332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Игорь Марченко » Глаза цвета стали » Текст книги (страница 14)
Глаза цвета стали
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:23

Текст книги "Глаза цвета стали"


Автор книги: Игорь Марченко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 26 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

– Что там происходит? – сгорая от любопытства, допытывался Тихон.

– Не отвлекайся, второй раз чуть не перевернулись на повороте!

– Мне же интересно!

– Ничего интересного там нет. Всего лишь парочка некроморфов буйствует и только.

– Ладно, врать то. Эвона, какое зарево от пожара! Аж отсюда видать!

Перебравшись на заднее сидение машины, я наполнил подсумки магазинами к своему автомату, а по карманам рассовал гранаты и дымовые шашки. Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы сообразить, куда с таким маниакальным упорством рвется эта тварь. Для захвата самолета у нее силенок явно недостаточно, да и кишка тонка, брать заложников. Другое дело захватить или воспользоваться заранее припрятанной морской посудиной. Хочет сбежать, только куда? Ведь не на большую же землю, для этого нужно быть либо больным на всю башку, либо очень уверенным в собственных силах. Северного больше нет, а Южный под полным контролем подразделений ДР. Так куда же ты собралась бежать, радость моя? На твоем месте я бы попытал счастья на других островах, потому что на этом тебе уже нигде не спрятаться, и ты это прекрасно знаешь. Еще есть возможность бежать на Хоккайдо, но лично я бы туда не сунулся ни за какие коврижки. Нежить чуяла человека за сотни километров, где бы тот ни находился и рано или поздно приходила к нему, как бы тот не старался от нее скрыться. На таком маленьком островке как Шикотан было сравнительно легко обороняться небольшими силами, а вот на других островах это было почти невозможно. Оставались еще острова Большой и Малой Курильской гряды, но до них было не близко, и там нежити, я уверен, не меньше чем на континенте.

Святой отец на полной скорости проехал мимо поднятого шлагбаума, рядом с которым валялось несколько бездыханных тел застреленных солдат, и вопросительно посмотрел на меня.

– Гони дальше! – приказал я. – Она на территории городка и, кажется, я знаю, где именно.

Заставив Тихона притормозить в квартале от своего дома, я поспешно покинул машину.

– Я с тобой! – выбираясь следом за мной, заявил святой отец.

– Тебя только там не хватало. Отслеживание и уничтожение ренегатов, предателей и монстров моя обязанность. Будь у меня рация, я бы вызвал помощь. Вернись к блокпосту и поищи, вдруг повезет, и сразу вызывай полковника Высокова. Благословите меня, святой отец, ибо я грешен…

– Это еще мягко сказано! – буркнул Тихон, нехотя осенив меня крестным знамением. – Решил вернуться в лоно православной церкви и покаяться? Очень своевременно.

– Насчет покаяния не знаю, а вот лоно весьма недурная мысль.

– Изыди, богохульник! Чума на твою голову, язычник! Попроси еще хоть раз отпустить грехи!

– Ладно, не кипятись, я пошутил. Мне сейчас любая молитва пригодится.

– Так-то лучше. Проваливай. Бог в помощь!

Тихон забрался в машину и через минуту скрылся за поворотом дома, оставив меня одного. Короткими перебежками я добежал до соседнего дома и первым делом избавился от своих контактных линз – теперь они мне только мешали. На детской площадке перед моим подъездом царило привычное запустение. У подъезда никого не было, но в окне моей квартиры на мгновение мелькнул луч фонарика. Тогда зарядив подствольный гранатомет осколочно-фугасной гранатой, я тщательно прицелился. Негромкий хлопок подствольника, и заряд точнехонько влетел в окно моей квартиры. Звон разбитого стекла сменился громовым взрывом и воплем боли, когда из окна выпала объятая пламенем фигура одного из подельников Ереминой. Упав с девятого этажа, Обращенный смачно шлепнулся на асфальт, но уже через пару секунд, как ни в чем, ни бывало, стал медленно подниматься на ноги. Не давая ему, время прийти в себя, я в упор выпустил в него целый рожок, целясь преимущественно в голову, а когда увидел, что на него и это не оказывает видимого воздействия, ударил мечом. Первый удар наискось от левого плеча и ниже рассек грудную клетку почти до позвоночника. Второй смахнул то, что еще осталось от головы, а третий разрубил туловище напополам в районе поясницы. Обращенный, распавшись на куски, не умер, а продолжал дергаться и растить щупальца, пытаясь, срастись со своими частями.

Подавив брезгливость, я растащил дергающиеся куски подальше друг от друга, а напоследок высыпал на них спецпорошок. На мое несказанное удивление тот не сработал. Значит, правила игры изменились и передо мной не совсем, мертвая плоть как у зомби. Ладно, примем к сведению. От шума взрыва и автоматных очередей, проснулись немногочисленные жители моей и соседних девятиэтажек. В тускло освещенных окнах замелькали сонные люди. Лишь когда я второй раз выстрелил в окно, и снова двор на мгновение высветила вспышка взрыва, только тогда началась паника. В небо с воем взлетели сигнальные ракеты, а из соседних подъездов выбежали полуодетые вооруженные жильцы. Они меня тоже заметили и направились ко мне.

– Алешин? – удивился Володя Турков, когда я проходил мимо него. – Что происходит?

– У тебя рация работает? Хорошо. Срочно вызови патруль. Здесь Обращенные, – спокойно ответил я, быстро меняя рожок в автомате. – На базу совершено нападение некроморфов сбежавших из ЦОЗа. Некоторые все еще на свободе…

– Где? В нашем квартале?

– В моей квартире! Все вопросы потом.

Вышибив ногой ржавую дверь подъезда, я закинул внутрь свето-шумовую гранату. Переждав хлопок, заскочил внутрь, перепрыгивая через две ступеньки за раз, стал стремительно подниматься на следующий этаж. Где-то между шестым и седьмым этажами, на меня была организована хитрая западня. Хорошо, я ее вовремя заметил и, тем самым, избежал автоматной очереди в спину. В ответ, закидав этаж осколочными гранатами, я принялся терпеливо ждать, пока прогремят последние взрывы. Слыша вопли боли, я думал лишь о том, как бы скорее добраться до своего этажа и при этом не разрушить лестницу. Может, мои действия и были грубыми и неаккуратными, но бывают моменты, когда лобовой удар предпочтительней тонкой шахматной партии. Мой враг в облаке пыли скатился по ступеням к моим ногам. Двумя быстрыми ударами катаны, я отрубил ему обе руки в предплечьях. Наступив ботинком ему на грудь, приставил меч к мертвенно бледному горлу. Его китель был посечен шрапнелью, а тело представляло сплошное кровавое решето. Самое удивительное он не выглядел умирающим.

– Где твоя хозяйка? – спросил я. Из отрубленных конечностей толчками вытекала черная жижа, почти мгновенно застывая на полу. Не обращая внимания на чудовищные раны, давно бы убившие простого человека, пленник упрямо поджал губы, демонстративно отвернув лицо.

– Будем молчать? Хорошо…

Одним ударом я перерубил ему ногу в коленке. Наблюдая за его жуткими лицевыми гримасами, я воткнул острие катаны ему в брюхо и стал медленно проворачивать, наслаждаясь мукой в его глазах. Глаза Обращенного были готовы вылезти из орбит, но я был неумолим.

– Тот же вопрос… – быстро подсказал я. – Еремина с вами?

– Я скажу! Только ради всех святых вытащи из меня эту штуку! – в голос заорал пленный.

– Сколько с ней Обращенных?

– Двое…

– Да ну?! Ты начинаешь нервировать меня своим враньем.

Резко выдернув меч, я перерубил ему вторую ногу, ощущая растущую злость. Пленник взвыл и стал дергаться, но моя ступня на его груди крепко удерживала на полу.

– Трое! У нее инжектор с геновзрывом… оно хочет, чтобы ты развоплотился…

– Скажи мне то, чего я еще не знаю.

– Она хочет бежать морем,… на патрульном катере… он спрятан здесь в бухте…

– Если это все что ты знаешь, невелика тебе цена.

– Подожди! Не делай этого. Она знает место, где скрывается хозяин…

– Погоди. Какой еще хозяин? – медленно спросил я, но меч убрал, за что чуть не поплатился. С силой и ловкостью, которую нельзя было ожидать от полуживого человека, пленник немыслимым образом извернулся и с глухим рыком хотел вцепиться зубами мне в ногу, но промахнулся острыми зубами и укусил за ботинок. Разрубив мечом его грудную клетку, быстро вложил Обращенному в рану гранату с выдернутой чекой, а само тело столкнул ногой вниз по лестнице. Он еще катился по ступеням, оглашая весь дом отборными ругательствами, а я уже бежал вверх, даже не вздрогнув, когда этажом ниже прогремел оглушительный взрыв. Последний телохранитель Ереминой стоял в проеме квартиры, сжимая в каждой руке по противотанковой гранате. Он и не думал прятаться. Весьма самоуверенно с его стороны.

– Стой, где стоишь или я разнесу тебя на кусочки! – прочитав в моих глазах суровую решительность, примиряющее поднял руки. – Она хочет просто поговорить и все…

– А я нет. – Сказал, как отрезал и выстрелил ему в грудь из подствольного гранатомета.

Когда граната отбросила его далеко в коридор, я прижался спиной к стене. Переждав целую серию взрывов, от которой вылетели уцелевшие стекла в соседних домах, вбежал в разгромленное, задымленное помещение, усыпанное бетонной крошкой и кусками дергающегося мяса. Перешагнув через это безобразие, я медленно двинулся в сторону зала, осторожно ступая по осколкам стекла. На улице в небе гудели винты приближающихся вертолетов. Мощные прожектора направили на окна дома, на мгновенье, ослепив меня ярким светом.

Почувствовав затылком, едва ощутимое дуновение ветра, я резко отпрыгнул в сторону, избежав укола. Скупо взмахнув катаной, отрубил тонкую кисть, сжимающую шприц, после чего, не давая прийти в себя, молниеносно погрузил острие промеж прекрасных грудей, что еще не так давно целовал в порыве страсти. Клинок погрузился в плоть, не встречая препятствия.

– Что ты натворил? – словно не веря в происходящее, в шоке прошептала Светлана, удивленно наблюдая, как из правой культи толчками выплескивается алая кровь. – Ты же убил меня…

– Так будет лучше для всех, в том числе и для тебя… Ведьма!

Вскинув на меня полные муки глаза, она с удивлением прошептала:

– Когда ты догадался? Как?

– В тот момент, когда узнал, что ты спишь со всеми без разбора. Типичное поведение Ведьмы. Только ты могла обратить меня в нежить и еще цинично пыталась лечить. Этого лицемерия я тебе никогда не прощу. Гореть тебе за это в аду двуличная тварь! Умри!

Резко выдернув из ее тела меч, я молниеносно ударил лезвием прямо по нежной шее. Удар заточенной до бритвенной остроты стали, был настолько силен, что светловолосая голова полетела через всю комнату, забрызгав стены кровью. Глотая слезы и ненавидя себя за свой поступок и хладнокровное убийство, я молча наблюдал, как хрупкое женское тело рухнуло на колени, а потом медленно завалилось на бок. Уронив меч, я упал перед ней на колени и разрыдался, словно глупый подросток которого бросила подружка, даже не замечая хлещущую на меня кровь из перерубленных артерий. Слезы горечи душили словно удавка. Почему именно она оказалась неуловимой Ведьмой? Я до последнего отказывался в это верить, и даже сейчас видя все собственными глазами, пытался найти ей оправдание. Она оказалась наихудшей разновидностью нежити, которая била прямо в сердца и души, а потом цинично заражала Радостью жизни. Ведьму невозможно выявить никакими известными тестами и анализами крови, лишь после смерти она показывала свою истинную сущность.

Накрыв одеялом медленно меняющееся тело, я отвернулся, встретившись взглядом с тусклыми глазами, в которых навсегда погасла жизнь. Голова еще какое-то время лежала неподвижно, а потом тоже начала меняться. Это уже не было лицом человека, а отвратительной пародией. Мне сделалось дурно, когда я увидел, с кем именно занимался любовью. Каждый проклятый, такой как Генофаг, Толстяк, Охотник или зомби обладали своим оригинальным способом обращать простых людей в Нежить. Что касается Ведьмы, то она обращала через телесный контакт, через внушенную к своей персоне привязанность и обожание. Через самые примитивные чувства, такие как похоть. Ведьма легко затуманивала рассудок и часто даже сама не осознавала, кем являлась. Но Еремина знала и, более того, ее план обращения Совета в таких, как она, почти удался. Получив при помощи шантажа необходимый перевес в голосах, генерал Воронин мог бы получить власть над всем Гнездом. Трудно поверить, что он ничего не знал о затее жены. Скорее всего, он и сам давно уже не человек. Глупая, одержимая жаждой власти марионетка, управляемая посредством тонкого внушения. Страшно представить чтобы стало с жителями Шикотана, если бы план Ереминой удался.

Задумчиво гладя оберег, я резко сорвал его с шеи и вышвырнул в разбитый проем окна. Кого я собственно обманываю? Судьба, а не боги привели меня сюда. Поднимаясь с пола, я уже слышал, как по лестнице бухают тяжелые ботинки спецназовцев, но предпринимать ничего не стал. Если мои подозрения верны, половина базы, если не больше стала Обращенными. Глупо и наивно считать, что Еремина переспала только со мной. Слухи приписывали на ее счет очень многих. Не пройдет и месяца как Гнездо вымрет, а выжившие позавидуют мертвецам. Мы живем в замкнутом обществе и не видим, что творится за пределами своего узкого мирровозрения. Продолжаем тупо, словно зомби цепляться за старые ценности и надежды, словно утопающий за соломинку. Наш эгоизм разобщил нас и теперь постепенно уничтожает одного за другим.

Вбежавшие в комнату бойцы УБМ в страхе отшатнулись, когда я посмотрел на них своими истинными глазами, а один от неожиданности даже выстрелил в меня, пока его не остановил сердитый окрик взводного. Зажав левое плечо рукой, я, стиснув зубы, терпеливо ожидал, пока боль медленно исчезнет, а края раны под пальцами затянутся, словно ее и не было.

– Что с ним делать, лейтенант? Это же капитан Алешин… во всяком случаем был им когда-то, – смутился солдат, держа меня на прицеле. – Какие будут распоряжения? Приказывайте.

Вышедший вперед лейтенант требовательно протянул руку, и я безропотно отдал меч.

– Вы когда-то спасли мне жизнь в Северном, капитан и я этого никогда не забуду, – сказал он мне. – Мы передадим Вас командованию, пусть они решают Вашу судьбу. Я верю, что Вы еще не растеряли свою человечность и не станете совершать глупых поступков. Вы меня понимаете?

Мне надоело, что со мной разговаривают как с идиотом, поэтому я решил больше не молчать.

– Просто отвезите меня к полковнику Высокову. Большего я не прошу.

– В этом нет необходимости. Полковник ждет на улице.

Вложив мне в руки, очки ночного видения, лейтенант пояснил:

– Наденьте, они скроют глаза от любопытных. Ни к чему чтобы все на них таращились.

Я с благодарностью надел ПНВ. Сняв с себя разгрузочный жилет и пояс с кобурой, передал двум солдатам не сводящих с меня тревожного взгляда. Мои руки сковали наручниками.

У подъезда скопилось много бронетехники. Вокруг шумели разбуженные стрельбой беженцы из Северного. Их поселили здесь не так давно, и они уже успели освоиться. Все разговоры прекратились, когда меня под конвоем вывели из подъезда и сопроводили до командной машины. Захлопнув люк, угрюмые солдаты постучали по нему прикладами, и машина медленно покатила по улице прочь. В полутьме десантного отсека, светился огонек папиросы. При тусклом свете, я разглядел задумчивое лицо Высокова. Он снял с меня наручники и вернул обратно меч.

Я вопросительно посмотрел ему в глаза, ожидая разъяснений.

– Все в свое время, Алешин. Ты и так щедро наломал дров. Ведь как чувствовал, что нельзя было тебя отпускать шататься без дела. Отложим все объяснения на потом, все равно это разговор не на один час. Скажу только что твое Обращение для меня давно уже не секрет, так что расслабься и дыши глубже. А пока помолчи мне нужно подготовиться к разговору с новыми членами Совета, а он будь уверен будет не из простых. Грядут перемены и уже очень скоро.

Коротко кивнув, я откинулся спиной на бронированную переборку, и устало прикрыл глаза, ощущая, как чудовищное напряжение последних дней медленно покидает мои мышцы. Уже то, что полковник снял с меня наручники и вернул оружие, о многом говорит. Значит, я был неправ относительно людей и зря их считал жалкими неудачниками. В мире что-то действительно меняется. Пусть незаметно и не так быстро как хочется, но все же меняется. Это факт.

Часть 6
Разведка боем

– Присаживайся, Дима. Разговор будет долгим и местами трагичный.

Высоков пододвинул мне стул и налил в бокал минеральной воды. Я присел на краешек стула и с благодарностью взял в руки стакан. Отпил глоток, приготовившись слушать. Было ясно, что разговор сплошь неофициальный. Это было нормально на фоне происшедших событий.

– Зачем все эти тайные встречи? – не удержался я, решив сразу задать главный вопрос.

Полковник отошел от окна и достал с полки старую геополитическую карту Российской Федерации, изданную в 2012 году, незадолго до Катастрофы. Расстелив ее на столе, обвел желтым маркером цель будущей миссии. Я недоверчиво уставился на отмеченное кружком место. После крохотного островка, огромная суша казалась пугающе безграничной.

– Вы шутите? Это и есть мое следующее задание?

– Пусть наш гость расскажет. – Таинственно ответил Высоков и посторонился в сторону.

Из полутьмы соседней комнаты примыкающей к конференц-залу выступила высокая фигура, закутанная в мешковатый комбинезон с глухим капюшоном на голове. Когда гость обнажил голову, блеснув золотистой кожей и зеркальными глазами, я невольно чертыхнулся и потянулся за несуществующим мечом, который пришлось оставить в приемной. Вскочив со стула, я стал лихорадочно искать взглядом любой предмет, который мог послужить оружием.

– Что это значит? Это существо не может находиться здесь! Как он тут очутился?

– Успокойся, Алешин, он нам не враг. Не забывай об обстоятельствах, что избавили тебя от скальпеля сладкоголосых идиотов, которые хотели тебя препарировать. Уймись!

Я медленно отступал к двери, не сводя пристального взгляда с невозмутимого лица таинственного Посланника. Он смотрел мне в глаза, и у меня зародилось чувство, словно дохнуло холодом бездны. Я выдержал этот взгляд, не сделав попытки отвести глаза в стороне.

Полковник подошел к чужаку, вполне по свойски хлопнул того по плечу:

– У нашего друга нет имени. Я называю его Хет.

– Почему Хет? – медленно спросил я, все еще смотря на него недоверчиво.

– От аббревиатуры ”ХЕТ” – Хромосомная Единица Тахигинеза. Как ты уже догадался, наш друг не совсем человек. Насколько я понял его он очень сложная биомашина – создание даяков, с которыми нам и предстоит налаживать отношения и вновь поднимать цивилизацию из руин.

– “Я уже ни черта не понимаю! Кто такие даяки и откуда они взялись?” – подумал я, с опаской возвращаясь к своему стулу, но был готов в любой момент вскочить с него.

Посланник уселся за стол. Скрестив ладони на столе, мысленно обратился ко мне:

– Даяки – биологические создания созданные гейнарами свыше миллиарда солнечных циклов назад для претворения в жизнь плана даймантисов по созданию и расселению внутри безжизненной туманности новых жизненных форм. А именно мыслящих существ, способных к самосовершенствованию и эволюционному развитию души, то есть вас – людей.

– Ты читаешь мои мысли. Как? Значит вы все-таки пришельцы?

– Формулировка в корне неверна, – вслух ответил Хет. – Мои хозяева прибыли на эту планету задолго до вашего появления, значит, пришельцами на планете являетесь Вы – люди.

– Да ну? А может мне вышибить тебе мозги? – я начал сердито подниматься со стула.

Полковника постепенно стало раздражать моя нервозность. Он даже повысил голос:

– Сядь на место и внимательно слушай. Мне тоже это дико, но он говорит разумные вещи.

Я нехотя уселся, чувствуя себя как на углях. Откровения Посланника не укладывались у меня в голове. Миллиард циклов. Даяки. Гейнары. Это просто какой-то бред воспаленного рассудка.

– Цель миссии – заселение планет на краю отдаленной туманности, где разведывательными зондами не были обнаружены следы присутствия жизненных форм. Даймантисы в те далекие времена главенствовали в Крул Каи и были одержимы идеями создания сверхразума. Они дали задание гейнарам-миротворцам найти подходящий мир и претворить их идею в жизнь. Для этого были отобраны лучшие гены, послужившие основой для вашего вида…

– Давай на мгновение предположим, что я ни хрена не понял, – не выдержал я, по хамски перебив Посланника. – И мне нет дела до событий, произошедших черт знает сколько “циклов” назад. Я уже догадался, что ты не человек, а твои хозяева такие же уроды как ты сам. Сразу напрашиваются справедливые вопросы: Какого хрена вы забыли на Земле и почему мы должны общаться с вами после того, что вы сделали с нашей цивилизацией?

– Колонизирование планеты, известной вам под именем Марс, проходило не совсем гладко. Упавший на планету астероид, чье падение мы не смогли предотвратить, уничтожил уникальную экосистему и все труды даяков. В это время в Крул Каи происходят военные столкновения с другими звездными фракциями за влияние над территориями, богатыми редкоземельными элементами. Мои хозяева утратили связь с внешним миром, и долгое время были изолированы в этой звездной системе. Они инициативно приняли решение перенести колонию на Землю. Прото-планета находилась еще на стадии формирования, и аванпост было решено возвести на дне древнего всепланетного океана, из которого проще черпать энергию для терраформеров. Плантации Разума были заложены в первый цикл существования базы, тем самым, фактически открыв дату рождения прото-человечества. Было много неудачных ветвей эволюции, некоторые из которых пришлось прервать. Ваши ученые были правы, сомневаясь в безосновательности утверждения, что разум зарождается спонтанно и развивается из примитивных форм, занесенных бродячими кометами. Шанс на это слишком мал. В хвостах комет и вправду попадаются биологические частицы способные породить жизнь, но разум во Вселенной – очень редкое явление, сродни чуду. Теперь его создание и развитие – первостепенная задача Крул Каи.

– Не уходи от темы. Радость жизни… ваших рук дело? – я стиснул кулаки.

– Мои хозяева разделились во мнениях, и произошел великий раскол. Фракция Консерваторов стояла за продление эксперимента на Земле даже, невзирая на явно агрессивный и захватнический характер цивилизации людей. Вы стали слишком непокорными и непредсказуемыми. Фракция Реформаторов возражала и голосовала за признания эксперимента неудачным. В результате раздоров последние предприняли силовую попытку уничтожения людей путем неконтролируемой цепной реакции называемой вами тахигинезом. Группировка орбитальных спутников, снабженных излучающими бранами для контроля развития эволюции, были тайно перенастроены на деструктивную функцию и использованы над всей поверхностью планеты. Непослушание Реформаторов было подавлено, но ситуация уже вышла из-под контроля, даже невзирая на дезактивацию спутников. Все люди в разной степени получили смертоносную дозу и очень быстро стали развоплощаться, приобретая характер и свойства присущие далеким прародителям, чей геном и послужил основой вашего ДНК. Остальная неразумная органическая жизнь стала стремительно мутировать. Не подвергнувшиеся изменению люди утратили хрупкую нить коллективного сотрудничества и стали деградировать. Цивилизация в том виде, в каком вы ее знали прежде, прекратила свое существование. Мои хозяева не могли исправить содеянного. Ситуация сильно осложнилась, когда был утрачен колониальный Ключ. Мы были вынуждены, сосредоточится только на его поисках. Без него восстановить цивилизацию будет трудно, если вообще возможно. Время играет против нас.

– Тот самый Ключ, который ты с таким маниакальным упорством разыскиваешь повсюду?

– Ключ был утрачен курьером, который перевозил его в колониальный Центр. Ключ – хранилище уникальной научной информации накопленной за миллионы лет существования миссии на этой планете. Там закодированы важнейшие данные о результатах проделанной работы. О ходе тысяч сложнейших экспериментов, а главное, в Ключе содержится вся ваша и наша история, начиная от рождения первой клетки и заканчивая сегодняшним днем. Без Ключа полномочия гейнаров, – а стало быть, даяков их правопреемников в органе управления развития колониями – будут аннулированы. Новая раса иссов получит все права на Солнечную систему. Уже сейчас отсутствие Ключа негативно сказываются на наших приборах и машинах. Они перестают функционировать. Это связано с тем, что Ключ интегрирован в исследовательское ядро, которое производит все расчеты и управляет колонией. Без Ключа мы обречены.

– Какая нам с того печаль? Может быть, эти иссы окажутся, более лояльны к людям?

– Ты не понимаешь. Иссы по определению не могут быть ни к кому лояльны, кроме своих собственных интересов. Они уничтожат все следы эксперимента на Земле, в том числе и результаты наших трудов – Фермы Разума. Крул Каи передадут им право на самостоятельное использование планеты при создании разумной жизни. Тотальному геноциду подвергнется каждая молекула флоры и фауны Земли. Стерилизация необходима для планирования и создания условий для новых Ферм, но иссов интересует только сама планета. Ключ очень важный артефакт, удостоверяющий в Совете рас права той или иной Фракции на обладание планетной системой, что была доверена на основе коллективного голосования. Его подделать невозможно, в чем собственно его и ценность и неудобство. Мне и моим собратьям дали задание найти утраченное и вернуть как можно скорее, желательно до конца следующего года.

– А иначе что? Не сможете подтереться своим документом? – зло спросил я, усмехнувшись.

– Не позднее чем через пять Земных лет в Солнечную систему пребудет с очередным визитом, который происходит каждые три тысячи лет, Конструктор с инспекцией колонии. Если даяки не смогут подтвердить с помощью Ключа свои полномочия и предъявить положительные результаты эксперимента, Конструктор закроет систему на карантин и передаст колонию в ведение высших инстанций галактического Содружества, по чьим правилам неудачников сменит другая раса. Ключ необходимо найти до визита Конструктора и желательно в целости. Поиски осложняются невозможностью использования некоторых наших технологий, работающих только с Ключом, а так же агрессией Обращенных, нападающих на любого, кого они считают угрозой…

– Да ну? Ты серьезно? – воскликнул я вставая. – Ублюдки! Вы же и сделали их такими!

– Все совсем не так, – твердо заявил Хет. – Обращенным еще можно помочь. Только не всем.

– Только не всем? Опять говоришь загадками, и меня это выводит из себя…

Я обошел стол и, схватив златокожего за горло, резко вздернул на ноги. Он даже не пытался сопротивляться, терпеливо слушая каждое слово, что я ему буквально выплевывал в лицо.

– Прародители, мать вашу, сначала решили обречь людей на адские страдания, а теперь у вас хватает наглости являться к нам и униженно просить о помощи? Умолкни! Не нужно лезть мне в голову своими липкими щупальцами, я, таких как ты, разрывал на части голыми руками…

– Алешин! – полковник ухватил меня за плечи. – Не надо, они того не стоят! Все в прошлом. Черт с ними. Сейчас нужно сообща искать способ как найти выход из создавшегося положения, а не как лягнуть их побольней. Мы тоже виноваты по-своему, наша людская гордыня и постоянное балансирование на грани третьей мировой войны у многих играло на нервах, вот они и не выдержали напряжения. Вспомни, мы были готовы, вцепится друг другу в глотку и развязать всемирную атомную войну. Все к тому и шло. Я больше поражен хладнокровному безразличию Крул Каи, озадаченного соблюдением собственных правил и норм, в то время как целая цивилизация гибнет у них прямо на глазах. Сдается мне, они и есть конечная стадия эволюции всех бюрократов.

Я отпустил Хета и сердито отошел в сторону. Мне было трудно представить услышанное, не говоря уже о том, что бы поверить в существование высокотехнологичного общества все это время находившегося у нас под боком. Наконец, поверить в холодных ко всему созданий, преследующих непонятные мне цели по созданию и развитию разумных рас во Вселенной. Это слишком сложно для понимания, но одно очевидно – нам придется найти этот проклятый Ключ, хочется нам того или нет. Как его искать и где – это уже другой вопрос.

Подойдя к карте, я задумчиво провел пальцами по желтому кружку, в который попал Владивосток и прилегающая к нему местность окружностью в пятьсот километров.

– Теперь вопрос к Вам, полковник. Что вам обоим нужно от меня?

Высоков достал из ящика стола жетон Высшего приоритета Гнезда и кинул мне через весь стол. Я поймал его в кулак и с величайшим изумлением уставился на прозрачную пластину, в глубине которой был вырезан лазером трехмерный двуглавый орел, сжимающий в лапах щит и меч. Никогда прежде столь высокий Сим-ключ не попадал в руки простого солдата.

– А это, Алешин, теперь твой персональный ангел-хранитель. Пусть не такой важный, как тот, что разыскивает наш гость, но для тебя сгодиться и этот в долгом пути по пустошам. Он откроет двери на любом военном объекте, будь то на острове или на территории Федерации. Его хранили члены Совета, передавая главе аппарата, но после памятных событий он перешел ко мне как к правопреемнику. После трагичной и несвоевременной смерти генерала Сухарькова от лейкемии, из бывших членов военного Совета остались только я да полковник Зайцев. Он не захотел взваливать на себя подобный груз ответственности, решив остаться командующим нашими оставшимися в живых сухопутными и морскими подразделениями. Сейчас он ведет переговоры с южанами о создании единого убежища в недрах горы Томари. По этой причине не может принять участие в сегодняшнем совещании посвященного Хету.

Высоков разлил остатки минеральной воды по стаканам и вопросительно посмотрел на гостя, но тот отрицательно мотнул головой. Все это время Златокожий слушал Высокова, не сводя своих странных глаз. Не знаю, какие эмоции он испытывал, по его невозмутимой физиономии этого было не понять. Я вообще сомневался, что они у него были, он ведь машина.

– А где ваша хваленая техника? – насмешливо обратился я к Посланнику. – Зачем Вам понадобились такие жалкие и ущербные дикари как мы? Сами не можете справиться?

– Мой летательный аппарат потерпел крушение на японских островах. Архаичная, но не менее эффективная глобальная система обороны сработала в автоматическом режиме в тот момент, когда я снял защиту, концентрируя энергию в силовых накопителях для перехода на сверхзвуковой режим полета. Ракета повредила мой аппарат, утративший устойчивость. Мне пришлось катапультироваться над руинами большого города… – он указал пальцем на Токио и провел им до горной гряды на юго-западе города. – Я видел на месте падения яркую вспышку, значит, он аннигилировался. Чтобы покинуть остров мне пришлось воспользоваться порталом Обращенных. Так я оказался на вашем острове в момент искривления пространства. Во мне заложены протоколы поведения в любой ситуации. Ради выполнения задания я готов защищать себя всеми доступными методами. Когда вы закрыли портал, я оказался в ловушке. Задание диктует быть по возможности скрытным и не вступать ни в какие контакты с людьми, но ситуация изменилась. Мне ничего не известно про других агентов даяков, но если бы они нашли Ключ, то я бы это почувствовал. Между нами существует некая связь, которую вам трудно понять. Я прошу доставить меня одним из ваших самолетов до предположительного места крушения курьера и мы расстанемся. Я не могу сидеть на месте, впустую тратя время.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю