые пачки чипсов. Выждав момент, когда ситуация в матче сложится остро, Витек на четвереньках пробрался в дом и юркнул в кладовку. Там, как он знал, возле самого входа на верхней полке лежала связка ключей. Среди них был и нужный – от «бетонного мешка».

Ключи оказались на месте. Бахрушин-младший сгреб их в пятерню, сильно сжал, чтобы не звякнули, и выскользнул из дома. Теперь ему казалось, что заветная цель близка.

Он спустился в подвал, припал ухом к железной двери, но расслышал лишь неясные голоса. Он негромко постучал костяшками в гулкое металлическое полотно.

– Однако, – послышался голос Лоры, – научились хорошим манерам. Стучите. Можете войти, я разрешаю.

– Тише, – зашептал Витек в замочную скважину. – Лора, это я, Виктор. Я пришел вас освободить. У меня есть ключ.

– Вот это сюрприз, – раздалось с той стороны уже тихо.

Напарница Ларина и в самом деле была удивлена таким неожиданным поворотом событий.

Бахрушин-младший, продолжая сидеть на корточках, стал перебирать связку. Свет он зажигать опасался, а потому не сразу смог отыскать нужный ключ. Дрожащей рукой Витек вставил его в отверстие, но провернуть не успел. Рядом с ним послышалось хриплое дыхание, и сильные пальцы ухватили его за ухо – дернули, чуть не оторвав от земли.

На сына смотрел папаша. Лицо Бахрушина-старшего перекосила злоба.

– Ублюдок малолетний, – тяжело ступая, Анатолий Игоревич выволок сына из подвала на свет божий. – Я тут лежу подыхаю, а ты эту суку выпустить решил. Тебе кто дороже – она или отец родной?

На крики из дома выбежали охранники. Колян с удивлением смотрел на хозяина. Ему и в голову не могло прийти, что еле способный передвигаться Бахрушин спустится со второго этажа и другим входом проникнет в подвал.

– А вы? Зачем я вам деньги плачу? – заорал Анатолий Игоревич на Коляна с подручными. – Чтобы вы телевизор смотрели да чипсы жрали? – Он наконец отпустил ухо сына и, прихрамывая, стал надвигаться на своего водителя.

Тот отступал мелкими шажками.

– Анатолий Игоревич, да я, мы бы…

– Да что вы бы? Обосрался, так и скажи.

Витек понял, что про него на некоторое время забыли. Он огляделся. Его хромированный «Хаммер» стоял возле высокого забора. Бахрушин-младший прикоснулся рукой к уху – то нещадно болело, из-под надорванной кожи сочилась кровь.

Владелец химкомбината с разворота заехал Коляну в челюсть. Тот был настолько напуган, что не подумал даже уклониться от удара. Витек прыгнул за руль. Взревел двигатель, и «Хаммер», набирая скорость, понесся к воротам.

– Куда? – крикнул ему Бахрушин, но было уже поздно.

Тяжелая машина снесла ворота, прогрохотала по ним и понеслась к городу.

*

Витек был бестолковым молодым человеком, но совсем уж идиотом не являлся. Раскатывать по городу на «Хаммере» было сродни тому, что вернуться домой и сдаться в руки отцу. Машину он бросил на окраине, загнав ее во двор новостройки, чтобы попозже нашли. И, сжимая в руке связку ключей, подался в город. Бахрушин-младший был настолько одержим своим новым амплуа – спасителя Лоры, что впопыхах даже забыл прихватить из внедорожника кокс. А когда спохватился, то было уже поздно.

Витек пробрался в новостройки и из-за угла, чертыхаясь, наблюдал за тем, как возле «Хаммера» ходит полицейский наряд, а офицер докладывает по мобильнику его отцу, что машина найдена. Можно было попробовать купить порошок, но и денег с собой не было. А домой за ними не вернешься. Впервые в жизни Бахрушин-младший чувствовал себя беспомощным и ущербным. Но все-таки имелся и повод для гордости. Он чуть было не спас Лору. Во всяком случае, попытался сделать это. Конечно же, в глубине души лежал и ответ на вопрос: «Зачем ему это надо?» Витек хотел доказать своему папаше, что и он чего-то стоит в жизни. Желание похвальное, правда, немного запоздалое.

У мажора оставался один-единственный шанс разжиться порошком – Жека. Но и тут возникли свои трудности. Мобильник остался дома. Пару раз Бахрушин-младший просил у прохожих трубку, чтобы позвонить своему единственному другу. Но телефон у того был отключен.

– Черт, словно не в двадцать первом веке живем, – в сердцах выдохнул Витек, когда в наушнике в очередной раз прозвучало: «Абонент временно недоступен или находится вне зоны действия сети».

Оставался последний вариант – караулить Жеку, когда тот направится в клуб «DoZari». Бахрушина-младшего охрана клуба знала, а потому он близко и не подходил, стоял в скверике, продолжая сжимать в кулаке связку ключей. Внутрь заходили знакомые парни и девчонки, но в них Витек не был уверен. Те со спокойной душой сдали бы его папаше в считаные минуты. А вот Жека не предал бы. Ведь они махали вместе бейсбольными битами в «Седьмом небе», стоя спина к спине, а это дорогого стоит. Такой друг не предаст и последней дозой поделится.

– Привет, – прозвучало у него за спиной спокойно и дружелюбно.

Витек вздрогнул, обернулся и не сразу узнал стоявшего за ним человека.

– Ну, чего уставился? Не узнаешь, что ли? Я просто усы сбрил и подстригся, – Ларин для наглядности провел пальцем под носом и пригладил ладонями короткие волосы. – Я же не дурак в городе в прежнем виде рисоваться. Тебе-то за драку в «Седьмом небе» ничего не будет, а меня и закрыть могут.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю