355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Игорь Марченко » Глаза цвета стали » Текст книги (страница 16)
Глаза цвета стали
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:23

Текст книги "Глаза цвета стали"


Автор книги: Игорь Марченко



сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 26 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

– Не гони лошадей. Пусть парни простятся с домом, где прожили так долго.

Я прошел через весь отсек и заглянул в кабину пилотов, где Степан в одиночку готовился поднять самолет в небо. В Афганистане еще молодым пилотом он перевозил военные грузы, успел повоевать в небе Анголы и Мозамбика, а во время Курильского кризиса был сбит над Итурупом. Долгое время пробыл в ледяной воде, после чего потерял обе ноги и руку. Сейчас он весьма ловко управлялся протезом левой руки, проверяя бортовые системы и переговариваясь по радиостанции с башней управления полетами. По виду, так он был в родной стихии.

– Как погодка? Шторм не намечается? – спросил я.

– Не, бзди, Алешин. Все пучком. – Отмахнулся Свиридов, наливая себе из термоса чай.

Наблюдая, как он сыплет в чашку дополнительный сахар, я не удержался от иронии:

– Вредно столько сахара употреблять – задница склеится!

Покосившись на меня, с усмешкой не остался в долгу:

– Смотри, чтобы у тебя ласты не склеились!

В кабину заглянул Шепард и передал Свиридову полетный план с картами:

– Дима, не мешай пилоту. Возвращайся к остальным.

Рассевшись прямо на полу грузового отсека, члены команды со смехом слушали Джавахарлаева. Улыбчивый казах, показывая на шрамы у себя на щеке, рассказывал, как первый и последний раз в жизни приходил побриться к подслеповатому парикмахеру, который как выяснилось позже, был вдобавок еще и смертельно пьян.

– Да ладно, не заливай! – сквозь слезы хохотал Лютый. – Врешь и не краснеешь!

– Нет, серьезно! – доказывал Баха. – Это было в Ташкенте в 2013…

Через десять минут корпус самолета охватила вибрация. Ил-78 стал быстро разгоняться по взлетной полосе, унося нас в полную неизвестность. Наблюдая, как в иллюминаторе растворилась в туманной дымке темная земля острова, а ей на смену пришло безграничное пространство воды, я тоскливо вздохнул. Самолет несколько минут совершал маневр разворота, беря курс на Токачи – крупнейший город Хоккайдо. Японский остров был огромным, но в основном скалистый с высокими горами в центре. Туманы в это время года были не редкость, но нас они не волновали, куда больше всех заботил старый гражданский аэродром, на котором еще оставались запасы авиационного керосина. Найдем ли мы его? Это был не праздный вопрос, а выбор между жизнью и смертью. Те пол часа, что мы потратили на перелет и маневр захода на посадку, члены группы усиленно готовились к бою. Экипировка и оружие были тщательно проверены и приведены в боевую готовность. Игры и шутки закончились. Начиналась работа.

– Лютый и ты Соколик, отправитесь со мной на поиски топливозаправщика. Алешин, Чеков и Тихон приглядят за самолетом, – быстро раздавал приказы Шепард, укрепляя на каске прибор ночного видения. – Когда подгоним цистерну, не щелкайте клювом, а сразу хватайте шланг и начинайте заправку. Скорее всего, за нами увяжется половина города. Есть вопросы?

– Вообще-то разведка по моей части. – Возразил я.

– Только не в этот раз. Высоков сообщил, что твое прошлое, может помешать выполнению задания. Я не могу рисковать.

– Чепуха! Высокова здесь нет. Я не согласен с подобными бредовыми высказываниями!

– Алешин! – перебил Дэн. – Это мой приказ. Будешь охранять самолет и точка.

– Я был в Токачи, без моего опыта вам не обойтись…

– Я тоже там бывал и что дальше? – терпеливо вздохнул Дэн. – Мы были с инспекцией, а ты, в каком качестве? Тебя кажется, держали в плену на юге города, а не на аэродроме. Угомонись.

Скрипнув зубами, я в пол голоса выругался. Черт знает что! Меня снова игнорируют и засовывают в задницу. Шепард поступает, неразумно, оставляя меня в обычном охранении.

– Я умею читать по-японски… – сделал я последнюю попытку.

– Я тоже. Если произойдет нападение некроморфов, постарайтесь не повредить обшивку, стреляя во все стороны. Ни в коем случае не используйте гранатометы в непосредственной близости от самолета. Или мы надолго, если не навсегда застрянем на земле. Схема обороны проста и надежна. Снайпер занимает возвышение и берет под контроль всю взлетную полосу. Три человека находят топливозаправщик и подгоняют его к самолету. Два человека на земле охраняют периметр зоны посадки транспорта и следят за обстановкой вокруг. В случае угрозы и появления незваных гостей немедленно сообщают мне о ситуации и держат оборону до подхода подкрепления. В Токачи проживало свыше миллиона жителей. Примерно половина из них не захотели эвакуироваться и остались в городе. Даже если треть из них еще не сдохла от голода, нас ждут большие неприятности – всем известно как быстро некроморфы обнаруживают еще не успевших пройти Обращение людей. Отвожу под операцию от тридцати до шестидесяти минут, так как каждая последующая минута увеличивает шансы на наше обнаружение и уничтожение. Вопросы есть? Вопросов нет. За дело господа и поможет нам бог!

Самолет после нескольких неудачных попыток зайти на посадку в полной темноте, все-таки чудом приземлился, едва не сломав себе оба шасси. Медленно вырулил в самое начало полосы, чтобы потом не терять время на ненужные маневры. Воздушная махина еще не успела толком остановиться, а мы уже сбегали на бетонку полосы по опустившемуся пандусу трапа. Хоккайдо почти ничем не отличался от Шикотана за исключением размеров и большим количеством гор с ледяными шапками. На горизонте дымил недавно проснувшийся вулкан, а в полукилометре от нас проглядывались темные рукава терминалов, у которых громоздились груды горелого железа, того, что раньше было самолетами. Судя по их виду можно предположить, в какой спешке проходила эвакуация жителей. Сам город находился в пяти километрах от аэропорта. Для того, чтобы нежити добраться сюда, понадобится приблизительно полтора часа. Шепард решил не рисковать и выделял на все про все всего час. Я одобрил это решение, нашу посадку разве что слепоглухонемой не увидел и не услышал – когда самолет с включенными прожекторами шел на посадку, грохот был просто оглушительный. Помимо бронетранспортера в самолет загрузили УАЗ с пулеметом, смонтированном на турели. Машина, глухо урча двигателем, съехала на бетон взлетной полосы. Рядом с водительским креслом, где за рулем сидел Шепард уселся Соколик с автоматом в руках, а на место пулеметчика встал Лютый. Не включая фар, они помчались на стоянку грузовой техники, где еще могли находиться топливозаправщики. Мы с Тихоном наблюдали, как Чеков с пыхтением несет на плече свое сокровище – винтовку СВ-98 – чтобы взобраться на крышу бездействующего радара, с которого открывался великолепный обзор на все взлетное поле. Теперь можно не волноваться, что к нам кто-либо подберется незамеченным.

– У терминалов никакого движения. Мертвецкая тишина. – Сказал по рации Шепард.

– Вас понял первый, – я перевел бинокль в сторону дальней части взлетной полосы. – Никакого движения не наблюдаю. Если некроморфы и здесь, то затаились.

– У меня тоже бог миловал. – Отозвался Тихон с другой стороны самолета.

– Аналогично. – Выпалил Чеков, тяжело дыша в микрофон.

Находясь на одной частоте, мы напряженно прислушивались к дыханию друг друга. Наблюдая в инфракрасный бинокль за тепловым контуром удаляющейся машины, я не сразу заметил, что рядом со мной уже несколько мгновений стоит Хет, тоже, как и я, напряженно всматриваясь во тьму. Он медленно снял капюшон и пристально посмотрел на меня.

– Чувствую близость Охотника. – Неожиданно сказал он.

Я невольно вздрогнул. Нужно предупредить Шепарда, пока он на него не наткнулся.

– Не надо, – прочитал мои мысли Хет. – Я сам позабочусь о нем.

Не успел я возразить, как он в одном огромном прыжке перепрыгнул ограждение и с немыслимой для человека скоростью побежал в сторону терминалов.

– Сумасшедший. – Проворчал я, лишь крепче сжимая оружие.

Томительные минуты ожидания тянулись хуже пытки. Устав рассматривать в бинокль, до смерти надоевший терминал и прилегающие к нему здания аэровокзала, щелкнул рацией.

– Чеков, что у тебя? Хоть ты не молчи. Я начинаю волноваться за остальных.

– Тишина, – тут же отозвался Рома. – На секунду мне показалось, что я видел Хета.

– Так точно, сноб убежал на свободную охоту…

– Капитан Алешин! Отзовитесь, – неожиданно вызвал Шепард. – Мне послышалось или Вы сказали в эфире, что наш гость ушел? Повторите, я не совсем расслышал.

– Я ему не нянька, – огрызнулся я. – Сказал, что отправился за головой Охотника…

– Вы там совсем рехнулись? – рассердился Дэн. – Немедленно найди и засунь его обратно в самолет. Мы нашли на стоянке полнехонький топливозаправщик, только у него в баке пусто. Сейчас цепляем к своей таратайке. Выполняйте приказ. Бог даст, будем через двадцать минут.

– Бог не по моей части… Минутку! Так мне теперь за Хетом тащится к терминалам? В одиночку? – я поежился. – Не могу сказать, что понял вас первый. Я туда не пойду.

– Еще как пойдешь, в противном случае теряется смысл всей операции. Что если Охотник прикончит Хета? Да ты хоть понимаешь, чем это нам грозит? Выполняй приказ.

Рация отключилась. Чертыхнувшись, я стал обегать самолет. Сердито сверкнув глазами из-под кустистых бровей, Тихон снова застыл словно изваяние, уперев приклад пулемета в плечо.

– Я скоро вернусь, – пообещал я, а затем по рации попросил Романа. – Прикрой Зоркий глаз, одному мне как-то неуютно здесь бродить. Только не целься в меня, лады?

– Ты у меня уже на прицеле. – Пошутил Рома, щелкнув затвором.

Путь до аэровокзала занял у меня не больше пяти минут бега. Попробовав толкнуть ногой вращающуюся дверь, я убедился, что она блокирована изнутри. Все двери мимо, которых я проходил, были либо заперты, либо завалены изнутри разнообразным хламом и мусором. Тогда я ухватился за нижнюю часть оконного проема и ловко подтянулся на самый верх подоконника.

С опаской повел по сторонам фонарем, прикрепленным к стволу автомата. Внутри помещения было пусто и безжизненно как столетняя черепушка. Под подошвами ботинок мерзко хрустели осколки стекла и заплесневелые кости людей. Когда я уже стал думать что никогда не выйду в зал ожидания, за следующим поворотом сразу вышел на балкон, с которого просматривался весь аэровокзал. Прошедшее десятилетие не прошло для него даром. В стенах зияли огромные пустоты, бамбуковые побеги декоративных садов за стальными ограждениями разрослись во все стороны, вплоть до самого потолка. Оплетенные жирными лианами стены настолько обветшали и растрескались, что были готовы рухнуть при первых толчках землетрясений, сотрясавших остров до тысячи раз в году. Пыльный пол, усыпанный грудами мусора, из которого то тут, то там торчали человеческие кости и черепа, до сих пор сохранил поверхность отшлифованного до зеркального блеска мрамора. По следам на стенах, можно заключить, что последние защитники забаррикадировались внутри зала ожидания и приняли здесь последний бой. Чем он завершился видно по количеству изгрызенных костей на полу.

Осторожно спускаясь по неподвижному эскалатору на первый этаж, мне померещилось, что в дальней части огромного зала мелькнула золотая кожа Посланника. Выключив фонарь, я стал ждать пока, мое собственное зрение привыкнет к темноте. Лучше не привлекать к себе внимание.

– “Хет? Ты тут?” – мысленно позвал я. – “Хватит играть со мной в прятки!”

Цедя сквозь зубы приглушенные ругательства, я бегом пересек зал ожидания – перепрыгивая через груды костей. Мои глаза были приспособлены к темноте, но, как назло, сейчас все виделось словно под водой. Бродить в полной темноте по руинам аэропорта, где могли обитать зомби, было не самой удачной затеей. И зачем я только пошел следом за этим неугомонным Хетом?

– Хет! Ублюдок золотушный! Ты тут? – громко спросил я, резко обернувшись на шорох.

На втором ярусе среди зарослей густой растительности мелькнула стремительная тень. Но что или кто это, я не успел рассмотреть. Возможно, дикая обезьяна или опять мое воображение разыгралось не на шутку. В таком месте для полного счастья только галлюцинаций не хватало.

Я даже вздрогнул, когда рация буквально взорвался предупреждающим криком Романа:

– Внимание! Предположительно цель на двенадцать часов! Алешин, ответь!

– Слышу тебя, Рома, четко и ясно…

– Убирайся оттуда немедленно. Шепард и остальные подозрительно запаздывают и не отвечают на вызовы. Не могу с ними связаться ни на одной частоте. Всюду сплошные помехи.

– Я еще не нашел Хета!

– Брось ты его к чертям! Не маленький сам выберется. Я что-то видел на стоянке…

Голос снайпера дрожал, а когда он умолк, через секунду в наушниках раздался выстрел. Потом еще один и еще. С улицы раздался протяжный вой, от которого стыла кровь в жилах.

– У меня множественные цели! Все зомби! Бегут с твоей стороны, Алешин. Уходи! Живо!

– Бегающие зомби? Что-то новенькое. – Пробормотал я, медленно отступая спиной назад. Потом, развернувшись, что есть духу, побежал через весь зал обратно к тому месту, через которое проник в здание. Мгновенно, где-то за стеной зародилось шуршание, визг и скребущие звуки когтей по мрамору пола. К этому времени из рации летел мат перемат и звуки серьезной перестрелки. В хлесткие выстрелы СВ-98 Романа, вплелись глухие очереди из РПК Тихона. Похоже, дела у товарищей складывались не самым лучшим образом. Я усилием воли поборол в себе разгорающееся чувство животной паники. Держа перед собой автомат, я целенаправленно двигался к главному выходу, а когда дошел, то первым делом использовал для расчистки дверей гранату из подствольного гранатомета. Когда облако пыли немного рассеялось, я радостно кинулся в проем, но тут же упал, когда что-то холодное и скользкое обвилось вокруг моего тела, прижимая руки к бокам. Выход на свободу стал стремительно удаляться, когда мощные сокращения отростка поволокли меня по полу к своему хозяину. Держа автомат за ремень, я с ужасом увидел на втором ярусе приближающуюся, согбенную фигуру двухголового некроморфа, от которого через весь зал ко мне протянулся отвратительный язык. Охотник в предвкушении свежего мяса стал более активно подтягивать меня к себе. Стараясь, высвободится из его захвата, я отчаянно искал любую возможность задержать свое стремительное скольжение прямо в ад.

– Алешин! Кончай тянуть кота за яйца, беги к самолету… – умоляла меня рация.

– Это еще нужно разобраться, кто кому тянет.

Краснея от усилий, я старался разорвать захват. После мощного удара спиной о стену, мне расхотелось шутить. Охотник мощным рывком вздернул мое тело в воздух и стал подтягивать в свои мерзкие объятия. Как бы я не старался дотянуться до кобуры закрепленной на набедренной платформе, ничего не выходило. Вот теперь я был действительно напуган. Страх парализовал мышцы, и я понял, что для меня все кончено. Тогда я стал раскачивать себя в воздухе, из стороны в сторону, всеми способами мешая некроморфа. Охотнику это пришлось не по душе, но выпускать трепыхающуюся добычу он тоже не желал.

Бегающий вокруг самолета Тихон, с приглушенными проклятиями, стрелял короткими очередями по приближающимся со всех сторон обнаженных зомби, на некоторых из которых еще висели лохмотья одежды. Эти ничуть не напоминали островных. Японские зомби были мелкие, юркие и на удивление стремительные. Перепрыгивая через корчащихся на бетоне ”сотоварищей”, они с глупым мычанием и стонами сбегались к самолету со всех сторон, пока не падали на землю с оторванными конечностями или простреленными головами.

Шепард, Соколик и Лютый подоспели во время, показавшись на краю взлетного поля. Быстро оценив ситуацию, Дэн принял правильное решение. Он пинком ноги вытолкнул из машины Джавахарлаева с приказом оборонять главные ворота, ведущие на взлетную полосу, а сам, вдавив педаль газа уазика, потащил автоцистерну к самолету. Через сто метров с машины спрыгнул Лютый с пулеметом РПК. Припав на правое колено, он стал яростно прикрывать Баху, за которым гналась кровожадная стая зомби. До смерти испуганный казах, словно ветер, мчался к Лютому, щедро кидая себе за спину осколочные гранаты и самодельные взрывные устройства.

– Стой! – страшно закричал на него Лютый, давая очередь в воздух. – Куда собрался чурка-недоделанная?! Хочешь спасти зад, а нас подставить? Теперь ясно, отчего ты до сих пор жив!

– Ты мой зад не трогай, вонючий расист! В гробу я вас всех видал! – заикаясь и задыхаясь, выдохнул Баха, но остановился. Обернувшись, чуть не плача от злости, стал с дикими воплями, расстреливать накатывающую волну мертвецов. Это несколько задержало толпу, но ненадолго.

– Мы должны дождаться Алешина и Хета! Тихон сказал, они еще не вернулись…

– Да пошли они! Шайтан! – выругался Баха, когда брызги зеленой жижи окатили его с головы до ног. Бегущая по инерции зомби, некогда женского пола, с отстреленной головой уткнулась ему в ноги и ухватилась серыми руками с обломанными ногтями за высокие берцы.

– Ай, щенам мал! – выкрикнул казахское ругательство Баха, что есть силы, лупцуя прикладом по пояснице, дергающегося у ног некроморфа. – Получай, сука! На тебе! На! Умри! Сдохни…

– Ты чего творишь, дебилоид?! У твоей гнилой подружки давно нет почек! Твои побои, что мертвому припарка! – Лютый схватил его за шиворот и грубо потащил следом за собой, но Баха вырвался из его крепких рук и побежал что есть духу в сторону самолета. – Ты куда бежать собрался, подонок? Слышал, что я тебе сказал?

– А мне плевать! Нужно взлетать пока нас самих еще не сожрали…

С трудом, сдерживаясь от неудержимого желания нашпиговать спину труса горячим свинцом, Лютый, сосредоточился на расстреле бегущих к нему чучел, подобравшихся почти вплотную. Яркие трассы пуль с жутким воем рикошетили от бетона взлетной полосы, порой одной пулей вспарывая гнилые потроха сразу у дюжины покойников. Страх и боль они не испытывали, поэтому напирали с удвоенным упорством и рвением. Застывший вдали громадный силуэт самолета с ярким проемом грузового отсека, был для них сродни яркой лампочки во тьме.

Спрыгнув с уазика, Шепард поспешно схватил топливный шланг цистерны и при помощи отца Тихона дотянул до самолета. Включив насос, с тревогой стал следить за показаниями приборов. Когда стрелка давления стала медленно подниматься, Дэн приказал контролировать закачку горючего, а сам стал отцеплять уазик от цистерны.

– Командир, а ты куда собрался? – удивился Тихон.

– За остальными. Стоило оставить одних и тут же на тебе – вляпались!

– Бог в помощь! – тяжко вздохнул Тихон, смотря вслед удаляющейся машине.

Быстро перекрестившись, святой отец сосредоточился на перекачке горючего. Много топлива нам было ни к чему, а слишком мало все равно, что его и нет. Прислушиваясь по рации к нервным визгам Джавахарлаева и ругани Лютого, отец Тихон стиснул кулаки. Как бы он хотел самолично раскроить десяток другой тухлых голов, но вместо этого занимается не своим делом.

Наблюдая сквозь оптику винтовки за творящимся вокруг самолета безобразием, Чеков нервно ловил в прицел новую жертву и тут же поспешно нажимал курок, но целей не становилось меньше. Все новые орды прибывали со стороны Токачи. Как тараканы, расползались по всей территории. Были здесь и такие отвратительные создания, каких ему еще ни разу видеть не доводилось. Многорукие и многоголовые уроды с вывернутыми назад конечностями, внушающими лишь ужас и отвращение. Роман усилием воли подавил панику и заставил себя оставаться на месте, хотя инстинкт самосохранения гнал его прочь от этой адской вакханалии.

– Множественные цели на двенадцать часов… обходят место посадки с севера, запада и востока. – Шептал он непослушными губами, снова и снова загоняя в ствол патроны. Ручная перезарядка была ужасно утомительной.

На мгновение, переведя мощный прицел на терминал, Чеков с удивлением разглядел сквозь разбитый оконный проем болтающиеся в воздухе ноги капитана Алешина. Раскачиваясь на длинном отростке языка из стороны в сторону, тот из последних сил сопротивлялся, но было ясно, что еще немного и ему уже никто не поможет.

Роман перевел прицел на Охотника. Взял необходимую поправку на ветер. Задержав дыхание, плавно нажал на спусковой курок, ощутив мощную отдачу выстрела в плечо.

Я услышал, как у меня над головой взвизгнула пуля и с глухим стуком впилась в одну из двух голов Охотника, выдрав у него из затылка здоровенный кусок черепа. Я с облегчением почувствовал ослабление мерзкого языка и тут же упал с высоты шести метров. Дотянувшись до выпавшего автомата, я на вскидку всадил весь рожок в распахнутые пасти урода, которому они не причинили особого вреда. Пули вышибли ему половину зубов, заставив его начать поиски укрытия среди густой растительности. Удивленно моргая блеклыми как у глубоководной рыбы глазами, некроморф с шипением втянул язык и снова выстрелил им в меня.

Перекатившись в сторону, я вскочил на ноги и что есть духу побежал к выходу. Перезаряжая на бегу подствольный гранатомет, оглянувшись, прибавил скорость. Охотник огромными прыжками стал догонять меня, перепрыгивая с одного балкона на другой. Если так пойдет и дальше он настигнет меня через десяток метров и прыгнет мне прямо на спину.

– Проглоти-ка это! – я выстрелил в него последней оставшейся гранатой.

Уклонившись в сторону, монстр переждал взрыв под потолком и ловко забегал по стене, стараясь зависнуть у меня над головой. Мне оставался до выхода какой-то жалкий метр, когда он снова атаковал. Пришлось взяться за меч, хоть я и не особо верил в его эффективность в данной ситуации – этот двухголовый Охотник из Токачи слишком шустрый и живучий. Его узловатое туловище, словно свитое из сплошных мышц, глянцево блестело в рассеянном свете фонаря. Отцепившись от массивной люстры, некроморф уже прыгнул на меня, когда в комнате раздался резкий свист. Меня сбили с ног два куска Охотника располосованного точно по центру на две равные части. Материализовавшись словно из воздуха, Хет снова рубанул ладонью по воздуху, за несколько секунд искромсав Охотника на мелкие кусочки, оставив на полу лишь груду невыносимо смердящей черной плоти. И все это он ухитрился проделать голыми руками.

Подав мне руку, Хет помог подняться мне с пола. Покачал головой:

– Плохой Охотник.

Глядя на удаляющуюся спину, я забыл, что можно общаться мысленно, выкрикнул вслед.

– Плохой Охотник? Ты это про меня или про него, желтокожий жлоб?

– “Про тебя”, – пришел мысленный ответ. – “С этим созданием все в полном порядке”.

Заметив приближение автомобиля с включенными фарами, мы остановились, дождавшись, пока он поравняется с нами. Шепард нетерпеливо махнул рукой и резко сорвал машину с места, едва мы успели забраться внутрь. Развернувшись, с такой скоростью помчались обратно к самолету, что аж дух захватывало. Машина на полной скорости обогнала большую группу зомби, среагировавших на нас лишь тогда, когда мы стали сшибать их на землю и давить колесами.

– Долго же ты добирался до нас, Дэн!

– Я с тобой потом поговорю, Дима. – Пообещал Шепард и всеми колесами проехался по некроморфу, глухо замычавшему, словно выражающего протест от подобного обращения.

– А почему не сейчас? – спросил я, снося мечом голову зомби, с которым мы поравнялись.

Хет все это время сидел на заднем сидении неподвижно, словно его это не касалось. Глядя сквозь зеркальце заднего вида на его постную физиономию, мне захотелось ударить его катаной по темечку. Я чудовищной силой воли сдержал свой более чем объяснимый порыв. Этот “Алиен” сейчас бесил меня больше всех на свете, сначала заставив за собой побегать, а теперь старательно делавший вид, что он не в теме и его вообще на этом свете ничего не волнует.

– Я выполнял твой приказ и вытащил его из беды! Какие претензии?

– Это неправда, – неожиданно вмешался Хет. – Я спас Алешина от Охотника.

– А ты лучше заткни варежку! – гневно прошипел я, невольно покраснев. – Если бы ты никуда не убегал, мне сейчас не пришлось стряхивать с себя куски сырой ветчины…

– Заткнитесь вы оба! – осадил Дэн, резко притормозив, когда мы остановились у трапа самолета, который уже с включенными двигателями готовился к взлету.

– Где Роман? – спросил я у Тихона. – Он вернулся?

– Нет, – в глазах святого отца мелькнул страх. – Еще не вернулся…

– Только этого нам не хватало.

– Смотрите! – дико взвыл Джавахарлаев, указывая куда-то нам за спину.

Все резко обернулись. По взлетному полю бежал Чеков да с такой скоростью, словно за ним гнался сам Сатана, и это было недалеко от истины. Метрах в ста позади него ковыляли и бежали, все оставшиеся некроморфы Токачи всех форм и размеров. Такого количества ни одному из нас видеть еще не приходилось. Их была не одна тысяча, разномастных чучел с оскаленными зубами и мутными глазами. Размахивая винтовкой над головой, Роман, задыхаясь, бежал к нам, когда из дальних рядов адской орды отделился возвышающийся над всеми темный силуэт высотой метров шесть. Сначала я подумал, что это мутация гориллы и слона. Рассматривая в бинокль безволосую кожу, увитые чудовищными мышцами руки до колен и атрофированное до безобразия туловище культуриста, сожравшего все стероиды в мире, решил, что это обезображенный мутациями Обращенный. Притом какой-то совершенно фантастической наружности.

– Етишкин пистолет! – пробормотал я, лихорадочно шаря по карманам в поисках гранаты.

– Страх божий! Срань господня! – словно эхо отозвались Тихон и Соколик.

– Только без паники, – отрезал Шепард, сохраняя ледяное спокойствие. – Алешин, уведи этого громилу подальше от самолета, пока он не повредил ненароком обшивку. Остальные за мной!

– Почему я?! Почему снова Алешин?!

– Потому что быстрее тебя бегает только Соколик, но доверить ему такую ответственную задачу я по известной причине просто побоюсь. Мы прикроем тебя и временно сдержим толпу. Помоги бог тому, кто замешкается и не успеет на борт!

Все безропотно кинулись исполнять приказ, пока и в самом деле нас не смела волна нежити, которую вел за собой, обезумевший от страха, Роман. Бросив оружие, чтобы легче было бежать, он все равно безнадежно отставал. Спасать его было бесполезно, все это понимали. Когда мутант добрался до Романа, я предательски отвернулся, чтобы не видеть его лица. Гора плоти сгребла его щуплое тело обеими лапами и с радостным воплем, далеко раскатившимся в ночи, гигант разорвал несчастного на куски. Победно взвыв, монстр устремился прямо на самолет, но я его отвлек. Выхватив из рук, Бахи свой шестизарядный гранатомет РГ-6, я побежал к Уазику, стреляя на бегу. Первая граната разорвалась у монстра под ногами, заставив чудовище с ревом опрокинуться на землю и с хрустом суставов покатиться по бетону, словно шар для кегельбана.

– Получай, тухлый помидор и сдачи не надо…

Зацепившись взглядом за наглеца, посмевшего столь хамским образом бросить ему вызов, некроморф с ревом схватился за голову, когда второй осколочный заряд взорвался у него на плече. Немного лениво давя на курок автоматического гранатомета, я не особо целился, все равно из этой пукалки его не убить, даже прямым попаданием в голову. Моя цель была вывести его из себя и заставить изменить вектор движения, чего я собственно и добился. Шепард и остальные, дождавшись пока гигант, увяжется следом за моей машиной, слаженно ударили по зомби из всех пулеметов, дружно кромсая тела на куски. Волна нежити была временно остановлена. Мертвяки оказались жадными даже до себе подобных. Когда вокруг них начали громоздиться тела, а в воздухе залетали оторванные конечности, они неожиданно остановились и стали пожирать своих собратьев, жадно чавкая слюнявыми ртами. Это было отвратительное зрелище. Кровавый пир продолжался невзирая на присутствие людей.

Изредка оглядываясь, чтобы убедиться, что громила не отстает и бежит следом за мной, я нажал на клаксон. Чтобы подогревать к себе интерес, я иногда останавливал машину и вставал за турель пулемета. Короткими очередями стрелял в монстра, после чего снова продолжал движение как ни в чем, ни бывало. Так мы и добрались до здания вокзала. Уставший от бега, Громила остановился. Высунув раздвоенный язык, стал жадно зализывать раны на теле, пока я снова не выстрелил в него из гранатомета, подбадривая к дальнейшим действиям.

– Ты еще не понял уродец? – выкрикнул я. – Это не меня оставили с тобой, а тебя со мной!

Не переставая сигналить, я помчался прямо на него, снова открыв по его голове стрельбу из автомата с одной руки. Когда рожок опустел, я откинул автомат на соседнее сидение. Выхватил из наплечной кобуры револьвер, из которого всадил в отвратительную голову весь барабан. Поразив оба выпуклых воспаленных глаза, я не остановился на достигнутом. Прокатившись на машине вокруг монстра, я внезапно достал катану и ударил ею по уродливой морде.

– Это тебе за Ромку, слюнявый подонок!

Громила, с громовым воплем схватился лапами за разрубленную почти до мозгов голову, попробовал вслепую бежать следом за мной. Натыкаясь на заборы, сталкиваясь с ржавыми остовами брошенных машин, ослепший мутант безвозвратно отстал и через несколько десятков метров завалился на землю. Самое удивительное – он еще пытался ползти следом.

Теперь все мое внимание сосредоточилось на бегущем по взлетной полосе самолете.

– Решили бросить? – зло процедил я и что есть силы вдавил педаль газа.

Взвывший уазик предательски зачихал двигателем, а я похолодел от мысли, что движок заглохнет. Но машина, к несказанной моей радости, снова завелась. Я облегченно перевел дыхание. Мне не составило труда догнать еще не до конца разогнавшийся самолет и на полном ходу въехать по опущенному пандусу в ярко освещенный грузовой отсек. Тихон поспешно дернул рычаг. С тихим гулом трап стал подниматься, пока целиком не закрыл проем.

– Везучий ты, язычник! Из любой задницы без мыла выберешься! – радостно приветствовал меня святой отец, сгребая в медвежьи объятия. – Не иначе хранит тебя сам Дьявол…

– А может бог? – приглушенно спросил я, высвобождаясь из его лапищ.

– Вряд ли. Бог смылся еще тогда, когда мы сюда приземлились. Ну и хрень здесь творилась спаси, господи! Грешным делом даже стал готовиться к встрече с Творцом…

– Да уж… – я устало, улегся прямо на полу. Со стоном, потянув ушибленным плечом, скривился от резкой боли в ключице. Поскорее бы регенерация избавила меня от нее.

Когда самолет взлетел, оставив далеко позади громаду Хоккайдо с его негостеприимными беснующимися “жителями”, мои спутники заметно просветлели лицами и повеселели. Не каждый день попадаешь в такую заваруху и после еще остаешься в живых.

– Ушибся? Где болит? – участливо поинтересовался Шепард, подходя ко мне.

– Значит, “отгони его подальше от самолета, Алешин”? – закипая, спросил я.

– Чего ты все время ноешь? – хитро прищурился Дэн. – Ты ведь справился? Я и не сомневался, что тебе такое задание по плечу. Молодец! Даже мою машину пригнал в целости и сохранности…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю