290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Чернильный дневник (СИ) » Текст книги (страница 16)
Чернильный дневник (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 23:00

Текст книги "Чернильный дневник (СИ)"


Автор книги: Ирина Муравская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 23 страниц)

Глава 17. Соседка

– Кэтрин… – задумчиво протянула Аманда. Из её мира? Ведьма в современном времени? А такое вообще бывает? – И как же ты оказалась здесь?

– Так же как и ты, – Кэтрин оперлась копчиком на письменный стол. – Сделали предложение, от которого не смогла отказаться.

– И ты променяла цивилизацию на это? Почему? – не успокаивалась девушка. В ней самой сидело столько сомнений, что этот вопрос был едва ли не главным на повестке дня.

– Ну… – та задумчиво поджала губы. – Когда вопрос стоит: жизнь или смерть, выбора особого и нет, верно?

– Жизнь или смерть?

Кэтрин чуть приподняла длинный рукав платья, обнажая светло-персиковую кожу, усыпанную многочисленными черными точками, похожими на пигментные пятна, идущие от запястья и доходящие едва ли не до локтя. Они особенно неуместно смотрелись рядом с совершенно чистым и практически безупречным лицом девушки, на котором даже родинок не было.

– Я немного заигралась в волшебство, забыв, что магия требует почтения. Заклинание сработало не совсем верно и срикошетило на отправителя. Ты знала, что существует такой синдром иссушения? Разумеется, нет. Я тоже не знала. Когда появились первые следы, даже не придала этому значения. Потом стало хуже… – Кэтрин погладила пятна на руки и спрятала их обратно под рукавом. – Обычно ведьма иссыхает в течение нескольких месяцев. Буквально иссыхает. С летальным исходом. Тогда-то и появились алхимики. Перенесли меня сюда, объяснили ситуацию, дали время подумать.

– И ты согласилась, – кивнула Аманда. Ответ был излишним. И так ведь очевидно.

– Немного изменила условия сделки, но да, – улыбнулась та в ответ. – И не жалею об этом, если честно. Опыт существовать в подобной обстановке у меня есть, так что… Единственное, наверное, чего мне действительно не хватает, не поверишь – фастфуд. Я бы сейчас с таким удовольствием съела чизбургер…

– Ну, мне с этим проще, – невольно улыбнулась Аманда. По состоянию здоровья она давно выкинула подобную пищу из рациона. Девушка присела на широкий подлокотник тахты. Глупо было и дальше переминаться у входа. Патрик так давно уже забрался с ногами в кресло.

– У тебя были вопросы? Задавай, – махнула рукой Кэтрин. – Прекрасно понимаю. Сама была на твоём месте.

– Почему тогда раньше ничего мне не рассказали? – девушка оглянулась на собеседников. – Вы оба. Мельтешили рядом и хоть бы словом обмолвились. Хоть бы один намёк.

– Мы не могли, – обиделся Патрик. – В мои обязанности входило передать тебе книгу и незаметно следить, в её, – он кивнул на коллегу. – Доставлять тебя к нам.

– Да, но ты, наверное, прости меня, – Кэтрин виновато опустила глаза. – Очень сложно контролировать кого-то постоянно. Порой я тебя не чувствовала, потому и не могла помочь. Как в случае с похищением. Твои эмоции полностью отключили мне доступ. Я даже не могла понять, где именно ты находилась. Но ты тоже молодец. Целенаправленно вычеркнула себя из жизни. Неделя здесь без перерыва, это же надо так! Я и в голову не могла взять, что кого-то может настолько затянуть сюда.

– Но это и хорошо, верно? – Патрик вскинул на неё голову. – Это означает заинтересованность. Даёт надежду, что она всё же примет наше предложение.

– Неужели моё согласие так важно? Жили без меня и ещё проживёте, – удивленно пожала плечами Аманда.

Кэтрин замялась, подбирая слова.

– Не совсем так. Пойми главную заповедь: алхимики работают во всю силу только когда они вместе. То есть когда их двенадцать. Ни больше, ни меньше. Сейчас нас одиннадцать и последние несколько лет мы сильно сдали. Но маятник настойчиво молчал. А мы ждали. И вот, наконец-то, он выбрал тебя.

– Маятник… второй раз слышу про него, – нахмурилась Аманда. – Что это вообще такое? Какое-то устройство?

В ответ ей прилетели улыбки.

– Так и не объяснить, – махнул рукой Патрик. – Ты должна увидеть это собственными глазами.

– Не торопи её, Патрик. Увидит, если согласится остаться и пройдет инициацию, – покачала головой Кэтрин, разглядывая девушку. – Ещё вопросы?

Та задумалась.

– Э-э, природные, так ты сказала, элементы… что конкретно ты имеешь в виду?

– То, без чего алхимики не способны выполнять свою главную миссию. Ты же знаешь о главных стихиях? Элементы, являющиеся проявлением первичной материи. Огонь, вода, воздух и земля. Основы бытия в любом из миров. Так же есть и пятый элемент – магия. В совокупности – это главная теоретическая и практическая основа учений алхимиков. Именно из них мы черпаем свои знания и силу.

– Разве эти учения не имеют больше философского подтекста, не имеющего под собой твердой почвы? – прищурилась Аманда.

Кэтрин усмехнулась.

– Твой скептицизм определяется привитыми в нашем с тобой мире заранее одобренными сведениями, только вот скажи: та кучка ученых, что так утверждает… не сожрала бы она свои докторские диссертации, увидев всё это? – она обвела рукой кабинет, но видимо имела в виду Эридан.

В любом случае тут она, конечно, была права.

– Ещё и подавилась бы, – хмыкнула Аманда.

– Вот именно, – кивнула та удовлетворенно. – То чего мы не понимаем, не всегда означает, что этого не существует. Когда мне впервые сказали о том, что я потомственная ведьма… поверь, я не сразу признала подобное. Потребовалось время. Зато теперь уже не представляю, что мне должны рассказать и показать, чтобы я действительно удивилась.

Аманда с прищуром всмотрелась в девушку.

– Вот прямо ведьма? Как в фильмах и книгах?

– Даже лучше, – улыбнулась ей Кэтрин.

– А единорога наколдовать слабо? – не удержалась она.

– Запросто, – рассмеялась та в ответ. – Но мне кажется, ему будет тесно в этом кабинете.

– Тогда может для начала что-нибудь попроще? – не сдавалась Аманда.

Кэтрин прищурилась. К ни го ед. нет

– Никак не можешь поверить? После всего? Ну ладно… – она задумчиво оглядела комнату и остановила взгляд на потрескивающем камине. Взмахнула рукой, и весь огонь оттуда взмыл в воздух большим сгустком, переливающимся языками пламени.

Аманда невольно ахнула, когда круглый шар плавно подлетел и замер над её головой. Кэтрин пошевелила пальцами. Шар разделился на десяток светящихся сфер и весело закружился вокруг обомлевшей девушки. Потанцевав в воздухе, они плавно перетекли к Патрику, ненадолго задержались возле него, а затем стремительно, подобно комете, слились воедино и упали искрящимся столбом обратно в камин. Секунду и словно ничего не было. Печь привычно потрескивала, согревая комнату.

– Круто, – не отрывая глаз от камина, выдохнула Аманда. – Очень круто. Жаль, я так не умею.

– Но ты умеешь другое, – не согласилась Кэтрин. Девушка обернулась в её сторону и заметила опечаленный взгляд. – Магия – это удивительно, я согласна. Эдакое маленькое необъяснимое чудо, но магия не может помочь решить все проблемы. Жизни она не возвращает, да и людей практически не лечит, так что по сути своей, это лишь эффектное шоу. Не более. А вот ты… – она указала пальцем на Аманду. – Ты способна помогать другим. Твои знания, полученные в своём мире, в совокупности с тем, что уже накоплено за многие века алхимиками, помогут нам… и помогут тем, кто нуждается. И мне кажется, что это куда важнее фокусов с огнём.

Аманда вздохнула. Да, наверное, она права. Есть вещи куда важнее: например чувствовать себя нужным и полезным. Делать что-то, что действительно имеет смысл. Она задумчиво посмотрела на Кэтрин, кусая губу.

– И ты совсем не жалеешь, что лишилась человеческих благ? Интернет, душ, туалет… а как же те, кто остались там? Родные, близкие?

– Да, это было самым сложным, – согласилась та. – Семья – самое важное, что есть у человека. С ними расстаться оказалось сложнее всего, но… исход всё равно был бы один. Моя болезнь, так или иначе, заставила бы нас расстаться. Крошечная польза от магии: напоследок я немного подредактировала воспоминания родителей и сестры, чтобы моя потеря не так сильно сказалась на них. Но знаешь… – Кэтрин задумчиво закатила глаза к потолку. – Я могу перетаскивать через сон не только кого-то, но и переноситься сама. Так что мы иногда путешествует между отражениями, как, например, в случае с тобой. Ненадолго, целенаправленно, верно, но тем не менее. Пускай это и маленький подарок, но всё же подарок.

– То есть у меня будет возможность увидеться с теми, кого я оставлю? Если оставлю? – с надеждой спросила девушка.

– Никогда не говори никогда: вот, что я могу сказать. Жизнь такая непредсказуемая, что никто не может знать, какой стороной она повернется к тебе завтра, – возникло неловкое молчание, так как Аманда погрузилась в свои мысли. Кэтрин, чтобы разбавить обстановку уставилась на Патрика. – А ты чего молчишь? Заснул?

– Нет, слушаю женские разговоры, – мгновенно нашелся тот. – Они крайне любознательны, к слову. А тебе что-то не нравится? В кой-то веки я молчу. Как ты и просила, кстати.

– Это уж точно, – рассмеялась она, глядя на всё еще задумавшуюся девушку. – Обычно его сложно заставить замолчать. Патрик у нас легок на словцо. А тут еще во время походов между мирами, начал прихватывать книжки. Для обогащения лексикона и пополнения багажа знаний так сказать.

– Я уже заметила, – кивнула Аманда, мало вникая на самом деле в её слова. Мысли витали совсем в другой стороне. – Сколько у меня времени перед тем, как дать ответ?

Кэтрин мигом посерьезнела.

– Мало. Встреча с алхимиками состоится во дворце королевы Лиры. Это меньше суток пути отсюда. Вероятно, тогда и придется решать.

– Королева не совсем верный титул, – вклинился Патрик. – Король в Эридане только один. То, что она была наместником до коронации, ещё не делает её непосредственно…

– Ты меня понял, а это главное, – перебила его Кэтрин, качая головой. – По мне, так лучше уж она была бы королевой. Или хотя бы Эрмин. Они оба куда достойней, чем зазнавшийся Эмбер. Из-за его амбиций нам ещё всем предстоит хлебнуть сполна проблем.

Щуплик развел руками.

– Никто в этом не сомневается, но мы, увы, все равно ничего сделать не можем.

– Не в ваших силах сбросить с него корону? – вскинула на них глаза Аманда. Ей казалось, что эти алхимики всесильны.

Патрик отрицательно покачал головой.

– Алхимики контролируют, а не управляют. Это совершенно разные вещи. Мы направляем людей по нужному руслу, я тебе уже это говорил, но всё остальное делают они сами и только сами.

Девушка только пожала плечами. Вот вам и высшие силы. Могут всё, но не могут ничего. Забавно и как-то грустно.

– Но в наших силах подтолкнуть толпу, чтобы они зашевели мозгами, – заметила Кэтрин.

– Рано, не ускоряй события. Для этого ещё придет время, – пригрозил ей пальцем Патрик.

– После того как инквизиция и церковь полностью завладеют сознанием людей? – хмыкнула та. – Вот что меня поражает до сих пор, так это стремление алхимиков плыть по течению, не избегая подводных камней. Знают ведь, чем всё обернётся, но всё равно не позволяют принимать мер.

Щуплик явно загорелся в предчувствии спора. Аж глаза за очками заблестели.

– А почему они позволили случиться войне, унесшей столько жизней? На всё есть свои причины, Кэт. Ничего не происходит случайно, ты ведь знаешь это.

– Знаю. Но знать и понимать… – девушка замолкла на полуслове, так как дверь кабинета приоткрылась, и на пороге появился Адриан, впуская отголоски доносившейся на другом конце коридора музыки. Аманда оцепенела немного, а зоркая Кэтрин мигом сориентировалась. – Так, мы, пожалуй, пойдем, – она кивнула неохотно заерзавшему на кресле Патрику. – Давай, давай, шевелись. Тут мы уже лишние. Лучше пойдем немного подкоректируем память нашим гостям. Нам же не нужны лишние свидетели. Топай уже, – подгоняя щуплика, она успела на прощание ободряюще похлопать Адриана по груди. Двери закрылись. В кабинете остались они вдвоем.

Аманда не торопилась начинать разговор, хотя, наверное, он был нужен. Молодой человек же прошелся вглубь комнаты и остановился напротив девушки, облокотившись об письменный стол так же, как не так давно сделала Кэтрин. Пальцы вцепились в столешницу, но он спокойно смотрел на Аманду, которая как раз сама-то и не отличалась в данный момент спокойствием.

– Привет, – поздоровался Адриан.

– Привет, – эхом ответила та, чувствуя, как заколотилось сердце.

– Они рассказали?

– Рассказали. Ты тоже знаешь?

– С недавних пор. Кэт рассказала мне, когда ты исчезла.

– Когда она выпихнула меня отсюда, – уточнила та.

– Верно. Как себя чувствуешь? Сколько ещё есть времени в запасе?

Вопрос был обращен явно не к эмоциональному состоянию. Аманда прищурилась.

– Ты и о моей проблеме знаешь? – кивок в ответ. – Ну, теперь-то я точно раскрытая книга, – невольно хмыкнула она.

– Я так не думаю, говорил же уже, помнишь?

– Да, верно, – кивнула девушка, отводя глаза.

Было ужасно сложно смотреть на него и сохранять самообладание. Хотелось, если честно, встать и просто обнять Адриана, потому что как оказалось, она скучала по нему еще сильнее, чем думала. Но сделать это не позволяла гордость.

Насупило неловкое молчание.

– Не хочешь поговорить? – нарушил тишину Адриан.

– Если честно, нет. Уже наговорилась. Слишком много для одного дня, – Аманда встала с подлокотника тахты и сделала несколько шагов в сторону выхода, но голос молодого человека остановил её на половине пути:

– Я не собираюсь за тобой бегать, Аманда, – Адриан не менял положения. Лишь пальцы сильнее впились в столешницу. – Как и бесконечно извиняться, надеясь вымолить прощение. У тебя было время остыть, так что предлагаю в последний раз: давай поговорим? Я объясню всё, что сумею, и тогда уже будем решать, что нам делать.

Девушка собралась с духом и резко обернулась на пятках.

– А что нам делать? – наверное, с излишним высокомерием вскинула бровь она. – Мы ведь вроде решили. Доверие тяжело вернуть. Да и нужно ли? Забирай заслуженную награду, возвращайся в лесную хижину и живи как жил. Ну, или оставайся тут раз хочется. Мне без разницы, если честно. Просто давай попробуем сделать так, словно ничего и не было? Мы не знакомы, никто никому ничего не должен. Разве не идеально?

– Это единственное решение проблемы, которое ты видишь? – намеренно прохладно поинтересовался Адриан.

Аманда мысленно захныкала. Мда, о каком “сделать вид” шла речь, если собственные ноги не держали, стоило взглянуть на него. То, что она влюбилась, уже было понятно. Втрескалась по самые кончики ушей и ещё предлагает притворяться чужими. Она же ведь сама не сможет, вот в чём проблема! Но не выставлять же свои слабости на обозрение! И уж точно нельзя дать ему понять, что она практически готова забыть обо всём, лишь бы была возможность хоть иногда вот так смотреть на его, снова заросшее кстати, лицо!

– Нет, – покачала головой та, с трудом сдерживая спокойный тон. – Я не хочу знать подробностей твоего… поступка, поэтому, наверное, возможных выходов у нас два. Либо оставь меня в покое. Навсегда. Либо заставить снова тебе поверить. Только реши, что тебе самому предпочтительней, хорошо?

Понимая, что больше не выдержит, Аманда выскользнула за дверь и только тогда облегченно перевела дыхание. Сдержаться то сдержалась, но что она ему наговорила! На месте Адриана точно послала бы такую заносчивую идиотку. Условия она ему поставила, вообще молодец. Вероятней всего, теперь он просто махнет на неё рукой. Сказал же, что не будет бегать. Да и зачем ему это? Было бы ради чего стараться. Курица, Аманда, вот кто ты. Сама же роешь себе яму.

Ладно, с этим разберемся позже. Интересно, её спальня до сих пор за ней закреплена или уже занята кем-то другим? Нужно найти принца, чтобы узнать. Кэтрин сказала, что они в ближайшее время отправятся к этой королеве Лире, но, наверное, точно не сейчас. Значит, ночку ещё придется переждать здесь.

Уже по пути к залу, она едва не столкнулась со светловолосой миловидной девушкой в сливовом платье. Одна из гостей, вероятно. Девушка удивленно оглядела наряд Аманды, но благоразумно ничего не сказала. Зато нашелся другой повод.

– Извините, вы случайно не видели высокого длинноволосого молодого человека? – спросила она противно милым голосом. – Его зовут Адриан.

Аманда только что не хмыкнула. Ну конечно. Не оборачиваясь, ткнула пальцем за спину.

– По коридору прямо и налево. Удачи, – пожелала она и ушла, не дожидаясь благодарностей.

К счастью, спальня всё ещё была в её распоряжении, и девушка, несмотря на то, что внизу продолжался бал, а принц Эрмин предложил присоединиться к ним и велел служанкам принести в комнату вечерний наряд, разделась и нырнула под одеяло.

Нет, она с удовольствием посмотрела бы, что из себя представляет этот бал, устроенный самим братом короля, да и вообще побывать на подобном мероприятии было бы любопытно, но сейчас Аманда не хотела лишний раз пересекаться с Адрианом. Лучше отсидится в комнате. От греха подальше. Ещё увидит его с этой девчонкой и ненароком сорвется, чего делать категорически нельзя. Для него она, прежде всего, незаинтересованное лицо, которому наплевать с кем он там проводит свои вечера.

Мягкие перины были просто созданы для приятных ночей. Проснувшись поутру, Аманда довольно потянулась в постели, потирая глаза. Солнце пробивалось в окно, а тело чувствовало себя отдохнувшим и благодарным. Как же приятно, когда ничего не болит, а кашель не сдавливает горло. В комнате пахло лилиями, стоящими в вазе на столе. Другой вазе, не той, чтобы она разбила. Вчера их не было, значит с утра к ней уже наведались служанки. На кресле аккуратно была разложена одежда. А это что еще?

Девушка привстала, чтобы рассмотреть повнимательней. Брюки, жакет на пуговицах, рубашка, плащ, перчатки и высокие мягкие сапоги по колено на шнуровке. Брюки? С каких пор ей вместо платьев приносят брюки? Не успела она толком удивиться, как в дверь влетела Кэтрин. В красивом темно-вишнёвом брючном костюме, украшенном черными кружевами. Тоже брюки, смотри-ка.

– Доброе утро, соня! – весело закричала она, прыгая на кровать и тормоша Аманду. – Подъем, подъем! Нас ждут великие дела!

Та вне сдержала удивления.

– С каких пор мы с тобой закадычные подружки?

– Ой, да ладно тебе! – отмахнулась Кэтрин. – Скоро всё равно станем. Я умею находить язык с людьми, не переживай.

– Зато я не очень.

– Ничего. Я поработаю за двоих. Так, подъем! – нетерпеливо захлопала в ладоши она. – Быстро одевайся, хорошенько поешь, и выдвигаемся в дорогу! Выйдем раньше, к вечеру уже будем в Аланбиле!

– Ты всегда такая командирша? – застонала Аманда. А утро так славно начиналось. Хотелось ещё немного понежиться в теплой постели.

– Всегда. Вставай, сказала! – Кэтрин сдернула с ней одеяло и, толкая ногами, попыталась скинуть с постели.

– Встаю, встаю, – хмуро сдалась та.

– О, – алхимик и по совместительству ведьма, заметила разложенный на кресле наряд. – Уже принесли, отлично.

– Мне всё-таки нужно одеться в это? – удивленно посмотрела на неё Аманда.

– Разумеется. В юбках не очень удобно скакать верхом.

– Верхом? – изумленно округлила глаза девушка. – Да я в жизни на лошадь не садилась.

– Ничего, как раз научишься. Так, давай пошустрей! И можно я заплету тебе косы? У тебя такие шикарные волосы, не могу удержаться!

Аманда уже не удивлялась и обреченно разрешила делать с её волосами всё, что захочется. В итоге, меньше чем через четверть часа, она была полностью собрана. Даже успела перекусить принесенным в спальню супом, пока Кэтрин, высунув от усердия язык, заплетала ей две объемные косы. Получилось, надо сказать неплохо. Куда лучше, чем когда Аманда сама пыталась что-то возвести у себя на голове.

В холле возле фонтана их уже ждали при полном параде. Принц Эрмин с привычной свитой, Патрик и Адриан в до боли знакомом пыльнике и с арбалетом за спиной. На последнего девушка старалась не смотреть и уткнула глаза в пол, пока спускалась с лестницы. Кронпринц сопроводил их пламенной речью, включающими благодарности за то, что они погостили у него, пожеланиями скорее добраться до назначенного места и просьбой передать горячий привет родной тетке.

Аманде он напоследок пожелал удачи и принятия нелегко, но каким бы он не был, правильного выбора. Видимо в этом дворце уже все знали последние новости. И перестали что-либо скрывать. Оставался, конечно, неразрешенным вопрос: почему сам брат короля покрывает алхимиков, но, наверное, на это есть свои причины. Лично девушке совершенно не хотелось вдаваться в подробности их внутренних распрей. Ей и своих хватало. Особенно когда она поняла, что Адриан отправляется с ними.

На площади их ждал конюх и три запряженных породистых жеребца. Аманда, конечно, оценила их красоту, но настойчиво напомнила, что не имеет не малейшего понятия о том, с какой стороны к ним нужно правильно подходить. Не говоря уже скакать верхом. И почему коней трое, а их четверо?

Ответ был дан, когда Адриан, без лишних слов, подхватил её и усадил на лошадь. Сам же ловко забрался и расположился позади, буквально вжимаясь грудью её в спину. У Аманды по коже мигом пробежали мурашки, а когда молодой человек пропустил через её талию руки, словно бы обнимая, чтобы взяться за поводья, вообще снесло голову.

Кэтрин своевременно заметила, что её проблема легко решилась. Красноречивый взгляд, отправленный вдогонку, никого не обманул. Кажется, ведьмочка решила немного поиграть на стороне Адриана. Вот же спелись! А Аманда то думала, что у неё имелись на него какие-то виды. Видимо ошиблась. Ей даже стало немного стыдно за то, что она тогда приревновала их.

Всадники двинулись в дорогу. От удобств в привычной машине или хотя бы в карете скачки, конечно, отличались дико. Холодно, неудобно и ветер бил в лицо. Первый час потребовался девушке, чтобы приноровиться нормально держаться и вообще не слететь. Аттракцион не хуже американских горок. Трясет, шатает, и ты постоянно подпрыгиваешь в седле. Адриан придерживал её сзади, что только сильнее нервировало.

Они мчались во весь опор, лишь изредка переходя на медленный галоп, чтобы лошади передохнули. Пару раз устраивали короткий привал, перекусывали, дали коням пощипать траву и снова выдвигались в путь. После обеда заметно похолодало и Аманда, уже наплевав на страх свалиться, куталась в плащ и дула на околевшие руки. Перчатки не спасали. Зато за ухом приятно грело теплое дыхание Адриана, который за всю поездку ни обмолвился с ней и словом.

Вдалеке показались горы, и по мере приближения всё больше открывался красивый вид. Вдобавок они скакали вдоль окраины утеса, который обрывался вниз продолжающей синей бездной реки. Небольшие деревеньки проносились мимо на отдалении от главной дороги, а горы становились всё ближе. И, кажется, укрытые белой шапкой. Видимо, поэтому и становилось холоднее.

А затем вдали показался город. Выбитый в горах. Буквально. Аманда думала, что уже ничто в Эридане не может её удивить, но нет. Ещё как может. Город, построенный в горе, это же надо… Вот вам жилые дома, улица, цветущие аллеи и раз – неровная стена, поднимающаяся каскадом в вышину. Бесконечные галереи, переходы и продолжающаяся внизу река, омывающая опорные колонны. Серые оттенки горных склонов разбавляла зелень и золотисто-серебряные, выдержанные в одном стиле, здания. А на вершине над городом возвышался золотистый дворец. Туда-то по главной извилистой дороге они и отправились.

В какой-то момент дорога сменилась длинной и ведущей, казалось в бесконечность, лестницей. Коней пришлось отпустить. Те попятились назад, уходя в сторону цветущих садов. Видимо хорошо знали места. Аманда с разочарованием почувствовала пустоту за спиной. За эти полдня она так привыкла, что Адриан находился рядом, что не чувствуя его прикосновений сейчас было особенно холодно. Вот только он больше не делал попыток приблизиться. Оставался позади и поднимался наравне с Патриком за спинами девушек.

К ступени сороковой Аманда стала выдыхаться, к шестидесятой чувствовала, как начинали умирать ноги, ноющие с непривычки ещё и от верховой езды, а к девяностой готова была развалиться прямо на лестнице и уснуть мертвым сном. Кэтрин шагала бодрее, но когда количество ступеней перевалило за первую сотню, уже потихоньку сдавала позиции. Патрик тоже не скрывал отдышки. Один Адриан шагал с таким видом, словно прогуливался по парку.

В общей сложности Аманда насчитала двести пятьдесят четыре ступени, хотя могла и просчитаться на пару-тройку… десятков. К тому времени как они вышли на просторную площадь, окаймленную колоннами и с покоившейся по центру статуей женщины, вскинувшей к небесам руки, окруженной небольшим озерцом, во рту стояла мерзкая горечь, а внутренности застряли поперек горла. Ног она уже вообще не чувствовала и проклинала всех и всякого.

К счастью впереди виднелась ещё одна всего лишь трехступенчатая лестница и парадные двери. За дворцом угадывались горные вершины и, правда, припорошенные снегом. А внутри их уже ждали. Преодолев просторный холл, стены и пол которого были выложены белоснежным мрамором, они оказались в другом зале. Этот уже был облицован золотистой плиткой, украшен рельефами и занавешен гобеленами вперемешку с многочисленными портьерами.

Почти по центу стояло десять человек. Пять мужчин пять женщин. Девять – одетые в одинаковые темные плащи и судя по лицам самого разного возраста. От двадцати и до семидесяти, если не больше. Только одна женщина, которой на вид можно было дать лет тридцать, хотя судя по морщинам в уголках глаз, давно перевалило за пятьдесят, выделялась на их фоне светло-сиреневым платьем. Темные волосы уложены в высокую прическу. Статная дама. Вероятно, и есть пресловутая королева Лира.

А эти девять плащей… по всей видимости и есть алхимики. Серьезные личности. Аманда растерянно скользнула по ним взглядом. Вот как, даже так сразу? А где тогда красная ковровая дорожка и хор музыкантов? И что теперь? Она прямо сейчас должна дать им ответ? Она, вообще-то, всё ещё колебалась, разрываясь на части. Трясучка на лошади несильно помогла прийти хоть к какому-то выводу. Или всё же помогла?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю