332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ира Андреева » Фурии на подоконнике » Текст книги (страница 10)
Фурии на подоконнике
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 02:14

Текст книги "Фурии на подоконнике"


Автор книги: Ира Андреева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 13 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

История #60
Ура! Гоа!

Звезда минсельхоза Вадик и его безголосая жена Илона переехали в новую квартиру на Коломенской. Рядом – парк, речка, пивной ларек «24 часа»… В общем, все для людей, грех не выпить. Девочки подарили им на новоселье рыжего кота, которого Юлькина бабушка хотела утопить. Вован принес еще одного – серого из зоомагазина. А третьего котяру с бантиком на шее в новое жилище торжественно внесла хозяйка вечеринки.

– Три кота в одной квартире – это либо к вам пришла белочка, либо вы пришли в гости к кошатнице Наталье Варлей, – сказал Вадик. – Надо бросить жребий и двух котов убить!

– И съесть, – надулась Юлька. – Моего кота попрошу не трогать. Его уже один раз утопить хотели.

– А я за своего две тыщщи отдал, – не сдержался Вова. – Возместите ущерб тогда. И знайте: такого дорогого кота можно хоронить только в деревянном гробу!

– Ну ты же не будешь убивать нашего кота! – испугалась Илона. – Ведь он – как наше дитя, он же… как сын нам!

Вадик нервно сглотнул и пошел за консервами: «Меня всегда окружал цирк. Зовите меня Юрий Куклачев».

Пока Вера хвасталась своими достижениями в области адюльтера, а Вадик выгонял веником котов из под дивана, Лерка рассказала, на что потратит свои расчетные деньги.

– У всех нас проблемы в личной жизни. Поэтому нужно отправиться туда, где сбываются мечты!

– К пластическому хирургу? – заталкивая в рот бутерброд, спросила Юлька.

– В Индию! – Лерка почти завизжала. – Я забронировала всем билеты, завтра нужно оплатить.

– Не все могут бросить работу, как ты, Лер. – Удивлению Юли не было предела. – Там же еще визу надо делать, отель бронировать…

– На все про все – две недели. Я выкуплю билеты, а вы оплатите мое жилье там. Нас ждет северный Гоа! – И Лерка расстелила на полу карту мира.

Ближе к полуночи ехать в Индию согласились все, кроме семейства Вадика. Министерство – это вам не шутки, просто так в отпуск не пускают. Илона взгрустнула, а Лера сообщила, что у них в жизни все и так хорошо: семья, три кота и новая хата! А вот остальным членам компании Гоа подарит новую жизнь.

Вера пообещала договориться с мамой, чтоб посидела с детьми, Вова на волне крутизны разругался по телефону с новой подружкой, а всем остальным было нечего терять. Только вот Ира взгрустнула об Игоре.

Год назад они придумали прекрасный способ гасить ссоры в самом зародыше. Как только кто-то начинает злиться, другой говорит пароль для примирения «64». Сама по себе цифра ничего не значит. И в то же время у нее есть смысл: «Прекрати! Мы оба пожалеем! Ведь мы же любим друг друга». Это отлично работало, это было так волнующе. В груди Иры снова защемило, и она решила дать Игорю последний шанс, взяв его с собой.

Девочки обозвали подругу плохими словами и выразили надежду, что незадолго до вылета Игорек сломает ногу. Она же надеялась, что он сделает предложение.

Две недели пролетели как один день. Пьяный раскачивающийся самолет Москва—Гоа поднялся в небо, унося компанию москвичей туда, где сбываются мечты. После восьмичасового перелета пассажиры самолета уже были одной семьей. Истории жизни были рассказаны, телефоны соседей записаны. Пара ребят действительно потом приезжали к Юле и Вере в гости. В Индии с этим просто – все друг другу рады, никому ничего не жалко.

История #61
Чудовище и береза

Ребята сняли двухэтажный дом в Морджиме – местечке, которое давно считается русским поселением. Местные туристы живут здесь сезонами – по полгода и больше. Сдают московские квартиры, чтобы круглый год наслаждаться свободой и океаном. Готовят хлебный квас и картошку-пюре – для Индии это настоящие деликатесы.

Время в Гоа летит быстрее мысли, не успеешь проснуться, как солнце уже клонится к закату. А местный народ никогда никуда не спешит. Что бы ты ни попросил-купил-заказал, каждый индус неизменно ответит: «Не волнуйся. Я сделаю это завтра» – «Донт вори, би хэппи!».

Каждое утро девчонки садились на мопеды и ехали в джус-центр – небольшую лавку, где делали отличный свежевыжатый сок. Здесь собиралась русскоговорящая тусовка и можно было узнать о последних новостях на родине. Потом – пару часов на пляже, креветки в остром соусе «Масала» и традиционное для этих мест наблюдение заката – сансетта, по-местному. Так проходил почти каждый день. Иногда жизнерадостные отдыхающие угощали «русских красавиц» самокрутками с гашишем и отличным индийским ромом «Олд Мунк» – по шестьдесят рублей за бутылку. Лерка быстро расслабилась, напялила широченные штаны-«али-баба» и даже подружилась с торговками на пляже.

Полумифический Гоа, куда слетаются любители острых ощущений со всего мира, показался подружкам обычным курортом средней руки. Толпы дауншифтеров – людей, которые бросили привычную жизнь, чтобы пожить в аскетизме, – поражали своим спокойствием и отсутствующим выражением лиц. Казалось, мозг людей здесь полностью отключался. Все были счастливы, приветливы, дружелюбны.

Вова как-то быстро перестал плакать и жаловаться на судьбу. Он полюбил смотреть на загорающих топлесс красоток. А Юля с Леркой стали настоящими звездами порно. Оказалось, что для индусов белая женщина в купальнике – предел эротических фантазий. Они не знают, кто такая Бритни Спирс, но до сих пор всей деревней помнят Наташу из Ростова, снятую на мобильный телефон три года назад.

Индусы без стеснения фотографировали на мобильники и детей, и старушек. Лерка, правда, так и не смогла привыкнуть к тому, что толпа маленьких мужчин время от времени присаживалась рядом, чтобы получить фото на память или к тому, что они клали свою одежду поверх ее. Чтоб она зарядилась, что ли? Прикосновение к белому человеку для индусов – вообще особый знак, гарантирующий счастье. Всегда они пытались как бы невзначай провести рукой по твоей руке… С непривычки это жутко бесило!

– Что он говорит? – напрягалась Лерка при виде очередного «визитера».

– Он говорит, что уже десять лет не испытывал эрекции. И только увидев тебя… – совершенно серьезно переводила Юлька.

– По-моему, он просто продает бусы, – сказала Вера. – Бусы из священного ореха рудракша. Если перебирать орешки в руках, тебя ждет счастье и процветание.

– Но про эрекцию он точно говорил! – не унималась Юлька. – Не порти мою легенду!

* * *

В доме напротив, как рассказали местные, уже года три жил русский парень Петр. Он был малообщительный, поэтому торговцы гималайским медом и свежевыжатым соком контактировали с ним записками. Клали на порог листок с вопросом – сколько продуктов он хочет купить. А на следующий день получали записку с его ответом. В условленное время они забирали лежащие на ступеньке деньги и оставляли еду. Сложная схема.

История Петра пробудила в Юльке животный интерес, и она полезла в его двор с целью «позырить че там и как». Через минуту подруга примчалась назад с криком «Он покрасил пальму в березу! Вот это жесть!» Оказалось, что ствол пальмы под его окнами действительно был выкрашен в бело-полосатый цвет, и Юлька, как всегда, решила, что этот Петр – заколдованный принц, и ей нужно срочно развеять чары. Лерка, взглянув на березо-пальму, предложила сначала отправить его в нарколечебницу. А Вера предложила свои услуги секс-терапевта на дому. Через три дня Юлька сказала, что написала Петру свой электронный адрес и он ОТВЕТИЛ! А-а-а-а-а-а-а! Мамочки!

Каждый день подружки узнавали очередную историю из жизни Петра, но он по-прежнему никого не звал в гости. В Москве у него был маленький бизнес по продаже автозапчастей. Он собирался жениться на бухгалтерше и уже назначил дату свадьбы. А потом узнал, что она спит с его компаньоном. Тогда Петр снял все деньги со счета фирмы и купил билет в Гоа.

«Не зная английского, вы представляете!» – восторгалась Юлька.

Первые полгода Петр не общался с людьми. Чтобы не свихнуться, писал электронные письма сам себе, а по вечерам устраивал для себя караоке-вечеринку русских песен. Пил индийское пиво «Кингфишер» и танцевал перед зеркалом. Заколдованный принц точно был психом, прекрасно оттеняющим Юлькино безумие. А та постепенно забыла про пляж и волны. Дни и ночи она проводила у ноутбука в поиске любимых Петиных песен и книг. Она прозвала его Птю – сокращенно от «Петюня». А девочки прозвали его Чудовишем. Ну а как еще?

* * *

Вера тоже не скучала. Она быстро перезнакомилась со всеми мужчинами репродуктивного возраста на побережье и пристрастилась к клубной жизни. Никаких транс-вечеринок на пляжах, как в 80-е, здесь уже не было. Власти штата вознамерились бороться с наркотиками, развесив в кафе таблички «no drugs», и запретили клубную жизнь после десяти вечера. Но если хочется купить гашиш, можно просто сказать об этом официанту. Через пару минут «непонимания» проблема будет решена. Еще можно подойти на пляже к какому-нибудь англичанину с дредами и попросить тебя угостить. В Гоа с этим просто.

Видя, как люди ее возраста преспокойно курят в людных местах, а потом по нескольку часов хихикают, глядя на закат, Лерка приходила в ужас. Но ведь у нее было горе! И они были в месте, где сбываются мечты. И вскоре Лерка уже хихикала вместе со всеми.

Не развлекалась только Ира. Игорь рубил на корню все ее предложения съездить на «Найт Маркет» – ночной рынок, куда приезжают тусоваться туристы из окрестных городов и деревень. Игорь не хотел брать мопеды на прокат, и они катались исключительно на такси. Он хотел спать, когда ее тянуло на танцы, и звал в ресторан, когда она не была голодна. Каждый раз Ира оказывалась перед выбором – либо уступить Игорю, забыв о своих интересах, либо сделать то, что хочет она, и еще долго наблюдать рядом с собой насупившегося мужика. Это был не отдых!

История #62
Он и вправду придурок!

Вообще, лететь на отдых с любимым мужчиной – это испытание. Ира мечтала о том, как, держась за руки, они побегут в море, а потом, обнявшись, будут смотреть на звезды и пить красное вино на веранде романтической хижины… Он же мечтал помолчать, посмотреть футбол на румынском языке в гостинице, а потом напиться виски с немцами в баре и упасть звездой поперек кровати. Она хотела, чтобы он повторял «Какая ты красивая», а не пялился на пляже на 18-летних девок без лифчиков. Она искренне надеялась, что вот в таком красивом месте он мог бы сделать предложение… или хотя бы повалить ее на песок и подарить невероятный секс… А он будто нарочно сбегал с мужиками ловить рыбу или валялся в номере с книгой непонятно-почему-всеми-любимого Гришковца. Она выпила еще один бокал вина и поняла, что все идет не так. Не хватало… духовной близости, что ли. И ей было одиноко. Она обиделась. Кажется, он не очень-то ее и любит. Глотнув напоследок виски из его стакана, она с мокрыми глазами ушла ночью гулять к морю. Прошло полчаса, а он и не звонил. Да ему было просто наплевать!

– Игорь, я так больше не могу, я устала чувствовать себя нелюбимой. Мы как будто не вместе. Каждый сам по себе.

– Как же мы не вместе, если мы только в туалете расстаемся? И почему это ты нелюбимой себя чувствуешь?

– Во всех психологических книжках пишут, что отдых в красивом месте должен освежить чувства! Наша страсть должна вспыхнуть с новой силой! Я специально для этого купила новый лифчик в горошек. А ты даже не заметил!

– Ир, ты же в купальнике постоянно ходишь. И потом, я твоих книжек не читал. Какая разница, что в них пишут?

– Ну вот я ушла ночью, неизвестно куда, а ты даже не начал волноваться! Я просто не понимаю!

– Но ты ведь ушла с телефоном. Я подумал – раз не звонишь, значит, все нормально.

Он и вправду был придурок!

* * *

Говорят, самые счастливые – те, кто не ищут любви навеки, а приобретают друзей по жизни. А еще – собаки. Они, конечно, не ходят в кино и не знают, кто такой Федор Бондарчук, не пользуются туалетной бумагой и гадят где попало…

Зато они вряд ли задаются вопросами: «А что обо мне подумают?», «А вдруг он меня не любит?», «Я не слишком толстая?».

Их эмоции просты: «Хорошо», «Больно», «Вкусно», «Страшно»…

Они едят, совокупляются, спят и не боятся смерти.

Их не заботит цвет обоев на кухне, покупка холодильника и успеваемость детей в школе. Животные делают то, что им хочется. И понимают язык человека.

Собаки, например, понимают конкретные слова: «Нельзя!», «Сидеть!», «Гуляй!» – они четко выполняют это. А люди не понимают языка животных. Они могут только уловить интонацию.

Получается, что собаки круче людей.

С другой стороны, это они выполняют команды, а не наоборот. Значит, круче все-таки люди.

История #63
Наоми и олигарх

– Мне вчера сон приснился, я там целовалась взасос с Гошей Куценко, – хихикала Юлька. – А рядом лежал, извините, Тимати и пытался снять с меня белые носочки. Я говорю: «Тимати, прости, хоть ты и целуешься лучше, но ростом не вышел». Он, такой: «Ну ничо, я тебя буду ждать в нашем бунгало на острове Гаити, мама там как раз блинов кошерных напекла. Йоу!»

– Это, Юленька, сон – в руку. К деньгам и безудержному сексу с олигархом, – вещала Вера. – Слышали, наш-то Владислав Доронин заставил-таки Наоми Кэмпбелл жарить яичницу на Рублевке. А то – строптивая она, мобильниками дерется, пантера…

– Просто надо быть мужчиной, – согласилась Ира. – Подарить виллу в Бразилии, ну и по мелочи там: пару яхт, путевку на Марс, когда там не слишком жарко… Наоми, может, в душе всегда мечтала жить в России и сидеть за одним столом в «Шоколаднице» с Ксенией Собчак, просто забесплатно это как-то стремно было.

– Да, девочки, ради таких мужиков можно сорок лет ходить по подиуму без лифчика, – говорила Юлька. – Как Моисей. А то придумали себе отмазку: «Женщины – потребительницы, им от мужиков только деньги и секс нужны… А в стране – кризис, свиной грипп и мужики все… очень ранимые». Это что вообще за дела? В кино пойдешь, там обязательно то Кейт Уинслет в ребенка влюбится, то Николь Кидман – в пастуха, то стриптизерша – в импотента и неудачника… В жизни посмотришь – бабы вечно суетятся, обои переклеивают, математику с детьми решают, кредиты берут на машину… А мужик, такой, приехал ночью пьяный: «Прими меня, Люся, таким, как есть!» и – звездой на пол.

А ты: «А как же деньги, которые мне от тебя нужны, и секс? Я тут новости смотрела, У Наоми новая шубка…» А он: «Ну и стерва же ты, Люсь! Я и так работаю до посинения…» – и захрапел, падла. Жалко, конечно, мужика, но шубу-то хочется. И ты зарабатываешь себе на шубу. И мужику на зимнюю резину еще остается.

– Ага, а потом в кафе какой-то тип в пиджаке предлагает оплатить твой счет в пятьсот рублей, – подхватила Вера. – При том, что психика твоя уже подточена! Симпатичный, глаза горят, потеет от волнения… Стихи тебе читает Омара Хайяма «Уж лучше будь один, чем вместе с кем попало…» А ты как заорешь: «Думаешь, все бабы – потребительницы, да? Думаешь, нам только деньги и секс от вас нужны?» И пять тыщ на стол – хлоп! И стакан еще об пол – для эффекта. Официантка испуганно шепчет: «Девушка, ну что вы так! Это же – Владислав Доронин, олигарх…» И тут, в дверях, тебя накрывает обида за всех русских женщин. Ты гордо вскидываешь голову и четко произносишь: «И передай Наоми, что яичница ее – говно!» Девчонки заливались смехом. Русские за соседним столиком в кафе тоже хохотали: «Вам надо было в актрисы идти!»

История #64
Манго-баба и часы

Гоанские старожилы рассказали, что в Индии живет Саи-баба – старец, который называет себя живым воплощением Бога, Любви и Истины. У него есть дом под названием ашрам, куда со всего мира едут паломники, ожидающие чуда. Как-то раз девочки возвращались с пляжа и обнаружили на своей веранде трех потрепанных мужиков. Лерка глянула на них этак исподлобья и заявила: «Гашиша нет!» Мужики смутились и очень быстро – часа за четыре примерно – рассказали подругам о том, что они паломники и путешествуют по Индии уже целый месяц. Среди них был юный негр из Одессы, который оказался еще и буддийским монахом. Мужики начертили карту, по которой можно без труда найти Шамбалу, и описали, как выглядит туда дверь, чтоб девчонки ненароком не перепутали.

Вова нервно съел «Сникерс» и шепотом предположил, что паломники, конечно, очень одухотворенные, но, кажется, геи. Вера погадала на книжке Гришковца – так и есть!

Друзья еще долго напоминали Ире, что она исключительно в целях выпендрежа сказала секретные слова «Бодхисаттва», «Бодхичитта», ну и про тантрический секс пару слов. Из-за этого паломники уехали только ночью. И выпили весь афродизиатский чай (по десять долларов за чашку, между прочим).

А на следующий день русские соседи повели девчонок в джунгли, где растут баньяны – гигантские деревья с корнями вместо ветвей. Под баньяном достиг просветления Будда, поэтому в Индии, как только увидишь это дерево, надо обязательно под ним немного пожить. Деревья очень ценные и почти все заняты. Под ними обитают отшельники. К ним приходят по тайным тропам и приносят гостинцы.

Девочки нашли Манго-бабу (это имя такое). Он, правда, был похож на бомжа с Курского вокзала, да еще с фингалом. Но говорил складно и по-английски. Ира всегда относилась с подозрением к пророкам разным и на бабу смотрела скептически. Она подумала: «НУ ДАВАЙ, ОТКРОЙ МНЕ ТАЙНОЕ ЗНАНИЕ!» И в ее голове раздался голос: «А ты отдай мне свои часы». Не то чтобы Ира много курила или решила вдруг сойти с ума… Голос был четкий, мужской. В эту же секунду она глянула на часы – они остановились. «Своч», собаки, за двести баксов! Ира очень любила эти часы, а позже в Москве выяснилось, что они не подлежат ремонту. Мистика!

Тогда она впервые поняла, что люди видят только то, что знают и что готовы увидеть. На самом же деле мир устроен гораздо сложнее. И почему-то загрустила о Паше из киоска DVD.

* * *

Когда ребята собрались в обратный путь, Манго-баба достал из-за спины грязный мешочек, вытряхнул оттуда какой-то мусор, кусочки гашиша… А потом протянул им на ладони шесть черных семечек, похожих на фасоль. Сказал: «Из них вырастут цветы. Заройте в землю и попросите о чем-нибудь».

Юлька, Лерка, Вера, Вова и Ира с Игорем – все взяли по семечку, усмехнувшись тому, как серьезно вручил их баба. «Конопля из них случайно не вырастет? Ну да ладно».

История #65
Домик Бреда Питта

Однорукий официант Раджа из местного ресторана стал девчонкам практически братом. Как он управлялся с тарелками и стаканами, готовил коктейли и ничего не ронял, до сих пор непонятно. А русские парни поразили Раджу своим обжорством. Однажды после пары стопок рома мальчики ощутили в себе мощь русских бояр и попросили «биг крабов».

– Только чтобы фреш, – хищно поморщилась Лерка. – А то знаем мы вас…

– Ес, май френд, – и через минуту четверо индийских мальчиков вытащили к столу несколько сеток с живыми шевелящимися крабами и поднос с гигантскими креветками – на всякий случай. Вова потыкал пальцем – это, это, это… И вот этого краба – просто чтобы сфотографировать. Выяснилось, что гора морских гадов на гриле обойдется всего в семьсот рублей – на русские деньги. Игорь довольно захохотал и скомандовал: «Жарьте!» – Всех? – испугались индусы.

– Ес, май френд! Русского человека не сломит никакое обжорство! – и парни заказали еще бутылку рома.

Конечно, пить алкоголь на жаре – неприятно. И есть мясо в таком климате совсем не хочется. Девочки даже настроились на жесткую индийскую диету – рис, масала-чай и пробежки по берегу… Но, как оказалось, привычку вкусно поесть, особенно когда все так дешево, жарким климатом не вытравишь. Да и выпить никто из компании ни разу не отказался. Всех переполнял энтузиазм, ведь люди были на отдыхе! А русский человек на отдыхе отрывается так, что после этого можно смело ложиться в больницу на реабилитацию.

По вечерам, когда жара спадала, русские собирались на балконе огромного дома. Усаживались на мягкие матрацы, зажигали свечи, и под мелодию из ноутбука затягивали: «Видели ночь, гуляли всю ночь до утра-а-а-а-а». Юлька как бы играла на барабанах, а Ира с Верой были перкуссией – шуршали в такт железными банками с рисом и макаронами внутри. В такие минуты на глаза Лерки наворачивались слезы, но Вова быстро «осушал» их новой порцией рома.

Утром под окнами появлялся улыбчивый немец Питер. Он продавал домашний творог и кексы. Пять лет назад Питер жил с украинской девушкой Олесей. Теперь он с легкостью цитировал Пастернака и знал имя и отчество Солженицына. А вы знаете? Питер был потомственным аристократом. Ему принадлежал завод по производству шнапса в Баден-Бадене. Много лет Питер колесил по миру, скупая пшеничные поля и плантации виноградников. На родине у него остался роскошный особняк, жена и взрослые дети. В пятьдесят лет он, бросив все, обосновался на севере Гоа. Как настоящий дауншифтер, Питер снял у индуса убогую комнатушку за доллар в сутки и сознательно отказался от пользования транспортом. Каждый день он проходил семь километров пешком, чтобы пожелать людям на другом конце деревни хорошего дня, ну и, конечно, предложить свежую выпечку.

– Теперь я понимаю, что такое счастье, – восторженно говорил он. – Это – полная свобода от обязательств, мнения общества и… информации.

Юлька сразу назвала его психом, пояснив, что от такого счастья недолго сойти с ума. А Игорь удивился, как можно жить, не имея четкого плана в ежедневнике и «вообще, ну то есть абсолютно, ни капельки» не работая. Неизвестно, была бы такая свобода полезна Ире, и смогла бы она быть счастливой, живя от заката к рассвету… Но глядя на Питера и других, уж точно хотелось попробовать.

Лерке идея жизни у моря тоже была близка. Она по-прежнему вынашивала план открытия собственного кафе.

– Ты только посмотри, как все просто устроено, – обводила она руками какое-нибудь местечко, куда заходила их компания. – Четыре колышка, навес из листьев, самодельная мебель – и вот тебе готовый бизнес!

Индийские кафе, как выяснилось позже, можно было легко переносить с места на место: деревянные опоры вынимались из песка, тент сворачивался, все это грузилось в пикап и – вези куда хочешь.

Возможно, от перегрева, а может, из-за нервов, но Леркина голова выдавала не менее удивительные идеи. Сначала она придумала создать Всемирный профсоюз попрошаек. Выдавать московским бездомным зеленую униформу – символ экологической чистоты – и заставлять их декламировать на улицах стихи. Тем, что ошиваются в метро, нанять пиар-менеджеров, чтобы придумывали всем разные трагические истории. А то у всех то «деньги на операцию», то «собак нечем кормить». Никакого креатива! А вот вышли бы они, нарядные, исполнили б танец краковяк, так народ деньги бы валом понес…

Потом Лера высказала мысль о производстве световых датчиков для туалетов. Чтобы человек изнутри мог видеть, если кто-то подойдет снаружи. Скажете, кому это нужно? На это Лера расскажет историю о пострадавшем в туалете соседе. Парень влюбился в однокурсницу, пришел к девочке в гости, пока родители были на даче… Тут у них случился первый секс – со слезами, охами и нежными признаниями – все как положено. А потом парню приспичило в туалет. Он выбирается из постели, в чем мать родила, и – в тубзик. Дверь, естественно, не закрывает – кого бояться? А в это время папина машина на пути к даче сломалась. Родители возвращаются домой на такси, папа на нервной почве дико хочет пи-пи… Не разуваясь вламывается в туалет, а там – незнакомый голый юноша. Немая пауза. Парень понимает, что надо что-то сказать, и говорит первое, что приходит в голову: «Здрасьте, а Наташа дома?» Папа, предчувствуя инфаркт, также, не раздумывая, отвечает: «Ее нет, зайдите позже…» С тех пор у того юноши – Леркиного соседа по лестничной площадке – проблемы с сексом. То есть, не с сексом как таковым, а… ну, в общем, он боится раздеваться при свете. И чтобы такого больше не случалось, Лерка решила выпускать туалетные датчики.

К счастью для человечества, она быстро забыла эту идею – после того, как сходила в ночной клуб и выпила пять энергетических коктейлей. Изобрести бы ей напиток для забвения бывших мужиков, подумала Ира. Выпила – и как бы снова девственница.

* * *

Днем, пока остальные девочки жарились на пляже, а Игорь с Вовой в тени пили пиво, Лерка надевала сандалии и бродила вдоль берега. Она собирала разноцветные ракушки и наблюдала за тем, как крабы-отшельники прячутся в песчаные норки. Лерка ждала то ли особенного знака, то ли озарения и все никак не могла понять, как ей жить дальше.

Больше всего она боялась, что ей не удастся избавиться от мыслей о Саше. А потом появился Андрей – тридцатипятилетний красавец из «кислотного» желтого дома с зелеными ставнями. Он только что приехал и снял целый дом для своей семьи – жены, сына и родителей. Родня ожидалась не раньше чем через неделю, и Андрей, так же как и Лерка, бесцельно слонялся по пляжам взад-вперед.

– Эй! Вы русский? – крикнула она однажды с балкона.

– Ну да. Привет!

– Поднимайтесь! Я – Лера. У меня есть домашний сыр и мед, угощаю.

Гостеприимство в Гоа – обычное дело. Здесь никто не жалеет денег и времени, чтобы поболтать с хорошим человеком. Но знакомство с Андреем с первой минуты стало особенным. Знаете, бывают такие люди, с которыми чувствуешь родство душ с первого взгляда. Как будто вы встречались в прошлой жизни. Вы как старые друзья с полуслова понимаете друг друга, любите одни и те же вещи, и вас притягивает неведомая сила.

– Знаете, здесь на пляже есть маленький домик из черного бамбука, где каждый год останавливается Бред Питт. Хотите посмотреть? – предложила Лера.

– Почему нет? Хоть я и не большой поклонник его творчества, но делать все равно нечего. И потом… а вдруг он окажется на месте?

Запасшись бутылкой рома и колой, Лера с Андреем отправились в джунгли. Никакого дома они, конечно, не нашли. Местные жители просто не знали, кто этот парень из Голливуда, и не могли объяснить, где его вилла. В Индии своя фабрика грез – пестрый, танцевальный Болливуд.

Зато по дороге к Бреду в гости Лера и Андрей окончательно сблизились. Не переспали, нет. Просто вдруг поняли, что им очень хорошо вместе.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю