332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Харитон Мамбурин » Опала на поводке (СИ) » Текст книги (страница 19)
Опала на поводке (СИ)
  • Текст добавлен: 3 января 2021, 19:30

Текст книги "Опала на поводке (СИ)"


Автор книги: Харитон Мамбурин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 19 (всего у книги 21 страниц)

Глава 23

Я обвел взглядом лица членов довольно большой семьи, проживающей в крепком старом поместье. Замечательный пригородный дом, выстроенный для поколений – видно, что за ним с любовью ухаживают. Лица шестерых японцев мужского пола, стоящих сейчас в комнате, ничем не отличаются от других, которые я вижу, выполняя свою роль Посланника – гнев, страх и недоверие. После моего ухода они сменятся на отчаяние и глубокую черную задумчивость.

Рутина. Если бы не одно «но».

Все шестеро человек застыли, как будто бы для них отключили время. Старик, не закончивший скупой жест – он явно собирался указать мне на дверь. Тщедушный и насмерть испуганный человек средних лет, которому хватило для впечатления лишь продемонстрированного пергамента. Еще один мужчина, в возрасте между первым и вторым, так и не донесший чашку с сакэ до рта. Последнему я даже немного симпатизировал – ну вваливается в дом гость с неприятными новостями, куда, мол, деваться? Характер железный.

Обычный визит с необычным эффектом. Я достал из кармана часы, открыл крышку, удовлетворенно хмыкнул – идут.

– Эмберхарт-куууууун! Иди сюда, на кухню! Я готовлю чай! – раздался какой-то знакомый, определенно мужской и совершенно точно дурачащийся голос из другого помещения.

– Дарион…? – недоуменно поднял я брови под маской, наблюдая, как синекожий демон суетится у очага, делая вид, что что-то готовит. Надетый поверх бесполого тела, лишенного совершенно ненужных демонам отверстий, женский фартук с оборками вызывал даже некоторое умиление.

– Вайз. Дарион Вайз! – не оборачиваясь, демон наставительно покачал в воздухе половником, совершая при этом похабные движения голыми синими ягодицами.

Я потряс головой, выгоняя ужасную картину из головы.

– Отключай «посланника» и снимай маску, Эмберхарт. Нам нужно поговорить, а ты своим желанием выкурить сигарету шибаешь на сотню метров. Я сделал тебе кофе, – тон демона немного посерьезнел.

– Ну, раз ты пролез в эту реальность внаглую, без подготовки, то я уверен – причина у тебя серьезная, – покачал головой я, снимая шляпу и маску, но не думая пока разрывать связь с потусторонним миром, – Но вот какие гарантии, что ты тут не по мою душу, жизнь и здоровье?

– Алистер… – укоризненно покачало головой человекоподобное существо, глядя на меня блестящими черными шариками глаз, не разделенных на белок и радужку, – Ты огромный чемодан без ручки, совершенно не представляющий ценности после смерти. И ты это знаешь. Кончай придуриваться и кури уже свой «эксельсиор».

Логично. Ну а такую мелочь, что мою смерть начнут расследовать не только земные, но и родственные Дариону силы, вообще не стоит упоминать. Я с наслаждением затянулся первой за целые полчаса сигаретой, сделав пару глотков кофе. Отлично. Синекожий тем временем вновь включил «дурочку», сев на колени и с самым безмятежным видом попивая чай. Не знал бы я о усилиях, затраченных им, чтобы пролезть вот так в реальный мир, то конечно же поверил бы этой клоунаде.

– Как прошла неделя после твоего доблестного, хоть и не совсем удачного поджигания Йошивары? – осведомился Вайз. Сёрбнув чаем, демон пояснил, – Там не все сгорело. Кое-что осталось. Поэтому незачет.

– Вполне терпимо, – я блаженствовал, борясь с желанием закурить вторую сигарету, несмотря на то, что первая еще не кончилась, – Учеба идёт, тренировки приносят результаты, подопечный наконец-то взялся за ум, а слуги выздоравливают… Чего еще желать? Только скорейшей поставки моего имущества из Англии. А как погода в Аду?

– Знаешь, весьма прохладно и безветренно. Причем, довольно давно, – с готовностью подхватил шутку демон и доверительно наклонился ко мне, – Я как раз по этому вопросу к тебе и явился на приватный разговор. А еще – поговорить о семье. Атмосфера в доме тоже очень важная штука. Я же правильно понимаю, темы о погоде среди вас, англичан, уместны?

– Знаешь, изначально моя душа принадлежала русскому, – поведал я синему, складывая пальцы рук перед собой, – Давай лучше обратимся к их традициям. Ближе к делу.

Демон вскочил во весь свой немаленький рост и хлопнул в ладоши. Фартук заменился на смокинг, а из соседней комнаты послышался шум падающих тел, тут же начавших храпеть.

– Йошивара, – тон Вайза не оставлял сомнений в его серьезности, – Ты же понял, что не был в режиме «посланника», да, Алистер?

– Понять-то понял, но предположений о том, что это было – выдвинуть не готов, – честно признался я. Мысли о случившемся меня не покидали.

– И не стоит задумываться на эту тему… – тут же уверил меня демон, но сразу сам себя оборвал и исправил, – Нет! Не так. Не нужно прибегать к этой силе, Алистер Эмберхарт. Изучать ее, пытаться понять. Это мой тебе искренний добрый совет. Постарайся… как бы это сказать? Не попадать в ситуации, где ты избитый, дезориентированный и на эмоциях взываешь к силе преисподней.

– Серьезно? – поднял брови я, – Ты мне говоришь «Эй, Алистер, с тобой что-то сильно не так, но не вздумай в этом разбираться»? Дарион, тебе определенно нужно больше узнать о людях.

Синекожий закрыл ладонями лицо в показном отчаянии.

– Люди… как же с вами сложно. Я тебе просто даю совет – живи дальше тихо и мирно, дрессируй своего мальчика, женись на мелком горластом полудемоне, наклепай истерично-агрессивных детишек, ходи на балы и приемы, но не заигрывай с тем, что почуял, когда был в районе шлюх!

Я задумался, не обращая внимания на то, что дом хозяев постепенно заполняется от производимого мной дыма. Был бы я обычным человеком, то мне точно не стоило бы слушать демона – они видят в людях лишь ресурс. Привязать к себе глупую душу, соединить еще живое тело с адом и оп, после смерти душе совершенно точно некуда деваться, она попадает в пекло с вероятностью сто процентов.

Но… я Эмберхарт.

Мы посредники, контролеры и порученцы. Единственные, кто на особом счету и за особую зарплату. Дарион Вайз, как и любой здравомыслящий демон, категорически не хочет причинить зло Эмберхарту – наша ценность несопоставима со стоимостью даже самой жирной души-«батарейки». Вывод – он говорит правду, но далеко не все, что знает.

– Ты явно говоришь куда меньше, чем знаешь, Дарион Вайз… – хмыкнул я, – Но я готов тебе поверить, если ты мне дашь что-нибудь еще. Что-нибудь такое, над чем можно подумать. Поискать ответы.

– Как ты сам-то живешь с людьми? – простонал демон, не вынимая лицо из ладоней, – Не могу я тебе рассказать всего. Слишком опасно… для всех.

– Приобрети себе револьвер, – прохладно посоветовал я ему, – Он вполне помогает общаться с людьми. Я не дурак, Дарион… и не просил всего. Дай мне хоть что-то.

Он думал долго. Даже по меркам людей – я извел полпачки сигарет, периодически щелкая крышкой часов. Из другой комнаты потянуло неприятным запахом – у кого-то из насильственно усыпленных оказался слабый мочевой пузырь. Наконец, Вайз поднял голову и уставился на меня.

– Ладно! – хлопнул он ладонями по столу, – Сейчас ты почувствуешь себя придурком. Даже нет – полным дебилом. Ограниченным куском мяса! А я – гордо уйду отсюда танцующей походкой.

Я скептически поднял бровь.

– Сэр Алистер Эмберхарт, – дурачась и позируя, начал демон, – Вы не находите очень странным то, что некий граф Эмберхарт вам ни разу в жизни не сказал… ну пусть это будет нечто вроде… «Алистер, мальчик мой, ты у меня получился таким сильным и умным! Я горжусь тобой! Держи револьвер, малыш, и иди выбей мозги своему братцу Александеру! Ты будешь куда лучшим третьим сыном!»

Это было как мешком по голове. Я в ступоре сидел, наблюдая, как Дарион Вайз снова меняет смокинг на передник, удаляясь с глаз моих виляющей походкой, под какую-то пошлую морскую песенку. Почти исчезнув с моих глаз, демон подскочил в воздух, ударил пятками друг о друга и исчез. Бесспорно, довольный как свинья. Пришлось последовать его примеру, несмотря на оглушенное состояние.

Пока я шел, спотыкаясь, к месту, где ждал меня Баркер, пока ехал домой, в голове крутилась одна мысль. Как? Как я мог упустить то, что не просто лежит на виду, а буквально плюется в мое зеркало с другой стороны, исходя злобой, ненавистью… и только сейчас мне ставшим понятным страхом? Ведь это абсолютно, непоколебимо логично – ты граф, у тебя четыре сына в то время, когда правилом хорошего тона считается иметь двух-трех. Трое из них вполне удались, четвертый же – нет. Уничтожь лишнего, и все вокруг начнут славить твою дальновидность и осторожность.

Но Александер… озлобленный, поддавшийся влиянию своего внутреннего демона, глупый, нервный, плохо образованный и психопатичный тип… жив. Почему?

Я никогда не хотел убить его ради третьего места, мое желание было продиктовано лишь острой жаждой стереть этого недоделка с лица земли. Ответной реакцией на его беспочвенные обвинения, оскорбления, ненависть. И ведь я на полном серьезе не понимал истоков его чувств, считая, что он просто завидует тому, что я, по сравнению с ним – нормален. Но тогда бы он так же пылал злобой к братьям и сестре? К отцу, наконец? А этого нет и не было.

Стыдобища-то какая. Психованный полудурок и посторонний демон понимают внутреннюю кухню семьи лучше меня. И что интересно – это может быть лишь вершиной айсберга! Не удивлюсь, если братец находится под плотной охраной… от меня.

Самое гнусное, что это лишь кончик ниточки. Дарион, несмотря на все свои кривляния, дал мне множество толстых намеков. Более того, теперь я уверен, что он был и в Йошиваре, когда я гостил у якудза.

Кажется, все куда сложнее, чем выращивание из обычного японского мальчика героя с гаремом…

Думать о том, что тут еще ко всему прочему есть прямой интерес синекожего, мне вообще не хотелось. Разобраться бы с земным.

***

Дома меня ждал первый полноценный скандал, который легко можно было бы назвать репетицией к семейной жизни. Иеками Рейко всю учебную неделю дулась на меня, как мышь на крупу, и избегала по мере возможности, а всю обратную дорогу до особняка смотрела на меня как разумный человек на зодиакальный гороскоп. Предчувствуя разбор полетов, я малодушно удрал на весь вечер четверга, и теперь, почти в ночи, был вынужден пожинать плоды взращенной бури.

Рейко негодовала, топотала и орала. Она била посуду… ту, до которой могла дотянуться. Она утащила Анжелику к себе в комнату и переманила ее на свою сторону, подозреваю, что с помощью демонстрации пострадавшей от клюва ворона части тела. Легран ходила за мной по пятам и укоризненно вздыхала с такой силой, что колыхались портьеры. Азат, сделав ужин, сбежал на чердак и не казал оттуда нос.

– Как ты посмел сначала попросить меня о помощи, а затем запрещать идти на выручку! Гад шрамированный! Скотина носатая! Тупой гайдзин!

– Я тебе четко передал, чтобы ты прислала мне на помощь людей, а сама оставалась в Якусейсшо, ты, горластый недомерок!

– Кого я могу тебе прислать, придурок?! У меня весь род в изгнании!

– Полицию!

– Хреницию! Ты возьмешь меня замуж только через мой труп!

– Ты получишь от меня кольцо только с поручением утопить его в вулкане!!

– Я могла тебе помочь, чертов тупица!

– Ты бы сожгла к черту Йошивару, дурында!

– А ты что с ней сделал, идиотина!?

– Я это сделал правильно! Не попавшись!

Наоравшись друг на друга, мы уселись на разные концыбольшого дивана в зале. Сероволосая мрачно пыхтела, я не менее мрачно курил. Что могли сделать эти сорок пять килограмм девчатины, из которых одна седьмая веса приходится на грудь? Даже если бы она добежала до крепости якудза, любой пацаненок с самым древним автоматическим пистолетом, который не чистили десять лет, наделал бы в ней дырок. Нужно знать свои пределы.

Что-то плотное и еще пыхтящее ткнулось мне в бок, и я на автомате обнял это свободной рукой, прижав покрепче к себе. Так и сидели дальше. Никакой романтики, никаких высоких чувств – просто два человека, чьи жизни за последние сутки едва не рухнули в неизвестность.

– Рейко, я собираюсь убить твоего отца, – сказал я девчонке через минут пятнадцать таких молчаливых посиделок.

– Вызвать его на поединок не можешь, – пробурчала та недовольно, – Наймешь убийц?

– Нет. Сам. Мечом, – коротко поведал я ей свои планы.

Девушка подумала несколько секунд, потом вытянула левую руку по направлению к стоящей у стены в зале декоративной пальме. Коротко вспыхнуло, треснуло, испуганно ахнула притаившаяся за нашими спинами Легран – бедное растение разнесло в клочья вместе с вазой, оставив на полу знатную подпалину.

– Вот это – мелочи, – наставительно сказала сероволосая девочка, – Отец поджарит тебя за секунду.

– Не волнуйся, – погладил я ее по голове, – Сначала я его убью, а потом дам себя увидеть.

Рюдзи Иеками дискредитировал себя за гранью разумного. Оскорбления и даже штурм – это одно, а вот найм будущим изгнанником бандитов-простолюдинов для того, чтобы выкрасть молодого аристократа, уже совершенно иное. Уничтожить такое животное можно любым способом, включая бомбардировку.

***

Воскресенье. Слово, вызывающее прилив позитивных эмоций у большинства разумных, если они не работают и не являются детьми благородных семей, которые работают всегда. Тем не менее, я продолжал любить воскресенья, несмотря ни на что. Но это… оказалась совсем черным.

С самого утра, после завтрака, пришлось выдержать короткую, внешне безэмоциональную, но весьма суровую битву с Уокером – дворецкий, несмотря на свое весьма разностороннее образование, безукоризненные манеры и буйно растущую веру в меня, не совсем понимал специфик регенерации алхимически подстегнутого организма, желая во что бы то ни стало встать с кровати и приступить к своим обязанностям. Успокоился он лишь после моих уверений, что сломать ему сейчас отросший мизинец проще, чем сигарету.

С Рейко все было куда проще – она под руководством и надсмотром свободной от поручений Анжелики превращала мишени в решето на заднем дворе особняка. Когда пальцы и запястья девушки начинали ныть от нагрузки – переходила к учебе и доставанию Азата, издевавшегося над всеми жителями поместья. Издевательство выражалось в выпечке сдобы и каких-то восточных лепешек, пахнущих настолько вкусно, что я даже соблазнился вторым завтраком.

Что может пойти не так в особняке, лишь ждущим умелых рук, которые в будние дни будут менять простреленные деревянные панели, вешать новые гардины, разгружать ящики с военной маркировкой Германии, Англии и Италии?!

Гости.

Сначала заявился Распутин, наконец-то привезший аж три ящика вина для Анжелики, чьи гранаты спасли его во время нашей авантюры в доках. Передав смутившейся девушке презент, нарочито никуда не торопящийся русский учуял запах готовки старого халифатца и стал не торопиться с удесятеренной силой… сожрав большую часть выпечки. Глядя на поглощаемые им количества пищи и периодически закрывая Рейко рот путем прихлопывания отвисающей нижней челюсти на ее законное место, я дал себе зарок водить русского только по ресторанам с самыми маленькими порциями еды. Наконец, сумев отбиться от его неторопливых, но очень настойчивых просьб по регулярным урокам револьверного боя, я выпроводил обжору…

…и тут же был вынужден встречать Сент-Амора. Француз отнял куда меньше времени, всеми фибрами души демонстрируя, что это «визит вежливости», удивил Азата знанием его языка и удалился, оставив после себя устойчивый флер подозрения, что крепыш-шатен каким-то образом в курсе, что меня похитили, увезя в Йошивару. Такой визит, крайне слабо замаскированный под «проходил мимо», никак иначе объяснить было нельзя. Я оставил себе зарубку разобраться с излишне скользким для своих лет французом.

Это был далеко не конец. Ко времени послеобеденного чая нагрянула сама Шино Цурума, но с куда более благими целями, чем объесть меня на выпечку или зародить излишние подозрения.

– Эмберхарт-кун, – говорила она, – Пойми, у нас очень мирная страна. Стычки между родами и кланами если случаются, то в соответствии с набором давным-давно определенных правил. Сейчас же вся столица Японии обсуждает две вспышки насилия – атаку твоего особняка и резню с пожаром в Йошиваре. Император… встревожен таким объемом смертей.

– И зачем ты это говоришь мне, Цурума-сан? – поинтересовался я, – Лично я и мухи не обидел по собственной инициативе. Это меня, приглашенного гостя страны, почему-то не защищают.

– Это… странно. Почему так происходит – я не знаю, – опустила глаза рослая девушка с пурпурными волосами, но тут же снова внимательно на меня посмотрела, – Но дальше может быть хуже. Намного. Вы привлекли внимание страны к себе… и к Рейко. Скоро очень многие узнают, что большая часть Иеками станут изгоями, а Рейко станет регентом рода. Это очень-очень нехорошо, Эмберхарт-кун… особенно для тебя.

– Поясните? – вежливо поинтересовался я, чувствуя, что жизнь собирается мне подкинуть особо крупную дрянь. Цурума выглядела очень обеспокоенной.

– Гаккошима, – отпив чаю, сказала девушка, – Три академии, это более восьми тысяч юношей, Эмберхарт-кун. Отпрыски знатных родов, бастарды, признанные и нет. Попавшие на остров из-за ошибок воспитания, наследственности, врожденных и приобретенных причуд. Понимаешь, о чем я говорю? Это восемь тысяч человек, которым их семьи сказали – «Идите и заставьте нас себя признать!». Понимаешь?

– Признаться, не очень, – честно ответил я, – Вы определенно внушили мне тревогу, Цурума-сан, но я еще не вижу, откуда приближается беда.

– Иеками-сан может стать либо регентом, либо даже главой рода Иеками, если ее признает император, – выдохнула девушка, – Она сама будет себе выбирать мужа. Замужество с заложницей вашего рода – золотой шанс для любого из восьми тысяч учеников Гаккошимы стать полноценным членом высшего общества. А породниться с потомками бога – честь для любого рода, поэтому они окажут своим отпрыскам всю возможную поддержку. Теперь вы понимаете обеспокоенность императора, Эмберхарт-кун?

Кажется, не мне одному скоро будет нравиться эта маленькая переносчица бардака, грудей и воплей…

– Император хочет предложить роду Эмберхарт передать заложницу ему, – заторопилась Цурума, – Он лично пронаблюдает за возрождением рода и избавит нас всех от… возможных неприятностей. Но он понимает, что решение по этому вопросу почему-то принимаете вы, Эмберхарт-кун, а не ваш отец. Поэтому я взяла на себя смелость прийти сюда без приглашения.

Веселая перспектива, особенно вдобавок к уже имеющимся у меня задачам и загадкам. Нажить море врагов, стрелять в отчаянных мальчиков, устроить категорически нежеланную при поставленной цели шумиху… Но – есть два нюанса. Первый – отдав Рейко, причем, даже не посоветовавшись с ней, я прослыву трусом. Разумным, дальновидным, но прогнувшимся. На фоне эпического прогиба мной целого рода это будет смотреться жалко. Второе – я откровенно обозлен тем, что мне, пятнадцатилетнему оболтусу, приходится решать проблемы и выпутываться из ситуаций, которые могли бы быть предотвращены пятеркой опытных швейцарских наемников и парочкой демонов. Не считая абсолютно не чувствующегося мной благоволение местного императора.

Я им нужен – так пусть работают.

– Рейко! – повысил я голос, но не сильно, зная, что та клокочущая энергией аура, которую я чувствую за несколько километров, сейчас очень близко, – Мне предлагают тебя отдать!

– Прямо без вариантов, Ариста? – из-за двери высунулась коротко-остриженная голова с огромными глазищами. В ее вопросе плескалось ехидство.

– Есть еще альтернатива за тебя драться, убить множество невинных людей, мучимых чувством неполноценности, и, скорее всего, умереть в процессе, – поведал я ей, глядя на расширившиеся до комичных пределов глаза Цурумы, – А самое интересное, Рейко, что даже если я выживу и добьюсь успеха – ты все равно сможешь сказать мне «нет»!

– Ну… – рядом с головой в дверях появился пальчик, который девушка поднесла ко рту, – Выбирай второе!

Челюсть дочери рода императорских телохранителей отвисла. Шино в полном шоке посмотрела на явно веселящуюся Иеками. Спустя несколько секунд пурпурные волосы взметнулись вверх за своей хозяйкой – Цурума вскочила и заорала:

– Вы с ума сошли?! Вы хоть представляете, о чем говорите?!

– Цурума-сан, успокойтесь, – призвал я на помощь официоз, – Моя подруга высказала свою точку зрения, и я склонен с ней согласиться. Передачи не будет. Последствия я осознаю и от своих слов отказываться не собираюсь.

– Слова не мальчика, но мужа, – выдала Рейко на английском, потом склонила голову набок, искоса посмотрела на бледную как смерть Цуруму и добавила, – Моего, – почесав затылок, критично добавила, – Если выживет.

Цурума тоже знала английский, но что делать с таким дипломатическим провалом – не имела ни малейшего понятия. Пришлось ее отпаивать чаем. Спустя полчаса девушка откланялась.

А вечером, вместо заслуженного отдыха, я был вынужден спешно одеваться в походно-боевую одежду и вооружаться. В особняк телефонировали – на Токио шла Буря.

– Может, останешься? – спросил я Рейко, отчаявшуюся совместить катану со своим не совсем форматным телом.

– Нет уж, – категорично сказала та, плюнув на приличия и зажимая гордый японский меч подмышкой, – Ты уже без меня нагулялся.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю