332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Картер Браун » Завтра убийство! » Текст книги (страница 7)
Завтра убийство!
  • Текст добавлен: 21 сентября 2016, 21:26

Текст книги "Завтра убийство!"


Автор книги: Картер Браун






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 7 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

Я бросилась к нему, протягивая пистолет, но Говард явно никого не видел, кроме своего противника. Он медленно поднял руку, медленно сомкнул пальцы вокруг горлышка бутылки, что стояла рядом, и все так же медленно занес руку с бутылкой над головой Майка.

Звук удара был ужасен.

Руки Инглиша, судорожно прижатые к лицу, вдруг беспомощно повисли вдоль тела… Вся сила словно в одно мгновение вытекла из этого могучего тела, оно стало медленно оседать на пол. Эдди принял его на вытянутые руки и отшвырнул в сторону, словно куль с мукой…

В комнате наступила тяжелая тишина, нарушаемая лишь тяжелым дыханием Говарда.

– Знаете, – раздался дрожащий голос Долорес, – я бы предпочла сейчас оказаться в тюрьме, чем здесь. Там, по-моему, безопаснее…

– Думаю, что с удовольствием последовала бы за вами, – кивнула я. – Самому шикарному курорту предпочла бы сейчас недельный отпуск в надежно охраняемой камере!

Эдди медленно поднял голову, равнодушно посмотрел на нас и снова уставился на свои ноги. Затем он наклонился и исчез из вида.

– Мертв, – странным, срывающимся голосом проговорил он, вновь вынырнув из-за бара. – Видно, я перестарался… Верхушка черепа снесена напрочь…

– Вы уверены, что мертв? – взволнованно спросил Барни.

– Абсолютно, – уже равнодушно подтвердил Эдди. – Хотите убедиться, посмотрите сами.

– Зачем же? – Сэм дернул кадыком. – Я только подумал…

– Вы думали сегодня слишком много! – внезапно взорвался Говард. – Стояли как столб и все это время, вероятно, думали! Интересно бы знать, о чем?

– Я… Я уже пытался объяснить Мэйвис… – Лицо Барни побагровело. – Я не знаю, все тело одеревенело, я не мог заставить себя сделать шаг…

– Понятно, – резко оборвал Эдди. – Я таких встречал. В жилах моча, а не кровь!

– Я полагаю, нам следует немедленно позвонить в полицию, – совсем уже безжизненным тоном проговорил Сэм.

– Вы и это твердите всю ночь, – хмыкнул Эдди. – Пожалуй, и в самом деле – пора! Пока не прибавилась еще парочка трупов, – мрачно пошутил он.

Сэм подошел к телефону и набрал номер. Я устало положила пистолет на крышку бара.

– Эдди, не покидайте меня сейчас, что-то я начинаю нервничать…

– Вы просто умница, Мэйвис, – нежно сказал он, и я опять обмякла, вся внутренне задрожав. – Если бы не вы, то я бы уже был трупом, это точно!

– Вообще-то, я стреляла в Майка, – призналась я. – Но все равно получилось неплохо, правда?

– Отлично, – он улыбнулся мне, и мое измученное тело словно ожило, забыв свою боль.

За моей спиной прозвучал голос Долорес.

– Не знаю, что там думают мужчины, – заявила она решительно, – но более подходящей минуты для выпивки у меня и в жизни не было!

– Все правильно, – поддержал Эдвард. – Мне вообще можно сунуть в рот горлышко бутылки, а дальше я сам справлюсь.

Сэм положил телефонную трубку и посмотрел на нас.

– Лейтенант Джерасон решил, что я свихнулся, но все равно он сейчас приедет.

Я подошла к Барни и тепло пожала ему руку.

– Сэм, вы вовсе не трус. Наверное, дело в том, что вы обыкновенный честный человек, случайно оказавшийся в компании жуликов и убийц. На вашем месте любой порядочный человек вел бы себя точно так же…

– Мэйвис! – перебил он грубо. – Заткнитесь! Оставьте меня в покое! Вы сами не знаете, что говорите!

Он с силой вырвал свою руку и отошел к окну, вздернув плечи.

– Идите сюда, ребята! Я нашла отличный бренди! – позвала Долорес.

Я шагнула к бару, и вдруг словно из-под земли раздался глухой жалобный стон.

От неожиданности я вздрогнула так, что с меня чуть не свалились трусики, и посмотрела себе под ноги.

Бенни кое-как принимал сидячее положение, потирая лоб рукой. Затем он уставился на меня широко раскрытыми глазами.

– Это вы меня так ударили?

– Конечно.

– Кошмар! Меня, Бенни Мура, уложила какая-то блондинка! – парень застонал. – Что теперь скажут ребята, когда узнают… А они непременно узнают, о!..

Я решила его утешить.

– Думаю, вам уже все равно, что они подумают и что скажут!

– Это почему? – встрепенулся Бенни.

– Ну, просто к тому времени, когда они что-нибудь скажут, вы будете уже в Сан-Квентине!

12

В понедельник в десять часов утра мы все собрались в кабинете лейтенанта Джерасона. Мы с Долорес уселись на диванчик, а Сэм и Эдди устроились на стульях.

В то утро лейтенант прибыл в дом Ромейнов через четырнадцать минут после звонка Сэма. Ему не потребовалось много времени, чтобы пересчитать трупы и после этого отправить всех нас в отдел убийств. Там нас допросили скопом и по отдельности, а также заставили написать подробные показания.

Вышли мы из участка только около одиннадцати часов утра.

Саквояж я упаковала еще до прибытия лейтенанта в дом Ромейнов, сложив все, кроме пижамы «пудель», побоявшись, что она будет напоминать многоопытную Эбигейл. Так что прямо из полиции я поехала прямиком домой, позавтракала, приняла душ и улеглась спать. Проснулась я только в семь утра, в понедельник, и уже в десять снова сидела в кабинете Джерасона.

Я неловко ерзала на кушетке, ежась под взглядом лейтенанта, который молча смотрел то на одного из нас, то на другого. Я даже юбку одернула, мне показалось, что она задралась слишком высоко, но было уже поздно: Джерасон уставился на мои коленки. Правда, кроме обычного стального блеска, ничего не появилось в его глазах.

– Я несколько раз перечитал ваши показания, – начал он так неожиданно, что я чуть не упала с диванчика. – Моя бы воля, я бы вас всех немедленно отправил за решетку, и ей-богу, там вам всем место! Но из всех самых фантастических историй, пожалуй, эта – самая фантастическая! – Он беспомощно пожал плечами. – Мистер Барни и мисс Зейдлитц врываются в магазин Ромейна, находят погреб, где хранится ворованный товар, и разве они спешат сообщить об этом в полицию?

– Мы хотели сообщить, лейтенант, – торопливо вставила я. – Мы просто не успели, честное слово!

– Можете сказать это суду, если до этого дойдет! – холодно перебил он.

– Да лейтенант… сэр… – Я задрожала. – Как скажете…

Он хмуро посмотрел на Говарда.

– Значит, Ромейн нанял вас телохранителем?

– Верно, – спокойно кивнул Эдди.

– И вы не имели никакого понятия о его бизнесе?

– Никакого! – с воодушевлением воскликнул Эдди. – Ромейн – такой приятный человек. Я был просто потрясен, узнав, чем он занимался! В наши дни, простите, положительно никому нельзя доверять!

– Мы установили, что Инглиш заставил мисс Палмер, – лейтенант бросил взгляд на Долорес, – прикинуться ясновидящей и предсказать смерть Ромейна во время телепередачи. Он хотел взять в руки дело Ромейна. И, в общем-то, наш отдел не имеет к нему претензий за убийство мистера и миссис Ромейн. – На лице Джерасона появилась легкая улыбка. – Однако дальше дело осложняется… Эбигейл Пинчет была застрелена Инглишем случайно, при попытке убить мисс Мэйвис. Сам Инглиш убит Говардом в порядке самообороны… И ваше счастье, Говард, что у вас столько свидетелей!

– Я тоже очень рад этому, лейтенант, – мягко отозвался Эдди.

– Но остается убийство частного детектива в Лонг-Бич, – полицейский посмотрел на Долорес. – Мисс Палмер, вы отдаете себе отчет, что, не сообщив своевременно об этом убийстве, вы, фактически, стали соучастницей преступления?

– Да, – выдавила Долорес.

– Однако ввиду заявления мисс Зейдлитц о том, что вы активно содействовали ее спасению от Эбигейл Пинчет, когда та пыталась вырвать у нее ложное признание, а также ввиду вашего искреннего раскаяния и чистосердечного признания, отдел не станет возбуждать против вас уголовного дела. Раз уж Бартона убила Эбигейл, то и нет смысла ворошить это.

– Спасибо, лейтенант, – еще тише проговорила Долорес.

– Не очень-то радуйтесь, – словно холодной водой окатил ее тот. – В Майами против вас возбуждено дело по обвинению в шантаже и вымогательстве, так что вам предстоит, все-таки, предстать перед судом. Боюсь, мне придется задержать вас и отправить во Флориду.

Долорес закусила губу.

– Я понимаю, – пробормотала она.

– У Эбигейл Пинчет есть счет в банке на восемнадцать тысяч долларов, – невозмутимым тоном продолжал Джерасон. – Если тот человек, что подал в суд, согласится на возмещение убытков из этих денег, можете считать, что вы легко отделались. Вам грозит всего год, и то условно.

Лейтенант нажал кнопку на столе, вошел полицейский и увел Долорес.

– Ну, хватит болтать! – резко сказал Джерасон после их ухода. – Я слишком ценю время, чтобы тратить его попусту! – Он обернулся к Сэму. – Вам бы я предложил в другой раз более тщательно отбирать кандидатов на свои передачи, мистер Барни, иначе вы рискуете превратиться в филиал фирмы «Убийство инк»!

Сэм вздрогнул.

– Непременно последую вашему совету, лейтенант.

– Говард. – Джерасон перевел взгляд на Эдди. – По-моему, вам повезло гораздо больше, чем вы того заслуживаете. Так что, уезжайте-ка лучше из города. Мы ведь с вас глаз не спустим, чихнуть безнаказанно не позволим…

– Я как раз собирался отправиться в небольшое путешествие, – любезно согласился Эдди. – Так что уже завтра покину ваши края.

– Отлично, – холодно заметил лейтенант. – Я бы с удовольствием выделил вам охрану до самого трапа самолета, лишь бы твердо знать, что вы сдержали обещание. – Он резко встал. – Это все. Вы можете идти. Только мисс Зейдлитц попрошу задержаться.

Я снова опустилась на кушетку, завистливым взглядом провожая Барни и Говарда.

Лейтенант вдруг улыбнулся, это было для меня таким потрясением, что я чуть не грохнулась в обморок.

– Мистер Барни настаивает, что именно вы обнаружили тайник с мехами в магазине Ромейна, – сказал он. – А страховая компания назначила премию тому, кто отыщет украденное. Так что вам причитается изрядная сумма – что-то около двенадцати тысяч долларов… По совести говоря, вы не заслуживаете этих денег, ведь правда? Вся ваша роль свелась лишь к тому, что вы споткнулись о кусок металла, торчащий из пола. Впрочем, в любом случае, премия ваша. Но я бы посоветовал вам вспомнить, что существует немало организаций, нуждающихся в благотворительных пожертвованиях. Скажем, у нас в управлении организован фонд помощи вдовам полицейских, погибших при исполнении служебных обязанностей. Как вы на это смотрите?

– О, господи! – воскликнула я. – Двенадцать тысяч! Ну конечно, я с удовольствием разделю эту сумму с вашим фондом! И еще… мне бы хотелось пригласить вас на ленч, лейтенант!

Он снова улыбнулся. Как ни странно, улыбка у него была очень приятная.

– Мне кажется, что это совсем неплохая идея, мисс Зейдлитц. И наш фонд тоже будет вам весьма благодарен. А что касается вашего предложения лично мне, то я с нетерпением буду ждать звонка.

– Благодарю вас, лейтенант. Ради подобного случая я непременно куплю себе новое платье!

– Но только не длиннее того, что на вас сейчас! – в его глазах блеснул лукавый огонек. – Ваши ножки – самое прекрасное зрелище, какое мне когда-либо доводилось видеть в этом кабинете!

Я вышла из управления и у самого крыльца столкнулась с Эдди.

– Все в порядке, Мэйвис? – спросил он взволнованно. – Почему он задержал вас?

– Чтобы вручить премию! – рассмеялась я и рассказала ему подробности.

– Великолепно! – с энтузиазмом воскликнул Говард. – Это дело нужно отметить!

– Но мне необходимо заехать в свою контору, – замялась я. – Ведь сегодня понедельник, и клиенты…

– Все клиенты подождут, Мэйвис! – с нежной твердостью возразил он. – У вас и так куча денег, так что – вперед!

Когда мы подъехали к дому Ромейна, было уже шесть часов вечера. День прошел незаметно, мы съездили на побережье, купались, загорали, часа два потратили на роскошный завтрак, а потом просто слонялись по пляжу.

И теперь, когда Эдди притормозил у дома, меня охватила грусть.

– Мне нужно собрать кое-какие вещи, – сказал он. – Это займет не больше тридцати минут, потом передам ключи агенту по недвижимости и поеду в «Хилтон», перебьюсь как-нибудь недельку там.

– Но ты же собирался путешествовать! – вспомнила я. – Это, наверное, стоит кучу денег!

– Разумеется. – Эдди усмехнулся. – Но зачем вообще нужны деньги, если их не тратить?

Мы вошли в дом и когда оказались в гостиной, мне почему-то стало неуютно.

– Будь умницей, приготовь что-нибудь выпить, пока я соберусь, – ласково попросил Эдди.

– Что тебе? – улыбнулась я через силу.

– Сухой мартини. – Эдди ласково потрепал меня по плечу. – Ты прелестна, Мэйвис!

Он ушел, а я опустилась на кушетку. Почему-то мне все время лезли в голову мысли о Бабло, о том, что всего два дня назад этот дом принадлежал ей… Мне стало совсем не по себе.

Вдруг вспомнилось, как она ворвалась ко мне в бюро с обвинениями. Интересно, откуда она узнала, что Ромейн приходил ко мне? Не пришла же эта мысль ей в голову сама по себе? И уж, конечно, не супруг сообщил ей об этом посещении. Единственный человек, это мог сказать Бабло о том, что Ромейн был в моем бюро – Эдди Говард. Но это же полнейшая чепуха!

Минут через пять Эдди вернулся с большим черным саквояжем в руках, который он, войдя, тут же бросил на пол.

– Ну, вот и все, милая! – Он взял свой бокал и присел рядом со мной. – Теперь можно и выпить… За нас с тобой, Мэйвис! За то, что у нас впереди!

– За нас, Эдди, – кивнула я и сделала глоток, стараясь не морщиться.

Он бросил быстрый взгляд на часы.

– Ко мне должен зайти один знакомый… Ты не возражаешь? Он придет примерно через полчаса.

– Не возражаю, конечно. Я подожду в столовой.

– О, нет. – Эдди замотал головой. – Ты тоже с ним знакома… Больше я тебе пока ничего не скажу, пусть это будет моим маленьким сюрпризом! – Его лицо приняло мечтательное выражение. – А я ведь так и не успел сказать тебе, как чертовски ты красива, милая!

Эти слова прозвучали дивной музыкой, и остатки моего благоразумия улетучились, как дым. Он ласково обнял меня за плечи.

– Не будем спешить, милая, – его голос ласкал слух, все больше приводя меня в трепет. – Мы не упустим ни одной детали нашей желанной встречи…

– Да, дорогой, – прошептала я. – Я умею быть послушной.

Но тут Эдди перешел от слов к делу с такой быстротой, что я растерялась окончательно. Он начал меня целовать, и поверьте на слово, в этом деле оказался большим специалистом. Ощущение звенящей пустоты внутри, что я постоянно испытывала в его присутствии, очень быстро перешло в восхитительное упоение, и меня понесли убаюкивающие волны страсти. Закрыв глаза, я отдалась во власть этих волн, и еще чуть, они унесли бы меня в открытое море, как говорится, но тут я открыла глаза, и увидела…

Я увидела, что на лице страстно целующего меня мужчины играет циничная усмешка. Это была усмешка человека, который уверен во всем, что произойдет в следующий момент! И он, конечно, не предполагал, что я все это вижу, уголки губ были презрительно опущены, во всех чертах сквозила скрытая насмешка.

Меня словно током ударило, сознание мое прояснилось, и я вдруг осознала, что его рука жадно мнет мою грудь, а сама я стою уже в одной рубашке. Рука Эдварда скользнула к моим бедрам, задрала подол комбинации и стала подбираться к трусикам…

Я резко оттолкнула его и села на кушетку, но тут же резко вскочила и бросилась к стулу, где висело мое платье. Эдди уставился на меня с отвисающей челюстью.

– Что такое, детка? – прохрипел он.

– Что? Ничего! Меня просто занесло! К тому же вот-вот придет твой друг…

– Но у меня еще есть пять минут, – он усмехнулся. – И вообще, можно не открывать, Мэйвис, детка…

– Мне не нравится этот дом, Эдди, – нашлась я. – Мне всюду мерещатся трупы…

Я потянулась за платьем.

– Один момент! – голос Эдварда стал злым и грубым. – Что еще за штучки, милая?

– Ну, если уж тебе нужны объяснения, то я сегодня просто не в состоянии… Пожалуйста, вызови такси, я хочу домой!

– Ты что, рехнулась? Или не понимаешь, что с Эдди Говардом такие штуки не проходят? И вбей это в свою пустую голову!

– Ах ты скотина! – крикнула я. – Если думаешь, что можешь силой уложить меня в постель…

Договорить я не успела, он подскочил ко мне и рванул рубашку так, что она просто распалась на две части. Я стояла перед ним в одних трусиках и белом шелковом бюстгальтере. Эдди накинулся на меня, крепко прижав к себе одной рукой, а другой нетерпеливо теребя застежку лифчика.

Ему так не терпелось добраться до моей груди, что он потерял бдительность, и мне удалось высвободить одну руку. Я вцепилась ногтями ему в лицо так, что он сразу распростился с надеждой полюбоваться лучшими в мире грудками.

Потом мы наверное с минуту боролись, пока я не зацепилась каблуком за его чемодан, стоящий на полу, и не грохнулась на ковер. Саквояж отлетел в сторону, открылся, и все содержимое вывалилось наружу. Эдди замер, глядя на меня со странным напряжением.

– С тобой все в порядке, детка? – спросил он.

– Кажется, – я встала на четвереньки, даже не подумав, что это довольно рискованная поза. – Сейчас я все это соберу…

Я взяла чемодан обеими руками и как следует встряхнула, чтобы ровнее поставить, и тут из него выпала маленькая черная коробочка. Я подобрала ее и с любопытством повертела в руках. Это был тяжеловатый металлический контейнер. Заметив какую-то надпись сбоку, я мельком пробежала по ней глазами: «Прерыватель эл. цепи с временным регулятором».

Эдди подскочил и вырвал коробочку у меня из рук. Его лицо потемнело, глаза стали чужими и холодными.

– Эта штучка тебя заинтересовала, не так ли? – спросил он ледяным тоном.

– Да не сказала бы… Я просто никогда не видела такой… А для чего, собственно, она нужна?

И вдруг мне вспомнились слова Майка Инглиша о том, каким образом был выключен свет в момент убийства Ромейна.

– Вижу, куколка, ты уже вспомнила и поняла, – мягко заметил Эдди. – Что ж, тем хуже для тебя.

– Не понимаю, о чем ты? – попыталась я схитрить.

– Ха, прекрасно понимаешь, на лице написано! Вот теперь, девочка, ты влипла в настоящую историю!

Я медленно встала и подошла к нему.

– Что ты хочешь этим сказать?

Он прыгнул к креслу и достал из пальто пистолет.

– Подумать только! Ведь я уже совсем вывернулся! – с яростью воскликнул он. – Лейтенант сам предложил мне как можно быстрее покинуть город, дело закрыто, Майк Инглиш сдох, и вдруг…

– Так это ты убил Ромейна? – спросила я как можно спокойнее.

– Да! Да, я убил его… и Бабло тоже, и Майка… Я мог разделаться с ним когда угодно, но разыграл целое представление, ведь самооборона – не намеренное убийство! Я чуть не лопнул со смеха, когда бутылка разнесла ему череп – ведь это было задумано с самого начала! И вдруг такая кретинка, как ты, разрушает все в один миг!

– Но зачем ты убил Ромейна? – выдохнула я.

– Чего ж тут не понять? Мне нужен был его бизнес, как и Майку. Он действительно нанял меня телохранителем, но как только я осмотрелся в доме, то сразу сообразил, что эта сучка Бабло помешана на мужиках. А немного погодя понял и то, что она охотно поможет мне избавиться от муженька. Так что, когда началась катавасия с предсказанием, все шло как по маслу. Правда, я какое-то время предполагал, что сам Ромейн решил избавиться от Майка, для того и затащил его к себе в дом, этот придурок ему тоже порядком надоел. Мне и в голову не пришло, что у Инглиша хватит мозгов додуматься до такого! – Говард пожал плечами. – Когда я услышал час убийства, то сразу вспомнил об этой маленькой безделице, она валялась у меня в багажнике… Ромейн зачем-то послал меня в гараж, так что пристроить ее было пустяковым делом…

– Но зачем ты притащил в этот дом всех с передачи? – спросила я, оттягивая роковой момент.

– Хм, это вполне соответствовало моим планам. Чем больше народу, тем лучше. Правда эта дура бросилась к мужу и чуть все не испортила… Но все же я уложился буквально в пять секунд!

С голосом Говарда произошло что-то странное – в нем не осталось ни бархата, ни интеллигентной мягкости. Наконец-то я услышала его естественный, хриплый голос прожженного бандита.

– А потом оставались сущие пустяки… Любящая супруга прекрасно знала, кто убил ее мужа, но ей было совершенно наплевать. Она заявила мне, как только мы остались наедине, что мы с ней прекрасно поладим: она будет давать мне триста долларов в неделю, а я буду присматривать за бизнесом Рея, хозяйкой которого, разумеется, останется она… И еще она поставила условие, чтобы я не смел смотреть ни на одну женщину, кроме нее, дура! Ведь понимала же, зачем я убил Ромейна, и предлагала мне такую чушь! Да еще потащила меня в магазин… Ей ведь был известен шифр сейфа, мы вытащили оттуда семьдесят тысяч наличными, видно, Ромейн получил их за последнюю сделку. А когда вернулись домой, я заглянул к тебе в спальню, увидел подушки под одеялом и подумал, что это меня очень устраивает. Но мне нужен свидетель, который бы видел, что я сонный выхожу из спальни… Поэтому я позвонил Майку и заявил, будто убийца Ромейна в доме. Голос, конечно, изменил. – Эдвард запнулся и хмуро посмотрел на меня. – А что это я перед тобой отчитываюсь?

– До чего ж ты умен, Эдди! – с восхищением проворковала я, выпятив немного грудь. – Надо же, я не ожидала даже…

– Бабло в тот вечер трясло больше обычного, – он презрительно усмехнулся. – Вот я и сказал ей: «Дорогая, разденься и жди меня!» До чего ж смешно она выглядела, когда я вошел в комнату с ножом! Она подумала, что я шучу!.. А потом я отнес ее в твою комнату, уложил вместо подушек под одеяло, а остальное тебе известно не хуже меня… В общем, все получилось, как я и задумывал…

Я вздрогнула от звонка, внезапно разорвавшего тишину.

– Наверно, это твой друг, ты ждал его, Эдди, – сказала я, надеясь еще на какое-то чудо.

– Да, – кивнул он, – пойди открой.

– Разреши мне хотя бы платье надеть…

– Нет. – Он оскалился. – Ты слышала, что я сказал? Иди открой, а не то получишь пулю в живот сейчас же!

Я пошла к двери и, открыв ее, на мгновение онемела. На пороге стоял Сэм Барни.

– Мэйвис? – он оглядел меня с ног до головы. – Я должен был встретиться с Эдвардом… Он здесь?

– В гостиной. Входите.

Он молча шел следом за мной. Эдди встретил нас насмешливой улыбочкой.

– Вы задержались, Барни, а я этого не люблю…

– Мне стоило больших трудов раздобыть деньги… но все же я их достал, – смущенно проговорил Сэм. – Вот, ровно пять тысяч, можете пересчитать, – он подал Эдварду пухлый пакет.

– Отлично, – промурлыкал тот. – Приятно видеть честного, порядочного человека, не правда ли, Мэйвис? Я верю вам на слово, Сэм.

– А как же книга? – спросил Барни.

– Там, в чемодане, поищите сами.

Сэм опустился на колени и стал лихорадочно копаться в вещах, Скоро он выпрямился, держа в руках небольшую черную книжку. Сэм внимательно пролистал ее, удовлетворенно кивнул, найдя что-то, и торопливо сунул в карман.

Эдди усмехнулся и посмотрел на меня.

– Может, тебе интересно, за что это честный человек Сэм Барни заплатил только что пять тысяч?

– Ну и за что? – тихо спросила я.

– Это – одна из расходных книг Ромейна, я взял ее в сейфе, – сказал Эдвард. – В ней записаны его расходы на телевидении. Триста долларов еженедельно Эбигейл Пинчет за те кодированные фразы, что она выдавала перед камерой, и четыреста – Сэму Барни за то, что он давал старухе такую возможность!

– Теперь, надеюсь, вы понимаете, почему я тогда так вспылил, Мэйвис? – глухо спросил Сэм. – Думаю, мне лучше уйти…

– Нет! – завопила я. – Не уходите, Сэм!

– Так будет лучше, – промямлил он.

Эдвард наблюдал за нами с хищным огоньком в глазах.

– Знаете, почему она не хочет, чтобы вы ушли? – ехидным тоном спросил он. – Потому что я не только не позволю ей одеться, но еще заставлю снять все остальное, и, как только вы уйдете, в свое удовольствие вкушу этого лакомого кусочка!

– О! – выдавил Сэм, заливаясь краской.

– Сэм! – воскликнула я с отчаянием. – Вы не оставите меня! Он же… Он же убьет меня!

– Эдди просто шутит, – прохрипел Барни и отвел глаза в сторону.

– Послушай, милый приятный человек. – Говард глянул на Сэма как удав на кролика. – А ведь в самом деле может случиться, что как только ты дашь деру, я приложу пистолет к ее очаровательному животику и продырявлю его! Может, предпочтешь остаться, чтобы выяснить, шучу я или нет?

Сэм стремительно повернулся и в считанные секунды добежал до двери. Когда она захлопнулась за ним, Эдди презрительно расхохотался.

– Поняла, красотка, зачем он так рвался в магазин? А тебе-то голову дурил, а! – почти с восхищением проговорил Говард.

Его смех внезапно прервался, и в наступившей тишине мне было еще страшнее поднять голову и посмотреть ему в лицо. Я не могла даже пошевелиться.

– Детка, ты для меня – всего лишь непредвиденное осложнение, – медленно заговорил убийца. – Поэтому-то я вынужден прикончить тебя, но не сложись обстоятельства так, не стал бы, поверь! Трупик твой я спрячу в гараже. Дом продадут не раньше, чем через пару месяцев, и до этого тебя никто не обнаружит, а к тому времени я буду, ой, как далеко!

– Сэм… Сэм видел меня… Он расскажет…

– Этот-то слизняк? – Эдвард опять захохотал. – Да он не пикнет до тех пор, пока я жив!

Бандит медленно поднял пистолет и на меня уставился черный зрачок смерти.

– Всего хорошего, Мэйвис, – чуть ли не ласково проговорил убийца. – Передавай привет шлюшке Бабло!

Я невольно дернулась, увидела, как из ствола вылетел дымок, и тотчас услышала визг пролетевшей мимо пули.

– Ах ты дрянь! – взревел Говард. – Дождешься, сука, я просто перережу тебе глотку!

Я рванулась к выходу, и помчалась что есть мочи, не помня где я и что происходит.

За спиной снова грохнул выстрел, я сделала какой-то дикий скачок в сторону и больно ударилась коленом, но не останавливаясь, понеслась дальше.

Следующая пуля отколола кусок штукатурки у меня над головой, и я подумала, что выжить мне, все-таки, не удастся.

Вдруг где-то впереди раздался ужасный треск, и в то же мгновение входная дверь рухнула с диким грохотом в нескольких метрах от меня. Кто-то с пистолетом в руке рявкнул:

– Ложись!

Я с размаху шлепнулась на пол и услышала над собой еще три выстрела подряд. Закрыв глаза и затаив дыхание, я ждала следующего выстрела и дрожала всем телом.

Потом мне стало казаться, что тишина слишком затянулась, я решилась приоткрыть один глаз и покосилась назад. Говард как-то неестественно медленно опускался на колени, на месте правого глаза у него зияла жуткая дура. С секунду его тело постояло на коленях, потом его повело вперед и оно ткнулось лицом вниз.

В следующую минуту надо мной склонился лейтенант Джерасон и помог подняться на ноги.

– Я еще никого никогда не была так рада видеть, как вас! – искренне воскликнула я, упав ему на грудь.

– Ну и друзей вы себе выбираете, мисс, – добродушно заметил он. – Хорошо, что все обошлось. Мы весь день следили за Барни, я давно предполагал, что он был как-то связан с Ромейном, и теперь постарается замести следы. Когда сообщили, что Барни снял деньги со вклада и к тому же заложил машину, я решил, что неплохо бы мне самому поприсутствовать при выплате выкупа.

– Так вам Сэм сказал, что я здесь? – Я поудобнее устроилась в его объятиях, стараясь повернуться так, чтобы его ладонь как бы ненароком коснулась моей груди.

– Ничего он не говорил… Оплакивает свою загубленную карьеру. – Джерасон усмехнулся. – До чего же вонючий тип! – Лицо лейтенанта исказило отвращение. Но в этот миг я наконец сумела вложить в его ладонь порядочную часть бюстгальтера, вместе с распирающей его плотью, и лицо Джерасона снова смягчилось. – Не хотите ли одеться, мисс Зейдлитц? – спросил он мягко. – А потом расскажете мне все подробности… Не сказать, что мне этого очень хочется… Кружева восхитительны, а ножки и того лучше, и они так прекрасно сочетаются со всем остальным…

Я взвизгнула:

– Лейтенант! Да вы же ущипнули меня!

– Это просто дань восхищения! – ответил он, и по его глазам я поняла, что это только начало.

– А вы, оказывается, совсем не старик, – сказала я с нежностью.

– Мне тридцать восемь, для полицейского это совсем немного.

– Вы женаты?

– Не думаю.

– Называйте меня Мэйвис! А тот самый ленч, о котором я говорила… Может быть, мы заменим его обедом?

– Чудесно! Но прежде мне придется кое-что уладить здесь, – лейтенант развел руками. – Так что, я освобожусь не раньше десяти.

– Что ж, буду ждать вас дома, – весело сказала я. – Как раз успею что-нибудь приготовить!

– Отлично! – он широко улыбнулся, и я отправилась одеваться.

До чего же забавно все получается: чтобы разглядеть то, что у тебя под носом, иной раз приходится влезать в такие передряги!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю