290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Чернильный дневник (СИ) » Текст книги (страница 14)
Чернильный дневник (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 23:00

Текст книги "Чернильный дневник (СИ)"


Автор книги: Ирина Муравская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 23 страниц)

Глава 15. Его зовут Патрик

На ужин Аманда не пошла. Еще бы. В данный момент никого не хотелось видеть и когда к ней заявились служанки по просьбе принца, она грубо выгнала их и заперла дверь на засовы. Плевать, обидится кронпринц или нет. Только бы никто её не трогал.

Ночь прошла беспокойно. Насморк, горло, пульсирующие виски и раскалывающаяся от нескончаемых слёз голова. Проснулась, поплакала над своей горькой судьбинушкой, уснула. Снова проснулась, попялилась в потолок, уснула. И так по кругу. Наутро ни о каком выспавшемся состоянии и речи не шло. Аманда еле продрала глаза, зарываясь с головой в мягкие подушки. Температура вроде как немного спала, но не ушла. Ощущение разбитости и полной никчёмности. Хотелось забиться в угол и помереть.

Но помирать она не собиралась. Не дождётесь. Вместо этого Аманда разрешила караулившим у дверей служанкам приготовить ей ванну, умылась, освежилась и спустилась вниз. Завтрак она давно проспала. С таким распорядком дня ей только и остается питаться принесенными в спальню подносами.

И зачем только спустилась? Сколько бы ни бродила, Аманда натыкалась лишь на чужие лица незнакомцев. Правда, если подумать, а на кого ещё натыкаться? Кроме принца Эрмина и Адриана она никого здесь не знала, хотя именно брат короля ей и был сейчас нужен… Но Адриан… от одного воспоминания о нем щипало в глазах. Может она вчера погорячилась? Может всё же не стоило устраивать ту сцену? А если он, в самом деле, уедет, она ведь останется совсем одна в таком чужом для неё месте.

Хотя… Аманда и так была одна. Человек, которого она как думала, знала, открылся ей с совершенно другой стороны. Кто он теперь для неё? И как с ним общаться? Разве можно после всего вдруг охладеть и притвориться, что ничего не было? Как же всё сложно… с одной стороны, было бы гораздо легче, если бы Адриан уехал. Тогда можно закрыть эту главу и перелистнуть новую страницу. А с другой стороны… если он уедет, внутри самой Аманды появится пустота, которая её же и сожрёт живьем. Она уже есть, а дальше будет только хуже.

Отчаявшись хоть куда-то забрести и отыскать хозяина дворца, девушка решила вернуться в спальню, но в одном из коридоров её нагнал до боли знакомый голос.

– Аманда…

Адриан. Ну, конечно же. Радость и поутихшая обида одинаково кольнули в груди.

– Ты ещё здесь? – насколько только была способна отстраненно дернула плечом она, не останавливаясь.

Молодой человек нагнал её и остановил за руку.

– Не прикасайся, – девушка грубо высвободилась.

– Давай поговорим.

Он нервничал. И выглядел уставшим.

– Не хочу, – дернула головой Аманда. – Всё что нужно, я уже знаю, а оправданий слышать не желаю. Ни сейчас, ни потом.

Адриан попытался снова взять её за руку, но она отстранилась. Одно его присутствие дезориентировало, а когда он ещё и касался…

– Я виноват. Должен был признаться раньше, но мне… было стыдно. Струсил. Боялся, что всё усложнится…

– Как сейчас? Правильно боялся. Развлечься он решил, скучно ему было. Как же. В меркантильности твоей я и не сомневалась, но избавиться от балласта, чтобы насолить кому-то…

Адриан совсем сник. Он в полной мере осознавал свою вину, но как бы ни желал, уже ничего не мог изменить. Что случилось, то случилось.

– Я ведь тебя не знал тогда.

– И сейчас не знаешь. Разговор окончен, – Аманда двинулась дальше по коридору, но тот снова её удержал.

– Аманда…

– Хватит меня трогать, – процедила она раздраженно. – Не разговаривай со мной, не подходи и вообще держись как можно дальше. Свою задачу ты выполнил. Можешь расслабиться, больше не надо со мной носиться.

– Дьявол! Я носился за тобой не по тому, что так велели. Нет, сначала по этому, но…

– Да, да… – перебила его девушка. – Но потом ты вроде как привык ко мне, к тому же я пару раз скрасила тебе одинокие ночи. Грешно было бы отказаться, верно? Кто бы удержался. Всё это такое заезженное клише, не хочу слушать. Я сказала, мне не нужны оправдания. Предал раз, предашь и второй. Так что давай просто закончим и мирно разойдемся.

Многочисленные эмоции на лице Адриана трудно было описать. В них все: гнев на самого себя, страх, печаль и… решительность.

– Не хочу заканчивать.

– Зато я хочу, – Аманда держалась, как могла. Девушка уже медленно сдавалась под натиском виноватых глаз, но пока упорно продолжала держивать холодную дистанцию. Никаких вторых шансов, никаких оправданий. Иначе точно сдастся. – Не усложняй всё ещё больше. И так непросто.

– Так не глупи. Я всё исправлю, – Адриан сделал шаг навстречу. Девушке пришлось срочно отступать, но тот не отставал. Молодой человек сгреб её в охапку и прижал к себе. – Не сопротивляйся, дай шанс объяснить.

– Не надо ничего объяснять, – Аманда отпихивалась локтями и руками, пытаясь вырваться, но безуспешно. – Отпусти! Не хочу я с тобой разговаривать! И знать тебя не хочу. Катись к… – и тут её заткнули поцелуем.

Девушка уже не сопротивлялась. Вырваться из хватки Адриана было невозможно. Как и невозможно игнорировать поцелуй, от которого всё внутри переворачивалось. Она так и стояла. Стояла, чувствовала его горячие губы и плакала. Слёзы, которых за последнюю ночь вылилось столько, что казалось уже не осталось, текли непроизвольно.

Молодой человек почувствовал сырость на щеках и удивлённо отстранился.

– Ну не плачь только… – прошептал он негромко, растерявшись.

– Как же я тебя ненавижу… – продолжая реветь, выдохнула Аманда. – Думаешь, всё так просто? Своими долбаными поцелуями ты делаешь только хуже. Ты вообще ничего не понимаешь…

Девушка дернулась и, вырвавшись из его рук, полетела вперед по коридору сломя голову. Куда угодно, лишь бы подальше от Адриана, пока он своей настойчивостью окончательно не сломал хрупкую решительность. Целует! Нет, вы посмотрите на этого барана! Продал, предал, а теперь еще и целует. Девушка смутно себе представляла, что должен был бы делать мужчина в сложившихся обстоятельствах, но точно не целовать, заваливая обещаниями всё исправить.

Что он исправит? Сотрёт ей воспоминания? Сотрёт память местным инквизиторам, и они забудут о ней? Сотрёт следы на её ноге и ещё слишком свежий страх перед тем, что с ней делал Бранд. Что он собрался исправлять? Ничего уже не изменишь.

Слава богу, Адриан её не догонял, так что очень скоро девушка замедлила бег, пытаясь отдышаться. Что крайне сложно, когда у тебя заложен нос. Вытирая мокрое лицо рукавами, в одном из поворотов она лоб в лоб столкнулась с принцем Эрмином. Как вовремя.

– Что с вами, мисс Чейз, – кронпринц удивленно удержал её за плечи и взглянул в раскрасневшееся лицо девушки. – Кто вас обидел?

– Никто, – шмыгая носом, ответила та, вытирая глаза. – Все нормально.

– И поэтому-то вы затопили мои ковры? Может, хотите поговорить?

И тут Аманду понесло. Очень даже дельная мысль.

– Хочу, ещё как хочу! Зачем я алхимикам? Почему все знают что-то, чего не знаю я! Я устала ничего не понимать. Надоело, что меня дергают как марионетку за…

Девушка продолжила бы гневные изливания и дальше, но тут из-за расположившейся в конце коридора двери вылетела девушка. Погодите, а она ведь её знает! Темные волосы, голубые глаза, алые губы. Точно! Это ведь она разговаривала тогда с Адрианом!

– Вот ты где! – в сердцах воскликнула девица, подбирая юбки темно-зеленого платья и несясь к ним.

– Не думаю, что сейчас самое подходящее время… – начал было принц, но замолк на полуслове. Незнакомка его не слышала. Она подбежала к Аманде и как-то странно всмотрелась в неё. Словно насквозь разглядывала. Не очень приятное ощущение.

– Ты с ума сошла? – прикрикнула она на неё. – Тебе нельзя так долго находиться тут! Если астральное тело не имеет длительного контакта с физическим, оно разрушается в реальности. Немедленно возвращайся и сразу же позвони Томасу, поняла?

Не успела Аманда ничего понять, как почувствовала грубый толчок в грудь, а в следующую секунду открыла глаза и обнаружила себя лежащей на постели в своей квартире. Юбка, сапоги, свитер… вещи, в которых она уснула неделю назад. Целая неделя, подумать только…

Она как в тумане поднялась с кровати. Онемевшее тело отказывалось слушаться. Перед глазами кружила карусель. Голова давила тяжестью к полу, во рту горечь. Стоило сделать пару шагов, нахлынула слабость. Сердце закололо, отдавая в бок, да так сильно, что Аманда согнулась пополам.

Замыленный взгляд упал на телефон, лежащий на прикроватной тумбочке. Что сказала та девушка? Позвонить Томасу? Зачем? Дрожащими руками она сняла блокировку. Двенадцать пропущенных. Два с работы, остальные от Томаса. Девушка нажала кнопку вызова, и тут сердце снова больно дернуло в груди. Как будто сажали железной рукавицей до такой степени, что сперло дыхание.

– Алло… – ответили на том конце трубки.

– Том… приезж… – договорить девушка не смогла.

Мебель и комната перед глазами окончательно уплыла, превращаясь в сплошное серое пятно, а затем оборвалось в беспросветную черноту. Аманда упала на пол без сознания, сжимая телефон в слабых пальцах.

Дребезжащий писк. Противный такой, как ультразвук. Девушка с трудом разлепила глаза. Светлое помещение, пахло стерильностью и лекарствами. Противный звук издавали мониторы по левую сторону. Узкая койка, окно с жалюзями. Светло-голубая пижама вместо юбки и свитера. Понятно, она в больнице.

– Привет, – послышался голос.

Аманда испуганно вздрогнула и повернула голову. Томас. Он сидел на табуретке возле койки.

– Привет, – слабо улыбнулась она, разглядывая уставшее лицо друга.

– Ну и напугала ты меня, – покачал он головой. – Примчался как смог, а ты лежишь на полу. Что случилось?

– Не знаю… – дернула та подбородком. – Просто стало плохо.

– Ни с того, ни с сего? – скептично вздернул бровь Томас.

Девушка вздохнула.

– Не знаю, какого именно ответа ты ждешь. Том, только не наседай. Я сама пока мало что понимаю.

– Ладно, – кивнул тот согласно. – Тогда скажи, почему не брала трубку?

– Не могла.

– Потому что была там? – он с нажимом надавил на последнее слово. Слабый кивок стал ответом. – И что? Как дела в твоей воображаемой стране?

– Не очень…

– Да, я заметил. Врачи сильно удивились, когда обнаружили у тебя порезы на ноге. Мне стоит что-нибудь знать?

Аманда сглотнула горечь. Лекарства? Ей что-то вкалывали?

– Я так не думаю.

Тот только вздохнул. Ответ его не удивил.

– Знаешь, Аманда, по-моему, хватит уже. Все эти игры разума – это, конечно, очень увлекательно, но… Сама посуди, как ты смотришься со стороны. Пропадаешь на неделю, полностью выбываешь из жизни, а затем я нахожу тебя без чувств и со свежими порезами. Ладно я, я знаю тебя как облупленную, но остальные-то нет.

– В каком смысле остальные?

Томас подбирал слова с осторожностью.

– Со стороны кажется, словно ты себя сама резала. А это говорит, по меньшей мере, о нарушении психики.

– Что? – нахмурилась девушка, с трудом поднимаясь на локтях. – Ты ведь знаешь, что я не сумасшедшая.

– Я очень надеюсь, что ты не сумасшедшая, – потупил взгляд тот. – Это разные вещи.

Та устало выдохнула. Прекрасно. Лучший друг собирается запихнуть её в психбольницу. Она прилегла обратно на подушки. Слабость всё еще накатывала волнами, хотя самочувствие было определенно лучше. Что произошло вообще-то? Почему ей так резко стало плохо? Раньше подобного не наблюдалось. Да, были наплывы головокружения, но чтобы до такой степени…

В голове промелькнуло лицо незнакомки. “Если астральное тело не имеет длительного контакта с физическим, оно разрушается в реальности”, так она сказала? В каком плане разрушается? Аманда удивленно посмотрела на свои руки. Ничего у неё не разрушается вроде. Всё как обычно…

– Сколько мне еще тут лежать? – спросила она.

– Сколько потребуется, – ответил Томас. – Посмотрим, что скажут врачи.

Ждать пришлось недолго и за это время ребята практически больше не разговаривали. Аманда была слишком занята собственными мыслями, а её друг… её друг был обижен и испуган. После их ссоры он несколько дней вызванивал девушку, однако трубку та не поднимала. Хоть переживания были сильнее, Томас не стал бить тревогу. Не после их последнего разговора.

Но вот когда на дисплее отобразился знакомый номер, а в динамиках послышался стук падающего тела, тут он уже запаниковал не на шутку. Пришлось снова выламывать входную дверь, так как запасных ключей у него, разумеется, не было. Второй раз за последний месяц. Так что теперь Меган караулила квартиру, дожидаясь мастеров.

Томас очень любил подругу, но в последнее время она стала пугать его непредсказуемостью. К тому же, таких срывов прежде не наблюдалось, что говорило о новой степени проблемы. Мало ему того, что Аманда решила поставить крест на своей жизни, вдобавок намечались явные осложнения с её психическим и физическим состоянием. Да и лица медиков, копошащихся не так давно над её койкой, ничего хорошего не предвещали.

А еще меньше все обрадовались, когда в палате появился врач, вежливо поинтересовавшийся о самочувствии пациентки и попросивший пройти с ним. Томас остался ждать, а Аманду повели в кабинет кардиологии, где облепили электродами и подключили к компьютеру. Электрокардиографию ей уже делали неоднократно, так что девушка не задавала лишних вопросов, понимая, что ей и без того всё скажут.

Но на одном ЭКГ дело не закончилось. Потом её уложили на другую кушетку, обмазали гелем, облепили датчиками и больше получаса измеряли показатели. УЗИ с помощью ультразвука ей тоже уже делали. Ничего нового, хотя она заметила, как задумчиво хмурились лица, обращенные к монитору. Еще немного поиздевавшись, Аманду, наконец-то, привели обратно в палату и оставили ждать получения заключения. Неутешительного.

Эхокардиография и рентген показали гипертрофию желудочка слева, ЭКГ – немного увеличенное, но на данный момент умеренно стабильное систолическое давление на клапане аорты, что означало только одно – её невинная первая стадия переросла во вторую, более опасную. И как сообщил врач, требующая в ближайшее время непосредственного хирургического вмешательства.

При этом он был откровенно удивлен и растерян, так как заключения с медицинской карточки датированные прошлым месяцем кардинально отличались от сегодняшних показателей. Да, несомненно, бывает такое, что болезнь резко прогрессирует, но этот скачок был слишком внезапным. Для врачей и для Томаса новый приговор может и стал неожиданной новостью, но почему-то не для Аманды.

Так вот, о чём говорила ей девушка? Разрушалось не столько её тело, сколько здоровье. Откуда она это знала? И как смогла вытащить её оттуда легким движением? Неужели своими длительными снами девушка была обязана именно этой странной незнакомке? Как бы то ни было, погружения в Эридан выходили Аманде дорогой ценой. Стоило оно того?

Операция. К ней девушка была совсем не готова. Послеоперационный период реабилитации в лучшем случае может затянуться на восемь-десять недель. Восемь недель её жизни! Ещё и нужно решить вопрос с работой, хотя в последнее время она настолько клала на неё, что не удивится, если она уже уволена. Несмотря даже на как бы официальный отпуск. В придачу ко всему, словно этого было мало, на ближайшие несколько дней Аманде запретили покидать больницу. Неудивительно. Она пока побудет для них подопытным кроликом. Мало ли опять прикрючит.

Два дня состояния полудохлого трупа показались настоящим адом. Её по куче раз на дню отводили для обследований, мотыляя из одного кабинета в другой, брали миллионы анализов и то и дело проверяли давление. Аманда не знала, что хуже: темница под предводительством Бранда или это состояние умирающего лебедя. Нет, разумеется, больница была предпочтительней, но когда тебе запрещают выходить из палаты, чтобы пройтись по коридорам и размять ноги…

Спасибо Томасу. Он в первый же вечер привёз ей ноутбук, книги и журналы, чтобы хоть как-то разнообразить застывшее в этих стенах время. Заодно привёз ключи от нового дверного замка, но предупредил сразу, что один из дубликатов оставит себе. На всякий случай. Хватит с него непредвиденных обстоятельств.

Бедный Том. Он и так был по горло загружен работой, отчетами, презентациями и начальником-деспотом, а тут ещё она. У друга была своя жизнь и своя семья. Жена, которая требует внимания, часы отдыха, в конце концов. А вместо этого он практически всё свободное время проводил в палате. Наверное, Томас чувствовал своего рода вину за то, что затянул с обидами и упустил нужный момент. Да кто же знал? Даже Аманда не знала, что может так обернуться.

Врачи тюкали её непрестанно, пытаясь достучаться и добиться согласия на операцию. Она пока не соглашалась. Не могла решиться. Её и так постоянно кололи и скармливали упаковки таблеток, что за эти дни привычных снов не приходило. Хотя может проблема была и не в этом, но… если она согласится на операцию, каков будет шанс, что она вернется в Эридан?

А вернуться ей было нужно! Чем больше она проводила времени за раздумьями, тем сильнее это понимала. Надо уже, наконец, поговорить с принцем и этой девицей! Аманда была уверена, что если хорошенько дожмет, а теперь она точно не отступится, никто уже не сможет сопротивляться и дальше. Карты на стол. Надоели бесконечные тайны и секреты. Речь идет о её жизни, сколько же можно водить за нос?

К тому же там остался Адриан… Нет, она не готова была его простить, но чувствовала, как его дико ей не хватало. Былая злость успела немного выветриться, но обида всё равно осталась. Осталась и будет сидеть в ней ещё долго, однако… Она хотела его увидеть, хоть на минуточку, хоть одним глазом… Да, как бы ни было противно это осознавать, она ужасно скучала по этому лгуну.

Томас, как и врачи, настаивал на операции, а когда услышал главный аргумент подруги, чуть не выпал в осадок. То, что Аманда уже окончательно рехнулась на своей воображаемой стране, теперь не возникало никаких сомнений. Глупой девчонке требуется незамедлительная операция, а она думает лишь о том, как поскорее свалить из больницы и снова погрузиться в мир своих фантазий!

Больше уже Томас не смог сдерживаться и на третий день привел в палату частного психолога. Он знал, что его подруга никогда в жизни не согласится пойти к нему на приём добровольно, так что пришлось импровизировать. Сам же психолог вообще-то никогда не практиковал выезды на дом к пациентам, так что уговорить его оказалось непросто. Как славно, что зеленые шуршащие бумажки умеют делать своё дело.

Так что теперь на пороге стояла строгая, деловитая светловолосая дама лет за сорок в прямоугольных очках, строгом темном платье и с накинутым на плечи белым халатом. Аманда удивленно оторвалась от журнала про моду.

– Это ещё кто? – вскинула бровь она.

– Доктор Френсис, – представил женщину Томас. – Я очень хочу, чтобы вы поговорили.

Аманда, вздохнув, отложила журнал и, склонив голову, оценивающе осмотрела даму. Кто именно стоял перед ней, почему-то сразу было понятно.

– Фрэнсис – это имя или фамилия?

– Это так важно? – улыбнулась в ответ та.

– Вообще-то, всё равно, – пожала плечами девушка, поправляя за спиной подушку. – Вы мозгоправ, я так понимаю?

– Я психолог, Аманда. И меня зовут Норма.

Томас в это время крутился вокруг, перетаскивая стоящий в углу стул поближе к койке. Доктор Фрэнсис, она же Норма, элегантно присела на него, словно тот был королевским троном. Аманда же выжидала, закусив губу. Доктор повернулась к молодому человеку.

– Вы не оставите нас? Думаю, нам будет куда комфортней пообщаться наедине.

Томас замер в нерешительности. Снова-таки, он знал подругу, как и знал, что, наверное, она сейчас внутри себя пылала от гнева и вряд ли согласна на мирное сотрудничество. Однако Норма была человеком с многолетней практикой за плечами, её ему очень нахваливал коллега по работе. Должна же она уметь находить общий язык даже с такими вредными пациентами как Аманда? Час всё равно оплачен, так что доктору Фрэнсис придется досидеть до конца.

Приняв решение, Томас согласно кивнул и вышел за дверь, прикрыв её за собой. Зная друга, девушка была готова поспорить, что он пошел на первый этаж, чтобы купить себе кофе из автомата и что-нибудь съестное. Томас всегда пил и ел в огромных количествах, когда нервничал. А сейчас он нервничал. Хотя вообще-то её друг всегда любил хорошо поесть. Во время любого эмоционального фона.

Доктор Норма Фрэнсис сложила руки на коленях и с улыбкой посмотрела на пациентку.

– Мне известно, что вы не настроены на откровенные беседы, Аманда, но давайте попробуем, хорошо? Ваш друг за вас переживает и мне кажется, вам очень повезло. Не все могут похвастаться верными спутниками.

Девушка ничего не ответила, лишь скрестив руки, безразлично дернула плечами. Она, в самом деле, не имела никакого желания тратить время на какого-то там мозгоправа, который попытается влезть ей в душу и поковырять там. Аманда и без него знала, что с ней было не так.

– Вы намеренно закрываетесь, – терпеливо улыбнулась женщина. – Но тогда мы не сможем далеко продвинуться. Обычно мы выбираем с пациентами формат, с которым нам предстоит работать: консультирование или психотерапия, но в данном случае, думаю нужно для начала просто поговорить. Как понимаю, вы не хотите рассказать, что вас тревожит? – молчание было ответом. Доктор Фрэнсис вздохнула. – Я так и думала. Тогда позвольте начать мне? Ваш друг вкратце объяснил мне суть вопроса. Это правда, что вы видите яркие сны? Настолько яркие, что они кажутся вам настоящими?

Аманда закатила глаза.

– Все видят сны.

– Верно. В сновидениях мы освобождаемся от избытка напряжения, накопленного за долгий день, – кажется, Норма обрадовалась, что какой-никакой, а диалог всё же состоялся. – Они помогают нам «выпустить пар». В человеческом подсознании скрыт могущественный потенциал. А еще сны – это отражение потаенных страхов, желаний и фантазий… Разве это не прекрасно? Вы не будете против, если мы разберем на практическом примере вид тех снов, что так вас заинтриговали? Они повторяющиеся или предупреждающие? Или…

– Хватит, – перебила её Аманда. – Говорите прямо, к чему вы клоните? Зачем лить воду! Что конкретно вас интересует?

Доктор Фрэнсис чуть поджала губы, обдумывая свои следующие слова.

– Позвольте поинтересоваться: сколько вам лет, Аманда?

– Какая разница? – мигом ощерилась та. – Это особенно важно?

– Разумеется. Давайте говорить откровенно, раз вы сами настаиваете: в вашем возрасте женщины давно обременены семьей и домашними хлопотами. Но насколько знаю я, у вас сейчас затишье в личной жизни, верно?

Аманда неприкрыто начинала злиться. И до неё дошло, к чему клонила дамочка.

– Хотите сказать, что я недовольна своей жизнью и потому предпочитаю фантазии реальности? Мол, у меня нет мужа, детей и я сбегаю в выдуманный мир иллюзий? – фыркнула она. – Надо же, а я и не догадывалась сама! Да вы просто мастер своего дела! Раскусили меня как орешек!

– Ехидство – одно из средств самозащиты, – улыбнулась та. – А значит, определенно наметился прогресс. Кажется, я начинаю представлять себе этапы развития наших дальнейших бесед.

– Каких ещё бесед? – у девушки окончательно лопнуло терпение. – Мне не нужны никакие консультации, ясно? Со своими проблемами я разберусь сама. И для этого мне не понадобится платить бешеные деньжищи, чтобы какая-то там мадам учила меня уму-разуму! Забирайте полученный аванс и уходите. Спасибо, что потратили время. Жаль, что в пустую.

Серые глаза женщины сверкнули из-под очков.

– Аманда, ваш агрессивный настрой заставляет невольно задуматься о возможном эмоциональном расстройстве. Не отказывайтесь, дайте мне время немного поработать с вами. Для начала я бы могла вам предложить ряд несложных тестов, чтобы…

Норма не договорила. Дверь палаты открылась, и на пороге появился высокий молодой человек в белом халате. Светлые встопорщенные волосы, полукруглые очки, чуть сутуленные плечи. Аманда обомлела от удивления. Да это же щуплик!

– Попрошу вас освободить палату, – он повернулся к доктору Фрэнсис. – Немедленно. Мне нужно переговорить с пациенткой.

– Но… мы еще не закончили, – немного растерялась та.

Пациенткой? Это вряд ли, судя по его грязным ботинкам. Хм, а щуплик то оказался с характером! И где-то тот нелепый парень, что сшиб девушку возле кафе?

– Мне все равно, – холодно заметил тот. – Прошу заметить, это не кабинет психиатрии. Это больница. Так что приём на сегодня закончен или мне позвать охрану?

Доктор Фрэнсис рассерженно поджала губы. Нечасто с ней общались подобным тоном. Но и возразить в ответ она не могла, по этому, не теряя достоинства, встала с места и, поправив на плечах халат, повернулась к Аманде.

– Надеюсь, вы передумаете. Поверьте, вам и самой станет легче после парочки наших сеансов.

– Мне и так неплохо, – равнодушно парировала та. – Всего хорошего.

Судя по ответному взгляду, Томасу очень скоро предстоит краснеть и извиняться.

– Надеюсь, что все-таки до встречи, – кивнула она на прощание и вышла за дверь.

Щуплик победоносно улыбнулся и, скинув с себя халат, под которым обнаружились самые обычные джинсы и свитер в зелёные ромбики, вальяжно уселся на койку девушки.

– Прекрасно. Она мне почему-то категорично не понравилась, – подмигнул он Аманде, чем вызвал новое движение её бровей на лице. – Ну что же, давай знакомиться? Я Патрик, – он протянул руку, но девушка настолько растерялась, что не обратила на это внимания. Он столько от неё убегал, а тут вдруг объявился и заговорил? Да еще и так, словно они были знакомы лет сто!

Видимо Патрик понял полутона и, кивнув, опустил руку.

– Догадываюсь, какая каша творится у тебя в голове. Прости за утроенные спектакли. Мне, наконец-то, дали добро. Так что спрашивай, отвечу на всё. Вернее, почти на всё.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю