332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Катерина Тойнер » Фея для темных властелинов (СИ) » Текст книги (страница 2)
Фея для темных властелинов (СИ)
  • Текст добавлен: 20 декабря 2020, 14:00

Текст книги "Фея для темных властелинов (СИ)"


Автор книги: Катерина Тойнер






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 12 страниц)

Впрочем, через несколько дней, я уже забыла об этом. До тех пор, пока к нам не явились темные. Вначале был направлен запрос совету, о разрешении посетить светлую сторону делегации из трех демонов и дроу в сопровождении. Затем эта делегация явилась к нам. Все это я узнала от Или, успевшей подслушать разговор родителей, пока пряталась под столом в кабинете от меня. Мы в пятки играли, и совсем не думали ни о каких подслушиваниях и тайнах.

Через неделю к нам приехали. Мы с сестрой как раз залезли на дерево за яблоками. Точнее она вначале меня подсадила, а затем залезла сама. Нянечка носилась по двору в поиске нас, но мы лишь тихо хихикали и жевали недоспевшие яблоки. Не найдя нас в саду, няня бросилась к частному пляжу, огражденному от акул и от глубины заклятиями и решетками. И как только она скрылась за высокими кустами мимо нас прошли темные. Мы с Илей затаились и вцепились руками в ствол. Родители ввели их в зал, расположенный прямо под деревом. Несмотря на закрытые двери, иногда до нас долетали слова, сказанные с повышением голоса. Видимо там ругались. Мы переглянулись с сестрой. Было любопытно, но это было не наше дело. Одно дело случайно подслушать, а другое целенаправленно. Спустя полчаса, когда мы собирались уже слезать, объевшиеся яблоками, из дверей вырвались темные. Именно вырвались, так как просто выходом их стремительные движения было не назвать. Один из них, светловолосый, резко остановился и посмотрел прямо на меня темно синими, как море глазами. От неожиданности полу съеденное яблоко выпало у меня из рук и покатилось в сторону молодого парня, лет двадцати, если судить по людским меркам. Улыбнувшись и не отводя от меня взгляда, он поднял с земли яблоко и провел языком по кромке укуса, будто слизывая мою слюну. От этого по моему телу пробежали мурашки. Страха ли, стыда, или чего большего, но я вздрогнула. Увидев это, он улыбнулся и, с яблоком в руке, покинул наш дворец.

– Ида, что это было? – Спросила сестренка, держа меня, чтобы я не свалилась вниз.

– Если бы я знала. – Пошептала я, ибо голос мне отказывал. Что-то странное творилось, и что это значит мне еще предстояло узнать.

Через несколько минут мы спустились и были найдены недовольной нянечкой. Бедная старушка облазила весь пляж и весь сад в поисках двух малолетних хулиганок. Нас отвели купаться и менять одежду, так как наши костюмы были в грязи и яблочном соке. К тому же я умудрилась порвать рукав и оторвать пару пуговиц.

Родителей мы увидели за ужином. Взволнованные папа и мама несколько раз порывались что-то спросить, но останавливались, будто им что-то мешало. Чувствуя напряженную атмосферу, и Иля начала нервничать, размазывая по тарелке свои любимые морепродукты.

– Идара, доченька, останься после ужина, нам нужно кое-что обсудить. – Скомкала салфетку мама, и спрятала дрожащие руки снова под стол. Я кивнула и в нетерпении ожидала, когда сестра поест и ее уведет няня. Родители долго не стали ожидать и сразу задали вопрос.

– Ида, есть что-то во время вашей поездки сюда, чего ты нам не рассказала?

– Э… Есть. – Смутилась я и под вопросительными взглядами родителей рассказала акт спасения, без подробностей в виде облизывания и стояка, конечно.

Мама всхлипнула. Отец сжал кулаки. Неужели я действительно спасла врага?

– Доченька, знаешь, для чего потребовалась аудиенция темных. Не официально конечно. Но реальная ее причина, что были поиски маленькой девочки, ехавшей в тот день по этой дороге. Как ты понимаешь, это твои поиски. Тот дракон, которого ты спасла, король Рашар Нуер. И он прислал своего поверенного, чтобы просватать свою пару.

– Эээ? – кажется меня подклинило. – Кого?

– Свою пару. Ты его пара, Ида. Уж не знаю, как так вышло, потому что пару находят обычно уже взрослую, но так вышло.

– Пап… А ведь мне двадцать с хвостиком. – Задумалась я. – Не могло это и повлиять, что он меня нашел. Может из-за этого у меня память прошлой жизни и проснулась?

– Все может быть. – Отец задумался на мгновение. – Да. Вполне может быть из-за этого и проснулась память, чтобы хоть немного сгладить разницу между вами. Хорошо хоть он решил не забирать тебя у нас до твоего совершеннолетия.

– Эээ?

– Да, милая, он вполне имеет право забрать свою пару. По закону, даже если бы ты была замужем и беременна, твоя пара могла тебя забрать, да и женщина бы не осталась с другим мужчиной. Ребенок в таком случае остается или с отцом или с матерью, в зависимости от доходов и желания матери. И предотвращая твой вопрос, который, зная тебя, последует, он тоже твоя пара. В другом случае ты бы не стала давать ему свою кровь и спасать. Ты лечила до этого только свою семью. Даже няне просто помогала жгут накладывать, когда она порезалась, а ведь тебе ничего не стоило пожертвовать капелькой крови.

– И что теперь будет? Вы отдадите меня ему? – По-детски глупый вопрос сам соскочил с моего языка. Мама всхлипнула и прижала платок к лицу.

– Пока будем жить, как жили. Просто с твоей помолвкой пока повременим. Нуер также согласен подождать до твоего шестнадцатилетия. Но оставил за собой право ухаживать за тобой. В детской тебя ждет огромный медведь и несколько кукол. Вот зачем? Он что, думал, у принцесс игрушек нет? – задал риторический вопрос отец. Я пожала плечами. Игрушки меня не особо интересовали, как ту же Ильеру. Но медведя увидеть хотелось. Вся эта ситуация, конечно, в целом отдавала безумием. Но у меня вся жизнь безумие. Смириться с тем, что у тебя уже есть будущий жених? Так я принцесса. Не смотря на заботу родителей, брак все равно был бы договорным. Они конечно бы дали мне выбор между десятком юношей, но и только. Но червоточинка с той, прошлой жизни, грызла меня, с чего это я уже не свободна. То есть никаких свиданий, первой влюбленности с держанием за ручку, и никаких поцелуев украдкой у меня не будет. По крайней мере, я не из тех, кто изменяет. Даже тому, кого ни разу не видела. Точнее видела, но этот случай не считается.

Время покажет, что из всего этого получится. Темные, говорите. Так и там, я уверена, есть хорошие люди. Не много, конечно, не зря мама так убивается. Но есть. Я уверена. А если нет – перевоспитаю. Русские, как говорится, не сдаются. А что пара у меня появилась так рано, так это в самом деле объясняет, почему во мне проснулась память прошлой жизни. Ребенок бы не понял, что с ним собираются сделать, но даже если бы ничего не произошло, на психику оказало бы большое влияние. А мне то что. Сама возможность интима меня не пугала. Меня пугало физиологическое несоответствие и мое несозревшее тело.

– Па, с завтрашнего дня, кроме гномьего, учу драконий, демонический и язык дроу. А еще нужно добавить политики и традиций темной стороны. А пока я играть. – Я поцеловала родителей и выбежала из столовой. Будь я все-таки постарше, меня бы сильнее задела ситуация, но детские мозги, не дают в полной мере оценить задницу, в которую я попала. Но время еще есть до помолвки, выкарабкаемся. Особенно с козырем в рукаве, точнее в голове. Память прожитых лет и опыт никто не отменял. Так что куколка с сюрпризом окажется. Пусть пока сюрприз и не заметен.

В детскую я входила в предвкушении, и немного обалдела от увиденного. Несколько кукол? Здесь походу был целый магазин, и не один. С сотню разных игрушек стояли и лежали в коробках. Три домика для кукол, каждый из которых вполне мог уместить меня целиком. А белый плюшевый медведь был больше моей кровати, и на нем вполне мог поместиться спать мой отец. Кажется меры, мой будущий жених, не знает. Даже для принцессы это много. Нужно дать распоряжение отдать треть в детский дом. Или даже две трети. Или еще лучше, пусть Иля себе выберет, а остальное отдадим. Кроме медведя. Мишка мне все же понравился.

Глава 2. /Кайтан/

В поисках девочки я сразу обратился к совету светлых. Не зря же она появилась именно во время нападения. Выяснить, что нападению подверглась свита принцесс фей, не составило большого труда, как и выяснить, что у короля фей две дочери: девяти и пяти лет. Видимо младшая и была нашей парой. Добившись разрешения на посещение светлой стороны, в обмен на послабления в законах касающихся экспорта и импорта, я смог получить возможность приехать к феям в замок, где отдыхали их правители. Вместе с несколькими верными подручными я явился в замок ближе к вечеру, как смог добраться сквозь множество заслонов, которых понаставили феи, в ограждении власть имущих. Король с королевой встретили меня с недовольством. Говорить кому-либо о том, что наряду с братом я являюсь правителем темной стороны, я не стал. Меньше светлые знают, крепче спят. Еще не хватало, что бы они знали, что правителей двое, а пара у них одна на двоих, и так заведено уже тысячи лет в моей семье.

– Итак. – После моего объяснения начал говорить король. – Вы считаете, что наша дочь является парой вашего правителя? Но какие доказательства? Пока я вижу лишь причину не допускать данной помолвки, моя дочь до сих по в шоке от произошедшего.

Ухмыльнувшись, я не стал говорить, что дракон чуть не отлюбил их дочь, съехав с катушки от ее запаха, а то Раша еще долго не допустят к принцессе, если вообще допустят. Лично я бы не пустил. Собственно и не пущу, пока она не повзрослеет.

– Его кровь отозвалась на ее, когда попала в его тело, ее магия впиталась в его, чего никогда не было с сильнейшими целителями. Их магию, не смотря на все усилия, тело правителя отвергало, принимая лечение лишь через лекарства и настои с мазями, в которых магия была природная, и готовилось это в основном знахарками. Она за несколько минут излечила смертельные раны и к тому же… К тому же он почувствовал влечение. – Чуть смягчив факты, осторожно добавил я. Видимо зря. Королева округлила глаза и, сжав кулаки, закричала.

– Почувствовал что?!

– Влечение. Он признал свою пару. Но по причине ранения и отравления ядом, не смог отправиться вслед за ней, чтобы сразу предстать перед вами. Мы здесь для того, чтобы договориться о помолвке между принцессой Идарой и правителем Рашаром. Препятствуя вашему отказу, сообщаю, что до совершеннолетия, ваша дочь остается с вами. Помолвка будет заключена в день, когда ей исполнится шестнадцать лет, между ней, и представителем правителя, а в восемнадцать лет она выйдет замуж. Вы же понимаете, что по закону, он был вправе требовать свою пару сразу, как только нашел. Но понимая, что девочка еще мала, он не хочет лишать свою будущую жену детства и юности.

Иканор сжал свою жену в объятьях, наплевав на этикет, и кивнул.

– Да, мы это понимаем. И ценим то, что дочь остается с нами. А теперь прошу покинуть наш замок, нам нужно обдумать произошедшее и поговорить с дочерью. Ваше нахождение на нашей территории, на данный момент, считаю не целесообразным.

Кивнув, я развернулся и быстро покинул зал вместе с моими доверенными лицами. Разговор закончен, и мне пока нечего здесь делать.

Выйдя из замка, я услышал знакомый сладкий запах и безошибочно нашел его источник, сидящий на дереве и сжимающий в руке яблоко. Светловолосая красивая девочка, с огромными серыми глазами, в которых блестели золотые искры. Неожиданно ее тело заволокла дымка. И вместо маленькой девочки я увидел девушку лет двадцати. Увидев меня, она уронила яблоко, которое держала в руках. Как по волшебству, точнее приманенный воздушной плетью, яблоко покатилось мне под ноги. Я поднял его, не отрывая взгляда от нее, и медленно провел языком, по кромке кожуры, где остался ее запах, чуть не мурлыкнув от охвативших меня чувств. Сладко. Боги, как же сладко. Вкус вишни и цветочного меда смешался со вкусом яблока. Моргнув, я согнал видение, и вот на меня вновь ошарашено смотрит маленькая девочка. Захватив с собой яблоко, довольный, что увидел свою девочку, я ушел с территории дворца, по связи бросая брату сообщение, что я нашел ее.

Через пару минут должны будут доставить игрушки, заказанные у лучших мастеров. У нашей девочки всегда будет самое лучшее. Пока обойдемся игрушками, а на день рождение, создадим ей амулет для безопасности. Жаль его делать и настраивать долго, иначе бы я уже надел бы на нее. Но принцесса же пока под охраной, а за месяц мы справимся с созданием.

До столицы я добрался спустя час, перебросив нас порталом от границы, до дворца. Брат нетерпеливо перебирал документы, ожидая меня, и пытаясь хоть чем-то себя унять. Почувствовав на себе мой взгляд, он подскочил.

– Как она?

– Все хорошо. Играет с сестрой. О происшествии между вами, родителям не сообщила, иначе меня бы вообще на порог не пустили бы. Договорился о помолвке в шестнадцать, и свадьбе в восемнадцать. Хотя я бы дождался ее двадцатилетия. Феи взрослеют морально чуть позже, чем физически. Скажи, тебе тогда тоже показалось, что перед тобой взрослая девушка, а не девочка?

Дракон задумчиво кивнул.

– Да, девушка лет двадцати с мягкими волнистыми белоснежными волосами до талии, огромными серыми глазами, в которых словно отражаются лучики солнца, узкой талией и красивой высокой грудью. Когда ты мне сказал, что ей пять лет, меня это нехило ошарашило. Я то обнимал девушку, а не ребенка. Странно все это.

– И еще. – Я перебросил брату яблоко. Поймав его, и втянув запах, дракон натурально заурчал, что даже я услышал, и, также как и я, провел по нему языком, пробуя ее на вкус еще раз. В тот раз все происходило быстро, и он врятли понял, что делал.

– Вкусная. – Глаза Раша затянула мечтательная дымка. – Сладкая.

– Да-да, я знаю. Но по-прежнему, прошу тебя, не лезь к ней пока.

– Мне нужна она рядом. – Дракон устало опустился на стол, скидывая бумаги на пол, но, не замечая этого. Документы, первой важности в государстве, а другие бы Раштан не стал бы рассматривать, разлетелись по всему кабинету. – Я понимаю, что дракону это будет невыносимо, но я должен слышать ее запах, ее вкус, иначе я не вынесу.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Понимаю, у меня тоже самое. Я уже нанял несколько горничных, и пару раз в месяц нам будут доставлять несколько ее вещей. Одежда, цветы с ее запахом, шпильки для волос… Когда нанимал людей и объяснял, что нужно делать, чувствовал себя извращенцем. Они меня, наверняка также восприняли. Только заклятья не позволят трепаться о темном извращенце.

Дракон рассмеялся и стал собирать рассыпанные документы обратно на стол. Сев на кушетку, куда устроился и я, брат спросил, чуть прищурив глаза.

– То есть мы будем подворовывать вещи у нашей девочки?

– Пока нет возможности своровать девочку – да. Дальше я настрою амулет, и мы сможем видеть ее, наблюдая из замка. На счет вещей не беспокойся, у нашей девочки все будет. Нам никто не мешает делать ей подарки. Все-таки забалуем мы ее, даже находясь вдали.

– Из сокровищницы ей пока нельзя дарить украшения. Слишком они специфические, светлые всунут туда свой нос, и не постесняются отобрать, ведь они настроены на добровольную отдачу. А девочка, может снять их и отдать, если попросят. Нужно создать новые, чтобы она не могла их передать никому и не могла снять охранку, будет носить их, пока не повзрослеет. Только кольцо на помолвку будет фамильное, и брошь с защитой, чтобы ей никто не нанес физического вреда. Пока сосредоточимся на охранке. Сегодня же достану камни и белое золото. Ей пойдут прозрачные голубые топазы и сапфиры. За пару дней я сделаю ей комплект. Поможешь с дизайном?

– Конечно, помогу. Девочка захотела изучать наши языки и традиции, нужно подобрать ей учителей.

– Откуда узнал?

– Оставил несколько заклятий прослушки. Одно вплел в ее волосы, до того, как помоет их, могу ее слышать.

– И как она реагирует? – живо поинтересовался брат. Я был немного ошеломлен тем, что слышал через заклятье. Если на ужине ничего интересного не произошло, то после, разговор вогнал меня в недоумение.

– Не поверишь, но спокойно. Без скандалов и истерик. И вообще как-то не совсем по детски. Одни учителя чего стоят. Кажется, наша девочка с сюрпризами. Может это и объясняет, что мы вместо ребенка девушку видим.

Глава 3. /Идара/ одиннадцать лет спустя

До моей помолвки оставалось всего несколько часов, и это заставляло волноваться не по-детски. Все эти годы, я почти постоянно чувствовала на себе постороннее внимание. Одной, кажется, я оставалась только в туалете и в ванной, и то в последней, кажется, не всегда в последние месяцы. Жених постоянно был в курсе моих дел и желаний. Стоило мне сказать родителям по желание научиться языкам и традициям темных, через день на нашем пороге стояло двое темных с рекомендательными письмами. Причем ни мама, ни папа, еще не подавали никаких объявлений о работе. Тогда то, впервые я и поняла, что нахожусь под колпаком чужого внимания, но не понимала еще, насколько все серьезно.

Через месяц после происшествия, на мой пятый день рожденье мне прислали комплект украшений из белого золота, сапфиров и топазов. В нежный кулон в виде веточки с листьями с витой цепочкой я влюбилась с первого взгляда. Такие же сережки и браслет, тоже были красивы, но кулон просто меня покорил. Но и напугал. Когда я его одела, замочек пропал, и снять цепочку было невозможно, ее не брала ни магия, ни нож. Смерившись с вечным кулоном, неожиданно для себя я обнаружила, что он мог становиться не видимым. Посмотрев на него магическим зрением, я чуть не ослепла. Сколько всего там было переплетено. Сотни нитей тянулись вдоль всего кулона и дальше, заключая меня в кокон. Брошка тоже была с сюрпризом. Я разобрала лишь защиту от физической атаки и ядов, а также приворотных и других зелий, вмешивающихся в работу сознания. Как у принцессы у меня были похожие артефакты, но не такой силы. Все таки я лишь вторая в очереди на престол, и еще, к тому же, мала.

Дальше было сложнее. Именно после одевания кулона я почувствовала. Что в комнате я не одна, и кто-то за мной следит. От этого кого-то не шло никакого зла, лишь интерес и нежность, что меня удивляло. Если бы это был дракон, я ожидала бы похоть, после произошедшего, хоть и разобралась уже с понятием пары у дракона. И про первое запечатление прочитала, и всепоглощающую страсть при первой встрече, и про целибат со всеми кроме пары. Последнее меня шокировала особо. Но как сказали родители, чаще всего пары находили уже взрослые, люди были одногодки или близкие по возрасту, но всегда уже после первого совершеннолетия. Это у меня такая ситуация не стандартная. Вот дракон, под действием яда и страсти и сорвался.

Надеюсь, дракон понял, что я слишком мала, и это объясняет, что похоти не было. Иногда, правда, мне казалось, что наблюдает другой, немного отличный взгляд. А иногда казалось, когда я была одна, что в комнате нас трое. Следилка действовала не всегда, но часто. Стоило мне сказать в разговоре с сестрой, что хочу почитать книгу, которой у нас не было в библиотеке, на следующий же день, слуги приносили эту книгу. И так касаясь всего. Из моих украшений, подаренных женихом, можно было построить небольшой домик. Сладостями можно было накормить пол столицы. А разнообразные платья, костюмы, туфельки, и всё отделанное драгоценными камнями и чрезвычайно удобное, просто сменялось хороводом, я почти не успевала привыкнуть к чему-либо. Изредка я замечала, что с моего столика пропадает то та, то иная мелочь. То невидимки, то цветы, собранные мной менялись на другие, то не могла найти свой дневник, который изредка писала, и находила его на его месте спустя несколько дней. Не выдержав, лет в десять, когда пропал мой любимый плюшевый заяц, с которым я спала в обнимку, я написала в дневнике большими буквами: "Если что-то нужно, просто попросите, что нужно! Нечего забирать без спросу. Верните мне моего зайца!".

Через несколько дней дневник исчез снова, и вернулся вместе с моим зайцем. Но, не смотря на идентичность. Вплоть до не отстирываемых пятен на ухе, я чувствовала, что это не тот заяц. Вот не тот и все. Хотя замена из него вышла хорошая. Тогда же, в дневнике я нашла письмо с короткой надписью:

" Прядь волос". Хмыкнув, я отчекрыжила прядку у шеи, где было не видно, и положила длинную прядь на столик, предварительно обвязав ее своей лентой, чтобы не рассыпались. Когда, после ужина, прядь пропала, я не удивилась.

Спустя еще пару лет, на моем столике появилась записка с приложенным маленьким, около миллилитра, хрустальным флаконом. Записка по-прежнему была лаконична, знакомым почерком было написано всего одно слово: " Кровь". Хмыкнув, что так он себе новую меня соберет, я без страха порезала ладонь маленьким кинжалом и накапала во флакончик, который так же пропал на следующий день.

В принципе, ничего особенно, кроме пропадающих вещей не раздражало. Даже к присутствию и наблюдению я привыкла, даже стала получать от этого удовольствие, особенно от осознания, что мне пытаются сделать приятно. Жених не откупался дорогими подарками, а действительно, в каждой вещи, что появлялась у меня на столе, или в моем гардеробе, чувствовалось, что ее выбирали для меня. Когда в двенадцать у меня пошла первая кровь, я узнала не от своего организма, а заранее. За неделю до этих дел, посыльный доставил коробочку с маленькими флакончиками и инструкцию.

Вначале я не поняла, что это такое. И зачем мне это прислали, но мама, увидев инструкцию, ласково погладила меня по голове и сказала, что это женских болей и объяснила, что такое зелье не просто очень дорогое, но еще и достать его сложно. Даже у них с Илей по одному флакончику на случай сильного недомогания, и также мне был заранее куплен один. А спустя неделю началось. Меня удивляло, как можно так тонко чувствовать мой организм, даже лучше меня. Но я была благодарна такой заботе.

За пол года до моего дня рождения были сняты мерки для платья. Опять же модисток прислал жених. Девушки быстро меня обмеряли, но так и не спросили о том, какое платье я хочу. Правитель темной сторону и тут считал, что знает лучше, что мне понравится. И, наверняка был прав, ибо все, что он присылал, было произведением искусства, которое мне безумно нравилось. За все эти годы, он ни разу не ошибся. Так что и жаловаться с моей стороны было лишним, и к тому же не благодарным.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Однажды когда я сильно заболела, и несколько дней провалялась в забытьи, мне казалось, что за мной ухаживают совсем не врачи и не родители. Чьи-то руки нежно касались моего тела и осторожно омывали его, другие, не менее нежно, обтирали меня и заставляли пить лекарства. Когда я пришла в себя, на вопрос о том, кто за мной ухаживал, родители лишь краснея, отводили глаза. Так я и убедилась, что это был жених. Но почему же мне казалось, что за мной ухаживало два разных человека. И два разных голоса, одинаково ласково, но решительно, просили меня открыть ротик и выпить лекарство.

Дни перед помолвкой пролетели, словно их и не было. В принципе, особо волноваться у меня причин не было. Я все так же остаюсь жить до совершеннолетия у родителей. Жениха уже видела, пусть и при довольно странных обстоятельствах. Заботу его – оценила. Тем более, даже его сегодня не будет, а только его поверенный. Так что помолвка лишь

Платье мне доставили охрененое. На помолвку было не обязательно одевать белое, так что я была в нежно-голубом платье, темнеющим к низу до темно-синего, с несколькими нижними юкками, которым объем придавала магия, от чего платье было почти невесомым. По корсету тянулся нежный цветочный узор серебристых кружев, украшенных маленькими бриллиантами. К низу юбки узор темнел до золотого, и украшение было уже из желтых бриллиантов и цитринов. Рукава были короткими и украшены полупрозрачной тканью, собранной у плеч большими жемчужными брошками. На голове у меня была, присланная за пол часа до события, золотая диадема со вставками из платины и крупных сапфиров. Такой же кулон висел у меня на шее. Как только я надела этот кулон, на кулоне, носимом с пяти лет, появилась застежка, и я смогла его снять, хоть за столько лет уже привыкла к легкой прохладе металла. Но видимо у нового кулона функций было побольше.

К платью также полагалось нижнее белье, увидев которое, у меня начался нервный тик. Тонкое, полупрозрачное кружево, почти ничего не скрывало, кроме небольшого, того самого участка. Даже в своей прошлой жизни, ничего подобного я не носила. Слишком уж подобная вещица была развратной. А от мысли, что это выбирали и касались мужские пальцы, почему-то в том, что их точно трогал жених, я была уверена, мой мозг впал в состояние шока и паники. Желания тела я уже вполне могла контролировать и осознавать, и выявить то, что я возбуждена, было не сложно. Это для меня шестнадцать лет еще детство, а некоторые в этом возрасте уже детей рожают. Как раз таки это осознание возбуждения, и ввело меня в шоки панику. Так, Ида, спокойнее. Еще чего не хватало.

Одевшись, стараясь не повредить прическу, и приведя себя в порядок, я поправила платье и направилась вниз, где ожидал меня отец и поверенный жениха. Матери и сестре не разрешили присутствовать на церемонии, как и другим гостям. Так что кроме меня, отца и поверенного, присутствует только жрец, которого привез с собой темный. С удивлением в поверенном я узнала парня, приезжавшего к нам почти десять лет назад. Почему-то тот эпизод с яблоком прочно засел в моей голове. Страшно признать, но он привлекал меня. Очень красивый парень, внешне лет двадцати-двадцати трех. Светлые волосы, с пепельным оттенком, были небрежно завязаны резинкой. Несколько прядей, выбившиеся из прически, обрамляли красивое, породистое лицо. Хищный разрез глаз, и чуть великоватый, на мой взгляд острый нос, ничуть не портили благородных черт. Даже создавали какое-то влечение к себе. Темно-синие глаза, жадно осматривали каждую деталь моего внешнего вида, и судя по взгляду, еще и мысленно раздевали. И так темные глаза, стали практически черными, будто зрачок расширился на весь хрусталик. Вздрогнув, я остановилась, незаметно пытаясь выровнять дыхание. Колени дрожали и я еле шла. И к тому же, стыдно признать, от этого взгляда, меня до кончиков пальцев прошибло маленькими молниями возбуждения. Да так, что я почувствовала, что мое нижнее белье промокло, а внизу живота появилась тянущая боль. Не будь моей парой дракон, я бы уже решила, что это он. И это все меня испугало.

Отец протянул руку, и, вложив в нее свою, я вместе с поверенным отправилась к алтарю, у которого уже стоял жрец. За эти годы я уже вполне изучила языки темной стороны, и как на родном могла общаться на драконьем, демоническим, языке дроу и языках тролей и гоблинов. Особенно мне нравилось учить тролий. Количество матов в их языке было в два раза больше, чем приличных слов. От жениха пришло несколько трольих романов, с припиской, не рассказывать взрослым. Я не рассказала, я лишь ходила по замку и периодически ржала. Любовный роман был без интимных подробностей, но количество крепких выражений, вполне делали книгу с возрастной пометкой +16. Даже я, с опытом матерщины в прошлой жизни, когда сокурсникам, кроме как матами, невозможно было объяснить теоремы по матану, который у нас ввели обязательным предметом, краснела от выражений, и восхищалась размерами словесных оборотов.

Когда нас оставили перед алтарем двоих с парнем, не считая жреца, а отец тоже вышел из зала, юноша взял мою руку в свою и ободряюще сжал. Подняв взгляд, я почти утонула в его глазах, и когда жрец начал говорить, поняла, что забывала дышать, настолько перехватило дыхание.

На удивление, выучив столько языков, я с трудом понимала речь жреца. Он явно говорил на каком-то одном языке, но мне были слышны слова из разных языков, и понимала я лишь отдельные слова и фразы

– Кайтан Дериан Нуер, Раштан Аграен Нуер, принимаете ли вы ответственность за вашу пару. Отдаете ли вас в ее руки.

Что-то я вообще не понимаю, что происходит. Почему два раза названа фамилия Нуер, этот парень, что ли родственник жениха? Почему «Вашу пару»? Или дело в том, что это поверенный, а не жених, и поэтому так поменяли церемонию.

– Идара Ирадина Рашанэл, принимаешь ли ты защиту своих пар. Отдаешь ли себя в их руки?

Их? Эээ? Мои мозги работают не в ту сторону, или мене все-таки сватают за двоих? Никогда особо дуррой не была. Это, собственно говоря, многое бы объяснило. – Принимаю. Отдаю. – Кратко ответила я. Жених, ведь наверно, все-таки я права, и это не просто поверенный, порезал свою руку, затем сжал мою ладонь и провел ножом по ней. Из кармана на груди достал небольшой флакончик с красной жидкостью, видимо кровью, и выплеснул содержимое на свою порезанную руку. Его кровь смешалась с кровью из флакона, и он сжал мою ладонь, смешивая с ней и мою. От огня, пронесшегося по моему телу, я качнулась, и только рука парня удержала меня от падения, а затем и вовсе прижала меня к горячему мужскому телу. Все так же, не разжимая переплетенные с моими пальцы, где смешивалась наша кровь, он медленно наклонился ко мне, не отрывая от моих глаз взгляда и дотронулся своими губами к моим. Ласково провел языком по губам, от чего я охнула, и припал ко мне, поглощая мое дыхание. Язык, горячей лентой, скользнул мимо моих губ, провел по зубкам, чуть надавливая, заставляя открыться, а затем ворвался внутрь. Тут я осознала, что язык был раздвоенным. Он нежно погладил нёбо, а затем коснулся моего языка. И с этого момента, у юноши, имени которого я до сих по не знала, словно сорвало тормоза. Его язык скользил в моем рту, облизывал мой, чуть прикусывал губы, а потом и вовсе всосал к себе и стал посасывать кончик моего языка. От этих ласк, я расплавилась, как кусочек воска на асфальте летом. И так подкосившиеся ноги не держали, и стоя меня, удерживали лишь его сильные руки.

Оторвавшись от моих губ, когда я почти стала терять сознание, от нехватки воздуха, он рассоединил наши ладони, после чего провел языком по моей ране, слизывая кровь. Раны под кровью не оказалось. Усмехнувшись, он подхватил меня на руки, прижимая к себе, и понес меня из зала.

В замке, на нашем пути никого не попадалось, и он спокойно донес меня к моей комнате, где аккуратно уложил в кровать. На удивление я поняла, что меня скоро вырубит. В сон клонило с безумной силой.

Присев рядом со мной, демон провел рукой по моему лицу, затем рука опустилась вдоль шеи, чуть касаясь, поглаживая кончиками пальцев, и дошла до ключиц. Взглядом он скользил следом за движениями руки. Я, сквозь уже закрывающиеся сонные глаза, с интересом спокойно за ним наблюдала. Остановившись на ключицах, рука поползла в обратном направлении. Парень наклонился и симметрично провел по другой стороне лица и шеи, но сделал это языком, чуть пощекотав в процессе мочку уха, от чего из моего рта вырвался короткий стон, удививший меня и, по всей видимости, обрадовавший парня. Мои губы чуть приоткрылись, словно приглашая, и приглашением решили сразу же воспользоваться, чуть зарычав в процессе. На этот раз ноги не подкашивались лишь потому, что я лежала. Руки взметнулись вверх и зарылись в прическе парня, прижимая его ближе. Резинка соскочила с его волос и улетела куда-то на пол.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю