332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Картер Браун » Нет больше блондинок на острове » Текст книги (страница 3)
Нет больше блондинок на острове
  • Текст добавлен: 21 сентября 2016, 21:25

Текст книги "Нет больше блондинок на острове"


Автор книги: Картер Браун






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 5 страниц) [доступный отрывок для чтения: 1 страниц]

6

На кухне не было света, и я с трудом различал маячившую впереди фигуру Марты. Она внезапно остановилась и вскрикнула от боли, когда я сзади налетел на нее.

– Сейчас не время для таких вещей! – прошипела она.

– Какого черта! – разозлился я. – Вы же видите, как здесь темно, и остановились, не предупредив меня.

– Да замолчите же! – Марта показала на дверь. – Она ведет в подвал.

Дверь отворялась с ужасным скрипом.

– Идите за мной, – приказала Марта, – только осторожнее – здесь расшатана первая ступенька.

– Помолчите! – буркнул я. – Достаточно с меня и этого скрипа, который мертвого мог бы разбудить, не говоря о живых, если они находятся в подвале. После такого сигнала им осталось только оказать нам достойный прием.

– Я не держу вас, можете убираться!

– Не будем ругаться, Марта, – миролюбиво сказал я, – лучше найдите выключатель. Или ваш супруг обходился свечами?

Ответом мне было холодное молчание, затем загорелся слабый свет, выхвативший из темноты лестничные ступени. Марта посмотрела на меня, приказывая взглядом спускаться первым. Однако ноги перестали мне повиноваться, и я продолжал стоять, как истукан.

– Трусливый цыпленок! – презрительно сказала она и, отобрав у меня ружье, начала спускаться. Опомнившись, я последовал за ней и попытался вернуть ружье. Некоторое время мы слабо боролись, пока я не решил применить силу по-настоящему. Я дернул ружье на себя и, с грохотом пересчитывая ступеньки, полетел вниз. Пока я отлеживался, проклиная себя за спешку, спустилась Марта и склонилась надо мной.

– Я ведь предупреждала, что ступенька расшатана, – удовлетворенно хихикая, сказала она.

Я медленно поднялся на ноги. Все тело болело, но это были пустяки – ведь я мог вывихнуть или даже поломать себе что-нибудь в результате такого спуска. Марта протянула мне ружье.

– Возьмите, Ларри, я отдала бы его раньше, если бы знала, чем это кончится. А теперь приступим к поискам; вы идите по той стороне, а я с этой.

Мы двинулись в глубину подвала. Если братец Карл был официально признан сумасшедшим, подумал я, то вряд ли был нормальным и Евгений, злейший враг алкоголя, набивший винными бутылками этот огромный подвал. Я дошел почти до конца, как новая мысль пришла мне в голову.

– Послушайте, Марта, в этом же нет никакого смысла! – приглушенно крикнул я ей. Она удивленно посмотрела на меня. – Ведь Эмиль столько лет служил Весткоту, вашему мужу. Неужели, когда появился сбрендивший Карл, он мог так быстро изменить хозяину, что помог Карлу убить его? Это невероятно!

– Не знаю, – задумчиво ответила она, – но пока мы не запрем их в надежном помещении с надежным замком, не хочу даже думать об этом. Пусть причины выясняет полиция, а нам нужно найти труп, чтобы уличить обоих в преступлении.

Убежденный ее словами, я продолжал осматривать свою часть территории. Через пятнадцать минут мы сошлись в центре подвала. Марта была в растерянности.

– Похоже, его здесь нет, – мрачно сказала она.

– Определенно, – подтвердил я и взглянул на часы. – Через полчаса мне придется разбудить Сливку.

– Не дурите, Ларри! – Она заволновалась. – Допустим, я ошиблась насчет погреба. И все равно Эмиль в спешке не мог далеко унести труп и закопать. Может быть, он где-то в кустах?

– Самое разумное, что мы можем сделать сейчас, это вернуться наверх и дождаться рассвета.

– Но ведь тогда будет поздно, – настаивала она. – Последний раз спрашиваю: вы идете со мной?

– Нет! – рявкнул я, и в этот момент погас свет. Несколько секунд мы молча стояли в абсолютной темноте, нервно прислушиваясь, но тишину нарушало только наше тяжелое дыхание. Я до боли в пальцах сжимал винчестер, хотя и понимал всю его бесполезность в таком мраке.

– Ларри, где вы? – Шепот Марты раздался совсем рядом.

Я протянул руку на звук ее голоса и наткнулся на что-то упругое, вызвав тем самым ярость Марты.

– Вы, сексуальный маньяк! – шипела она. – Нам грозит смерть, а вы только об одном и думаете…

Я открыл рот, чтобы оправдаться, и тут вспыхнул свет. Я вскинул ружье и осмотрелся, но никого поблизости не было видно, кроме Марты, разумеется. Она тихо притронулась к моему плечу.

– Я боюсь Ларри! Кто-то выследил нас и понял, зачем мы пришли сюда. Теперь нас предупреждают, что, если мы не прекратим свои поиски, нам плохо прядется. Я всегда считала себя не такой уж робкой женщиной, а теперь мне хочется одного – вернуться в свою комнату и крепко запереть дверь.

– Отлично! Почему бы нам этого не сделать? – поддержал я, но вовремя поправился: – Я имею в виду, разойтись по своим комнатам.

– Но ведь вы должны сторожить.

– Осталось совсем немного, и я свободен.

– Тогда сначала проводите меня, а потом уже будите Бориса. Мне страшно одной возвращаться в комнату.

Мы выбрались из подвала и прошли через пустую кухню. Дом по-прежнему был погружен в сонную тишину, если не считать проклятых скрипов. Добравшись до комнаты Марты, мы остановились, и она тепло улыбнулась мне.

– Спасибо, Ларри. – Марта прижалась ко мне и поцеловала. – Мы встретимся утром и продолжим наше дело.

Борис, не сняв одежду, лежал на спине и счастливо похрапывал. Я взял из-под стола одну из пустых бутылок и стал покачивать ею перед его носом. Он открыл глаза, потом быстро сел и уставился на бутылку.

– Твоя очередь нести стражу, милый друг. Передаю тебе ружье и наилучшие пожелания.

Он еще раз поглядел на пустую бутылку и зевнул.

– Возьму с собой новую бутылку. Ну, как там, все спокойно?

– За исключением дома, – ответил я. – Он все время скрипит и стонет.

Борис взял ружье и с сомнением посмотрел на него.

– Скажу тебе откровенно, эта вещь не для меня, я всегда старался держаться подальше от таких игрушек.

– Смотри не переборщи, – сказал я, – не то окажешься рядом с Лукасом.

– Хорошо ли угрожать старому другу, Ларри?

– Конечно, особенно когда старый друг насмехается надо мной и отправляет меня дежурить в разгар моей дедуктивной мысли. Надеюсь, с тобой ничего не случится. Пока!

Я направился к себе. По крайней мере, хоть сейчас я побуду в безопасности от всяких убийц и сумасшедших блондинок, желающих сделать из меня героя. Войдя в комнату, я запер дверь и включил свет. Но тут я застыл на месте, увидев в кровати улыбающуюся женщину.

– Ради бога, простите меня. – Я отступил к двери. – Видимо, я спутал комнаты. Только не надо кричать.

– Ларри, милый, – ласково сказала Ванда. – Вы не ошиблись, это ваша комната. Я прошла извиниться перед вами. Мне стыдно, что я накричала на вас тогда. Во всем виноват этот грязный старик.

– Что за грязный старик? – спросил я.

– Весткот! – Она буквально выплюнула это имя, прозвучавшее у нее, как ругательство. – Вас так долго не было, и я начала беспокоиться. Потом решила попросить кого-нибудь из мужчин пойти к вам и на пути встретила Весткота. Когда я рассказала ему, в чем дело, он рассмеялся и велел мне вернуться и ни о чем не беспокоиться. «Бейкер даже не выходил на улицу, – грязно хихикая, сказала он. – Он распивает спиртные напитки вместе со своим дружком». Расстроенная, я вернулась к себе, а потом услышала ваш стук… – Она вздохнула. – Подумать только, не поверить смелому мужчине и довериться лживому старикашке! Я, наверно, просто потеряла голову.

– Я очень рад, что теперь все выяснилось, милая Ванда.

– И я тоже. Я мучилась, пытаясь заснуть, пока не поняла, что мне срочно нужно увидеть вас и извиниться.

– Да я вас ни в чем не виню. А что вы сказали Кэрол перед уходом?

– Ничего. Я знала, что вы вернетесь только в три, а к этому времени она уже спала. Так что спешить было некуда.

– А сейчас? – Мой голос внезапно охрип. – Надеюсь, сейчас вы тоже никуда не спешите?

– Нет! – Она выбралась из постели и медленно приблизилась ко мне. Ее глаза сияли. – У нас много времени. Герой должен получить свою награду!

Ванда обняла меня и приникла к моим губам. Я почувствовал, как ее тяжелые груди тесно прижались к моей груди. Моя рука соскользнула с ее плеча к изгибу бедер и остановилась на ягодицах. Она слегка застонала, ее язык проскользнул в мой рот… И в этот момент в дверь постучали.

Ванда с ужасом на лице отпрянула от меня.

– Ради Бога, Ларри, я не хочу, чтобы меня застали здесь! – испуганно прошептала она. – Сделайте так, чтобы они ушли!

Я жестом успокоил се и приоткрыл дверь. При виде морды Бориса мне стало дурно от бешеной злобы.

– Немедленно убирайся на место и брось свои фокусы! – закричал я.

– Послушай, Ларри, я понимаю твою злость, но надо было предупредить меня. Что мне с ним делать?

– С ружьем?

– Причем здесь ружье? Что мне делать с трупом, который лежит у парадной двери?

– Нет, ты определенно сошел с ума! Тело Лукаса осталось в его комнате, и Клерман при тебе запирал дверь.

– Не морочь мне голову! Я сам знаю, где его тело. Я говорю о другом трупе. Пойдем скорее со мной!

Я глянул через плечо и увидел, как Ванда отчаянно жестикулирует. Она права, подумал я, надо идти, если я хочу избавиться от этого кретина. Я вышел в коридор, старательно закрыл дверь и посмотрел на Бориса.

– Если это веселая шутка, – едва сдерживаясь, сказал я, – то ты до конца жизни ее не забудешь!

– Клянусь! – простонал он, весь дрожа. – Я и сам думал, что ты решил подшутить надо мной и накидал у дверей кучу старой одежды, чтобы напугать меня. Но, когда я подошел поближе… – Он закрыл глаза.

– Ты уже прикончил свою бутылку?

– Ни капли, я даже забыл про нее. Но теперь…

Скрип лестницы уже не беспокоил меня. Я торопился избавиться от Бориса и вернуться к себе, пока не исчезла Ванда. Тусклый свет в холле падал на какую-то груду тряпья.

– Ну, что, теперь видишь? – прошептал Борис.

– Это чья-то глупая шутка, – начал я, но, подойдя ближе, понял, что, к сожалению, он был прав.

В черной шелковой тунике и брюках лежал на боку космический пришелец. В спине торчал нож, у самых дверей образовалась целая лужа крови. Заглянув в невидящие глаза убитого, я почувствовал ледяной ужас.

Мы с Мартой сделали большую ошибку, подумал я. Вместо того чтобы искать труп Евгения, спрятанный Эмилем, нам стоило поискать труп самого Эмиля.

7

И вот мы снова собрались в гостиной. На этот раз Кэрол Фриман выглядела более спокойной. Борис не выпускал из рук бутылку водки и стакан, явно демонстрируя, что алкоголь может вывести его из себя быстрее, чем события в доме.

Весткот – Евгений или Карл? – неподвижно стоял в центре комнаты, напоминая скульптуру примитивиста. Клерман, прислонившись к стене в дальнем конце комнаты, следил за хозяином с мрачным выражением на лице. Марта, закрыв глаза, тихо сидела в кресле в полной прострации. Ванда, напротив, чувствовала себя уверенно, видимо, в ожидании новых подвигов своего героя. Я же решил про себя, что теперь никакие награды с ее стороны не заставят меня совершать героические действия.

– Знаю, что вопрос звучит глупо, – сказал Клерман, нарушив общее молчание, – и тем не менее: что нам теперь делать?

Весткот так посмотрел на него, что тот поежился под холодным взглядом хозяина.

– Что бы мы ни делали, а Эмиля уже не вернуть, – спокойно проговорил он. – Пятнадцать лет он служил у меня и все эти годы был единственным настоящим другом мне.

– Мы глубоко сочувствуем вам, мистер Весткот, – отважился Клерман, – и хорошо понимаем, какая это для вас тяжелая потеря. Но ведь совершены два убийства за одну ночь, и кто знает, скольких из нас еще ждет смерть, если мы не примем какие-то меры.

– Нет, вам никогда не понять моих чувств, Алекс. Даже если всех вас убьют поодиночке или оптом, я буду по-настоящему оплакивать только смерть Эмиля.

Борис улыбнулся мне и поднял стакан.

– Вот слова, достойные алюминиевого сердца, друг!

– Заткнитесь! – закричал Весткот. – Если бы вы с Бейкером дежурили, как положено, этого не случилось бы. По крайней мере, Эмиль умер не сразу и мог назвать имя убийцы, но ваша недобросовестность…

– Будь вы хотя бы на четверть добросовестны, как мы, – спокойно прервал его Борис, – вы не позволили бы убийце пробраться на ваш проклятый остров. А теперь перед угрозой смерти все равны, в том числе и алюминиевые магнаты, так что прекратите орать на меня.

Весткот был явно шокирован, и мы застыли в ожидании взрыва ярости с его стороны. Но, как ни странно, он не последовал.

– Спасибо, мистер Сливка, – неожиданно спокойно начал Весткот, – вы абсолютно правы. Мы вынуждены бороться за свои жизни, и в этих условиях все равны – и мужчина, и женщина. Никто не должен иметь преимуществ перед другими. – Он немного помолчал. – Вы согласны, что теперь каждый имеет право на самозащиту, прежде всего защищать себя?

– Конечно, – кивнул Борис.

– Ну, в таком случае… – Весткот с горечью улыбнулся и, пройдя к стене, где стояло ружье, взял его. – Это мое ружье! И я воспользуюсь им, чтобы не только защитить себя, но и уничтожить убийцу Эмиля – его или ее.

– Мистер Весткот! – резко окликнул я его, когда он направился к выходу. Весткот повернулся ко мне.

– Не думаю, Бейкер, что сейчас время напоминать мне о своем присутствии. Хотя и знаю, что собой представляет моя жена, но это не оправдывает вас – дешевого соблазнителя женщин!

– Вы нравы, сейчас не время заниматься семейными драмами. Мне хотелось узнать, нет ли у вас определенной идеи насчет убийцы.

– Пока нет. Вы что-то хотели сообщить мне?

– Ничего нового. Просто я знаю, что ваш брат сбежал из лечебницы для сумасшедших, Не логично ли предположить, что он сумел проникнуть на остров и совершить эти два убийства?

– Но откуда, черт возьми, вы… – Он взглянул на Марту. – Конечно, общность поведения приводит к взаимному доверию. Я не знал, дорогая, что ты распространяешь сплетни!

Марта покраснела и вжалась в спинку кресла. Весткот снова повернулся ко мне.

– Мой брат, Карл, находится сейчас в лечебнице в Вермонте. Его состояние настолько улучшилось, что через год он должен выйти оттуда.

– Как вы может быть уверенным в этом? – спросил я.

– Допусти, все так, как вы думаете. – Он сжал винчестер. – И если во всем виноват Карл, могу заверить вас, что я убью его без всяких сожалений!

– Тогда вернемся еще раз к тому, что я наблюдал не так давно. Если я видел, что Эмиль тащил вашего брата, значит, вы действительно Евгений Весткот. Но если Эмиль тащил вас, то, следовательно, вы теперь не вы.

– Вы глупеете на глазах, Бейкер, – заявил Весткот.

– Подождите, – вмешался Клерман. – Объясните, когда и почему Эмиль тащил Весткота?

– Отличный вопрос, Алекс, – спокойно сказал Весткот. – Начнем по порядку. Я застаю ночью в комнате Бейкера свою жену. Потом убивают Лукаса, а чуть позже Сливка, сменив Бейкера, находит в холле тело Эмиля, причем Бейкер, как он уверяет, никакого тела не видел. Сколько времени прошло, пока вы проснулись и спустились вниз, мистер Сливка? Самое большее, десять минут, верно?

– Я не могу сказать точно, но вся наша идея безумна, – озабоченно сказал Борис. – С какой стати Ларри…

– Вы сами подумайте. Именно тогда, когда внизу никого нет, в дом заходит Эмиль, и его убивают. Очень странное совпадение!

– Вы что, всерьез считаете Ларри убийцей? Да он увидел Лукаса в первый раз уже в самолете! Что касается Эмиля…

– Перестаньте перебивать меня! Я хочу объяснить всем, зачем он это делал. Его использовали как слепой инструмент для совершения этих преступлений. А направляла его моя жена, Марта!

Ванда внезапно отодвинулась от меня на другой конец кушетки.

– Дело в том, – продолжал Весткот, – что два месяца назад я переделал свое завещание. Моя жена лишается всего, исключая то немногое, что принадлежит ей по законам штата. Теперь вы понимаете, Сливка, что Марта пойдет на все, чтобы опротестовать это завещание в суде, когда я умру. Каким образом она сможет это сделать?

– Наверное, попытается доказать, что вы были психически ненормальны, когда составляли новое завещание? – предположил Борис.

– Вот именно! – воскликнул Весткот. – Поэтому с помощью Бейкера она хочет превратить меня в убийцу-маньяка. Что она обещала ему за это? Свое тело? Это пустяковый приз, хотя убивают иногда и за пятьдесят долларов. А вот обещание женитьбы с наследованием империи Весткота – это самый подходящий и убедительный приз. Вы согласны, Сливка?

– Не верю, это безумие, – все еще сопротивлялся Борис, но как-то вяло.

– В этом нет никакой логики, – заговорил я наконец. – Допустим, что Весткот прав, – а он, клянусь, лжет! – зачем бы мне убивать сначала Лукаса?

– Зачем? Ну, хорошо же, скажите им, Кэрол!

Маленькая брюнетка выпрямилась и спокойно оглядела присутствующих.

– Около четырех лет назад мы впервые стали сниматься в телесериях, – тихо заговорила она, – и тогда же поженились с Тони, хотя я старалась не ограничивать его свободы. Когда я познакомилась с Евгением, он мне очень понравился, и с тех пор мы часто встречались с ним. Мы полюбили друг друга. – Она взглянула на Марту. – И он, и я были несчастливы в браке, его жена была так же неразборчива в связях, как и Тони. Два месяца назад Евгений предложил Марте развод и обещал ей солидное материальное обеспечение. Но она рассмеялась и сказала, что он избавится от нее только после своей смерти, и тогда она унаследует все его богатство.

– Вот тогда я изменил свое завещание, – добавил Весткот.

– Я тоже попросила у Тони развод, – продолжала Кэрол, – но он не смеялся, а просто ударил меня и заявил, чтобы я передала Весткоту, что это будет стоить ему пару миллионов. Я ответила, что мне нетрудно будет развестись с ним, у меня есть доказательства его связи с одной актрисой – документы и фотографии, которые сделал частный детектив. Вот тогда он чуть не лопнул со смеху. «Отлично, – сказал он, – ты только начни дело, а я уж позабочусь, чтобы привлечь Весткота в качестве соответчика». – Ее нижняя губа искривилась. – Положение казалось безнадежным. Когда пошли разговоры о новой серии, которую будет ставить Евгений, Тони изменил свои намерения. Мы с ним договорились так: если Евгений поручит ему главную роль в этой серии с заключением долгосрочного контракта, он сразу дает мне развод. Поэтому Евгений пригласил его сюда, но об этой договоренности, кроме нас, никто не знал.

– Даже Марта, – сказал Весткот, – поэтому первой жертвой она избрала Лукаса, считая, что у меня есть веские причины для того, чтобы убрать его: и за то, что он мешал жениться мне на любимой женщине, и за то, что пытался шантажировать меня на два миллиона.

– Но зачем им нужно было убивать Эмиля? – возразил Клерман. – Ведь Марта, как и все мы, знала, как вы привязаны к нему!

– Я предполагаю, что Эмиль обнаружил нечто такое, что заставило его подозревать их в убийстве Лукаса. И тогда они совершают второе убийство, надеясь и его свалить на меня. Мол, Эмиль помог мне убить Лукаса, а я убрал Эмиля, своего сообщника и свидетеля преступления. – Весткот с победным видом посмотрел на меня, поглаживая правой рукой винчестер.

– Вы не забыли одну вещь, мистер Весткот? – спросил Борис. – Ведь я был с Ларри, когда закричала Кэрол.

– А вы-то сами не забыли, мистер Сливка, как совсем недавно совершенно логично указали Бейкеру, что невозможно точно определить время смерти Лукаса, и он мог умереть минимум за полчаса до того, как Кэрол это обнаружила? – Весткот улыбнулся. – Я понимаю, что Бейкер ваш друг, но, к сожалению, на него падает слишком много подозрений.

Он поднял ружье, направив ствол на меня.

– Я не допущу больше никаких случайностей, мистер Сливка, и запру обоих – Бейкера и мою жену – под замок, пока мы не свяжемся с полицией.

– Но это же явная чепуха! – запротестовал Борис. – Я уверен, что Ларри…

Теперь ствол ружья был направлен в грудь Борису.

– Не нужно так волноваться, мистер Сливка, – проговорил Весткот. – Вы сами установили правила игры, помните? Каждый заботится о себе, а только у меня имеется убедительный аргумент.

Борис быстро сник.

– В таком случае я предлагаю сделку. Вы говорите, что Ларри, подстрекаемый вашей женой, убил Лукаса и Эмиля. Ларри утверждает, что ваш брат находится на острове и что он не может с уверенностью сказать, кто из братьев сейчас перед нами – Карл или Евгений. Я не против того, чтобы изолировать Бейкера и вашу жену, но при условии, что мы после этого обыщем остров и убедимся, наконец, что здесь нет второго Весткота. Вы согласны?

– Ладно! – кивнул Весткот. – Вы, Алекс?

– Конечно, как вы скажете, мастер Весткот, – откликнулся Клерман.

– Тогда сделаем так, – начал распоряжаться Весткот. – Вы, Кэрол, отправляйтесь снова в комнату мисс Преббл и побудьте с нею, пока мы будем обыскивать остров. Если вы боитесь, заприте покрепче двери.

– Отлично, – сказала, поднимаясь, Кэрол, – только понадежнее упрячьте этих двоих.

– Не беспокойтесь, дорогая, – ответил он, – все будет хорошо.

Женщины вышли, при этом Ванда старалась как можно дальше держаться от меня, затем мы услышали скрип ступенек, и наступила тишина.

– Алекс, побудьте с мистером Сливкой, – приказал Весткот, – а я пока позабочусь о Марте и Бейкере. Через пять минут я вернусь.

– Конечно, мистер Весткот.

– Марта, иди вперед, – приказал Весткот. Та молча встала и направилась к двери. – Теперь вы, Бейкер. Надеюсь, мне не нужно вам напоминать, что при каждом вашем неосторожном движении я буду стрелять?

Я кинул на Бориса быстрый взгляд, но он только виновато пожал плечами. Я отлично изучил Сливку за все годы нашей совместной работы и поэтому не испытывал особого оптимизма, но все-таки не терял надежду, что он постарается как-нибудь обезоружить Весткота, когда они приступят к поискам настоящего убийцы.

Если я и питал какие-то сомнения в отношении места нашего заключения, то они сразу же исчезли, когда мы оказались на кухне. Весткот велел Марте открыть дверь винного погреба, но стоять пока на месте.

– Что теперь? – спросила она с ненавистью своего мужа.

– А теперь… теперь раздевайтесь. Оба!

– К чему это издевательство? – спросил я, едва сдерживаясь.

– Так мне будет спокойнее, – хмыкнул он. – Впрочем, если вы не желаете раздеваться, я всажу вам нулю в ногу, так что выбирайте.

Несомненно, он так бы и поступил. Я начал медленно расстегивать рубашку, в то время как Марта стащила с себя свитер. Весткот дождался, пока на мне остались только плавки, а на Марте черные шелковые трусики, и загнал нас в погреб. Когда мы спустились вниз, я обернулся и посмотрел наверх. На лице Весткота застыла грязная усмешка.

– Я оставлю свет включенным, – разлепил он рот. – Сожалею, что здесь нет отопления, но уверен, что вы найдете способ согреться. Он закрыл за собой дверь, затем послышался звук задвигаемого снаружи засова. Я посмотрел на обнаженную Марту, на ее полные груди, заметный треугольник под прозрачным черным шелком и – увы! – ничего не почувствовал.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю