290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Это сама поэзия » Текст книги (страница 1)
Это сама поэзия
  • Текст добавлен: 4 сентября 2020, 15:30

Текст книги "Это сама поэзия"


Автор книги: Иоган Шиллер






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 1 страниц)

Рильке Райнер Мария

Рильке Райнер Мария [Rilke, 1875—1926] – один из крупнейших немецких поэтов, представитель неоромантизма. Принадлежал к старинному аристократическому роду. Родился в Праге. Там же получил первоначальное образование, затем учился в Мюнхене и Берлине. Много путешествовал. Во время мировой войны жил в Швейцарии. Долгие годы жил во Франции, был другом и личным секретарем скульптора Родена. Несколько раз в своей жизни он ездил в Россию. На него сильно повлияли встречи со Львом Толстым, Ильёй Репиным, русскими писателями и поэтами. Со многими, как например с Борисом Пастернаком, он вёл в дальнейшем постоянную переписку. С Рильке переписывалась Марина Цветаева. Письма поразительные, сейчас такие уже не пишут:» Райнер Мария Рильке!

Смею ли я так назвать Вас? Ведь вы – воплощенная поэзия, должны знать, что уже само Ваше имя – стихотворение. Райнер Мария – это звучит по-церковному – по-детски – по-рыцарски.

Вы – явление природы, которое не может быть моим и которое не любишь, а ощущаешь всем существом, или (еще не все!) Вы – воплощенная пятая стихия: сама поэзия…» Так высоко цнила Цветаева Рильке.

Оказавшись на острове Капри в 1907 году, Рильке познакомился и сдружился с Максимом Горьким, находившимся в то время в эмиграции. Впечатлённый Россией, Рильке читал в подлиннике Тютчева и Фета, переводил на немецкий Лермонтова, а в начале 1900-х годов написал несколько стихотворений по-русски. Позже он говорил, что у него две родины – Богемия и Россия.

Schlußstück

Der Tod is groß.

Wir sind die seinen

lachenden Munds.

Wenn wir uns mitten im Leben meinen

wagt er zu weinen

mitten in uns.

Завершение 

Смерть огромна.

Мы смеющийся рот

И пища, которая

Мнит, что вечно живёт.

Но момент настаёт

Плачет «скорая».

***

Einsamkeit

Du meine heilige Einsamkeit,

du bist so reich und rein und weit

wie ein erwachender Garten.

Meine heilige Einsamkeit du -

halte die goldenen Türen zu,

vor denen die Wünsche warten.

Моё одиночество свято,

Просторно, чисто, богато,

Как утром проснувшийся сад.

Я, одиночество, твой,

Из золота двери закрой,

За ними желанья стоят.

По Рильке вариант он финалом точнее оригинала:

О, одиночество, ты свято,

Чисто, безмерно и богато,

Как сад, проснувшийся с зарёй.

О, одиночество, святое,

Укрой за дверью золотою,

Не дай владеть желаньям мной.

Вольный перевод

Ты свято, моё одиночество,

Чисто и богато, как творчество,

Как утром, проснувшийся сад.

Запри, одиночество, двери,

За ними, голодные звери -

Соблазны и страсти стоят.

***

Mondnacht

Sueddeutsche Nacht, ganz breit im reifen Monde,

und mild wie aller Maerchen Wiederkehr.

Vom Turme fallen viele Stunden schwer

in ihre Tiefen nieder wie ins Meer,

und dann ein Rauschen und ein Ruf der Ronde,

und eine Weile bleibt das Schweigen leer;

und eine Geige dann (Gott weiss woher)

erwacht und sagt ganz langsam:

Eine Blonde…

Лунная ночь

Германия. Юг. Зрелая луна,

Ночь дивная, как в детство возвращенье;

Часы пробили, тяжкий звон в паденье,

Как в море, тонет в тишине ночной;

Потом крик стражи, снова тишина,

Молчанье длится, нерушим покой;

Проснулась скрипка (Бог знает откуда)

Запела медленно, чуть слышно:

Ночь бледна…

По Рильке Дальше от оригинала, но мне нравится больше точного перевода.

Германия, луна на небе ясном,

Ночь сказочной чарует тишиной;

Упав с высокой башни, над землёй,

Часов бессонных затихает бой.

Крик стражи раздаётся ежечасно,

Потом стихает, нерушим покой.

Во тьме проснулась скрипка (Боже мой!)

Она поёт чуть слышно:

Ночь прекрасна…

***

HERBSTTAG

Herr: es ist Zeit. Der Sommer war sehr groß.

Leg deinen Schatten auf die Sonnenuhren,

und auf den Fluren laß die Winde los.

Befiehl den letzten Früchten voll zu sein;

gib ihnen noch zwei südlichere Tage,

dränge sie zur Vollendung hin und jage

die letzte Süße in den schweren Wein.

Wer jetzt kein Haus hat, baut sich keines mehr.

Wer jetzt allein ist, wird es lange bleiben,

wird wachen, lesen, lange Briefe schreiben

und wird in den Alleen hin und her

unruhig wandern, wenn die Blätter treiben.

Осенний день

Господь, пора менять на осень лето.

Тень, удлинив на солнечных часах,

Дай ветру, вволю, погулять по свету.

Плоды наполни соком пополней;

Два южных дня добавь им для блаженства,

Чтоб виноград, дойдя до совершенства,

Порадовал нас тяжестью кистей.

Без крова жившим,  поздно строить дом.

Тем, кто один, для бодрости прохлада,

Пора туда – сюда ходить по саду,

Скучать, читать,  трудиться над письмом,

Под тихий шорох листьев листопада.

Первый вариант. В нём своё очарование.

Господь, пора менять на осень лето.

Оставив тень на солнечных часах,

Дай право ветру погулять по свету.

Наполни фрукты соком пополней;

Добавь два дня на летнее блаженство,

Чтоб виноград, дойдя до совершенства,

Порадовал нас тяжестью кистей.

Без крова жившим,  поздно строить дом.

У одиноких в бодрости отрада,

Им нужно, не спеша бродить по саду,

Скучать, читать,  трудиться над письмом,

Теряя сон под шорох листопада.

***

Herbst

Die Bl;tter fallen, fallen wie von weit,

als welkten in den Himmeln ferne G;rten;

sie fallen mit verneinender Geb;rde.

Und in den N;chten f;llt die schwere Erde

aus allen Sternen in die Einsamkeit.

Wir alle fallen. Diese Hand da f;llt.

Und sieh dir andre an: es ist in allen,

Und doch ist Einer, welcher dieses Fallen

unendlich sanft in seinen H;nden h;lt.

Осень

Падают листья, всё дальше полёт,

В небе высоком садов увяданье,

Падают листья с жестами прощанья.

Ночью, под тяжестью груза забот,

Звёзды оставив, земля упадёт.

Падаем все мы, устав от скитаний,

Падают руки при взмахе прощаний,

Только один может эти паденья,

В нежных руках уберечь от крушенья.

По мотивам Рильке

С не мерянных космических высот,

Слетают листья, глядя на порханье

Я ясно вижу в каждом взмах прощанья.

Оставив в небе звёздный хоровод,

Земля одна пускается в полёт.

Мы все в пути, в космическом молчанье -

Паденье рук – жест горя и отчаянья.

Заботливо хранит во все века

Мир от крушенья лишь одна рука.

***

Herbst-Abend

Wind aus dem Mond,

ploetzlich ergriffene Bume

und ein tastend fallendes Blatt.

Durch die Zwischenraeume

der schwachen Laternen

draengt die schwarze Landschaft der Fernen

in die unentschlossene Stadt.

Осенний   вечер

Луна. Порывом  ветер

Деревья обнимает.

Наощупь, как хозяин,

Одежду с них срывает.

Листва при свете фонарей

Вальсирует в кругу теней,

Таков – пейзаж окраин.

***

In diesem Dorfe steht das letzte Haus

In diesem Dorfe steht das letzte Haus

so einsam wie das letzte Haus der Welt.

Die Straße, die das kleine Dorf nicht hält,

geht langsam weiter in die Nacht hinaus.

Das kleine Dorf ist nur ein Übergang

zwischen zwei Weiten, ahnungsvoll und bang,

ein Weg an Häusern hin statt eines Stegs.

Und die das Dorf verlassen, wandern lang,

und viele sterben vielleicht unterwegs.

19.9.1901, Westerwede

Смотрю на дом – он символ жизни бренной,

Напоминанье, что всему есть срок,

Дом на краю села, так одинок,

Что кажется последним во вселенной.

Пройдя село, старухою согбенной

Дорога повернула на восток.

Деревня эта – мост между мирами;

Разделены широкими дверями

Два мира: мир живых  и мир иной.

Когда их закрывают вслед за нами,

Никто не возвращается домой.

Einsamkeit

Die Einsamkeit ist wie ein Regen.

Sie steigt vom Meer den Abenden entgegen;

von Ebenen, die fern sind und entlegen,

geht sie zum Himmel, der sie immer hat.

Und erst vom Himmel fllt sie auf die Stadt.

Regnet hernieder in den Zwitterstunden,

wenn sich nach Morgen wenden alle Gassen

und wenn die Leiber, welche nichts gefunden,

enttaeuscht und traurig von einander lassen;

und wenn die Menschen, die einander hassen,

in einem Bett zusammen schlafen muessen:

dann geht die Einsamkeit mit den Fluessen…

Одиночество

Я одиночество сравню с дождями,

Они из моря лёгкими парами,

Поднявшись вверх, летают облаками.

Став тучами, созревшая вода

Густыми струями течёт на города.

Бредёт по площадям и переулкам,

Два тела, не найдя тепла друг в друге,

Выходят ранним утром на прогулку,

Депрессия гоняет их по кругу.

На ложе, разлюбившие супруги,

И ненавидя, связаны навеки:

Их одиночество  не дождь,  а реки…

Вариант

Я одиночество сравню с дождями,

Они в морях рождаются парами;

Поднявшись вверх, летают с облаками,

Созрев, густыми, струями вода

Обрушится с небес на города.

Дождь  бродит до утра по закоулкам,

Чтоб было спать уютнее супругам;

Пока он  тратит время на прогулки,

С любимым рядом нежится подруга;

Но если двое, не любя друг друга,

Венчаньем в церкви связаны навеки -

Их одиночество  не дождь реки…

***

Traumgekrönt

Die Fenster glühten an dem stillen Haus,

der ganze Garten war voll Rosendüften.

Hoch spannte über weißen Wolkenklüften

der Abend in den unbewegten Lüften

die Schwingen aus.

Ein Glockenton ergoß sich auf die Au …

Lind wie ein Ruf aus himmlischen Bezirken.

Und heimlich über flüstervollen Birken

sah ich die Nacht die ersten Sterne wirken

ins blasse Blau.

Мечта

Сияют окна в старом, тихом доме

Дыханьем роз наполнен летний сад,

Белеют облака, они летят

По небу, замирая от истомы,

Любуясь на закат.

С вершины колокольни слышен звон,

Прекрасный, как хор ангелов из рая.

Берёзы шепчутся, над ними пролетая

Ночь зажигает звёзды, украшая

Поблекший небосклон

Первый вариант

Дом тих, но света в окнах – изобилье,

Дыханьем роз наполнен летний сад,

Белеют облака, горит закат.

Всё замерло, уставший ветер рад

Дать отдых крыльям.

С вершины колокольни слышен звон,

Прекрасный, словно зов трубы из рая,

Летел, луга и рощи наполняя;

Ночь зажигает звёзды, украшая

Вечерний небосклон.

***

Der  Panther

Sein Blick ist vom Vor;bergehn der St;be

So m;d geworden, da; er nichts mehr h;lt.

Ihm ist, als ob es tausend St;be g;be

Und hinter tausend St;ben keine Welt.

Der weiche Gang geschmeidig starker Schritte,

der sich im allerkleinsten Kreise dreht,

ist wie ein Tanz von Kraft um eine Mitte,

in der bet;ubt ein gro;er Wille steht.

Nur manchmal schriebt der Vorhang der Pupille

Sich lautlos auf – dann geht ein Bild hinein,

geht durch der Glieder angespannte Stille –

und h;rt im Herzen auf zu sein.

пантера

Мельканье прутьев утомило взгляд,

Их тысячи, мелькают и мелькают;

Ей кажется, что прутья сплошь стоят

И есть ли мир за их стеной, не знает.

Упруг и мягок шаг могучих ног,

По кругу ходит, словно на приколе;

То танец мощи по кольцу дорог,

Где в центре обессилевшая воля.

Лишь иногда, сорвав завесу с глаз,

Мир проникает внутрь из – за предела,

Но пропадает в сердце, и тотчас

Тишь безразличия охватывает тело.

Лишь иногда, сорвав завесу с глаз,

Мир проникает в грудь из – за предела;

И вздрагивает сердце и тотчас,

От напряженья каменеет тело.

***

Nachthimmel und Sternenfall

Der Himmel, gro;, voll herrlicher Verhaltung,

ein Vorrat Raum, ein ;berma; von Welt.

Und wir, zu ferne f;r die Angestaltung,

zu nahe f;r die Abkehr hingestellt.

Da f;llt ein Stern! Und unser Wunsch an ihn,

best;rzten Aufblicks, dringend angeschlossen:

Was ist begonnen, und was ist verflossen?

Was ist verschuldet? Und was ist verziehn?

Ночное небо, звездопад

Небесный купол над землёй прогнулся,

Избыток света  не даёт нам спать.

Он высоко, никто не дотянулся,

Но близок так, что тянет помечтать.

Звезда летит! За ней стремится взгляд

Торопимся за краткий миг понять:

Чего нам ждать, чего не нужно ждать?

Кто виноват, а кто не виноват?

Abend

Der Abend naht. – Die klare Zone

der Stirne schm;ckt ein goldner Reifen,

und tausend Schattenh;nde greifen

verstohlen nach der roten Krone.

Die ersten, blassen Sterne liebeln

ihm zu; er steht hoch am Hradschine

und schaut mit ernster Tr;umermiene

die T;rme und die grauen Giebeln.

Вечер

Всё ближе вечер, луг зелёный

В венце из золота лучей,

Как руки, тысячи теней

За красной тянутся короной

В звезду, взошедшую, влюблённый,

Он, став в мечтаньях великаном,

Взирает сверху на  Градчаны,

На башен серые колонны.

Ende des Herbstes

Ich sehe seit einer Zeit,

wie alles sich verwandelt.

Etwas steht auf und handelt

und ttet und tut Leid.

Von Mal zu Mal sind all

die Gaerten nicht Leid.;

von den gilbenden zu der gelben

langsamem Verfall:

wie war der Weg mir weit.

Jetzt bin ich bei den leeren

und schaue durch alle Alleen.

Fast bis zu den fernen Meeren

kann ich den ernsten schweren

verwehrenden Himmel sehn.

Конец осени

Смотрю, как  время убегает,

Как всё меняется кругом,

Оно приходит к нам  врагом -

И без пощады убивает.

Иные мы через мгновенье,

Сад был с зелёною листвой,

А стал багряно – золотой;

За поколеньем поколенье

Так увядает.

Теперь, когда иду по  саду,

Куда ни гляну, на  ветвях

До моря  нет преграды взгляду;

Над ним нависли туч громады,

Отвергнутые в небесах.

Первый вариант

Смотрю, как  время убегает,

Как всё меняется кругом,

Оно приходит к нам  врагом -

И без пощады убивает.

Иные мы через мгновенье,

Сад был с зелёною листвой,

А стал багряно – золотой;

За поколеньем поколенье

Так увядает.

Когда теперь иду по  саду,

Повсюду на пустых  ветвях

До моря  нет преграды взгляду;

Я вижу: тяжких туч громады

Купаются в волнах.

***

Nur nimm sie wieder aus der St;dte Schuld

Nur nimm sie wieder aus der St;dte Schuld,

wo ihnen alles Zorn ist und verworren

und wo sie in den Tagen aus Tumult

verdorren mit verwundeter Geduld.

Hat denn f;r sie die Erde keinen Raum?

Wen sucht der Wind? Wer trinkt des Baches Helle?

Ist in der Teiche tiefem Ufertraum

kein Spiegelbild mehr frei f;r T;r und Schwelle?

Sie brauchen ja nur eine kleine Stelle,

auf der sie alles haben wie ein Baum.

19.4.1903, Viareggio

Из городов верните, здесь в смятенье

Не вылезают люди из долгов,

У них от гнева, боли и сомненья

Так дальше жить – нет силы и терпенья.

Неужто, на земле так места мало?

На всех нет ветра? Нет в ручье воды?

Волны в пруду, чтоб отражала

Порог, дверь дома и сады?

Дай место им, для жизни без нужды,

Чтоб им его, как дереву, хватало.

***

Sie sind so still; fast gleichen sie den Dingen

Sie sind so still; fast gleichen sie den Dingen.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю