332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Кира Стрельникова » Принц Тёмный, принц Светлый… » Текст книги (страница 19)
Принц Тёмный, принц Светлый…
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 02:01

Текст книги "Принц Тёмный, принц Светлый…"


Автор книги: Кира Стрельникова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 19 (всего у книги 30 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Глава 13

Йен

Прогулка выдалась отличной, если бы не то досадное происшествие с пудрой – стоило Эрин на пару минут одну оставить! И еще немного встревожило, что она вроде как простыла – не нравилось мне это чиханье. Когда успела?! Хотя выглядела здоровой. Надо вечером перед ужином обязательно придворному доктору показать. Позабавила реакция Эрианор, когда я к ней повернулся, решив завязать уже с нелепым условием с масками. Темный прав, раз Ниа обмолвилась о нем, смысла соблюдать – никакого. Что бы там ни говорили Лесные.

Мы очень мило посидели в таверне, поели и отправились обратно – только сначала, как и хотела Эрин, заехали к ней домой, оставили покупки. Ожидаемо, разноцветную посадил к себе Оллер, ворчливо сказав, что теперь его очередь катать лианоссе. Я не спорил, кивнув с кроткой улыбкой. Эрианор, к моей радости, тоже не возражала, и к тревоге тоже – когда мы вышли из таверны, она почти непрерывно чихала, глаза слезились, ну и в нос говорила. До ее дома ехали молча, и переглядывания с Темным показали, что он тоже не на шутку встревожен. Эх, жалко, я поздно вышел, и ту дамочку с пудрой не найти! Ведь в прошлые разы смерти тоже были естественными… Уверен, без Ниа не обошлось, и точно, она следит за домом Эрианор. А вот последнее уже интересно, кстати. Мои мысли тут же завертелись, как это можно использовать, чтобы заставить Ниалону проявить себя… Но для этого еще следовало узнать, как Эгерд и его отдел выполнили мои инструкции касательно леди Тонвуд. Но это завтра, завтра. Состояние Эрин и то, как ей помочь, меня сейчас волновало гораздо больше.

Маленькая сидела, прислонившись к груди Олли, и что-то бормотала – подозреваю, тихонько ругалась, – время от времени чихая и шмыгая носом. Темный обнимал ее, заботливо прижимая, прищуренные глаза и сжатые губы говорили о том, что в голове брата роятся мысли, не обещавшие ничего хорошего виноватым в состоянии Эрин. Полностью согласен с ним! Когда разноцветная ненадолго ушла в дом, сложить покупки, я сразу поинтересовался:

– Ну что с доктором? Узнал что-нибудь?

– Узнал, узнал, – кивнул Оллер. – И очень интересное. Да, заскакивал в Службу, смотрел отчеты твоих по Ниалоне. Рыльце у нее в пушку, и как вывести ее на чистую воду, есть идеи, – добавил он, посматривая на дверь, чтобы не пропустить появление Эрин.

– Это хорошо-о-о-о, – протянул, довольно улыбнувшись. – Давно пора. Кстати, подозреваю, что дражайшая Ниа следит за разноцветной.

– Этого следовало ожидать. – Брат ухмыльнулся. – Чем больше она злится, тем легче заставить ее делать ошибки.

– Отлично. Так с Эрин что, или вечером скажешь? – нетерпеливо спросил я, вернувшись к главной теме.

– Доктор Камень Обмена использовал, – кратко ответил Олли, и я едва успел поймать отвисшую челюсть.

– Да ладно?! – недоверчиво переспросил и запоздало испугался.

Значит, Эрин уже могла умереть? Ох…

– И кто с ней поменялся? – кое-как взяв себя в руки, спросил дальше.

– Понятия не имею, доктор просто доверился Камню, и тот зацепил какую-то душу, – продолжил объяснения Темный. – И понимаешь, тут еще загвоздка, – понизив голос, добавил он, продолжая следить за входом. – Эрин нельзя о прошлом вспоминать, я почитал книжки, это может быть опасным для нее. Чем быстрее она забудет прошлое и привыкнет к этому миру, тем лучше. Душа приживется в новом теле окончательно.

Я тоже посмотрел на особняк, в котором жила Эрианор. Да Иррох с ним в таком случае, с прошлым птички. Кем была, не важно, важнее, кто она теперь. Эрин ЛасГаллен, та, которую я никуда не отпущу и никому не отдам. Теперь понятно, почему она так много спрашивала и задавала вопросы, которые бы в голову не пришли обычным девушкам. И ее поведение, не вязавшееся с восемнадцатью годами. Наверняка ей больше на самом деле, отсюда и рассуждения об отношениях и мужчинах. Ну и отлично, тогда, конечно, мы с Темным знатно просчитались, с тем самым первым свиданием. И ясно, почему Эрин не сильно испугалась нашего откровенного внимания. Ну, тогда вообще многое сейчас проще будет, в том числе и убедить птичку в серьезности наших с Олли намерений не делить ее. Местная бы вряд ли спокойно восприняла такую новость, все же в Мирано подобное хоть и бывает, но редко.

– Вот и отлично, – решительно заявил я. – Тогда и не будем ворошить прошлое, а просто поговорим и все объясним. Скажем, что знаем ее секрет и бояться не стоит, ничего плохого Эрин не будет, – невольно улыбнулся. – Тогда вместе и обсудим, что с Ниалоной делать. Всего три вечера осталось, не хочу рисковать.

– Угу… – задумчиво протянул Оллер, но спросить, что на уме у брата, не успел – появилась Эрианор.

– Вам точно доставляет удовольствие лицезреть мою сопливую физиономию? – выдала эта потрясающая девушка, громко чихнув. – Может, я сегодня дома отсижусь да полечусь?

– Лечиться будешь во дворце, – категорично заявил Олли, за что заработал хмурый взгляд Эрин. – После осмотра придворным лекарем и под нашим наблюдением.

– И нечего рычать на меня, я что, виновата, что эта… клуша там, на дороге стояла?! – огрызнулась она. – Вообще, не понимаю, с чего паника, очень похоже на обычную аллергию…

– Эрин, ты слышала, что мы тебе говорили? – перебил уже я. – Восемь до тебя умерли, и как раз от естественных причин! Девятой не будешь, понятно?!

Оборвал сам себя и сделал глубокий вдох. Она права, кричать не стоит, и не важно, неудачное стечение обстоятельств или происки Ниалоны, эта тетка с пудрой. Сейчас главное – устранить последствия.

– Ладно, ладно, чего так всполошились-то, – пробормотала Эрианор, но я заметил, как на ее губах мелькнула улыбка.

Интересно, что ее обрадовало? Хотя не важно, главное, улыбается.

– Поехали, все. – Я протянул руку.

Поймал веселый взгляд Темного, невозмутимо пожал плечами, и до дворца лианоссе ехала со мной. Во дворце же, на ходу отдав приказ найти придворного доктора и привести в наши апартаменты, направились к себе. Я крепко сжимал ладонь Эрин, тихо радуясь, что она нормальная, теплая, а не ледяная и не горячая. Значит, возможно, девочка права, и ничего серьезного с ней не случилось.

– Мм, а куда вы меня ведете? – осторожно поинтересовалась Эрин.

– Туда, где никакие любопытные не помешают, – ответил Оллер.

– А-а-а-а, – протянула она и замолчала.

Ну, хоть уточнять и спорить не стала, упрямица маленькая. Тратить время на уговоры не хотелось, как и на убеждения, что ничего неприличного делать не собираемся. По крайней мере, пока доктор не скажет, что угрозы нет, и пока не поговорим о сложившейся ситуации. Я устроил Эрианор в кресле, Темный распорядился об ужине, и как раз пришел слегка запыхавшийся доктор.

– Вы можете сказать, что с лианоссе? – Я вопросительно посмотрел на него.

Краем глаза заметил, как напряглась Эрин, и чуть не ляпнул, что она может не опасаться: простым осмотром понять, что душа не принадлежит телу, нельзя. Хотя наш доктор как раз может знать больше, чем тот, кто провел обряд с Обменом, и поэтому не буду отсылать сразу. Сначала Гергус внимательно осмотрел разноцветную, потом достал Камень Лечения, и теперь напрягся уже я – ну и Оллер, конечно. Мы пристально наблюдали за тем, как придворный доктор в полной тишине поднес Камень к Эрианор, провел вдоль тела затаившей дыхание девушки, и – цвет Камня не поменялся, а значит, опасности действительно нет. Я длинно выдохнул и выжидающе уставился на Гергуса.

– Просто сильный приступ аллергии, – подтвердил догадку Эрин доктор, и рядом послышался шумный выдох Оллера. – Я сейчас принесу капли, лианоссе должна выпить, и через полчаса все пройдет. Что вы ели сегодня? – Гергус посмотрел на Эрианор. – Или, может, нюхали? Это может быть запах, не только еда…

– Я знаю, – перебила лианоссе. – Это пудра, которой мне нечаянно в лицо бросили.

– О, понятно. – Доктор кивнул. – Что ж, тогда капли вам помогут, я еще для глаз принесу, а то они у вас тоже красноватые.

Придворный лекарь вышел, и мы остались одни. Я сел в кресло напротив Эрин, Оллер занял третье – наверное, днем подсуетился насчет дополнительной мебели. Мы с братом переглянулись, потом посмотрели на гостью, которая, поймав наши взгляды, нервно поправила выбившийся из косы локон. Ну, милая, поговорим, пожалуй. Я кивнул Олли – пусть начинает, раз он с доктором общался.

– Эрин, – позвал негромко Темный – разноцветная вздрогнула и покосилась на него, – я разговаривал с лекарем, который приходил к тебе, и знаю про Камень Обмена.

Оллер

Недомогание нашей птички серьезно встревожило, в свете того, что узнал про Ниалону, и пока не добрались до дворца, с трудом сдерживался, чтобы не показывать слишком сильно мое беспокойство. Ну и еще про Камень Обмена, да, вдруг есть что-то, чего я не знаю, и тут совсем не леди Тонвуд замешана?! Когда мы ехали обратно с ярмарки и Эрин сидела со мной, доверчиво прижавшись и тихонько ругаясь на собственное состояние, чувствовал себя самым счастливым человеком, несмотря на тревогу. Она была рядом, она не шарахалась и не пыталась отстраниться. Кажется, маленькая лианоссе сменила гнев на милость… И это не могло не радовать! Надеюсь, с ее здоровьем тоже все окажется не слишком серьезно.

Гергус обрадовал несказанно, сообщив, что это просто аллергия, и, пока он ходил за каплями, Йен просигнализировал, что можно начать серьезный разговор. Ну, вот сейчас и расставим все точки, а потом окончательно решим, как действовать.

– Эрин, – негромко позвал я – она вздрогнула и покосилась на меня, настороженно так, с опаской, – я разговаривал с лекарем, который приходил к тебе, и знаю про Камень Обмена.

Она испугалась. В серых с янтарной звездочкой глазах мелькнули страх и… растерянность. Эрианор нервно сплела пальцы и сглотнула, изо всех сил стараясь сохранить невозмутимое лицо.

– Что, прости? – И голос почти не дрогнул, но я-то видел, что с ней творится на самом деле.

Вздохнул, встал и присел перед ней, взяв холодные ладошки в свои руки и глядя прямо ей в глаза.

– Все нормально, маленькая. – Я мягко улыбнулся. – Никто тебя ни в чем обвинять не будет, Эрин. Не надо бояться. Ты не отсюда, мы знаем.

Она отвела взгляд и откашлялась, попыталась высвободить руки, но я не дал. Поднес тонкие пальчики к губам, коснулся, согревая дыханием. Эрианор несильно вздрогнула, на щеках проступил слабый румянец.

– Я… я не помню, откуда я, – хрипло произнесла наконец она. – Не могу вспомнить, голова болеть начинает…

– Не надо вспоминать, – перебил я ее. – Нельзя тебе, Эрин. Этот мир теперь твой, и чем скорее ты привыкнешь, тем легче будет. – Я перевернул ее ладонь и нежно поцеловал в серединку. – Камень Обмена используется очень редко, и обычно с подготовкой, с поисками той души, которая подойдет и приживется в новом теле. Твоя ситуация не совсем обычная. – Эрин снова метнула на меня встревоженный взгляд. – Но то, что с тобой до сих пор все в порядке, уже показатель, что Обмен сработал. Просто надо отпустить прошлую жизнь и привыкать к этой.

– Мне тут сны не снятся, вообще, – тихо призналась она, перестав пытаться освободить руки. – А там… – Девочка запнулась, но продолжила: – Я же умерла там… А… А могла бы выжить…

В разговор вступил Йен. Он тоже подошел к креслу Эрианор и присел на ручку, его ладонь провела по разноцветным волосам.

– Не могла, милая, – мягко ответил он. – Камень ловит только ту душу, которая в своем мире закончила путь. Иначе никак. И не надо больше к прошлому возвращаться, та жизнь для тебя закончилась.

Эрианор прикусила губу, и по щеке вдруг скатилась слезинка. Ой нет, птичка моя, не надо ни о чем жалеть! Тебе же дали второй шанс, ну что ты так расстраиваешься? Йен приподнял ее голову за подбородок и стер каплю.

– Мне… мне сложно привыкнуть. – Эрин отвернулась, прикрыв глаза. – Здесь все другое, все не так, как раньше, я не понимаю, как тут жить… Слишком много всего…

Так, вот грустить не надо, не дело это. Сейчас все вместе и подумаем, как жить, чтобы тебе тут хорошо было. Мы переглянулись с Йеном, поняв друг друга без слов. Надо отвлечь ее, и срочно. О прошлом расспрашивать нельзя, да и неинтересно мне, кем она была раньше, гораздо важнее, кто она сейчас. Теперь, когда нет нужды притворяться, я готов ответить на все вопросы Эрин, только… На моих губах появилась улыбка. Начни мы с Йеном жалеть ее, будет хуже. Значит, надо действовать по-другому. Кажется, в последний раз, как мы встречались здесь, у нас осталась незаконченной одна занимательная игра? Интересно, согласится продолжить или нет? А, не важно, но подразнить хочется, лишь бы с ее лица ушло это выражение тоски и какой-то безысходности.

– Эрин, – позвал я, дождался, пока она посмотрит на меня, и продолжил: – Ну теперь-то можешь спрашивать, что захочешь, раз мы знаем твою главную тайну. Ты же не все еще выяснила, да? – Поднял брови и улыбнулся шире. Ну, догадается или нет?

Возмутится или… или согласится? Все равно многое надо еще обсудить, но не хочется превращать сегодняшний вечер в подобие военного совета. Краем глаза заметил, как губы Йена дрогнули в усмешке – Светлый догадался о моем коварном плане. Его пальцы по-прежнему поглаживали макушку Эрин, и, судя по тому, что она не отстранялась, маленькой нравилось. Нашей разноцветной девочке… Нашей. От этого слова внутри разлилось тепло, а когда вспомнил, как она таяла в руках брата, совершенно не стесняясь своих чувств, тепло превратилось в жар, растекшийся по всему телу, и мысли свернули в совсем неприличном направлении. Страстно захотелось повторить, проверить, действительно ли Эрианор одинаково реагирует на нас с Йеном и не выделяет никого, и вообще узнать наконец, как она к нам относится на самом деле. Хм. Мысль пошла еще дальше, и мне пришло в голову, что спрашивать ведь и мы можем, и я с удовольствием выполню желания Эрианор, любые. Интересно, насколько они невинны?..

Лианоссе прищурилась, и я уже с мысленным вздохом приготовился к гневной отповеди и что придется извиняться, но…

– Оллер, ты намекаешь, что мои расспросы будут на тех же условиях, что и раньше? – протянула она, тоска разом исчезла с лица Эрин.

– Ну я же говорил, умная девочка, – со смешком отозвался Йен и словно невзначай провел пальцем по щеке разноцветной.

– У нас тоже есть о чем поспрашивать тебя, – подхватил я и чуть сжал потеплевшие пальчики Эрианор. – Так что условия равные, птичка моя. Ну согласись, это же интереснее, чем просто разговор?

– Тогда дополнение. – Она посмотрела мне прямо в глаза. – Я не буду делать то, что мне не захочется, независимо от ваших желаний.

О, так нам еще и интуицию предстоит потренировать, значит, да? Мне стало совсем весело, как представил, во что выльется этот вечер. Эрин, Эрин, может, тебе и не восемнадцать на самом деле, а больше, но поверь, мы с Йеном в состоянии понять, когда стоит остановиться. И ты прекрасно знаешь, что наши желания не ограничатся невинным держанием за ручку или целомудренным поцелуем в щечку. Но тебе ведь и самой хочется, иначе не согласилась бы вообще, а попросила отвезти домой. Ну и опять же хороший способ не думать о грустном. Я склонил голову, не отводя от нее взгляда. Вот еще интересная тема для разговора появилась, помимо серьезных, что нравится и что нет нашей разноцветной птичке? Мм, от предвкушения сердце забилось быстрее, и дыхание участилось – можно ведь сразу и на практике проверять…

– Олли, а можно не так откровенно все выражать взглядом, а? – фыркнула вдруг Эрин, а у меня от радости, как она назвала, в душе затрубили фанфары.

– Хорошо, не буду, – кротко улыбнулся я и выпрямился. – Согласен, Эрианор, на твои уточнения.

Наш разговор ненадолго прервался, вернулся Гергус с каплями – словно подтверждая, что они еще нужны, лианоссе громко чихнула, шмыгнув носом. Доктор накапал в стакан с водой и протянул нашей гостье.

– Вот, выпейте, и еще перед сном. К утру все окончательно исчезнет.

Так, ну, тогда, пожалуй, последний серьезный вопрос на сегодня и можно приступать к приятной части.

– Скажите, доктор, вы много знаете про Камень Обмена и его действие? – негромко спросил я.

– Эм… – Гергус поправил очки. – Если была договоренность с шаманами и они нашли душу, подходящую для Обмена, то проводится стандартный обряд с Камнем, после чего человек получает второй шанс на жизнь. Частично сохраняются навыки и умения прежней личности, но память постепенно исчезает, и получается, что это и не прежний человек, однако и не тот, чья душа переселилась в новое тело. Поэтому Камень Обмена используют очень редко. Бывало, душа не приживалась, прошлые воспоминания не давали привязаться к этому миру, и человек сходил с ума. – Гергус откашлялся, а я, бросив взгляд на Эрианор, заметил, как она побледнела. Тихонько, милая, все в порядке, я же сказал. – Еще бывает, новая душа влияет на физиологию тела, изменяются реакции на местные лекарства, настойки.

Хм… а вот это интересно. Возможно, Эрин не так легко отравить, как кажется нам и Ниалоне?..

– А если Камень Обмена поймал случайную душу? – спросил Йен.

– Ну… – Гергус пожал плечами. – Тут как повезет. Если было свечение, значит, есть шанс, что душа приживется, только о прошлом не надо вспоминать, дать ему уйти побыстрее. И наполнить новую жизнь как можно большим количеством положительных воспоминаний и переживаний, привязать к этому миру крепче.

– Свечение было, – тихо отозвался я, вспомнив разговор с доктором Эрианор.

А уж насчет положительных переживаний… Обеспечим с лихвой. И буквально уже этим вечером. Я снова переглянулся с Йеном и понял, что он согласен со мной.

– А если снов нет? – вдруг неожиданно спросила Эрианор. – Это нормально?

Гергус с невозмутимым видом глянул на гостью.

– Значит, душа еще не до конца приняла этот мир, – пояснил он. – Сны появятся, когда она окончательно привяжется к новой жизни и память о старой исчезнет.

Вот как. Что же тебе мешает, Эрин, маленькая? Какие сомнения? Будем выяснять.

– Надеюсь, вы понимаете, что этот разговор строго между нами? – выразительно посмотрел на Гергуса.

Он не болтливый и умный, наверняка догадался, что все не так просто, и способен сложить кусочки картинки. Но лишний раз предупредить стоит.

– Конечно, ваше высочество. – Придворный лекарь с невозмутимым видом поклонился. – Я могу идти?

– Да, спасибо. – Йен кивнул.

Мы снова остались одни, наши с братом взгляды остановились на задумчивой Эрианор.

– Так мне никто и не объяснил, почему вы меня птичкой называете? – Лианоссе ЛасГаллен подняла голову и посмотрела поочередно сначала на меня, потом на Йена.

Я изогнул бровь и усмехнулся.

– Это вопрос к двоим, Эрин? – вкрадчиво уточнил, очень надеясь, что да.

Боюсь, моей выдержки надолго не хватит, наблюдать за ней и Йеном. Глаза нашей гостьи остановились на мне.

– К тебе, ты первый так назвал, – определилась она, к моему смутному сожалению, и добавила, усмехнувшись в ответ: – И не надо так откровенно намекать, Оллер.

– На что? – Я изобразил искреннее удивление.

– На то, что мы еще обсудим, – ответила Эрин, и взгляд стал ну очень выразительным.

Да не вопрос, хорошая моя. И обсудим и покажем… Я вдруг понял, что пальцы просто чешутся снова прикоснуться к ней, провести по гладкой, бархатистой коже. Хочется увидеть, как расширятся зрачки от нахлынувших эмоций, услышать, как прервется дыхание от моих действий. А представив, что Йен может присоединиться, и Эрин даже не будет против, понял, что нужно срочно отвлечься, иначе не сдержусь.

– Олле-э-э-эр, – насмешливо протянула разноцветная. – Я жду ответ.

Сделал глубокий вдох, успокаивая разошедшиеся эмоции, и честно ответил:

– Я видел тебя перед первым вечером Игры, когда ты пела на балконе. И Йен там тоже был, – со смешком добавил, сдав брата с потрохами.

– Собственно, первый твой прокол, милая. – Светлый присел на ручку своего кресла, весело глядя на недовольно скривившееся личико. – Ты пела на языке, которого нет в Оймири. У нас он единый. Ну и все знают, что разноцветные не поют, а ты указ нарушила. И красиво так, между прочим, – задумчиво добавил Йен. – Я аж заслушался.

Она прерывисто вздохнула, прикрыв глаза.

– Ладно, хорошо. Я даже не буду спрашивать, как вы через забор пробрались и зачем вообще решили подглядывать, – проворчала Эрианор и выжидающе уставилась на меня. – Ну?

Нас опять прервали – принесли ужин. Служанка быстро расставила тарелки, и мне сразу пришла идея первого желания. Вполне невинного, с одной стороны, но мне лично доставит удовольствие. Сел за стол, придвинулся ближе к Эрин – она внимательно следила за мной – и взял вилку. Потом наколол кусочек мяса, обмакнул в соус, подпер другой рукой подбородок и снова посмотрел на Эрианор.

– Не против, я покормлю тебя? – кротко осведомился, чувствуя, как губы неудержимо разъезжаются в улыбке.

Эти чудесные глазки сузились, смерили меня подозрительно, и Эрин кивнула. Вот и замечательно. Рядом тихонько хмыкнул Йен. Интересно, что за мысли бродят в его голове? Между тем лианоссе осторожно сняла губами кусочек, облизнулась – по телу пронеслась огненная волна от такого невинного действия, – и прожевала. Некоторое время мы ели в тишине, у меня напрочь отпал аппетит, пока я наблюдал за Эрин – мой взгляд никак не мог отлипнуть от ее губ, и все благие намерения по поводу приличного поведения отступали под натиском других желаний. Ну ничего не могу с собой поделать, я мужчина, а она очень симпатичная девушка, которая мне серьезно нравится, и да, я хочу зайти дальше поцелуев! И сделать так, чтобы она тоже захотела… А не сдалась под нашими настойчивыми уговорами. Покосился на Йена – его задумчивая физиономия и блеск в глазах навели на догадки, что думаем мы в одинаковом направлении. Ладно, вечер только начался.

Эрин откинулась на спинку кресла, довольно вздохнув и дав понять, что наелась.

– Спасибо, – сказала она, подарив мне мимолетную улыбку. – Ты говорил, у вас тоже ко мне есть какие-то вопросы?

Еще как есть, хорошая моя. И много… Но начнем издалека.

– Эрин, тебе же не восемнадцать на самом деле, да? – поинтересовался с самым невинным видом.

– Н-нет, – запнувшись, ответила моя птичка. – Мне… больше. Это сильно заметно, да? – со вздохом добавила Эрин.

Йен тихонько рассмеялся:

– Конечно, малышка. Да ты с самого начала вела себя совершенно по-взрослому, – пояснил он. – Начиная с появления на балу и заканчивая твоей отповедью после нашего первого свидания. Это и зацепило, знаешь ли, – продолжил он. – Особенно то, как ты не испугалась наших откровенных действий. – Светлый весело ухмыльнулся.

Эрианор сердито поджала губы и очень мило покраснела. Взрослая-то взрослая, но, похоже, незнакома с ситуацией, когда за ней ухаживают сразу двое. Будем исправлять, смущение Эрин мне нравится только до определенного предела. Я склонил голову, окинув лианоссе взглядом.

– Твое желание, птичка моя?

Она справилась с эмоциями и ответила:

– Налей вина, пожалуйста. Пить хочется.

И взгляд такой, сама невинность. Я невозмутимо кивнул, наполнил бокал и протянул ей. Если это прозрачный намек на наше первое свидание, милая, я его, конечно, понял, но на провокацию, если это была она, не поддамся. Не время еще.

– Твоя очередь спрашивать, – произнес я, вернувшись в кресло и соединив кончики пальцев.

Эрин посмотрела на Йена. Ага, значит, вопрос ему. Я устроился поудобнее и приготовился слушать и наблюдать. Чую, меня ждет занятное зрелище. Разноцветная нахмурилась, прикусив губу, побарабанила пальцами по подлокотнику.

– Ладно, раз такая пьянка, – пробормотала она. – Йен, все-таки что за история с этим проклятием, а? Целиком, если можно, и каким боком к ней Лесные привязаны?

– Два вопроса, Эри-и-ин, – протянул довольный Светлый и для наглядности поднял пальцы.

Вот же… счастливчик! Ладно, моя очередь еще наступит.

– Ну два. – Она пожала плечами и отпила глоток. – Ты условие помнишь, что, если меня твои желания не устроят, я откажусь их выполнять?

Я чуть не рассмеялся. Ох наивная, а ты думаешь, Йен такой дурак, что в лоб будет действовать?!

– Помню, – невозмутимо отозвался брат. – Значит, проклятие и Лесные, да? – Он помолчал. – Ну, в общем, ты уже знаешь, Ниалона со злости, что не удалось добром заставить одного из нас жениться на ней, ляпнула это проклятие, что или все-таки она станет королевой, или ни одна женщина не сможет выйти замуж ни за меня, ни за Олли. Ниа не поленилась уточнить, перечислив и брюнеток, и блондинок, и рыжих. – Йен усмехнулся. – Естественно, нам не улыбалась такая перспектива, мы съездили к Лесным, и они предложили вариант: обойти как можно больше условий, но поставили ограничение – у нас десять попыток. Предложение выбирать среди разноцветных и использовать Игры исходило от них, точнее, от их шаманов, поэтому мы спорить не стали. Только никто не учел, что Ниа ухитрится подстроить все так, что Распорядительницей станет она. – Улыбка пропала с лица Светлого, во взгляде мелькнуло раздражение.

– Ты же читала про Игры, да? – уточнил я, пока Йен переводил дух.

– Вопрос, Темный? – тут же воспользовалась ситуацией Эрин, голос звучал одновременно насмешливо и довольно.

А я и не стал возражать, глянув ей прямо в глаза и нежно улыбнувшись.

– Да, милая, – понизил голос, подбавил в него мягких, чувственных ноток.

Дразню, да. Я достаточно был хорошим и выполнял твое пожелание, птичка моя, и ты сама слышала – тебе нужно как можно больше положительных эмоций и воспоминаний. А тебе нравились мои поцелуи, я отлично помню. И не только поцелуи…

– Да, про Игры читала, – ответила наконец Эрин после секундной заминки. – Так, Оллер, сначала дослушаю Йена, потом с тобой разберусь.

Как пожелаешь, Эрианор, как пожелаешь. Я подожду.

– И дальше? – подтолкнула она брата.

– Дальше с Ниалоной заключили договор о том, что она честно выполняет условия соглашения, выбирает, кому из нас жениться на разноцветной, и не пытается избавиться от конкурентки. Камень Печати не позволяет ей нарушить слово, потому что в этом случае она навсегда останется без голоса, а проклятие теряет силу. И мы вольны в своем выборе. Если же после десяти попыток мы оба все еще останемся холостыми, значит, один из нас женится на ней, и к Ниа возвращается голос, – закончил Йен. – Такая вот история.

– Э-э-э… – Эрин захлопала ресницами. – Офигеть, конечно. А…

– Снова вопрос? – Йен поднял брови, улыбнувшись уголком губ.

– Тьфу на тебя. – Маленькая с досадой взохнула. – Да проще просто поговорить, а не устраивать всякие заморочки в вашем стиле!

Она вела себя сейчас опять по-другому, совсем… свободнее, что ли, естественнее. Никаких попыток быть вежливой и держаться в рамках, обращаться на «вы» или по титулу. Значит, в ее прошлой жизни такого не было? Очень уж запросто она сейчас держится, да и раньше я не замечал за ней особого благоговения или почтительности. Эрин вела себя с нами… на равных, вот. Как будто не считала, что наше положение по рождению делает нас изначально выше ее по статусу. И мне это нравилось, еще как! Она не боялась спорить, высказывать свою точку зрения и отстаивать ее, даже если оная отличалась от моей или Йена. Ох, птичка моя, да ты настоящее сокровище!

Светлый развел руками и с искренним сожалением ответил:

– Эрин, милая, ну прости, что я могу поделать, если ты упорно пытаешься держать нас на расстоянии, даже вопреки собственным желаниям?

Красавец, братец, как изящно уел лианоссе ЛасГаллен! Я едва не захлопал в ладоши. И ведь прав, да. А Эрин, Эрин вскочила и прошлась по гостиной, будучи в явном раздражении от услышанного.

– Я уже говорила, что не хочу становиться ничьей игрушкой, черт возьми!

Так, по-моему, кто-то слишком много думает… Йен, видимо, решил то же самое, потому что вдруг тихо позвал:

– Иди ко мне, маленькая.

– Что? – Она остановилась и, нахмурившись, посмотрела на брата.

– Иди, говорю, ко мне, – спокойно повторил он. – Я ответил на твои вопросы, Эрин. Прежде чем продолжим разговор, закроем тему с моими желаниями.

Уж не знаю, что подействовало, уверенный тон Йена или что-то еще, но Эрианор молча подошла к нему и с недовольным видом остановилась рядом с креслом, скрестив руки на груди.

– Ну? – буркнула она.

А в следующий момент брат ухватил нашу упрямицу за талию и усадил к себе на колени.

– И только попробуй возразить, что здесь тебе сидеть не нравится, – крепко обняв ее, выдохнул Йен на ухо Эрианор. – Кстати, улыбаешься ты очаровательно, хорошая моя. И это мое второе желание. Злость тебе совершенно не идет.

Я думал, дальше возмущаться будет, но ошибся. Моя птичка задержала дыхание на несколько секунд, прикрыла глаза, а потом все-таки улыбнулась. Чуть-чуть скованно, но улыбнулась же! Йен откинулся на спинку кресла и потянул ее к себе – Эрин на миг замерла, на лице мелькнуло сомнение. Наблюдая за ними, поймал себя на том, что тихо наслаждаюсь зрелищем укрощения строптивой, и сам едва удерживаюсь от широкой ухмылки. Недовольная Эрианор, как оказалось, картина умилительная. Особенно когда понимаешь, что недовольство не совсем соответствует истинному положению вещей. Сдается мне, Эрин просто скрывает свои настоящие эмоции, боится быть искренней. Почему? Думаю, скоро узнаю. Вообще, вечер откровений у нас получается, но я этому рад. Наконец-то не будет недоговоренностей.

– Кстати, Эрин, я тебе должен, – напомнил ей, с нетерпением ожидая, какое желание она озвучит.

Она посмотрела на меня, склонив голову, и выдала:

– Меня устроит ответ на мой вопрос, без всяких условий. – Послышалось, или в этом чудном низком голосе с хрипловатыми нотками проскользнуло ехидство?

Вот хитрюга, а! Ну да ладно, мне не сложно.

– И что же тебя интересует, маленькая?

А вот тут Эрин стала серьезной.

– Ко мне приходили Лесные и говорили о каком-то пророчестве, к которому я имею отношение. Но что за пророчество, не объяснили. Что-то мне подсказывает, ты можешь знать о нем больше, Олли. И оно как-то связано с вашим проклятием.

Ох ты ж… К ней Лесные приходили?! Меня окатило холодной волной запоздалого страха, потом отпустило. Раз она здесь, жива-здорова, значит, все в порядке. Появление Эрин в Оймири укладывается в непонятные планы Лесных.

– Я всего лишь могу тебе его пересказать, – тихо ответил, глядя прямо в разноцветные глаза. – Потому что со мной Лесные тоже не откровенничали.

Кратко сообщил про исчезновение магии и странное пророчество, к которому мы оказались косвенным образом причастны.

– Выбор без выбора? – Брови Эрин поползли наверх. – Так поэтому Ниалона решала, за кого из вас разноцветная выйдет замуж?

– Да, – подтвердил я.

– Ох, ну накручено, – вздохнула она и приложила пальцы к вискам. – Без пол-литры не разберешься… Ладно, хорошо, допустим. Я вслух порассуждаю, ага? – Дождавшись наших кивков, Эрин откинулась на грудь Йену, уставившись сквозь стену отсутствующим взглядом.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю