355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Иван Кузнецов » На судьбу я не в обиде... » Текст книги (страница 9)
На судьбу я не в обиде...
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:38

Текст книги "На судьбу я не в обиде..."


Автор книги: Иван Кузнецов



сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 12 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

«Когда я обдумывал в качестве главного редактора характер возникающего журнала, – писал Бердяев о «Пути», – для меня было ясно, что такой журнал может существовать лишь как широкое объединение наличных интеллектуальных сил»[77]77
  Бердяев Н.А. Русский духовный ренессанс начала XX в. и журнал «Путь»: К десятилетию «Пути» // Путь. 1935. № 49. С. 20.


[Закрыть]
. Среди постоянных авторов журнала «Путь» можно назвать Н.Н. Алексеева, Н.С. Арсеньева, С.Н. Булгакова, Б.П. Вышеславцева, Л.А. Зандера, Н.М. Зёрнова, В.Н. Ильина, А.В. Карташева, М. Курдюмова (Марию Каллаш), Н.О. Лосского, Г.Н. Трубецкого, Г.П. Федотова, Г.В. Флоровского, С.Л. Франка, протоиерея С. Четверикова. Концептуальные работы в «Пути» опубликовали также Л.П. Карсавин, Н. Клепинин, И. Лаговский, мать Мария (Е.Ю. Скобцова, она же Кузьмина-Караваева), К. Мочульский, Р. Плетнев, АА. Полотебнова, Ф.А. Степун, Л.И. Шестов и др.

Такой качественный состав авторов журнала можно без преувеличения назвать «звездной плеядой». Итак, несмотря на широкую известность и общественный авторитет редактора, «Путь» не был журналом «одного лица», он являлся печатным органом сообщества известных российских деятелей культуры – философов, теологов, политологов, социологов, филологов, выступающих в качестве публицистов. Учитывая эту особенность своего издания, НА. Бердяев как редактор был вполне толерантен, он нередко печатал статьи, с которыми не был согласен, но оставлял за собой право начать полемику. Таким методом обсуждались важнейшие темы. Например, обширная дискуссия, развернувшаяся на страницах журнала, поднимала проблемы евразийской идеологии и была особенно острой потому, что сами представители евразийства участвовали в полемике на страницах «Пути».

Успех полемики нередко зависит от знания существа обсуждаемого вопроса, основ логики и психологии, эмоциональной приподнятости, умения владеть пером. Всеми этими качествами НА. Бердяев был щедро одарен, оттого неудивительна его успешность как полемиста. Предоставляя возможность на страницах журнала высказываться своим оппонентам, редактор последовательно отстаивал свои мировоззренческие позиции, свое видение актуальных проблем и возможность их разрешения.

Личностные и полемические качества НА. Бердяева наглядно проявились в статье, написанной в защиту известного писателя и публициста, преподавателя Православного богословского института св. Сергия Радонежского Г.П. Федотова, которого хотели уволить за статьи в «Новой России»[78]78
  «Новая Россия» – двухнедельный журнал, выходил в Париже с 1936 по 1940 г. (всего 84 номера). Редактор – А.Ф. Керенский.


[Закрыть]
. Бердяев, глубоко возмущенный попытками ограничить свободу слова, выступил с резкой статьей «Существует ли в православии свобода мысли и совести?», которая, как и ожидалось, создала затруднения в работе над журналом, так как многие его авторы были штатными сотрудниками института.

НА. Бердяев писал: «От Г.П. Федотова требуют, чтобы он был “национально мыслящим”, хотя его менее всего можно заподозрить в сочувствии интернационализму. Нет ничего отвратительнее самого выражения “национально мыслящий”. Мы знаем, что значит быть “национально мыслящим”: на практике это значит быть бесчеловечным, корыстолюбивым, насильником, ненавистником, провокатором войны и часто войны против собственного народа»[79]79
  Бердяев Н.А. Существует ли в православии свобода мысли и совести? // Путь. 1939. № 59. С. 48.


[Закрыть]
.

Таким образом, «Пути» приходилось бороться за свободу религиозной, философской, социальной мысли, за свободу творчества. «Путь» не избегал и политических вопросов, хотя отвергал узкий групповой подход к политике и осуждал склоки, которыми была отмечена политическая жизнь эмиграции. Н.А. Бердяев писал: «“Пути” удалось кое-что в этом отношении сделать. Он стал вне и над обычными политическими и церковными страстями эмиграции. Несмотря на “левое” социальное направление редактора, журнал стал вне обычной “правости” и “левости”. Положительный смысл и оправдание эмиграции совсем не в области политики. Положительный смысл может быть лишь прежде всего в защите свободы, в создании трибуны для свободной мысли, в создании атмосферы свободного творчества»[80]80
  Бердяев Н.А. Русский духовный ренессанс начала XX в. и журнал «Путь»: К десятилетию «Пути» // Путь. 1935. № 49. С. 20.


[Закрыть]
.

В 1938–1939 гг. «Путь» выступал за сопротивление гитлеровской экспансии, представлявшей опасность, как для России, так и для западных демократий, где эмигранты нашли себе пристанище. Накануне Второй мировой войны русское зарубежье оказалось зараженным политической и религиозной реакцией. Н.А. Бердяев считал, что русская православная атмосфера за рубежом могла лишь оттолкнуть от православия человека, который «дорожит истиной, правдой и духовной свободой». Юбилейный шестидесятый номер журнала «Путь» увидел свет в трагический момент истории европейской цивилизации, он совпал с началом Второй мировой войны. Н.А. Бердяев подчеркивал, что война ведется за освобождение мира, что расистской германской идее противопоставлена русская идея нового одухотворенного мира. Надо поклоняться правде, а не силе. Грядущее переустройство мира, по мнению Бердяева, должно быть не только социальным, но и духовным.

«Путь», несомненно, был лидером группы религиозно-философских журналов, которые создали иную, чем в СССР, концепцию прессы. Журнал «Путь» возник, формировался и развивался в непосредственной связи с важнейшей тенденцией духовно-нравственной и социально-политической жизни 20—30-х годов – движения общества к глубокому идейному и социальному переустройству. Значение этого журнала в том, что он явился первоосновой для становления религиозно-философской печати, стал точкой отсчета для философской публицистики за рубежом, обусловил ее объективность, идеологическую независимость, полемичность и патриотичность.

Религиозно-философская публицистика часто размещалась в ряду так называемых толстых журналов общественно-политической и литературной направленности, включая наиболее известные «Современные записки». Но наиболее ярко она была представлена в религиозно-философских изданиях, в группу которых кроме «Пути» входили также журналы «Новый град», концепция которого обозначалась как философско-религиозный и культурный обзор (ред.: Г.П. Федотов, И.И. Бунаков-Фондаминский, Ф.А. Степун), «Православная мысль» (изд. Богословского института св. Сергия в Париже) и «Вестник Русского студенческого христианского движения» (изд. Русского студенческого христианского движения). Первые два журнала, как и «Путь» выходили в издательстве YMCA-Press, ставшем к началу 30-х годов одним из ведущих по ежегодному объему и разнообразию тематики выпускаемой литературы.

Стоит обратиться к краткому описанию журнала «Новый град», посвященного вопросам религии, духовности и культуры. Инициатива создания журнала исходила от трех ведущих представителей эмигрантской интеллигенции, глубоко озабоченных проблемой возрождения православия и восстановления его роли в решении социальных и политических вопросов, проблем отдельной личности, волновавших и русских, и людей на Западе. Это были Г. Федотов, наиболее авторитетный и активный сотрудник; И. Бунаков-Фондаминский, один из редакторов «Современных записок», бывший член боевой организации партии эсеров и активный организатор благотворительных и просветительских мероприятий и акций в эмиграции; Ф. Степун, ученый-обществовед и философ, преподаватель Технологического института в Дрездене. В заявлении редакции (написанном Г. Федотовым) утверждалось, что «старый град» становится все более непригодным для жизни. Это вызвано угрозой духовного опустошения, которая исходит от экономического, общественного и политического хаоса. Задачей журнала провозглашался поиск и выработка основ «нового града» – «Града на Горе», заложенного на фундаменте христианской веры и универсальных духовных ценностей. Журнал «Новый град» последовательно освещал социальные, экономические и политические вопросы. Он призван был стать дискуссионной трибуной, с которой должны были обсуждаться основные идеи, которые могли бы стать строительным материалом для «нового града».

Г.П. Федотов и его коллеги по журналу оценивали русскую революцию как неизбежное в сложившихся условиях и имевшее позитивное значение событие. В них была уверенность, что «новый град», который должен возникнуть в России, явится образцом для подражания и источником вдохновения для Запада, поскольку он будет сочетать в себе духовные ценности православия с преимуществом уходящего корнями в индивидуалистическую, духовную метафизику христианского социализма в социальной, политической и культурной областях.

Религиозно-философские издания часто обращались к вопросам воспитания молодежи в условиях эмиграции, они активно поддержали создание молодежного движения, которое, перенимая опыт западных организаций, стало совершенно самостоятельным образованием. Речь идет о Русском студенческом христианском движении (РСХД) и его печатном органе – «Вестнике РСХД», который выходит по настоящее время[81]81
  Журнал выходил под разными названиями: в 1925–1927 – Вестник рус. студенческого христианского движения в Зап. Европе; в 1928–1929 – Вестник. Орган рус. студенческого христианского движения; в 1930–1936 – Вестник рус. студенческого христианского движения; в 1937–1939 – Вестник. Орган церковно-обществ. жизни; в 1945–1947 – Вестник церковной жизни; в 1949 – Вестник. Орган рус. студенческого христианского движения в Германии (выходил в Германии); в 1950–1990 – Вестник рус. студенческого христианского движения во Франции, с 1990 и по наст. вр. – Вестник рус. христианского движения.


[Закрыть]
. Благодаря «Вестнику» религиозно-философская публицистика обрела молодого читателя. Бедность и плачевное положение, одиночество молодежи заставляли искать духовный фундамент, на котором можно было бы заново строить свою жизнь. Обстоятельства складывались таким образом, что в поисках вдохновляющих идей приходилось обращаться к религиозной традиции.

Несмотря на постоянное внимание к повседневным делам и проблемам жизни, главное место в религиознофилософских изданиях занимали фундаментальные вопросы русской религиозной философии. Изыскания в области богословской мысли, исследования по философским и историческим наукам, творения святых отцов, сведения о духовных потребностях общества, критика – такова в основном проблемно-тематическая структура выступлений религиозно-философских изданий. Эти издания нельзя назвать массовыми, они больше рассчитаны на образованную, подготовленную к восприятию сложных духовных проблем аудиторию. Религиозно-философские журналы с точки зрения их содержательных моментов образуют преимущественно следующие составные: проблематика, напрямую связанная с методологическим и мировоззренческим обоснованием веры; религиозный взгляд на цель и смысл жизни, повышенное внимание к вопросам этики, христианской морали; духовно-просветительское направление, заключающееся в исследовании истории, искусства, философии с позиции религии; практическая целесообразность материалов, выраженная в советах, беседах, наставлениях духовного характера; проблемы, связанные с эстетическим воздействием на аудиторию в духовном воспитании. Тематический диапазон религиозно-философских журналов являлся чрезвычайно широким и насыщенным – от церковной проблематики до специальных философских вопросов. Разнообразие интересов, ожиданий, высокий интеллектуальный уровень аудитории непосредственно влияли на проблематику и внутреннюю структуру изданий.

Для религиозно-философской публицистики были характерны размышления над «длящимися» проблемами духовного характера, их углубленное исследование позволяло журналам реализовать свое преимущество как типа издания с углубленной трактовкой явлений духа, мысли, реальности. Однако следует отличать религиозно-философскую прессу Зарубежной России, издаваемую общественными организациями и частными лицами, от печати, принадлежащей церковным организациям. Совершенно очевидно, что и сам факт эмиграции, и положение церкви и религии на советской родине порождали у изгнанников пристальное внимание к проблемам религии и восприятие главенствующей роли православной религии в сохранении своего национального и культурного единства. Религия во многом сохраняла у эмиграции чувство принадлежности к нации, ведь больше всего изгнанники боялись денационализации, потери преданности России, ее прошлому и, как надеялись, ее будущему.

Для многих эмигрантов обращение к религии явилось источником утешения и внутренней силы, необходимой для того, чтобы пережить тяготы изгнания и заполнить пустоту, возникшую после утраты прежних идеалов. Для большинства русских эмигрантов религиозная вера ассоциировалась с русским православием. Однако Православная церковь за рубежом, раздираемая внутренними противоречиями, проявившимися в конфликте между митрополитом Западной Европы Евлогием и Синодом в Сремски Карловичах, не могла быть духовным наставником тех образованных людей, кто искал ответы на вопросы, возникавшие под влиянием современных философских, научных, технологических и социально-экономических проблем.

Русские религиозные мыслители, несмотря на объективные материальные трудности эмиграции, имели поистине счастливую творческую судьбу. Для многих из них период эмиграции стал временем наибольшего расцвета, они оставили превосходные образцы философской публицистики, главной особенностью которой является всестороннее и, в частности, духовное обоснование происходящих в жизни человека и общества явлений и событий. «Обществу в изгнании», в том числе и с их помощью, удалось не только сохранить, но и развить свой творческий потенциал.

В заключение следует еще раз сказать, что оказавшиеся в изгнании отечественные писатели и публицисты изо дня в день неустанно трудились на журналистском поприще во имя России.

Кузнецов И.В., Зеленина Е.В. Публицистика русского зарубежья (М., 1999. С. 3—36)

НЕ ТОЛЬКО СИЛОЙ ОРУЖИЯ

В мае 2005 г. наш народ и все прогрессивное человечество отметили 60-летие Победы в Великой Отечественной войне, начиная которую Гитлер настойчиво утверждал, что это будет беспощадная борьба идеологий, расовых различий и вестись она будет с беспрецедентной жестокостью. В этих целях уже в 1938 г. в немецких войсках началось формирование специальных рот пропаганды, в состав которых входили военные журналисты, фото– и радиорепортеры, специалисты по созданию и распространению антисоветской литературы, плакатов, листовок. К моменту нападения на СССР насчитывалось 17 рот пропаганды, в 1943 г. их общая численность составляла 15 тысяч человек[82]82
  Волковский Н.Л. История информационных войн. СПб., 2003. Ч. 2. С. 203.


[Закрыть]
.

Уже в 1941 г. на временно оккупированной советской территории немцы распространяли на русском языке книги, брошюры, календари, иллюстрированные журналы, плакаты, портреты Гитлера и т. д. Но главным средством пропаганды были газеты и листовки.

Одним из основных центров их издания стал Смоленск. В годы войны здесь выходили газеты «Смоленский вестник» (с октября 1941 г.), «Голос Народа», «Новости за неделю», «Крестьянская газета», «За свободу» (орган власовцев), «Колокол» (газета крестьян оккупированных областей), журналы «Школьник», «Школа и воспитание». В 1943 г. два раза в месяц для служебного пользования издавались «Сообщения для офицеров Великой Освободительной Армии». Публикации этого власовского издания из номера в номер призывали крепить воинскую дисциплину и дружбу между немецкими и русскими офицерами, а также настойчиво утверждали: «Офицер РОА должен быть на голову выше командира Красной армии».

С 1941 г. выходили также газеты «Орловские известия» (с 1942 г. «Речь»), «За Родину» (гор. Дно Ленинградской области).

На основании имеющихся исследований и архивных документов установлено, что в годы Великой Отечественной войны на оккупированной территории издавалось около 300 различных газет, большинство из которых имели тираж 5—10 тысяч экземпляров. И лишь в редких случаях тиражи достигали 50—100 тысяч экземпляров, а смоленская газета «Колокол», выходившая для крестьян оккупированных областей два раза в месяц, распространялась в количестве 150 тысяч экземпляров. Еще более значительным тиражом (250 тысяч), выходила в 1942 г. в Киеве иллюстрированная газета «Украинский хлебороб».

Из немецких газет на русском языке нельзя не отметить газеты «Новое время» (Вязьма), «Новая жизнь» (Рославль), Новый путь (Клинцы), «Белорусская газета» (Минск), «Кубань» (Краснодар), «Возрождение» – газета для промышленных предприятий.

Насколько многочисленными были в отдельных регионах гитлеровские издания, можно судить по Донбассу, где в августе 1942 г. выходило около десяти газет, в числе которых – «Мариупольская газета», «Донецкая газета» (обе на украинском языке), «Бахмутский вестник», «Новая жизнь» и др.

Уже в 1941 г. немцы начали вести и свое радиовещание. В Смоленске – с ноября 1942 г., а в мае 1942 г. начал радиопередачи орловский радиоузел. Сначала было две информационные передачи в день, в мае 1943 г. стало 6–8 передач, а за 1942 г. орловский радиоузел всего передал 850 политических информации, 50 международных обзоров, 120 политических докладов и лекций[83]83
  Речь. 1943. 16 мая.


[Закрыть]
. К июлю 1942 г. действовало свыше 1360 радиоточек.

Каждодневно гитлеровские газеты и радио уверяли читателей и радиослушателей, что Англия и США слабее Германии, а «большевизму пора умирать».

Возникшая в числе самых первых газета «Смоленский вестник» под постоянной рубрикой «Война с Советами» писала: «Советы обречены на гибель», «Вся московская промышленность парализована», «Военное положение большевиков безнадежное», «Сможет ли Сталин организовать сопротивление, откатившись за Урал» и т. д. «Начало конца», так была озаглавлена статья за 5 ноября 1941 г. «Гигантская советская армия, созданная 23-х летним рабским трудом русского народа, – говорилось в ней, – распалась на четвертом месяце войны с Германией». Еще раньше, 18 октября 1941 г., «Смоленский вестник» сообщал, что в силу мощных ударов германских войск Сталин и все народные комиссары, высшие чины армии и коммунистической партии сбежали в Сталинград, что вместе с ними сбежали также все иностранные политики, весь консульский персонал иностранных миссий.

В эти же дни «Смоленский вестник» безапелляционно утверждал, что битва под Москвой большевиками проиграна, что общее положение большевистской армии является безнадежным, и англичане с американцами скоро перестанут интересоваться разбитым Советским Союзом, что полное уничтожение советских армий является лишь вопросом времени.

Как и все гитлеровские газеты, «Смоленский вестник» на целые полосы публиковал выступления гитлеровских главарей. 12 ноября 1941 г. газета очередную речь поместила под заглавием: «Судьба Европы на ближайшую тысячу лет решается сейчас». Борьба против большевиков, отмечается в ней, это борьба не только за Германию, но и за всю Европу. Наши достижения, хвастливо вещал Гитлер, единственны в мировой истории и если Берлин не станет столицей мира, то и Вашингтон никогда ею не будет.

Значительное место в газете занимали сообщения из оккупированных сел и городов. В статьях «Вперед к новой жизни», «Духовщина оживает» и других читаем: германская армия пришла в Россию не как враг, а для того, чтобы создать «новую социальную справедливость», освободить русский народ «от большевистского порабощения». Особенно настойчиво утверждалось, что не Германия напала на Советский Союз, а Сталин и его «коммунистическая клика» в безумном стремлении к мировому господству ввергли Россию в последнюю из своих авантюр – войну с Германией, и теперь наступил час расплаты. «7 ноября 1941 года, большевики отметят последнюю годовщину своего господства»[84]84
  Смоленский вестник. 1941. 8 ноября.


[Закрыть]
, – акцентируется внимание читателей в передовой статье «24 года», посвященной очередной годовщине Октябрьской революции.

Аналогичное содержание и столь же возвышенный тон характеризуют немецкие издания даже накануне разгрома фашистов под Сталинградом, Орлом и Белгородом. Красноречивое тому свидетельство находим в военных дневниках К.М. Симонова. В феврале 1943 г., вспоминает он, ему удалось обнаружить в только что освобожденном Краснодаре комплект немецких газет на русском языке. Это были «Кубань» – орган бургомистра Краснодара, «Возрожденная Кубань» – орган управления Усть-Лабинского районного атамана и «Майкопская жизнь» – издание городской управы. В октябре 1942 г., отмечает К.М. Симонов, тон статей «возвышенный и торжествующий». В одной передовой – жизнеописание Адольфа Гитлера, в другой призыв к крестьянам лучше проводить весенний сев пшеницы, твердо помня, что это один из главных вкладов в дело быстрейшей победы германской армии, проливающей кровь за их освобождение. В третьей передовой под заглавием «Творчество свободы!», посвященной литературе, говорилось: «Уже сейчас в Краснодаре без всяких ограничений по инициативе германского командования можно писать все и свободно печатать. Нет ограничений для творчества. Творчество свободно! Слава Германии!» Еще одна передовая, читаем в дневнике писателя, озаглавлена: «Наше дело – создание свободной Европы». «В настоящее время вся сознательная Европа, – особо отмечается в ней, – борется против засилья большевиков, англичан и американцев».

Самое интересное в дневниках К.М. Симонова – это публиковавшиеся в конце 1942 г. сообщения с фронта. «Бои за Сталинград, – гласит одна из фронтовых сводок, – вступают в последнюю фазу. Из московских отчетов видно, что падение города близко»[85]85
  Симонов Константин. Каждый день длинный. Из военных дневников 1941–1945 годов. М., 1965. С. 68.


[Закрыть]
.

Из других напечатанных в газете сводок узнаем: «В западной части Кавказа германские войска сломили сопротивление врага», «Уничтожено 900 советских самолетов», «На участке Терека враг повторил свои тщетные атаки. Между Волгой и Доном немецкие бронедивизии в совместном действии с румынскими частями в атаке против упорно обороняющегося противника взяли важный участок реки». И, наконец, в новогоднем номере «Возрожденной Кубани» за 1943 г. утверждалось: «Совсем не нужно быть гениальным провидцем, чтобы не отдавать себе ясного отчета, что именно наступающий 1943 год будет годом потрясающего и позорного разгрома большевиков»[86]86
  Там же. С. 69.


[Закрыть]
.

В последнем номере этой газеты, изданном 28 января 1943 г., за две недели до освобождения Краснодара, во фронтовой сводке читаем: «Несмотря на неблагоприятные метеорологические условия, в районе Восточного Кавказа наша тяжелая артиллерия обеспечила отвод наших войск на новые позиции, вопреки продол-жительному натиску врага»[87]87
  Там же.


[Закрыть]
.

Все русскоязычные газеты на оккупированной территории, особенно орловская «Речь», отличались угод-ливостью перед захватчиками. Редактор «Речи» Миха-ил Октан и сотрудники этой газеты, не жалея красок, воспевали гений Гитлера и других фашистских главарей. Недаром в апреле 1943 г., ко дню рождения Гитлера, Октан был награжден серебряными орденами «За храбрость» и «За заслуги», литературный редактор га-зеты П. Марков – орденом «За заслуги», литературный сотрудник С. Румянцев – орденом «За храбрость». Та-ких высоких наград удостаивались лишь высокие чины гитлеровской армии.

Как главный редактор газеты «Речь» Октан имел возможность в каждом номере славословить гитлеровскую армию, даже в дни разгрома немцев под Сталинградом. Особенно рьяно он утверждал, что ответственность за эту войну единственно и в полном объеме несут «боль-шевики и только большевики». В статье «Маска сорвана» Октан заявляет: «Подчинив себе более 150 миллионов че-ловек, они возомнили себя Александрами Македонскими. Но до 1937 г. все эти Сталины, кагановичи, мехлисы все еще надеялись на нарастание революционного кризиса внутри европейских стран и поэтому решительных мер к вооруженному нападению не предпринимали. Когда же выяснилось, что на революционный кризис никаких надежд нет, началась бешеная гонка вооружения. Армия достигла 3 млн человек. Но не удалось большевикам опередить и вонзить предательский нож в спину Германии, надежда на легкую победу лопнула, как мыльный пузырь. Германская армия по приказу Гитлера всего на несколько дней опередила наступление Красной армии. И это стало началом конца большевистской власти. Только война, – акцентирует внимание читателей Октан, – дала возможность понять, что Красная армия нужна была большевикам не для защиты отечества, а для осуществления своего сатанинского плана». И заключает: «Придет время и история воздаст должное германскому народу, как подлинному освободителю от вечного рабства»[88]88
  Речь. 1942. 29 ноября.


[Закрыть]
.

В передовой статье следующего номера «Разрушенный миф» Октан утверждает, что еще в мае 1941 г. на совещании высшего командования Сталин прямо поставил вопрос о подготовке к войне с Германией, заявив: «в этом году, или никогда»[89]89
  Речь. 1942. 2 декабря.


[Закрыть]
. И вот, с первых дней развязанной им войны, продолжает утверждать редактор «Речи», миф о непобедимости Красной армии «рассыпался как карточный домик» и теперь уже ничто не избавит большевистскую армию от разгрома немецкой армии, «самой могучей армии в мире, несущей советскому народу освобождение от внутренних врагов»[90]90
  Там же.


[Закрыть]
.

С особым умилением писала «Речь» о «благостной жизни», «о чудесном возрождении» Германии с приходом к власти Гитлера в 1933 г. 31 января 1943 г. в очередной передовой статье «Десятилетие побед» Октан пишет: «Десять лет назад президент Германии фельдмаршал Гинденбург вручил вождю национал-социалистической партии Германии Адольфу Гитлеру правительственные полномочия. С этого дня судьба Германии преобразилась, страна расцвела, освободившись от еврейского влияния, стала бастионом трудолюбия и справедливости и сейчас воля и гений Гитлера приведут ее к победе».

Через неделю, 5 февраля 1943 г. «Речь» публикует двухподвальную статью «Уверенность в победе», и снова Октан восторгается, что десятилетие прихода к власти Гитлера – подлинный праздник всего немецкого народа, хотя этот юбилей и отмечается в суровое военное время, в дни, когда под Сталинградом потерпела поражение доблестная 6-я армия фельдмаршала Паулюса. Но зато немецкие, румынские и хорватские войны, сражаясь до последнего патрона, совершили небывалый исторический подвиг, с которым «вряд ли может сравниться даже героический подвиг защитников Фермопил». И этот подвиг, заключает автор статьи, «еще более укрепит веру в победу Германии».

Вслед за этой статьей газета печатает речь Геббельса «Тотальная война», в которой гитлеровский главарь не мог не признать, что «натиск большевиков начался в эту зиму с такой силой, которая оставляет в тени все человеческие и исторические представления»[91]91
  Речь. 1943. 21 февраля.


[Закрыть]
. И тут же, снова утверждая, что цель большевиков – мировая революция, призывает «все поставить на службу победе. Таково требование настоящего часа. И поэтому наш лозунг гласит: народ, вставай, штурм начинается!»[92]92
  Там же.


[Закрыть]

Можно с уверенностью утверждать, что ни одна из гитлеровских газет, выходивших на оккупированной территории, не печатала такого обилия материалов «о благостной жизни» в захваченных селах и городах, да и в самой Германии. В течение октября – ноября 1942 г. из номера в номер публиковались путевые заметки М. Октана «С блокнотом по Германии», главная мысль которых выражена в заключительной фразе одного из его материалов: «Мы вернулись из страны осуществленной мечты».

Нельзя не отметить появлявшихся в гитлеровских газетах сведений о том, как и во имя чего они создавались. Так, 18 октября 1942 г. в статье «Первая годовщина» редакция газеты «Речь» сообщала, что созданная в октябре 1941 г. газета сначала имела название «Орловские ведомости» и выходила как «совсем маленький листочек, при помощи которого немецкое командование сообщало населению новости с фронта и мероприятия властей. Постепенно листок рос и из издания в несколько сот экземпляров превратился в газету с 70-тысячным тиражом». Постепенно, сообщает редакция, были привлечены «силы из среды населения», ставшие корреспондентами, но газету всю делали чины Германской армии, задачей которых было «служить пропаганде не лжи, сфабрикованной в Москве, а неподкупной правде, вскрывающей эту ложь»[93]93
  Речь. 1942. 18 октября.


[Закрыть]
.

Точно так же под руководством чинов германской армии создавались и другие газеты, очень похожие, имевшие одни и те же рубрики: «Сводки с фронта», «В освобожденных областях», «К новой жизни», «Разгром большевиков неизбежен», «Война с Советами», с одними и теми же на целые полосы материалами о Гитлере, Геббельсе, Геринге и Муссолини. В неустанной борьбе за «неподкупную правду» по указке немецких чинов гитлеровские газеты внушали и внушали, что германская армия – подлинно народная и нет такой силы, которая могла бы сокрушить «этот мощный бастион защиты прав человека», что силы большевиков разбиты и история произвела над ними окончательный, не подлежащий обжалованию приговор.

Во всех без исключения газетах публиковались «странички добровольца», с одними и теми же материалами о генерале Власове: «Генерал Власов на боевых учениях», «Пребывание генерала Власова в освобожденных районах», «Открытое письмо генерал-лейтенанта Власова «Почему я стал на путь борьбы с большевизмом» и т. д. Все эти публикации сопровождались одними и теми же фотографиями. Нередко публиковался текст «Песни русской освободительной армии»:

 
Нет для нас полумер, колебаний
Большевизм уничтожим!
Вперед![94]94
  Речь. 1943. 9 июля.


[Закрыть]

 

Немало было создано и власовских газет: среди них «Заря», выходившая в Берлине под девизом: «Трудящиеся всех стран, объединяйтесь для борьбы с большевизмом!», «Доброволец», издававшийся также в Берлине на русском и украинском языках, еженедельник «За свободу» (Смоленск) и др. Власовские газеты, естественно, основное внимание уделяли восхвалению «вождя русского национально-освободительного движения» и его армии, как особо отмечалось, показывающей «исключительно высокую военную подготовку и моральную устойчивость» в боях на Восточном фронте» и в борьбе с партизанами. Постоянно со страниц этих газет звучал призыв «Крепить боевую дружбу между русскими и немецкими офицерами» во имя быстрейшей победы над большевизмом.

Под рубриками «Агония большевизма», «Волнения в большевистском тылу» власовские издания печатали немало самых нелепых измышлений. Так, газета «За свободу» в 1943 г. сообщила о восстаниях против советской власти на Кавказе, в Саратове и в Горьком, для подавления которых вызывались войска из соседних областей, и что имеются «тысячи убитых»[95]95
  За свободу. 1943. 11 мая.


[Закрыть]
. Писали также о том, что вождь германской компартии Э. Тельман порвал с большевизмом, открыто отказался от своих убеждений, освобожден из тюрьмы и «честно работает на благо Германии начальником почтовой конторы в одном из немецких городов»[96]96
  Новая жизнь. 1943. 10 июля.


[Закрыть]
.

Нередко власовские газеты публиковали условия приема в отряды РОА. «В отряды принимаются, – узнаем из этих условий, – все лица мужского пола, способные носить оружие. Обмундирование, денежное и продовольственное снабжение приравнивается к таковому же солдат немецкой армии. Отличившиеся в боях против большевизма имеют право на первоочередное получение земельных наделов»[97]97
  Доброволец. 1943. 6 июля.


[Закрыть]
.

Целые полосы и в этих газетах занимали речи А. Гитлера, Й. Геббельса, но в них уже самое главное – нельзя допустить поражения немцев, что лучше умереть, чем жить в завоеванной врагом Германии.

С газетных полос звучат призывы: «Победа или Сибирь!», «Радуйтесь войне, ибо мир будет страшным».

Некоторые из немецких газет имели сатирические и другие приложения. «Речь», например, издавала сатирическое приложение «Жало», в котором, кроме Сталина, постоянной критике подвергались Калинин, Каганович, Ворошилов, Буденный и др. В каждом номере некто А. Веснин печатал стишки:

 
Флаги со свастикой гордо реют,
Фюрера войска большевиков развеют[98]98
  Жало. 1943. 17 января.


[Закрыть]
.
 

Газета «Новый путь» (Клинцы) в 1942–1943 гг. в качестве приложения издавала двухполосный «Женский листок», который, заманивая молодежь на работу в Германию, писал: «Русский народ так много страдал, что теперь особенно важно, чтобы им управляли люди, безусловно честные, правдивые, справедливые», а это как раз мы и видим в Германии. И тут же статьи о высшем образовании в этой стране женщин, об их культурном отдыхе в уютных общежитиях, публикуются также подборки стихов под рубрикой «Женское творчество».


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю