332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Катя Водянова » Как я украла ректора (СИ) » Текст книги (страница 15)
Как я украла ректора (СИ)
  • Текст добавлен: 10 июня 2021, 12:04

Текст книги "Как я украла ректора (СИ)"


Автор книги: Катя Водянова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 17 страниц)

56

К вечеру наша связь с Перси настолько окрепла, что стоило закрыть глаза, и я ощущала себя в его теле. К тому же постоянно мёрзли пальцы и было тяжело дышать. Воздух будто сгустился и стал очень горячим, обжигающим, ползущим по бронхам густой кашей. Зато и вдыхать можно было реже, кислород расходовался меньше.

Идти на работу я не решилась: ведь чем сильнее удаляюсь от Перси, тем хуже себя чувствую, а дневная передышка закончилась. Казалось, что теперь лич стремился выкачать все недополученное за время моего отсутствия в академии. Поэтому я кое-как сделала домашнее задание, затем просто упала на скамью в парке и сидела там, пока совсем не стемнело. Гаррисон почти все время сидел рядом и читал вслух мне какую-то поэму на языке перводетей. Растягивал гласные он с чувством, от сердца, но читал достаточно монотонно, словно убаюкивал. И в его теплых объятиях было так уютно прятаться от вечернего холода, что я не заметила, как уснула.

Очнулась же в комнате Гаррисона, это поняла сразу и без сомнений: только его подушка могла пахнуть так по-особенному, а клетчатый плед, наверное, единственный на всю академию. Студенты предпочитали покрывала с эмблемами факультетов, которые выдавал каптер.

– … мне не нравится, что ты слишком многое себе позволяешь в отношении Лиззи! – Персиваль снова говорил тем самым занудным преподавательским голосом, который потихоньку прилипал и ко мне.

– И это "многое" серьезнее привычки тянуть из нее жизненную силу? – вяло парировал Гаррисон. – Тейт уже не справляется. Ее надо отпустить.

– Надо просто ослабить связь, но для этого нужно копьё. Она не говорила, где припрятала древко?

– Она и не скажет, – я с трудом села и попробовала дышать, вроде бы стало легче. – Потому что она не прятала копьё. Предатели!

Перси и Гаррисон переглянулись, но оправдываться не стали. Точно родственники. Надо будет расспросить у папеньки, только ли в саркофаге он полежал вместо Макграта или были ещё случаи. Они же и хмурятся одинаково!

От таких мыслей зачесался нос, но когда протянула руку, то заметила на ней запаянный браслет наручников и тянущуюся от нее цепочку, которую тоже не поленились скрепить магией, вместо обычного узла или замка.

– Это ради твоей безопасности, Лиззи, – Персиваль пересел ко мне и протянул бутылку с водой. – Видишь ли, для такого мощного ритуала, как прорыв ткани мироздания, нужен очень могущественный маг.

– Которого не будут искать в случае пропажи. К тому же есть нюансы требований к самому магу…

– Он должен быть чист душой, телом и помыслами!

– Я вне опасности, отвязывайте! – но по сочувственно-понимающим лицам поняла – не отвяжут. – Нет, правда, ехидный чернокнижник, частый гость в комнате для наказаний, вынужденный поклонник "Любовных страстей Розы" – это точно не тянет на чистого помыслами человека.

– У тебя восьмой уровень, а магия точно слеза – ты подходишь, – Уилл сел по другую сторону кровати и взял меня за руку. – Поэтому мы с магистром Фрибушем и решили тебя спрятать, пока занимаемся другими делами.

Во рту пересохло, так что поднесенную Перси воду я выпила с удовольствием, затем не удержалась и ткнула пальцем в грудь Гаррисону.

– И даже снова сговорились ради этого! А ведь Персиваль тебя подставил, сдал Лоусон!

– У нас разные версии истинной личности Филча. Но тебе лучше побыть здесь, Лиззи.

И только я собралась высказать им все, что думаю, как Перси сочувственно улыбнулся, а я провалилась обратно в темноту. ‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​

‌‌‍57

От холода не попадал зуб на зуб, и не получалось согреться даже под самым теплым одеялом. Я попыталась сотворить простенькое заклинание, но потом осознала, что сплю не в своей комнате и быстро проснулась. Цепочка по-прежнему сковывала запястье, а рядом на тумбочке стояла бутылка воды, пирог, точно приготовленный Ани, потому что только она умеет делать такие красивые косы по верху, парочка яблок, а стоило мне перегнуться через край кровати, как обнаружился и ночной горшок.

Понятия не имею, где его откопали, скорее всего в музее при академии или в той же комнате потерянных вещей, благо запасники первого мало отличались от содержимого второго. В любом случае, Гаррисон вернулся на первую строчку в списке тех, кого бы я забрала в свой личный гарем-темницу, если бы решила повторить путь Ледяной Стервы. А Персиваль… темная праматерь! Я не знаю, что делать с родственником, пускай и названным. Даже в своих злых фантазиях!

Сейчас это и неважно, выбраться бы из плена. Я несколько раз дернула цепочку, попыталась расковырять место спайки или разорвать какое-нибудь из звеньев, но ничего не выходило. Металл оказался прочным, чары поверх него – надёжными, рассчитанными как на мастера-вора, так и на студентку боевого факультета, потому сколько бы я ни пыталась, так и не смогла освободиться.

Зато в прутьях изголовья кровати металл оказался не настолько хорош. Заклинанием, которому обучил отец, я смогла разрезать металл и освободить край цепочки, с которым и поплелась в ванную. А когда вышла оттуда через пятнадцать минут, то почувствовала в себе силы не только выбраться из комнаты, но и навалять Гаррисону при встрече. Тоже мне, гений-теоретик, мастер-воин, всерьез подумал, что дочурку Кеннета Липкого можно удержать, заперев в комнате.

Но и с выходом оказалось все не так просто: в замочную скважину будто влили жидкий металл, намертво ее запечатавший. А толстая дверь из зачарованной древесины поддавалась магии хуже, чем обычные стальные прутья. Я пробовала сломать и петли, но их тоже защитили чарами, как и окно, и балконную дверь. Просто импровизированная тюрьма для Харпер Тейт, а не комната. Можно было бы попробовать разобрать доски пола, но под ними только скальная порода. Между тем за окном царила непроглядная темнота, и не поймёшь, этой же ночи, когда я засыпала, или уже следующей, знаменующей смену года.

От бессилия я хлопнула ладонями по стеклу, и на звук обернулась темная фигура, бредущая по саду. Успех так вдохновил, что я стукнула ещё раз и помахала руками. На фоне светлой комнаты должна быть хорошо заметна не положенная в мужском общежитии женская фигура. Потенциальный спаситель в самом деле замер на месте, затем подошёл ближе, резко отступил, плюнул на землю и поспешил ко мне изо всех ног.

Когда же круг света четко обрисовал привычный костюм-тройку нашего ректора, я отшатнулась назад и взмолилась темной праматери, чтобы чары Персиваля выстояли и под его напором. Но мистер Харрис их даже не заметил, смел льдистой магией, потянул за ручку и шагнул в комнату.

– Что, мисс Тейт, нашли Филча? Или Макграта? А, может быть, обоих? Говорят, до поражения скверной они были лучшими друзьями, не разлей вода, куда один, туда и второй.

– Да я и не искала особенно, – только бестолково болталась вслед за Перси или Гаррисоном. Это они у нас великие сыщики, победители Филча, которые додумались усыпить и запереть безвинную меня. – Кому он нужен, этот старичок, хе-хе.

Вышло неловко и неубедительно, я и сама это чувствовала. Мистер Харрис же подходил все ближе и ближе ко мне.

– Спасибо, что освободили. После того, как я приложила Гаррисона магией в Любоведень, он сам не свой. Будто летающий поросенок ткнул его пятачком и внушил страсть ко мне. А сегодня и вовсе помешался…

– Тебя уже вторые сутки ищут, Харпер. А я ведь сразу говорил: не место тебе в академии, надо было идти в воинство Света, по стопам матери...

– И вы ее знали? – уже без удивления спросила я, затем осторожно положила руку на балконную дверь, приготовившись бежать.

Но ректор не отставал, следовал за мной и напрягся, как перед броском.

– Да, чудесная была женщина! – его взгляд устремился куда-то вверх и стал чересчур мечтательным. – Такой размах плеч, такая икроножка! Разила врагов направо и налево, истинная дева битв! Знаешь, а ведь я мог быть твоим отцом, не подсуетись Липкий со своим копьём! Да он просто купил Элиру!

– Наглядно продемонстрировал серьезность намерений и глубину чувств! – выдала я свою версию событий и осторожно приоткрыла дверь. Их с Перси послушать, так каждый мог быть моим папочкой!

– До сих пор злюсь, когда тебя вижу! – поверх моих пальцев легка крепкая рука ректора, а сам он вытолкал меня в дверь и намотал поверх кулака конец цепочки. – Вылитый Кеннет в молодости! Те же глаза, тот же нос, те же темные волосы, те же воровские повадки! Только магия у тебя светлая, как и положено дочери паладина. Но ничего, сейчас пойдем в мой кабинет, где ты выложишь все, что откопала о Филче, заодно о том, откуда, во имя темной праматери, взялся Перси Фрибуш.

– Из саркофага Макграта, – я попыталась вывернуться и пнуть Харриса по голени, но он легко уклонился и недоуменно почесал затылок свободной рукой. – Думаю, пустота там не стала для вас сюрпризом!

– Там валялся обычный скелет с непонятными чарами, я раз двести пробовал его поднять, и безрезультатно. А потом этот скелет кто-то украл. Я зашёл проверить в тот день, когда филчев Фрибуш приперся ко мне с документами о трудоустройстве! Просто на всякий случай зашёл, чтобы отмести самую идиотскую версию его появления.

– Это я стащила скелет, отнесла его на кафедру некромантии и там подняла. Понятия не имею, почему у вас не вышло, гласные, наверное, не так растягивали…

Терять мне уже было нечего, если Харрис и есть Филч, то вряд ли оставит в живых источник силы Персиваля. Возможно, получится его хотя бы удивить, заставить на мгновение потерять бдительность, но пока ректор очень крепко держал край цепочки, захочешь – не вырвешься.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

– Врешь! – он стащил меня с балкона и поволок к лабиринту. – Ты умная девчонка, но без нормальной теоретической базы, все хватаешь по верхам, ни во что не вникаешь. Привыкла полагаться на магическую мощь, оттого считаешь учебу напрасной тратой времени. И если я не смог поднять Фрибуша, то тебе бы точно не хватило знаний.

Ноги скользили по мокрой от росы траве, а ещё на улице мне стало совсем зябко, хотя куда уж больше. Оттого злость на ректора и его неуважительное отношение к моему отцу и знаниям пересилили здравый смысл.

– У него ещё кость лишняя осталась! Правда, ума не приложу, куда ее нужно было приставить.

Харрис застыл на месте и выпучил глаза, а затем ответил так нецензурно, что и авторы любимых книг мисс Пэриш покраснели бы от столь неожиданного анатомического выверта.

– Я ее туда подбросил. В очередной раз пытался поднять Персиваля, когда магистр Салли, этот чокнутый фанатик некромантии, припёрся на работу проверить, не воруют ли его бесценные реактивы студенты. Встречаться с ним не хотелось, вот я и сгреб все кости и случайно захватил одну из скелета виверны. Думал, потом приведу в порядок, но ты успела раньше. Это все воровская кровь!

Ну да, если воровать, так ректора! Ведь его, то есть Персиваля, кости были единственным, что я украла за всю жизнь.

58

Но мистер Харрис не слишком верил в мою благонадежность, поэтому не отпускал цепочку и неумолимо тащил к лабиринту, а я на время перестала упираться. Время еще не слишком позднее, есть шанс, что встречу кого-нибудь и попрошу спасти от сумасшедшего ректора.

Хотя кто же вступится за студентку? Но, возможно, расскажут Гаррисону. Лучше уж его комната, чем кабинет ректора. Как там учил Макграт: из всех злодеев надо выбирать знакомого.

Сегодня в небе не было луны, звезды прятались за защитным полем, мрак же разгоняли только редкие светящиеся грибы, специально высаженные вдоль дорожек в парке. Не слишком густо, чтобы не облегчать дело шатающимся в ночи студентам, но мне хватало, ректору тоже. До входа в лабиринт он ни разу не споткнулся, как и на выходе. Замедлился только когда заметил гуляющую вокруг перводрева парочку.

Женщина сразу же смутила знакомым платьем в горох и шарообразной фигурой. Мисс Пэриш! Только с моим везением в такой момент можно было встретить ночного вахтёра в компании с ее, как оказалось не мифическим, ухажером. Почему не Лоусон? Или магистр Салли? Он бы точно не бросил меня на растерзание ректору.

Но рядом с Пэриш шел кто-то смутно знакомый, по-армейски подтянутый, пусть и широковатый плечами для паладина или гвардейца. Ректору не понравились возможные свидетели, поэтому он зажал мне рот и потащил ближе к кустам, пару раз задев моим боком треклятые розы.

Я рассудила, что ради простого разговора мистер Харрис не стал бы так напрягаться, и без затей укусила его за руку, затем добавила затылком по переносице. Хотела ещё локтем по солнечному сплетению, но только отбила руку о его торс. Надо же, а по виду так обычный рыхлый живот, на ощупь же словно каменный. Но и этого хватило: Харрис на мгновение ослабил хватку, и я закричала. Не мисс Пэриш, так кто-нибудь другой услышит и придет на помощь.

Обернулись и она, и магистр Керк. Преподаватель боевой магии тут же грубовато сбросил руку спутницы и побежал к нам, профессионально размахивая руками. Когда-то очень давно магистра серьезно ранили в бою, с тех пор с магией у него были большие проблемы, а вот физическими боевыми искусствами он владел в совершенстве. Собственно, потому академии и понадобился второй преподаватель этой дисциплины, который мог бы  показать не только необходимые выпады и удары, но и атакующие заклинания.

Ректор снова помянул Филча и внезапно бросил в Керка “ледяной сетью”. Заклинание должно было сковать его и обездвижить, но на деле стекло с массивного тела безобидными каплями. В то же время я смогла выкрутиться и добавила своему похитителю ощутимым пинком из серии запрещенных приемов. Харрис взвыл от досады, отшвырнул меня в сторону и стал меняться на глазах.

Вырос, покрылся блестящей голубоватой броней и острыми шипами по предплечьям, а в руках сами собой материализовались мечи. С одной стороны, иметь особую, “боевую” форму – норма для мага, с другой – у Филча она тоже была. Неужели это он? Столько лет скрывался в академии под видом ректора, и никто ничего не заподозрил?

Пока думала над этим, я не переставала двигаться к белому ясеню. Если Гаррисон не врал, стоит тронуть одну из веток, и  сюда немедля прибудут орды друидов, гильдейских магов и паладинов, которые скрутят Филча.

Пока же они не на шутку сцепились с магистром Керком. И если ректор впечатлял своей мощью и магией, то пожилой преподаватель – невероятной силой и невосприимчивостью к воздействиям. Они стекали с него каплями воды или рассеивались безвредным туманом, не причиняя никакого вреда. Я пыталась вспомнить, с помощью каких чар можно добиться такого эффекта, но не могла. Жаль, что рядом нет всезнайки-Уилла, в памяти которого точно бы нашелся подходящий абзац из учебника или древнего фолианта.

– Харпер, милочка! – мисс Пэриш выскочила из-за розовых кустов и навалилась, прижимая меня спиной к колючкам плетущейся по забору розы. – Не бросайте меня здесь, прошу вас! Я обычная слабая женщина, не могу наблюдать, как дерутся мужчины.

Обогнуть грузное тело оказалось не так просто, к тому же мисс Пэриш наступила на край моей цепочки и сойти не пыталась.

– Я тоже слабая женщина, которой очень нужно дерево! – прошипела я, но сколько бы ни пыталась выдернуть край цепочки или же отпихнуть мисс Пэриш, ничего не получалось. Она продолжала напирать и прижимать меня к забору, не заботясь, настолько глубоко мне в кожу впились колючки.

– Надо затаиться, Тейт! Разгоряченные боем мужчины точно дикие животные! Они бывают весьма опасны, особенно для таких привлекательных дам, как я. Но и тебе может перепасть.

Из-за тела Пэриш разглядеть происходящее не получалось, но судя по звукам, битва была ожесточенной. Я все еще пыталась вырваться и уйти, хотя чувство, что меня на меня уже напали разгоряченные боем мужчины, сразу оба, и пляшут по моим животу и спине, не уходило.

Давление исчезло резко, после меня рывком отодрали от забора и тут же заключили в крепкие объятия.

– Все в порядке, мисс Тейт, я его обезвредил! – после магистр Керк отпустил меня и отошел назад, а Пэриш шлёпнулась на землю, теперь уже задницей прижимая край цепочки. – Не понимаю, что нашло на мистера Харриса? Он всегда был таким спокойным и рассудительным, разве что отчетами мог приложить так, что и не встанешь.

С опаской я оглянулась и заметила лежащего на земле Харриса. Боевая форма с него сползла, оставив внешность обычного мужчины средних лет, подтянутого и широкоплечего, со шрамом поперек лица. Неужели вправду Филч? И в то время, пока Уилл и Персиваль прохлаждаются где-то, обычный преподаватель боевой магии победил самого могущественного из магов прошлого! Где же тогда Макграт? Или он в сотнях миль, обустраивает свою жизнь в новом мире и думать не думает о Филче и прорыве скверны?

– Надо сообщить обо всем мисс Лоусон, – пробормотала я. – Она свяжется с гильдией магией или министерством, там уже разберутся с мистером Харрисом.

– Они не успеют, – Керк взял меня за руку и сжал ее. – До тебя доходили слухи, что Филч вернулся? Но его сила не только в скверне, но и в тьме последователей. И все они сейчас собираются вокруг академии, чтобы помочь ему разорвать ткань пространства! Нам срочно нужно оружие, достаточно могущественное, чтобы победить архимага.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Мисс Пэриш кивала в поддержку и с алчностью глядела на меня. Все это было как-то очень странно. Даже если бы мистер Керк намекал на древко от копья, то проще было бы сломать одну из веток с ясеня: это и оружие, и гарантированная помощь. Как бы друиды ни злились на осквернителя, на Филча они разозлятся еще сильнее.

– Да, понимаю, копье моей матери, точнее его древко, оно…

Керк на мгновение ослабил хватку, а мисс Пэриш приподнялась с края цепочки. Я же прикусила губу, изображая нерешительность, затем резко дернула цепь на себя и скрылась под невидимостью. Особенной, которую практикуют только мастера-воры, а не архимаги, и бросилась бежать. Выходило все равно слишком шумно из-за скорости и звона металла, поэтому магистр Керк догонял, а Пэриш двинулась напрямик к древу, отрезая мне путь к спасению. Но главное – добраться до лабиринта, они не смогут предугадать, где я выйду. А в такой ситуации самым правильным будет бежать к дядюшке Питеру, он единственный, кто не претендовал на роль моего папеньки, но неплохо с ней справлялся, когда казнили настоящего.

Тут магистр приблизился слишком близко, я не удержалась и бросила заклинанием в ближайший розовый куст. Судя по звуку падения за спиной, колючая плеть все же схватила его за ногу, зато меня не менее шустро схватили стражи академии и прижали к земле.

– Отведите ее в комнату для наказаний, – взмахнул преподавательским браслетом магистр Керк, а темные тени безмолвных духов ему кивнули. – И проследите, чтобы мисс Тейт не попалась на глаза другим студентам. Она не должна вносить смуту в их ряды.

– Так это вы Филч? – вполголоса спросила я.

– А что, похож? Натаниэль всегда умел маскироваться, а я, как и Перси, предпочитал всё прятать на виду.

Неужели Макграт? Почему тогда прятался в академии столько лет. Сто двадцать, кажется. Магистр Керк всегда был одним из старейших сотрудников. Или Макграт устранил настоящего преподавателя и занял его место?

Но объясняться со мной никто не спешил, стражи тащили все дальше и дальше, отсюда я успела выхватить только детали разговора.

– А с этим что? – поинтересовалась мисс Пэриш и, судя по раздавшемуся стону, пнула ректора.

– Оглуши его и тащи в подземелье.

– А почему я? Ты же у нас сильный мужчина! Это вызовет меньше подозрений!

– А ты – старая дева! – рявкнул "Керк". – От тебя все ожидали, что когда-нибудь оглушишь мужика и потащишь к себе. Давай, Нат!

59

Стражи двигались быстрее ректора, я еле успевала за ними и дважды чуть не упала в траву. А ещё никак не получалось нащупать нашу с Перси связь, она казалась тонкой ниткой паутины на ветру: колыхалась рядом, я ее видела, но схватить никак не получалось.

Ночь же становились все темнее и холоднее, в такую лучше крепко спать в своей постели, а не носиться по парку или сидеть в комнате для наказаний, куда меня притащили спустя несколько минут. Внутри все будто застыло на том моменте, когда мисс Пэриш отпустила нас с Гаррисоном: сдвинутые стулья, томик "Любовных страстей" лежит на столе, если приглядеться к проходу, то видны скомканные бумажки, ранее бывшие нашей перепиской.

Безжалостные стражи заперли замок снаружи и исчезли, оставив меня наедине с этими столами, стульями, и небольшой библиотекой мисс Пэриш. Или Филча? Как ему удавалось так хорошо маскироваться? Хотя, если разобраться, он в точности повторил прием Персиваля с шапочкой: все смотрели на аляповатую одежду и украшения Пэриш, на ее странную фигуру и книги в руках, но никто не обращал внимание на другие странности в поведении или же след скверны в энергетической оболочке.

Никто, кроме Уильяма. Вот почему он постоянно на нее пялился! И ничего не предпринял, ну кроме того, что приковал меня к кровати и договорился о чем-то с Персивалем.

Темная праматерь! Все так запутанно, закручено, и детали головоломки никак не встают на место.

Я попробовала открыть замок изнутри, но тут же появился страж и оповестил, что наказание продлится до особого распоряжения любого из преподавателей, а меня могут и зафиксировать, если попытаюсь сбежать. Ждать освобождения придётся долго: сейчас ночь, кому придет в голову проверить комнату для наказаний? А безмозглые стражи уже сообщили о моей поимке одному магистру и на этом считают свою миссию выполненной.

От злости и досады я стащила с полки томик "Любовных страстей" и запустила им в дверь. Потом взяла второй и открыла наугад. Страницы услужливо развернулись на том месте, где мисс Пэриш закончила читать, другие же не распахивались и переплет хрустел, как новенький. Значит, меня он пытал приключениями Мустафы, а для себя не прочитал ни строчки! Филч, истинный Филч!

Подумав, я запустила и этой книгой в дверь. Будто обидевшись, та распахнулась и плюнула в меня связанным мистером Харрисом.

– Идиотские големы! – надрывался он. – Я из королевской гвардии! Вот моя татуировка!

– Мы подчиняемся только служащим академии. Документы о вашем назначении подделка. Мы не подчиняемся королевской гвардии, – синхронно прошелестели голоса двух объемных теней, после чего стражи покинули комнату.

От бессилия Харрис ещё пару минут пинал дверь, затем плюхнулся на стул и попытался плечом вытереть пот со лба, потому как руки его до сих пор были связаны за спиной.

– Филчевы твари! Ненавижу големов! Никакого ума!

– И почтения к королевским гвардейцам. Мнимым.

– Подойди и закатай мне рукав! – со злостью рявкнул он, а я отскочила назад и на всякий случай взяла в руки пресс-папье. Но мистер Харрис забыл о злости на стражей и теперь наседал на меня: – Закатай, говорю! Я не самозванец, а капитан гвардии! Служил здесь под прикрытием!

– И экзамены принимали тоже, "под прикрытием?" Такие, с глазу на глаз, в вашем кабинете?

– Клевета! Я боевой офицер, была бы ты мужчиной – уже бы вызвал на дуэль за такие обвинения!

Обессиленный маг против связанного – достойная вышла бы схватка! Но настаивать, как и бороться за равенство полов, я не стала, а пересказала Харрису историю Беллы. Он нисколько не смутился, только взгляд отвёл.

– Шпионку зеленокожих не мог не прощупать, уж извини. Тем более она зашла в таком виде, у-у-у… В общем, я ее сразу разоблачил. Потом она меня. Дважды. Зеленокожие, оказывается, весьма напористы в пост… шпионских играх!

– Надеюсь, ваших носков под моей кроватью не было, – вздохнула я и тоже села.

Нет, если разобраться, то прикрытие отличное: помешанная на замужестве красотка десятками соблазняет студентов и преподавателей ради информации, после передаёт все своему куратору. Вопрос только в том, почему ее занесло именно в мою комнату?

– У меня хватает мозгов посчитать до двух! – не без гордости добавил ректор, а я пообещала себе, что перестану копить и потрачу часть денег на личную комнату, если выберусь живой из этой передряги. А то кажется, что только ленивый не топтался по моему коврику, не трогал мое весло…

– И что вас туда привело? – я снова попробовала нащупать нашу с Перси связь, но ничего не вышло.

– Копьё Элиры! Как бы я ни относился к Кеннету, но ему нельзя отказать в уме и находчивости! Своими руками он создал настолько могущественный артефакт, какого не бывало за всю историю после прорыва скверны. Только представь, что можно сотворить, имея на руках воплощенную силу жизни!

– Разорвать ткань пространства, – вяло отмахнулась я. – Пробудить Филча или Макграта, устроить небольшой конец света…

– Зашить ткань пространства, исцелить тысячи людей от сквернотомы, просто встать на страже интересов своего государства, как делала Элира!

– Получить стрелами в грудь, оставить дочку на попечение отцу с криминальными наклонностями…

Харрис неодобрительно нахмурился, но спорить не стал. Интересы ему! Много ли думал об интересах Эмеральда, когда не допускал до учебы мага восьмого уровня? И о чем думал "Керк", когда все же настоял на моем зачислении?

– Хорошо, пускай зеленокожие узнали о желании некой Харпер Тейт поступить на факультет боевой магии и подсуетились, подсунув Беллу, но вы-то здесь оказались раньше. Не сходится! Вы были ректором ещё тогда, когда отец и не думал воровать копьё. Он долго не мог выйти на след тех, кто присвоил артефакт.

– Макграт был неосторожен, допускал ошибки одну за другой, и нам удалось вычислить, что он пробудился и прячется в своей академии. Но ни понять его цель, ни разгадать личность не вышло. Вот за ним меня и отправили шпионить. После стало ясно, что Макграт готовится пробудить Филча, когда ты передашь ему копьё, но…

– Время шло, а копьё все не всплывало. Тогда вы и поняли, что версия разваливается, но так и не смогли простить Кеннету, то, как он увел у вас девушку, а значит и задуматься о моей невиновности.

На его лбу залегла глубокая складка, а черты лица резко заострились. Да, мама была красавицей, и сердец разбила немало. Я и вполовину не так хороша, потому артефактов мне не дарят, только хрюню и медведя.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю