332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Кира Стрельникова » Принц Тёмный, принц Светлый… » Текст книги (страница 22)
Принц Тёмный, принц Светлый…
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 02:01

Текст книги "Принц Тёмный, принц Светлый…"


Автор книги: Кира Стрельникова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 22 (всего у книги 30 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Глава 15

Ниалона смотрела в одну точку, не замечая, что ужин в тарелке давно остыл. На лице женщины жили одни глаза, в которых клубилась холодная ярость, а пальцы сжимали вилку с такой силой, что она даже слегка погнулась. Отчет Рогена привел в бешенство: ни добавка в вино на приеме – Ниа, конечно, приняла меры, чтобы у нее последствий не было, – ни пудра не подействовали!! Стоило тратить столько сил и времени, чтобы организовать вроде бы случайную встречу, платить той женщине, а девчонка только расчихалась?! На всякий случай, если бы концентрация в вине оказалась слишком маленькой, следовало добавить. Хотя должна была слечь с признаками сильной простуды самое малое до вечера! А она по ярмарке прогуливалась, да еще и потом во дворец поехала! С принцами… И выглядела довольной и веселой. Или у этой девчонки железное здоровье, или смесь от времени выдохлась, и требуется еще большее количество, чтобы она подействовала.

Распорядительница медленно разжала пальцы, вилка со звоном упала на стол. К Эрианор крайне сложно подобраться теперь, она или сидит в своем охраняемом доме, или ее сопровождают принцы. Она и так рисковала, даже действуя руками других людей, а братья не дураки, ой, не дураки! Зачем-то же к ним приезжали Лесные… Может, что-то изменилось, а она не знает? Может, ситуация уже вышла из-под ее контроля, и главное решение не за ней, Распорядительницей?! Ниалона вскочила и нервно прошлась по гостиной, кусая губы. У принцев не спросишь, они не ответят, а то и посмеются еще. Лесные… Лесные действуют по своим странным правилам, и если их шаманы решили, что новые сведения предназначены только для наследников, значит, ничего ей не скажут. А больше спросить и не у кого. Леди Тонвуд охватило страшное предчувствие, будто почва ускользала из-под ног. Если она больше не выбирает, за кого выйдет разноцветная, если это право ушло к братьям… Тогда один из них женится, и проклятие потеряет силу, а она навсегда останется немой. А судя по тому, что рассказывал Роген и что видела сама Ниа на балах Игр, с их высочеств станется провести обряд, не выбирая, кому именно достанется лианоссе Эрианор.

Леди Тонвуд замерла посреди комнаты, глядя перед собой невидящим взглядом. А ведь вот оно, решение странного условия Лесных про выбор без выбора. Дело не в том, что его должен принимать кто-то другой, а не разноцветная и не принцы, а в том, что вообще не надо выбирать, кто же из них женится. Ведь Ниалона, когда произносила проклятие, думала именно про женитьбу одного из них… Может, именно для этого Лесные приезжали в Мирано, к принцам? Сообщить про уточнения?! Тогда… Тогда, выходит, договор с Лесными теряет силу, и даже если она начнет действовать напрямую, это не будет нарушением соглашения, потому что оно уже не имеет никакого значения.

Ниа снова нервно забегала по гостиной, пытаясь лихорадочно сообразить, как же поступить наилучшим образом. Ладно, даже если условие про женитьбу братья обошли и ее мнение не играет никакой роли, все равно ведь нужен обряд, а до него еще три вечера! Надо устранить разноцветную, пока обряд не совершен. Если только, конечно, они сами не соизволят поехать к Лесным, не дожидаясь пятого вечера Игры… А потом просто потерпеть, пока иссякнет еще одна попытка, и получить то, чего она добивалась – титула и власти. Только надо очень аккуратно убирать, все-таки принцы наверняка заподозрили что-то про предыдущие смерти. Ведь только ей, Ниалоне, выгодна гибель разноцветных, увы, это так. Но она не могла, не могла смириться с тем, что Йен и Оллер нашли лазейку! Госпожа Распорядительница очень не любила проигрывать.

Прикрыв глаза, Ниа несколько раз глубоко вздохнула, уняла нервную дрожь в руках и вернулась за стол. Что ж, вечер завтра братьям она испортит, точно. В том, что Темный и Светлый не подчинятся Правилам, даже если леди Тонвуд возьмет слово обратно и напишет им рекомендации, женщина не сомневалась. Как и в том, что строптивая Эрианор сделает то же самое. Но другие-то гости будут послушно выполнять то, что она им напишет. Губы Ниалоны разошлись в торжествующей усмешке, в глазах появился довольный блеск. А пока она подумает, как же добраться до малышки ЛасГаллен в обход охраны принцев и при этом не навести на себя прямых подозрений…

Йен

Проводив Эрин, мы вернулись, и, естественно, сразу спать никто не пошел.

– Итак. – Оллер соединил кончики пальцев и посмотрел на меня. – Что дальше, Светлый? Какие соображения после всего?

– Интересные, Олли, – задумчиво протянул я. – Ну, начнем с того, что теперь будет не в пример легче общаться с Эрианор, – улыбнулся, вспомнив вечер. Чудесный, нежный, волнующий, несмотря на серьезный разговор. – И мы ей оба нравимся, – торжествующе посмотрел на Темного и ехидно поддел: – Не ревнуешь, мм, братец?

– Не дождешься, – усмехнулся он в ответ. – Если хочешь знать, я получил море удовольствия от сегодняшнего вечера во всех смыслах. И Эрин была не против наших действий! Только немножко стеснялась, в некоторых моментах, – добавил Оллер, усмешка стала шире. – Ладно, согласен, торопиться не стоит, у нее явно не было опыта, когда ухаживают сразу двое. – Брат откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза, улыбка стала мечтательной. – Уже предвкушаю, сколько всего интересного ее ждет…

– Давай о серьезном, – перебил я Темного. – Ниалона, Олли. Пока проклятие не исчезло, она опасна, и очень. Взять хотя бы сегодняшний случай на ярмарке. – Я прищурился. – Ты знаешь, что Эрин чихать начала гораздо раньше? Я больше чем уверен, Ниа подсыпала что-то в тот бокал, а сама приняла нейтрализатор. И нам с тобой, и Эрианор тоже очень повезло, что, как сказал доктор, у нее другое восприятие местных настоек. Могло бы вместо аллергии что похуже вылезти.

Брат перестал улыбаться, побарабанил пальцами по коленке. Я продолжил:

– И та тетка на ярмарке, с пудрой. Олли, Ниа следит за разноцветной малышкой, понимаешь? – продолжил я. – За ее домом, и подозреваю, за дворцом тоже. Это же просто, найти с десяток случайных людей, дать им деньги и попросить понаблюдать? В этом ничего такого нет, никто и не заподозрит, и мы не сможем найти их. – Я не сводил с Темного пристального взгляда. – Представляешь, как она взбесится, когда поймет, что больше не влияет на события? Что мы и без нее разберемся, кто на ком женится? Олли, игра опасной становится. Очень. В первую очередь для Эрин. А я не хочу больше рисковать ее здоровьем и жизнью.

– Ты к чему ведешь? – Он покосился на меня. – Я тоже не хочу, знаешь ли, но до конца Игры еще три вечера, и Эрин и так не выходит из дома одна.

– Во-первых, вывести Ниа на чистую воду и на законных основаниях отстранить ее от участия в Играх. – Я загнул палец. – Во-вторых, обезопасить Эрин. С первым у меня следующие соображения. – Помолчал, собираясь с мыслями. – Судя по отчетам, Ниалона привлекала к своим делишкам Рогена. Если его убрать тихонько, она начнет искать другие способы, плюс забеспокоится и станет делать ошибки. А тут можем уже подсуетиться мы. – Я оскалился в улыбке. – Можно очень красиво подставить леди Тонвуд и окончательно убрать ее подальше от Мирано.

– А второе? – Олли с интересом посмотрел на меня.

– Дом Эрианор хоть и охраняется, но туда могут пройти посторонние люди, – объяснил я. – Слуг тоже можно подкупить или запугать, для них ведь Эрин – никто. Кайла тоже почти весь день нет дома. Знаешь, где самое безопасное место для нее до обряда? – Взгляд Темного стал вопросительным, и я закончил: – Здесь, Олли. Во дворце.

– Она не согласится, – тут же уверенно отозвался брат. – Подумает, мы таким хитрым образом пытаемся соблазнить ее.

– Эрин умная девушка, и если ей все объяснить, она поймет, – не согласился я. – Да и спальня у нее отдельная будет, напротив как раз. Олли, да я с ума сойду, думая, все ли с ней в порядке и не придумала ли Ниалона хитрый способ подобраться к Эрин! – нервно выпалил я, взъерошив волосы. – А с Ниалоной за один день не получится разобраться, я только завтра утром отдам приказание насчет Рогена!

– Ногу ему сломать, и всего делов, пусть дома отлеживается. – Оллер пожал плечами. – Подставу Ниалоне можно устроить на следующий день после бала Игры, просто проследив за ней, куда пойдет искать помощи, и подослав нашего человека. Но да, ты прав, мало ли что ей в голову взбредет… – Он помолчал. – Эх, трудно будет убедить Эрин, вот печенкой чую…

– Надо постараться, – возразил я и зевнул. – Так, завтра я занимаюсь Ниалоной, в Службе Наблюдения, остаешься тут по делам, ну и пусть комнату для Эрин приготовят. Все, я спать.

Следующий день обещал быть насыщенным до предела.

Проснулся рано, Оллер еще дрых самым бессовестным образом, а я хотел пораньше установить наблюдение над особняком Ниалоны, чтобы не прошляпить Рогена. Олли прав, устранить помощника Распорядительницы случайным образом проще простого. А еще надо по-тихому навестить того аптекаря, который упоминался в сводном отчете, поспрашивать его и выяснить, насколько он виноват и виноват ли вообще. Короче, дел много. А вечером встреча с Эрин… На лице тут же появилась улыбка, а кончики пальцев вспыхнули, вспомнив, какая теплая и нежная у маленькой кожа. Мысль пошла дальше, к тому, как было бы здорово, сиди она сейчас рядом и завтракай со мной… Уже скучаю по нашей разноцветной, хотя прошла всего лишь ночь.

По пути в Службу пришла в голову простая мысль: если Эрин сегодня даст согласие на обряд, зачем ждать до последнего бала? Можно и раньше съездить к Лесным… Но это обсудим позже, с ней. Как она пожелает. Конечно, хочется уже назвать ее своей женой, однако если маленькая решит по-другому, все так и будет. Ее хорошее настроение для меня важнее собственных желаний, и в какой момент так получилось, не хочу задумываться. В Службе сразу принялся за работу: отправил людей к дому Ниалоны с наказом установить слежку за Рогеном и устроить тому несчастный случай с серьезными последствиями. Потом – официальных дознавателей к аптекарю, шорнику и тем, кто упоминался в сводном отчете. Мне уже стало интересно, насколько прошлые смерти разноцветных естественны. В ожидании возвращения дознавателей разобрал текущие дела, и незаметно прошло полдня. Время от времени отвлекался на воспоминания, и тогда мир переставал существовать, на первый план вылезало страстное желание наконец увидеть Эрин, заехать к ней, убедиться, что с маленькой лианоссе все в порядке. Вечером приложу все усилия, чтобы уговорить ее остаться во дворце. Во-первых, ничего неприличного в этом нет, раз все равно замуж за нас выйдет, во-вторых, насколько мне ясно, понятия приличий у Эрин отличаются от нашего местного общества.

…А после обеда вернулись люди с заданий, и картина настоящего положения вещей предстала почти в полном объеме. Исходя из отчетов, шорник делал сбрую для той разноцветной, которая упала с лошади, а вот забирал ее Роген – по всей видимости, он и отнес заказ в дом девушки, иначе как объяснить, что язычок на одном из ремней оказался ослаблен, что и послужило причиной несчастного случая? Камень Правды показал, что шорник не врал, когда клялся и божился, что ничего намеренно не портил. Аптекарь оказался благообразным старичком, полностью увлеченным своим делом, и ничего, кроме пробирок, смесей, рецептов и микстур вокруг не замечавшим. Сумасшедший на почве работы, м-да. Толком у него ответа получить не удалось, а продукты его деятельности не всегда имели длительный срок хранения. Кто к нему приходил и что покупал, он тоже не отмечал. Зато жители квартала отзывались о нем восторженно, говоря, что его микстуры и порошки лечат почти от всех хворей. Понятно, скорее всего, у него Ниа и получала то, что потом ухитрялась подсовывать разноцветным. Ведь для аптекаря сварганить рецепт с заданными свойствами – всего лишь интересная задачка, о последствиях он вряд ли задумывается…

С Рогеном все вышло лучше не придумаешь. Отправился в лавку, споткнулся на ступеньках, и – сложный перелом ноги, лежать два месяца самое меньшее. Ребята виртуозно сработали – за то время, пока помощник Ниалоны был в лавке, расшатали самую верхнюю доску. Сама Ниалона из дома не выходила. С одной стороны, хорошая новость, значит, гадостей сегодня можно не ожидать, с другой – тревожная. Что-то задумала? Знать бы что, тогда можно было бы заранее подготовиться… Что ж, остается надеяться на профессионализм моих людей и умение на ходу подстраиваться под ситуацию. Завтра будет целый день, чтобы решить вопрос с Ниалоной. А сегодня просто понаблюдаю за ней.

Закончил с делами уже ближе к вечеру, даже обедал в таверне рядом со Службой. Зато, возвращаясь во дворец, чувствовал определенное удовлетворение: дело сдвинулось с мертвой точки, и… я увижу Эрианор. И очень надеюсь, услышу ее положительный ответ на наше предложение. Понятно, что обряд и так будет, однако хотелось, чтобы наша птичка согласилась на него не потому, что требуют обстоятельства. И, по-моему, мы с Оллером правильно поступили, что спросили – судя по ее удивленному личику. Она же волнуется, что она для нас всего лишь средство избавления от проклятия, мимолетное увлечение. Было бы так, никуда бы она вчера не ушла, несмотря ни на какое «стоп». И не беспокоила бы так ее безопасность.

Наша Эрин… Как легко получилось принять истину, что она одинаково нравится нам с Оллером, и как невероятно повезло, что она интересуется обоими. Сомневаюсь, что если бы не произошел ритуал Обмена, с прежней Эрин так же вышло. И да, вчера, когда наблюдал за Оллером, поймал себя на том, что хочу, чтобы он продолжал, то, как он ласкал Эрианор, отозвалось таким могучим всплеском страсти, что едва удержался. Остановило только нежелание Эрин продолжать, а я не хотел заставлять ее, хотя мог бы. Вместе с Оллером. Я же видел, как она таяла в наших руках, такое не сыграешь, и на поцелуй отвечала искренне, уж это я тоже способен понять. Так, ладно, скоро сам все услышу, вечер всего через пару часов.

Оллер уже ждал, в нетерпении меряя шагами гостиную, и пока я переодевался и готовился к вечеру, посвятил его в курс дела.

– Значит, завтра охота на Ниалону? – уточнил Темный, пока я застегивал рубашку.

– Именно, – подтвердил я и усмехнулся. – Поэтому сегодня надо как следует разозлить дражайшую стерву, чтобы она поняла, что надо действовать. Тут мы ее и поймаем. И наконец поставим уже точку в этой затянувшейся истории, – вздохнул и взял камзол.

– Тогда останется только уговорить Эрианор остаться с нами сегодня. – Олли тоже вздохнул.

– Уговорим, – уверенно отозвался я. – Идем?

– Без масок? – улыбнулся Темный.

– Без них. – Я вернул ему улыбку. – Раз Игра почти закончена, смысла в ней не вижу. Да и неудобно, если честно.

Первой, конечно, нас встретила Ниалона. Одна, без Рогена. Ну, точнее, рядом стоял один из дворцовых слуг, судя по форменной ливрее. Я сдержал довольную улыбку и невозмутимо кивнул Распорядительнице, наслаждаясь ее ошарашенной физиономией. Оллер с точно таким же видом остановился рядом.

– Леди Тонвуд, – прохладно поздоровался он.

Ниалона быстро взяла себя в руки, поджала губы и выхватила листок. Мы решили быть вежливыми и подождать, что она имеет нам сказать. «Где ваши маски?! Это же условие!» Я пожал плечами.

– Это ты ляпнула, что женитьба не состоится, даже если девушка не будет видеть наших лиц. – Я со скучающим видом несколько секунд поизучал ногти, потом милостиво продолжил: – А Лесные сказали, что чем больше условий твоего проклятия обойдем, тем большая возможность избавиться от него. – Растянул губы в улыбке и посмотрел в глаза Ниалоне.

Ну, примешь вызов, интриганка Иррохова? Давай уже, все равно мы знаем о твоих грязных делишках, пусть и доказать твое участие в них практически невозможно!

– Ты же не думаешь, что мы жаждем проиграть, Ниа? – поддержал Оллер беседу, в его голосе отчетливо слышалась насмешка.

Она резко выдохнула, лицо застыло маской, и я внутренне подобрался. Наверняка что-то задумала, гадость какую-нибудь. «Ладно, поступайте, как знаете. Время покажет, кто из нас выиграет». После чего подчеркнуто почтительно изобразила реверанс и повернулась к другим гостям. Мы переглянулись с Темным, и я едва сдержал торжествующую ухмылку. Есть! Попалась на крючок! Ну, теперь одно неосторожное движение, милочка, и ты в наших руках! Мы шагнули в зал, ловя на себе удивленные и заинтересованные взгляды – никто не ожидал, что масок на нас не будет. А еще меня насторожило, что откровенно нелепого внешнего вида придворных не наблюдалось. Ниалона подобрела? Не верю.

– Йен, мне не нравится, как возбужденно поблескивают глазки дражайших леди, – вполголоса озвучил Оллер то же, что и я заметил. – И готов спорить на что угодно, это не от нашего появления без масок. А я не помню всех Правил наизусть, чтобы сейчас разбираться, кто в чем одет, и у кого какие украшения и прически! – Последние слова брат практически прошипел, и очень раздраженно.

– Если что, ни на какие провокации поддаваться не собираюсь, – спокойно ответил я, поглядывая на вход – где там Эрианор?

И она появилась, под руку с Кайлом. Сердце пропустило удар, а потом забилось с сумасшедшей скоростью, пока мой взгляд жадно скользил по тоненькой фигурке в зеленом с серебристой отделкой платье – она выбрала наши с Олли цвета! Слишком прозрачный намек, и в груди потеплело от предвкушения, что услышу от Эрин. Разноцветные локоны убраны в две косы, уложенные венком, на лице – немного взволнованная улыбка, и смотрела она только на нас с Оллером. Приятно, однако! Тут же захотелось увести Эрианор подальше от остальных и услышать наконец, что она надумала – цвета цветами, а все-таки слова важнее, – а также обсудить наши дальнейшие планы, и Иррох с ним, с балом. Тут и без нас отлично развлекутся. Разве что по разочку станцевать, и хватит. Кайл ЛасГаллен выглядел задумчивым, но не хмурым – интересно, Эрин сказала ему о нашем совместном предложении? Скорее всего, да, и судя по всему, его эта новость не очень удивила.

Они приблизились, Кайл поклонился и отступил, словно давая понять, что отдает лианоссе под нашу ответственность, и я не сдержал улыбки. А малышка сама протянула руку, присела в реверансе и произнесла своим безумно чувственным, низким голоском:

– Добрый вечер, ваши высочества.

Я поймал изящную ладонь и поднес к губам, решив не хулиганить, а просто запечатлев на теплой коже нежный поцелуй.

– Рад вас видеть, Эрианор, – улыбнулся в ответ и отпустил ее руку.

Ох, как же мне нравится этот нежный румянец, кто бы знал! Во взгляде нашей птички мелькнул довольный огонек, и я с воодушевлением подумал, что зря Оллер опасался долгих уговоров. Что-то подсказывает, их не будет… Похоже, решение Эрин все-таки в нашу пользу.

– Как и я. – Темный тоже приложился к тонким пальчикам. И добавил чуть тише: – Говорить позже будем или сейчас?

Улыбка Эрианор стала шире, и в глазах появился шаловливый блеск. Что задумала, хитрюга?

– Шустрый какой, – со смешком отозвалась лианоссе, отбросив официальность, благо рядом никто из гостей не стоял, и вряд ли нас кто-то мог услышать. – А потанцевать?

– С удовольствием, – не стал отказываться от предложения, тем более что музыканты уже закончили настраиваться, и вот-вот должны объявить первый танец.

То, что началось дальше, мне совершенно не понравилось. Потому что объявили эйтан, и я глазом моргнуть не успел, как нас окружила толпа гостей. Причем и молодых людей и девушек – первые начали наперебой приглашать Эрин, кто-то предложил принести бокал вина, кто-то обнаглел до невозможности и просил сразу два танца подряд. Я в первые мгновения растерялся, потому что девушки начали приставать практически с такими же вопросами к нам с Оллером, при этом отчаянно краснея, хихикая и отводя глазки вроде как в смущении. Эрин тоже застыла, с недоумением глядя на вдруг осмелевших гостей, а вот Темный сориентировался быстрее нас: он властно обнял лианоссе за талию и привлек к себе, благодушное выражение пропало с его лица. Брат прищурился, и гомон разом стих – видимо, народ понял, что переборщил с проявлением внимания.

– Первое, лианоссе ЛасГаллен танцует только с нами, – негромко произнес Оллер ровным голосом, – а второе, никто никакого вина ей приносить не будет, ясно?

А я смотрел на довольную улыбку Ниалоны и пытался справиться с глухим раздражением. Ах так, задумала испортить нам вечер, дражайшая? И серьезно думала, что мы послушно постоим в сторонке, пока другие выполняют написанные тобой Правила? Ниа, Ниа, хитрая, но глупая женщина. Не сводя с нее взгляда, я направился к Распорядительнице – гости расступались молча. В следующий раз будут думать, стоит ли бездумно и беспрекословно выполнять Правила Распорядительницы. Хотя надеюсь, в следующий раз это место займет кто-то более достойный. Музыка продолжала звучать, и краем глаза я заметил, как Оллер повел Эрин на середину зала. Иррох с ним, у нас впереди еще не один вечер, и мне эйтан достанется. А вот осадить Ниалону стоило, чтобы не думала, что такое ей сойдет с рук. Подошел, смерил взглядом.

– Это что сейчас было, миледи? – негромко спросил, прищурившись.

«Это только вы решили, что больше не будете подчиняться Правилам, – получил ответ через несколько минут. – Остальные участвуют в Игре, как всегда, Йен».

– Вот и пусть участвуют между собой, включать лианоссе и нас с Оллером было глупо. – Я пожал плечами. – Ты что, думала, мы послушно отойдем в сторонку и отдадим ее на растерзание этой толпе попугаев? А сами будем развлекать девиц, жаждущих нашего внимания? – покачал головой, хмыкнул. – Осторожнее, Ниалона. Эрин под нашей защитой теперь, а договор с Лесными еще в силе. – Понизил голос и добавил, снова пристально глянув ей в глаза: – Ты не можешь нам мешать, – решил я дожать леди Тонвуд, чтоб уж наверняка. Все равно Эрианор во дворце останется, чего Ниалона пока не знает, а вот завтра забегает. Тут мы ее и подловим. А она молчала, лицо резко побледнело, в глазах загорелась неприкрытая злость. Сказать нечего, да, знаю. На то и расчет. Я подчеркнуто вежливо поклонился и отошел, дожидаясь, пока закончится танец. Нет, пожалуй, потанцевать еще успею, а пока надо пойти и поговорить, расставить последние точки, потом уже развлекаться. Понаблюдал за Оллером с Эрин некоторое время и твердо решил, что следующий эйтан точно будет мой. Хочу тоже вот так прижимать ее к себе и чувствовать, как малышка отзывается на каждое движение…

Музыка стихла, Оллер подвел Эрианор ко мне. И тут она удивила, задумчиво сказав:

– А пойдемте в парк погуляем, а? Тут душно, и я не люблю, когда на меня пялится куча незнакомого народа. У нас с вами, помнится, беседа неоконченной осталась. – И разноцветная поочередно посмотрела на нас с братом.

Отличное предложение, возражать не буду. Мы с Оллером молча встали по обе стороны от Эрин, она взяла нас под руки, и мы с большим удовольствием покинули действительно душноватый зал. Пока шли, молчали, но натянутости и желания заполнить тишину хоть чем-то не возникало – нам и так было хорошо, просто потому, что наконец почти не осталось недомолвок. Сейчас выясним последний важный вопрос, и…можно наслаждаться обществом Эрианор без всяких оглядок. И потихоньку показывать ей жизнь в Мирано.

Мы пришли туда, где Оллер с маленькой уединились в самый первый вечер и где я их застукал. Невольно улыбнулся, вспомнив, как удивился ощущениям – не ревности или злости, а волнению и желанию присоединиться. Да, мне тогда очень понравилось наблюдать… Так, не отвлекаться, сейчас немного не о том пойдет речь. Лианоссе отпустила нас, отошла в сторону, мы с Темным понимающе переглянулись и расположились в беседке, терпеливо дожидаясь, пока наша птичка наберется храбрости и все скажет сама. Она прошлась, не глядя на нас, потом сорвала с куста цветок, начала его рассеянно обрывать. Покосилась на нас и вздохнула.

– Эрин? – тихонько позвал я, ее явное волнение так умиляло, что все время тянуло широко улыбнуться, схватить в охапку, прижать и шепнуть, что все в порядке.

– Я думала над вашим предложением, – выпалила она, нещадно издеваясь над бедным цветком. Потом чуть тише добавила: – Надеюсь, не пожалею о своем решении… – Эрианор наконец повернулась к нам и сделала еще один глубокий вдох. – Я согласна, – быстро проговорила она.

Только услышав эти два слова, я понял, что невольно затаил дыхание в ожидании ответа, аж в груди закололо. А сейчас, глядя на это милое личико, замечая во взгляде легкую тревогу, лично я чувствовал себя самым счастливым человеком. Она согласна! Наша девочка согласна! Все остальное уже не имеет никакого значения.

Эрианор

Пока возвращалась, думать не получалось – в голове не завалялось ни одной даже самой маленькой мыслишки, там крутился калейдоскоп из картинок прогулки, вечера и ощущений. Вспоминала слова, улыбки, взгляды, прикосновения и тихо млела, улыбаясь глупой и счастливой улыбкой. Все сомнения и частично страхи таяли от той неприкрытой заботы, которую братья демонстрировали весь день, и то, что было потом, в процессе обсуждения, хоть и вызывало вспышки смущения, но уже не казалось неправильным или стремным. А уж когда на полном серьезе меня спросили, хочу ли замуж за двоих… В районе затылка образовалась горячая дрожь, прокатилась по телу и вернулась вверх, затаившись в груди, окутав бедное, суматошно колотящееся сердце мягким покрывалом. Ведь спросили, несмотря на то, что обряд все равно должен состояться и для себя они уже все решили. Значит, важно мое мнение. Как-то такое отношение не тянет на статус игрушки и развлекалова или средства от проклятия. Верить, нет? Пока слова не расходились с поступками, дали же время подумать, не потребовали ответа сразу. Ох-х…

Длинно вздохнула, прикрыла глаза, сцепила пальцы. И да, как же легко стало на душе, когда исчезли недосказанности, и моя главная тайна перестала быть таковой! И отношение резко поменялось, меня перестали воспринимать как несмышленую девчонку… В некоторых моментах. Понимающие взгляды и улыбки, когда таяла под их руками, вновь вызвали жгучий румянец и проблемы с дыханием, а еще стало жарко, и низ живота охватила тягучая, приятная истома. Пришлось отвлечься от волнующих мыслей и приструнить гормоны, а то аж голова закружилась от резкой вспышки желания. А мне она, голова то есть, в ближайшее время нужна хоть немного соображающей.

Экипаж въехал в ворота особняка, остановился, и я вышла. К моему удивлению, Кайл встречал в холле. Не раздраженный, а задумчивый, что насторожило. Не то чтобы гадостей от него ждала, но… не знаю, все равно не могла нормально к нему относиться. Особенно учитывая, как началось наше общение с момента появления в его доме.

– Хорошо погуляла? – спокойно поинтересовался он.

– Да, – осторожно ответила, остановившись рядом. – Ты чем-то недоволен?

– Почему же? – Кайл пожал плечами. – Я знал, что ты умная женщина и примешь мой совет наладить отношения, а не ощетиниваться колючками.

– Можно было с самого начала не ставить меня перед фактом, а нормально договориться, – не удержалась я от справедливого упрека и скрестила руки на груди.

Лорду ЛасГаллену хватило совести слегка покраснеть и отвести взгляд.

– Я… не думал, что… с тобой можно договориться, – с трудом выразил он мысль, жутко непривычную для мужчины с жестко патриархальным взглядом на жизнь.

Прогресс, учимся признавать свои ошибки. Я молча закатила глаза и направилась к лестнице.

– Эрин, подожди, – окликнули меня, и пришлось обернуться. – Так что у вас все хорошо?

Я несколько мгновений обдумывала ответ, а потом скороговоркой выпалила:

– Мне сделали предложение, оба сразу, я обещала подумать до завтра, и вообще, устала и иду спать! – После чего развернулась и почти взбежала по лестнице.

Выслушивать шутки на тему «чего думать, соглашаться надо», желания не было. Я ведь женщина, мне все равно надо поразмышлять, разложить по полочкам, посомневаться, даже если исход понятен и так! Мы существа непредсказуемые, и логика нам неведома, да… Илия помогла снять платье, даже расчесала, хотя я вполне могла справиться сама, но, видимо, мой рассеянный вид вызвал у нее сомнение в моих силах. А я и не возражала, ибо, как водится, эмоции вдруг схлынули, и пришел откат. То есть появились те самые мысли, которых в нашей голове иногда бывает слишком много. Горничная вышла, я осталась один на один с собственным здравым смыслом. Посмотрела на отражение своей бледной физиономии, поймала слегка встревоженный взгляд и немного криво улыбнулась.

– Поговорим? – тихо спросила себя.

Ну… надо, куда деваться. Завтра от меня ждут ответа, все карты раскрыты, и, в общем, пора принимать решение. Встала, прошлась по комнате, хмурясь и кусая губы. Нравятся? Нравятся. Оба? Оба, ага, и данный факт скорее волнует и чуть-чуть смущает, чем пугает. Непривычно, да, но сильного внутреннего протеста или возмущения не ощущаю, что радует. Братья… они такие вроде бы разные, но, с другой стороны, и общего у них много, и, вспоминая наше быстрое знакомство и стремительное развитие отношений, я изначально как-то не разделяла их! Да, на осознание времени не было, принцы очень быстро решили не делить меня, и… и остается или смириться с этим фактом, или одно из двух. Смириться, угу, а то сильно кто-то против. Усмехнулась собственной непоследовательности, вспомнив сомнения после первого свидания, но ведь принцы потом исправились! Возможно ли что-то серьезное за столь короткое время, неделю в общей сложности? Все так быстро закрутилось, и практически без моего участия, да и о пресловутой любви никто пока не говорил. Хотя чего это я, когда мужики о любви сразу сообщали? Ой, стоп, нельзя о прошлом думать, нельзя! И все равно, лучше любых слов о намерениях и чувствах свидетельствуют поступки, не важно, сколько времени прошло с начала знакомства.

Вышла на балкон, облокотилась на перила, полной грудью вдохнула свежий вечерний воздух. Вспомнилось, как мне признались, что нагло шпионили перед первым балом Игры, причем тоже оба, и губы тронула улыбка. Мальчишки, ей-богу, а. Мысли снова перескочили на недавнюю прогулку и ужин, и вдруг накатила такая волна нежности, что дыхание на пару секунд перехватило. Как они испугались, когда на меня эта аллергия напала, и как выспрашивали доктора про последствия применения Камня Обмена! Не, вот что ни говори, а интересуй я их только с точки зрения избавления от проклятия, на фига тогда весь спектакль с заботой, расспросами устраивать? Зачем пытаться узнать обо мне что-то сверх того, что им было известно? Ведь не поленились, нашли доктора, поговорили с ним! И раньше зацепились за то, что я не такая, как все…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю