332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Игорь Павлов » Космос во мне (СИ) » Текст книги (страница 1)
Космос во мне (СИ)
  • Текст добавлен: 28 апреля 2020, 11:00

Текст книги "Космос во мне (СИ)"


Автор книги: Игорь Павлов


Соавторы: Доминика Арсе



сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 6 страниц)

Игорь Павлов
Космос во мне

Для врагов ты бессмертен

Для любимых крайне уязвим.



Враг убьет оружием

Друг – действием или бездействием

Любимый человек – словом или молчанием.

Сэр Габриэль Риннидейл

Глава 1. Нищенка

– Алиса, лучше бы я протянул на батончиках несколько лишних дней!

– Вряд ли это хорошая идея, командир. Твоё физическое здоровье волнует меня не меньше психического, – раздался мягкий ответ бортового интеллекта.

– А о мужском здоровье подумала?

– Мужском? Я всё предусмотрела: в отеле для тебя найдется парочка женщин легкого поведения.

– Я не об этом! Как бы мне тут причиндалы не оторвали, – сказал, поглядывая на уродливое тело приближающейся космической станции.

– Сложные вы люди, особенно мужчины.

– Ты ещё не общалась с женщинами…

Изрядно проржавевшая сталь платформы трещала под напором шасси моего небольшого кораблика. Станция разваливалась на глазах и постепенно вымирала. В прошлый визит на посадочной площадке стоял десяток легких транспортников с контрабандой, на запах которой выстраивалась очередь из таких, как я. А теперь лишь два местных корыта, что, будто живые, с грустью поглядывали на меня.

Мороз пробрал до мозга костей, стоило спуститься по трапу. Брр, надо было набросить шубу. Зуб на зуб не попадает. Вдохнул морозный воздух вместе с витающей свежей гарью. Руки автоматически проверили амуницию, а сознание – связь с кораблем. В горле заскребло. Сдержанно прокашлявшись, недоверчиво посмотрел поверх кривых и тысячи раз перекроенных солнечных батарей, что красовались на крыше административного здания. Бортовой компьютер, проанализировав окружающую среду, заверил, что кислород и давление в норме, а атмосферный купол вполне себе устойчив. Но бледный вид силового поля меня всё же настораживал. Если купол обвалится, не только людишек унесет в космос, но и все три здания вырвет с корнем в доли секунды. Тех, кто останется в подвальных коммуникациях платформы, ждет участь пострашнее.

Только легкая вибрация, передающаяся на подошвы сапог, говорила, что реактор еще не сдох, но стабильно кашляет.

Убедившись, что засады нет, отправил команду Алисе задраить выход. Загудели механизмы, затягивая трап. Дождавшись заветного щелчка замкового механизма, я двинулся было вперед, но что-то ухватило за ногу!

Через секунду мой пистолет уже бы выхвачен из кобуры и направлен на закутанную в лохмотья голову. Скорость, с которой выхватываю пистолет, удивляет многих, бомжи не исключение. Одна из причин, почему не одеваю шубу на злачных станциях – хрен доберешься до оружия!

Тем не менее скрюченные тонкие пальцы держали штанину моего комбинезона цепко.

– Отвали! Пристрелю! – Рявкнул на нищего и, отступив, высвободился.

Должен признать, что сердце чуть не остановилось от столь неожиданной встречи, а палец дрогнул на курке, миновав свободный ход. Реакцию не пропьешь и не ослабишь даже длительным отсутствием должной гравитации. А вот расшатанные нервы расшатываются всё больше и больше.

Довольно худой человек в многослойных лохмотьях не нашел сил даже подняться, просто завалился набок. Нищих на станциях мало, практически не бывает. За редким исключением их можно встретить на крупных торговых спутниках. Судя по тому, что этот экземпляр опалил себе часть одежды, погреться юркнул под мой корабль, как только я совершил посадку. Видимо, сильно продрог и обезумел. Метр влево или вправо, и жители станции пожали бы плечами, заметив горстку пепла после моего взлета.

Бомж свернулся калачиком. И, кажется, у него была ломка. Видимо, находился под действием какого-нибудь наркотика. Но мысль о том, что добрые люди, угостившие беднягу, есть везде, быстро отпала. Нет здесь добрых людей.

Только сейчас заметил, что правая кисть у бедолаги отсутствует. Просто культя, тоненькая, почерневшая. Жалостливые кошки скребнули где-то очень – очень глубоко, но я их прогнал, ибо помочь ничем не смогу. В космосе каждый сам за себя. Иначе не выжить.

Извини, друг, тебе просто не повезло. Судя по агонии, протянешь еще с недельку. А потом труп выбросят через шлюз в открытый космос. Никогда не страдал жалостью к людям, но все же вынул из кармана протеиновый батончик и бросил ему под нос. Меня давно от них тошнит, а бомжу – праздник.

Рывок за подачкой удивил. Будто жаба языком слизала муху, тот ухватил добычу. Но не стал сразу рвать упаковку, а неожиданно посмотрел на меня.

И увидел я острый синеглазый взгляд девушки. Даже сердце ахнуло. Худое, грязное, отчаявшееся личико, злое на все, что вокруг. Она смотрела, вылавливая во мне некий подвох, быть может издевку. Я выдержал не более пары секунд, развернулся и пошел своей дорогой. Позади активно затрещала упаковка.

Мне стало особенно погано от мысли, что ничем ей помочь не смогу. На корабле она будет обузой, кислорода под завязку, продуктов едва – едва на одного человека. Дотянуть бы до следующей станции. Это без учета внештатных ситуаций, которых в районах боевых действий может быть море!

* * *

Типичная для отдаленных систем станция, символ пережитка прошлого, представляла собой обратно конусовидную платформу, из которой вырастало три здания: административное, складское и развлекательное, соединенные между собой тоннелями на случай падения купола. В теле станции находился реактор и всякие разные системы жизнеобеспечения. Всё переплетено коммуникациями, изрезано шлюзами и злачными закоулками. Реактор поддерживал купол, который в свою очередь заключал внутри станции атмосферу, а также являлся щитом от ультрафиолета и других вредных действий звезды местной системы.

Кстати, в этой системе оно довольно вредное, судя по спектральному анализу, что выдал бортовой компьютер. Скорее всего по этой причине станция и повернута к нему «задницей». И большая часть солнечных батарей как раз – таки под платформой.

Шагая к зданию, я любовался звездной чернотой надвинутой на этот мизерный мирок. Сияющие звезды казались такими близки и досягаемыми, будто их можно снять с черной стены рукой. Но как далеко до них лететь, знает здесь каждый. Если бы не свечение от купола и не сигнальные огни, освещающие дорогу, чернота бы заполонила собою все. Я бы не осмелился сделать и шагу.

А если хотя бы на миг потерять мысль о настоящем и потом вдруг очнуться, можно просто сойти с ума от ужаса, ощутив полную черноту вокруг себя… Именно на таких станциях с одной единственной платформой можно прочувствовать, насколько ты ничтожен и одинок. Не в замкнутой консервной банке корабля, а именно здесь, где черный безграничный вакуум отделяется тонким силовым полем и простирается на миллиарды километров вокруг. Ни злой, ни добрый, просто холодный и пустой. Он безразлично выжидает, когда ты совершишь ошибку и растворишься в нем, вновь вернув ему когда-то отданное.

Добравшись до бара, я искренне посочувствовал бомжихе. Стена и даже дверь в блестящих крупицах инея. Это у корабля его не наблюдалось, потому что двигатели всё разогрели. Но стоило пройти с десяток метров, как под ногами заскрипело. Последний раз я был тут примерно полгода назад, такого лютого холода прежде не ощущалось. Видимо, станцию относит от солнца, а энергии на возвращение к прежней орбите ей уже не набрать. Все хуже, чем я думал. Если бы у меня был выбор – сюда бы ни ногой.

В помещение вошёл с предельной осторожностью, сразу же осматриваясь. Пять человек в баре и один за барной стойкой. Судя по всему, лишь один неместный: форма рейдера – контрабандиста, как и у меня.

– Ринни, ты ли это?! – Восклицает бармен на весь зал, узнавший меня мгновенно. – Я думал, ты уже давно подох, проныра.

Подавляя внешние признаки неловкости на лице от неожиданной огласки, усаживаюсь с деловым видом за стойку через сиденье от незнакомого рейдера. Попутно оценив его немалые габариты и кобуру с вполне себе мощным современным пистолетом. Слишком мощным, чтобы выхватить его быстрее меня при случае.

– Все еще предпочитаешь механику? – Сразу о старом запел бармен.

Деду лет шестьдесят, на уме лишь выпивка, на языке бессмысленные бредни. И навязчивая идея продать нано – передатчик поза – позапрошлого поколения. В тот раз я почти купился на его уловки, но Алиса с лёгкостью выявила подвох в накрученных характеристиках.

Кстати, Алиса – это мой единственный друг. Он же – искусственный интеллект и бортовой компьютер моего корабля, который тоже зову Алисой.

– И тебе не хворать, Жерар, – ответил ему наконец. – Механика – самая надежная штука в космосе. Вот бахнет имперский крейсер импульсом и полетят все твои нано – системы.

– А как же без бортового? – Не унимался Жерар.

Естественно про Алису он не знал, как и про то, что собранный для нее панцирь из дорогущих сплавов оградит от десятка электромагнитных и прочих ударов. Своего единственного друга я защищал не хуже себя самого.

– Виски налей, не грузи, – отмахнулся от бармена, облокотившись на стойку и стараясь незаметно для рейдера посматривать в его сторону. Великолепное периферийное зрение не раз спасало мне шкуру.

Нельзя показывать настороженность, но и беспечность тоже не стоит. Пусть, пока здесь бармен, стрельбы в баре не будет. Этому негласному правилу следуют все. Однако, ситуация на станции такова, что корабль мой захотят присвоить здесь многие. Даже Жерар. А этот все улыбается, как счастливый ребенок, который за конфетку готов в горло вцепиться.

Никогда не испытывал недостатка в общении. Привык к одиночеству, люблю, когда никто не достает. А стоит обратиться самому – сразу приходит ответ. Алиса мне лучше всяких баб и друзей. Не достает, не канифолит мозг, ненавязчивая виртуальная особа моей мечты, что понимает меня со скоростью мысли.

– Ладно, не гружу, лучше сам расскажи, что там за дела на фронтах сражений? – Заворчал Жерар, доставая пластиковую бутылку синтетического виски.

На моем корабле такой жидкости не бывает. Слишком много бесполезного веса. Черт, снова я вспоминаю о бомжихе и оправдываю себя.

Пора бы уже выбросить её из головы. Как бы жалость не переросла в глупость. В космосе никому нельзя верить, особенно таким жалким на вид. Не исключено, что это какая-то подстава. Конечно, хотелось бы верить, что она просто невинная жертва, у которой был корабль. Всякое бывает, воспользовались её доверчивостью и отобрали всё, что можно было отобрать. Быть может, какой-нибудь вор, прикинувшийся бомжом, обобрал её. А теперь им стала она. Дальше её место займу я, если клюну. И вот он уже круговорот бомжей в природе. И смешно, и горько.

– Ринни, не залипай, – застонал бармен.

– Что рассказывать-то? – Усмехнулся я, напуская важности своему виду. – Сам все знаешь, в какую систему ни прыгнут пришельцы, туда и крейсера имперские спешат, а после стервятники вроде меня на останки поживиться.

– Ой, не заливай, – скривился бармен. – Нечего рассказывать. Да ты всю звездную картину знаешь наизусть, проныра. Прежде, чем соваться, сто раз взвесишь, кто куда и откуда. Дабы под раздачу или патруля не попасть.

– Ладно, – сдался я, завороженный зрелищем, как виски перетекает в стакан. – Кое-что расскажу. Девораторы теперь умнее стали, месяц назад крупную эскадру имперцев раздолбали на Дароэре. Застали врасплох на переправе, отрезав подкрепление.

– Ох ты ж, мать моя женщина. – Ахнул дедуля. – Я-то думаю, почему это кораблей больше с того сектора не видать. То есть порт Дароэр теперь захвачен?

– Нет, – брякнул с сарказмом в ответ и отхлебнул из стакана. Первый глоток приятно обжог горло и пошел теплотой дальше. Вкусно… Но послевкусие дерьмовое, все же синтетика, мать ее.

– Что нет? – Не унимался Жерар.

– Не захватили, просто уничтожили все порталы и станции, – уточнил я. – Затем бросились к кислородной планете, подавили все орбитальные крепости и стали высаживаться. Планетарные бои, сам знаешь, длятся годами.

– М-да, где этим уродам благоприятно, оттуда потом не выкуришь, – согласился Жерар. – Девораторы, как саранча, пожирают все. Кусают то здесь, то там, как бешеные собаки.

– Ага, – брякнул я. – И договориться с ними никак. Твоя моя не понимать, твоя моя просто жрать.

– Это ж сколько уже империя с ними воюет? Лет двадцать небось бьется.

– Да больше уже, – раздался чересчур мужественный для этих мест голос. К разговору подключился человек в комбинезоне рейдера. Без суеты и резких движений он пересел на соседний стул, шумно передвинув свой стакан по стойке, будто у себя дома.

– Да и по делом зажравшимся имперцам, на нас меньше внимания, – позлорадствовал Жерар, но почему-то занервничал, взглянув на моего соседа.

В голосе дрожь. Это плохой знак.

Я обратился мысленно к Алисе, но ответа не последовало. В панику впадать повода пока не было, просто стены из защитного материала, что не пропускает сигнал. На всякий случай без суеты перехватил стакан из правой в левую руку. Мало ли придется выхватывать оружие. Однако, дистанция слишком мала, он может меня схватить.

– Продаешь че? – Вновь подал голос рейдер, уставившись на свой стакан.

Обращение было ко мне. Мы все здесь что-то продаем. Болтать долго не в наших правилах, всегда нетерпеливо переходим к делу. В космосе от терпения до нетерпения один шаг. У многих крыша едет от замкнутых пространств. Психика восполённая, иногда без наркотиков никак. Среди рейдеров на них спрос большой, особенно у дальнобойщиков.

– Плазму, – ответил коротко.

– Протона у меня и самого завались, – усмехнулся мужчина.

Белобрысый, лет сорока на вид, плечи широкие, на руках заметил мозоли. Хватка сильная, по пальцам на стакане видно. Скорее всего на нано – роботах сидит, усиливающих мышцы. Опасно с таким связываться.

– У меня плазма Дора, – ответил ему и насладился реакцией.

Голубые глаза рейдера округлились, уставившись на меня. Ценная плазма, такая в ходу везде. Добыть ее могут только самые рисковые парни, что бросаются за добычей, стоит только разлететься кораблю пришельцев.

А если учесть, что имперцы страдают трусостью, колошматя по трупам, пока пыль не останется, то добыча ее сравнима с ведением реального боя, где тебя могут прикончить обе стороны конфликта. Имперцы так вообще чаек, вроде нас не любят. Иной раз пролетят мимо, ибо на букашку отвлекаться нет времени. У них приказ и точки сбора. Строго в военной организации, смертные казни и все тому подобное за невыполнение приказов, даже адмиралов своих не жалеют, головы летят только так. А бывает, что могут арестовать рейдера и корабль на обыск. Если контрабанду найдут, считай, пропало твоё корыто. Вольют его в состав обслуживающего флота, а тебя на верфь работать за еду и кислород пока не помрёшь.

– Ты я вижу, парень рисковый, – усмехнулся рейдер, не скрывая удивления в горящих глазах. – Много на продажу?

– Сто тридцать единиц отдам.

– Беру все по сто кредитов, – озвучил он предложение мгновенно.

– Двести, – обрезал я, поглядывая на Жерара.

– Сто двадцать…

В итоге сторговались на сто пятьдесят кредитов и три куба твердотопливного кислорода. Как раз кислород мне был очень кстати.

Если бы я сказал, что у меня имеется и плазма Эро, у рейдера бы глаза на лоб полезли.

Плазма пришельцев – это самая лучшая энергия во всей галактике. Подразделяется на три вида: Протон, Дора и Эро. Протон – пользуются все, ее хоть попой ешь. А вот Дора редкость, ее активно внедряют на военных кораблях империи, поэтому спроса больше, чем предложения. Ну а плазма Эро считается самой – самой… для императорских особ и избранных. Энергии одной единицы хватит, чтобы крупную космическую станцию на год обеспечить. Как я ее добыл, интересовать будет даже самого матерого рейдера. Это практически невозможно. Пусть у меня её всего лишь три единицы. Но этого достаточно, чтобы выкупить свою жизнь, если потребуется.

В общем, я богат. Но не все так просто. Рейдер по имени Вагнер остался доволен и ретировался куда-то, оставив нас с барменом решать свои дела. Мы договорились встретиться позже у моего корабля.

– Мне нужны продукты, – обратился я к Жерару.

– А мне плазма. Сто единиц, и это как минимум, Ринни. Ты ведь не все продал этому красавчику?

– Странный тип. Давно ты его знаешь?

– Первый раз вижу, – поежился Жерар. – Ну, так что?

– Что ты готов предложить за плазму Дора?

– Органику для синтеза десять кубов, – ответил бармен.

Жерар на станции представлял не сколько свои интересы, а скорее всю администрацию. Ресурсы станции – были его ресурсами. Интересы станции – были его интересами. Я его понимал, но у меня были свои цели. И свои расценки.

– Никакой органики, – обрубил я. Знаю их органику, что туда только не попадает. Крысы – это в лучшем случае. Некоторые бомжихи – в худшем.

– Есть военный имперский паек, что продал Вагнер, – произнес Жерар, осунувшись. – Старого образца.

Уточнение весомое. Паек старого образца просто отвратителен. Его не производят уже давно, а тот, что есть – старый донельзя. Пусть витамины и калории сохранены, в остальном – это сыпучее дерьмо со вкусом плесени. Но у меня нет выбора, лучшего предложения от ушлого деда не получу.

– Сколько? – Поинтересовался я.

– Семьдесят брикетов.

– За сто Дора? Ты издеваешься?! – Возмутился я. Но в душе возрадовался. Ибо даже предположить не мог, что у Жерара будет так много брикетов!! Все это я куплю у него за тридцать Дора с чистой совестью, как бы старый хрен не извивался.

Людей в баре прибавилось. Появилась еще парочка рейдеров, которые уселись за столом неподалеку от меня. Кажется, на платформе приземлился еще корабль. Жерар засуетился, видимо, предвкушая какие-то сделки. А я насторожился. Слишком тихо в баре, будто все за мной наблюдают и чего-то ждут. Ощущение, что у всех людей вокруг одно общее дело не оставляло ни на секунду.

– Это все, что у меня есть, – выдавил Жерар. – И я хочу за это сто единиц. Ты мне должен, Ринни.

Бармен стал предельно серьезен. У рейдеров с продуктами туго. Странно, что Вагнер продал пайки Жерару. Очень странно… Да и корабля я его не увидел на платформе. Почему-то сразу этот факт в голову не пришел. А если те двое его дружки? С тремя мне справиться будет сложнее. Если они путешествуют втроем, да еще и с избытком продуктов, значит у них большой, скоростной корабль. Аппарат, какой на платформе и не поместится. Значит, попасть сюда он мог с помощью технологии телепортации. М-да… Мало кто может себе это позволить. Попахивает протекцией империи. Дела мои могут быть хуже, чем я предполагал!

– Чего задумался, Ринни? – Жерар продолжал давить.

И вдруг наклонился ко мне и добавил шепотом:

– Валить тебе отсюда надо, дружок. Прямо сейчас иди к кораблю, я пришлю грузчиков, совершим обмен, и улетай. Пока будут мои люди рядом, ты в безопасности. Это тебе за недоплату по твоим ста Дора, понял?

Я едва заметно кивнул с холодеющей грудью. Вот же влип! Чуйка старого воина не подвела.

– Виски за счет заведения, – брякнул Жерар, снова состроив из себя парня – рубаху.

Конечно, он знал больше, чем рассказал. Но и на том спасибо. Возможно, кто-то хочет захватить мой корабль. Однако, если меня прикончить, вряд ли сумеют им воспользоваться. И знают об этом. Если вскрыть шлюзовую, корабль придет в негодность, сомневаюсь, что на станции есть сварочное оборудование, способное на тонкую работу по восстановлению полностью разрушенных слоев обшивки. Судя по общей картине это должно меня обнадежить. Хотя, все возможно.

Я постарался выйти из бара непринужденно, хотя ноги несли ой – ёй – ёй!

Выйдя к посадочной площадке, понял, что ошибся в предположениях. На платформе появилось четыре вновь прибывших корабля. При том довольно хороших моделей класса «легкие». До тридцати метров в длину. Моё внимание, конечно же, привлек самый красивый среди них – «Черный кондор». У меня чуть слюни не потекли при виде такого красавчика. Блестит отполированной чернотой и веет свежестью, будто с верфи только сошёл. И как специально рядом с моим корытцем для контраста поставили… Алиса тут же пустила импульс возмущения, выражающий ревность. Прости, крошка, я тебя даже на самый лучший корабль галактики не променяю.

У пары соседствующих кораблей шла суета. Обменивались грузами, что-то считали, перекладывая с одной грави – телеги на другую. Это меня несколько успокоило. Люди заняты своими делами. У посторонних всегда можно попросить помощи за плату. Или импровизировать, выдавая за своих перед недоброжелателями.

На платформе потеплело. Разогрели тут все хорошо. У моего корабля никого, но со склада уже движутся трое рабочих с грави, наполненной брикетами. Жерар явно торопился получить свое, пока меня не хлопнули и не прибрали к рукам товар.

Ближайший корабль к Алисе был со спущенным трапом. Меня это насторожило, ибо людей рядом не наблюдалось. Самый новенький аппарат и без присмотра. Однако стоило приблизиться к своему кораблю, как из открытого показался Вагнер, хотя мы договаривались на сделку в более позднее время.

Рейдер шёл навстречу уверенно, и оказался рядом со мной раньше грузчиков Жерара. Но я не сильно переживал, ибо мы были один на один. В такой дуэли мне пока еще равных не было.

– Устал от его болтовни? – Произнес мужчина с натянутой дружеской улыбкой на красивом лице. – Знаешь, я спешу, мы могли бы совершить сделку сейчас, если не возражаешь.

А лицо у него было действительно привлекательное и ухоженное, о чем свидетельствовала легкая светлая щетина. Совсем не рейдерское рыло. Как сразу этого не понял? Видимо, смотрел не прямо, а вскользь. Усталый, не выспавшийся, пришибленный парень с красными глазами и брезгливо сложенными пересохшими губами – это не про Вагнера. Свеженький корабль и свеженький пилот, все сходится.

– Не возражаю, – брякнул я и тут же уловил, как грузовой шлюз корабля Вагнера пришел в движение. Спешит он получить свою энергию, очень спешит…

К счастью подоспели грузчики с электронным нарядом обмена. Это чтобы их не надули. Ленивый, толстозадый Жерар сам не ходит, но знает свое дело. Контейнеры с плазмой я раздал быстро. Пока рабочие грузили мне в отсек паек, я довершал сделку с Вагнером.

Рейдер расплатился золотом по кредитному курсу империи, даже не предложив электронные деньги. Хотя на зрачке глаза у него промелькнул значок интерактивной банковской карты. Такие детали умею замечать. К сожалению, я не учел того же качества у Вагнера.

Он протянул руку. Рукопожатие после сделки совсем не обязательно, но это знак взаимного уважения.

Наши руки сцепились. И он увидел шрам на моем правом запястье. Не скрывая заинтересованности и не расцепляя хватки, он улыбнулся.

– Интересный шрам, – прокомментировал и посмотрел в глаза, хитро прищурившись. – И место нанесения интересное. Некоторые группировки пиратов используют его, чтобы отметить свою принадлежность к тем или иным кланам. Подражают старой имперской системе. Только их татуировки вывести лазером легко и чисто. А вот нано – татуировку солдата императорской гвардии – дело другое.

Я попытался высвободить кисть, но он сжал сильнее. Его рука вдруг превратилась в стальную арматуру, а ладонь в клещи. Мужчина растянул циничную улыбку, наслаждаясь моим замешательством.

– Да и пистолетик чем-то смахивает на гвардейский зарядник, – добавил злорадно.

Вот я и попался, промелькнула первая мысль. Но меня так просто не взять. Рука сжата до боли, за кобурой левой рукой тянуться – себе дороже. В любую секунду этот нано – киборг скрутит меня в спираль или свернет шею!

– На любой торговой станции легко можно найти именной гвардейский пистолет, от которого за пачку хорошей наркоты избавился ветеран, – попытался спокойно ответить я и немного разрядить обстановку. – У старых гвардейцев, знаешь ли, крыша едет. Они либо на колесах живут, либо под двигатели бросаются.

Реактор моего корабля оповестил нарастающим гулом о запуске. Сопла двигателей демонстративно распахнулись для первого прогрева. Алиса, вот умничка. Вагнер не учел лишь одного – мы рядом с моим умненьким корытом. Пусть и не прямо под двигателями, но градусов сто двадцать нам прилетит, если не сдвинемся в сторону.

– Так вот, – продолжил я, стараясь изо всех сил сжать в ответ, выставил ногу вперед, дабы не вылететь из опасной зоны от его возможного рывка. – Если ты меня не отпустишь, сгорим оба. Мне терять нечего, а тебе, имперская ищейка?

Вагнер тут же вырвал руку. А я скривил улыбку, граничащую с невольным оскалом. Этот киборг чуть кисть мне не раздавил!

– До этого момента я еще сомневался, – произнес наемник хищно.

Теперь и я не сомневался, что это наемник, высокооплачиваемый частный сыщик или даже убийца.

Я отступил к кораблю, стараясь не подавать вида, как мне паршиво от боли, которая отдает в едва работающей правой кисти. Даже прижал ее к кобуре, показывая, что в любую секунду могу воспользоваться оружием.

Вагнер попятился, поднял руки ладонями вверх, показывая, что связываться со мной не хочет и валит подобру – поздорову. Вот только не видом своей лощеной хари он это показывал. Чувствую, гад торжествует. Видимо, долго он меня искал. Черт побери…

Только я вступил на трап корабля, вдалеке раздался крик. Неподалеку от одного из кораблей кто-то решил расправиться с моей недавней знакомой. Мое прекрасное нано – зрение, ориентированное на дальность, вывело картину нелицеприятную. Бомжихе досталось шокером. Первый заряд через лохмотья не прошел, она просто взвизгнула с испуга. А вот второй попал прямо в лицо, куда и целился мужчина.

Ноги сами понесли туда. Я мчался так быстро, что вскоре они стали ватными. А вы попробуйте недельку посидеть в каюте два на три метра с притяжением 0,3 g. При том что некоторые, экономя энергию, вообще ставят 0,1! Искусственная гравитация требует некоторых затрат. Это на крейсерах она стандартная, империя о боеспособности солдат своих заботится. А мы, пираты, рейдеры и прочее отрепье обходимся своими силами.

Когда я добежал до места действия, ее бессознательное тело уже волокли к грузовому шлюзу пошарпанного корабля. Вблизи даже показалось, что обшивка его попадала под крошку метеоритного потока.

– Стоять, куда потащил?! – Гаркнул я, не успев даже толком отдышаться.

Это был один из тех рейдеров, что сидели в баре. Из корабля высунулся второй. Как мило, путешествуют вместе на таком маленьком кораблике. Судя по всему, приторговывают органикой.

– Чего тебе? – Возмутился мужчина, или мужчинка.

В замкнутых пространствах люди не только потихоньку сходят с ума, иногда у них меняется ориентация. Особенно, если ты летаешь с напарником, вскоре ты в нем уже души не чаешь. Как сейчас. По одним только выражениям лиц стало ясно, что эти двое – любовники. Ну и по немужским повадкам. Ладно, походка с виляющим задом – признак не явный. Есть другой – какой мужчина в лицо девушке станет стрелять?

– Отпусти ее! Быстро! – Без церемоний я вынул пистолет. Кисть взвыла, но я сжал зубы и сделался страшным и злым.

Напарник его с трапа потянулся за пистолетом, но я повернул ствол на него.

– Даже не думай, п*дорок, – я с таким удовольствием это сказал, что улыбка сама растянулась до ушей.

– Это наше мясо, – пробурчал тот, что тащил девушку. – Это же не твоя подруга? Всего лишь чуток кредитов валялось, мы подобрали. Хочешь спор, пусть старший станции рассудит. Давай, пошли к нему? Только еще за моральный ущерб доплатишь, а то пукалкой своей размахался.

Неожиданно для мужчины, девушка вдруг подала признаки жизни и вырвалась. Вернее, просто дернулась, и ткань шиворота разошлась. Кусок остался в лапе, а девушка начала отползать. Только почему-то не в мою сторону, а просто подальше от всех.

– Эй, эй! Нищенка! – Окликнул я. – Со мной пошли!

Девушка одарила меня злобным взглядом и продолжила уползать.

– Черт с вами! – Прошипел мужчина с шокером и кивнул второму.

У его дружка вдруг выкатились глаза и устремились совсем не на меня. Обернувшись, я с ужасом заметил, что к платформе приближается что-то большое! Судя по огням, очень, мать вашу, большое!!

На ноющих ногах, что по движению смахивали теперь на неуклюжие протезы, я кинулся к девушке. Схватил за шиворот, она попыталась взбрыкнуть, но я рванул с такой силой, что у нее не было и шанса. Ослабевшее от голода и холода женское тело никак не могло противостоять гонимому страхом мужчине.

Пока волок, где-то там внизу зудело. Страх поддавливал и гнал. Я лихорадочно считал варианты и каждые две секунды мысленно запрашивал Алису. Позади уже прогревались двигатели у прибывших.

Валить собирались все! С боевым императорским крейсером шутки плохи. Хотя бы потому, что он маскируется от всех радаров и может подкрасться незаметно!

Что это крейсер, я перестал сомневаться, когда добрался до своего корабля. Грозный исполин, который раза в три больше самой платформы, уже приблизился на достаточное расстояние, чтобы его можно было рассмотреть. И понять, что он совершил сближение со станцией с одной единственной целью – выйти на дистанцию, с которой можно телепортировать сюда группу захвата!

Бомжиха не брыкалась, вообще не двигалась. Все бы ничего, да лохмотья трещали и выскальзывали из моей хватки. Пару раз её упускал, перехватывал вновь, кисть ныла, я задыхался от поднявшейся гари, но двигался дальше. Проклял всё, пока тащил по ребристому трапу!

Лишь когда трап закрылся за нами, я выдохнул с облегчением. И отметил для себя, единственный корабль, что остался покоиться – это «Черный кондор» Вагнера. Вот сученок…

Наивный бы предположил, что я спасен. Но все только начиналось! Добраться до корабля – дело не хитрое. А вот свалить от крейсера – невозможное! Но есть надежда на спасение. Зайцев море, охотник один. Рейдеры разлетятся в разные стороны, кому-то повезет.

Ну конечно же мне!

Алиса стартовала едва я добрался до рубки. Рванула на форсаже, обдав новенький корабль Вагнера приличной порцией отработанных элементов. Иногда мне кажется, что Алиса живой человек…

Бомжиха осталась в коридоре, а я, плюхнувшись в кресло и нацепив шлем, перебирал интерактивное меню, выбирая наилучший маршрут в зависимости от того, куда разлетелись мои «братья по несчастью».

Словно издеваясь, крейсер покоился еще минут десять, давая нам фору, затем двинулся точно по моей траектории!!

– Мы на прицеле, командир, – произнесла Алиса привычным мне приятным женским голосом. Даже такая новость из ее мягких электронных уст звучала не так паршиво.

– Хотели бы нас убить, разнесли бы станцию еще на подходе, – ответил бортовому, успокаивая себя самого.

Но получалось плохо. Ибо что такое крейсер знал не понаслышке. Километровая хренотень с кучей всевозможных пушек, установок, кассет, торпед и орбитальных бомб, с экипажем человек в двадцать могла легко пометить на борт десант из двух – трех сотен злых дядечек в робота – скафандрах, а также пару десятков истребителей. Такой корабль приспособлен к длительным путешествиям и ведению самостоятельного боя с целым космическим флотом какой-нибудь отсталой расы, уверенной в своей исключительности. С мощнейшим двигательным комплексом и лучшим навигационным оборудованием он мог легко настичь любой гражданский корабль, пусть даже тот мельком появился в одной с ним системе.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю