355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Георгий Беклемишев » Миллионы лет в никуда (СИ) » Текст книги (страница 5)
Миллионы лет в никуда (СИ)
  • Текст добавлен: 20 марта 2017, 16:30

Текст книги "Миллионы лет в никуда (СИ)"


Автор книги: Георгий Беклемишев



сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 7 страниц)

  Дойдя до двери, мы увидели внушительных размеров защитную дверь. Она стояла там явно неспроста, ведь такие ставят лишь на особо важных объектах, которые нужно сохранить в тайне и безопасности. Было понятно, что там находится что-то важное, и мы должны были это заполучить. Если бы мы ушли с пустыми руками, то это означало бы провал операции. Мы должны были достать хоть что-нибудь.

  – Открой дверь! – скомандовал Роман.

  – Есть! – ответил один из солдат.

  Мы смиренно стали ждать, когда специалист откроет эту бронированную дверь и мы сможем попасть внутрь. Мы не знали, что нас ждёт за ней, но узнаем об этом скоро. Дверь была хорошо защищена, так что нашему специалисту пришлось повозиться. По его словам, она была закрыта с нашей стороны экстренным методом. То есть были причины, по которым им пришлось закрыть эту дверь в срочном порядке. Мы не знали, что нас ждёт за этой дверью, но нам пришлось поставить всё на то, что было за ней. Если подумать, то там и вправду удивительная вещь находилась.

  – Готово! – радостно сказал специалист.

  Дверь наконец-то была отворена. Мы зашли внутрь, и первое, что мы увидели, были трупы. Умерли они уже давно, были в стадии гниения. Опарыши то и дело ползали в глазах этих бедняг. Тел было пять, и явно они лежали тут неспроста. Дальше была лестница, которая вела вниз, по ней-то мы и пошли. Она вела под склад, где должно было быть кое-что особенное. Спустившись вниз, нашему взору предстал огромный коридор, в котором было множество дверей. Заглядывая в каждую из них, мы видели части страйдов и какие-то приборы. Также во многих кабинетах тоже были трупы людей в халатах. Они явно были учёными. Мы сразу же поняли, что это была какая-то научная лаборатория, где проводили какие-то эксперименты. Было понятно, что тут что-то произошло, но что, мы и не могли представить. Мы шли прямо, пока не дошли до конца коридора. Там была дверь, отличающаяся от других. Пройдя через неё, мы оказались в большой комнате, где к нашему удивлению стоял страйд. Он что-то делал за компьютером, даже не заметив нас.

  – Чёрт, не хватало нам страйда! – раздражённо произнёс Роман, после чего дал команду: – Уничтожить его, пока он нас не заметил!

  Солдаты и я сразу же направили на того оружие, но тот неожиданно поднял голову. Мы думали, что всё, нас рассекретили и мы отсюда уже не выберемся живыми, но всё было куда более неожиданней.

  – О, люди! – неожиданно сказал страйд, встав со стула. – Приветствую вас.

  Судя по реакции остальных, для них это всё было неожиданным. Я понимал, что что-то не так, но не знал, что именно, так что, набравшись сил прервать тишину, я всё же спросил у Романа:

  – Страйды умеют говорить?

  – Нет... – промямлил Роман.

  ***

  Глава 15. Сумасшедший учёный.

  ***

  Этот страйд был другим. Он был первым, кто с нами заговорил, если для меня это было неожиданностью, то чем же это было для других? Явно что-то помощнее. Выглядел он дружелюбно, оружия при нём не было, как и рядом с ним. Можно, конечно, его было уничтожить, но человеческий интерес взял Романа сильнее. Он приказал опустить оружие и стоять, сам же Роман медленным шагом начал подходить к страйду. Когда он подошёл к нему, то задал один простой вопрос:

  – Что ты такое?

  – О, как грубо с моей стороны. Меня зовут Виктор Фран. Я главный учёный в этой лаборатории. Слава богу, что вы пришли, а то я было уже подумал, что про меня совсем забыли.

  – Виктор Фран, говоришь? – задумчиво промолвил Роман.

  – Да, а Вас как зовут, уважаемый мой спаситель?

  – Роман. Просто Роман.

  – Что же, Роман, как я могу Вас отблагодарить за моё спасение из заточения? – радостным голосом сказал Виктор.

  Благодарность... Видимо, тогда этот Виктор Фран не понял, что мы пришли не спасать его, а найти что-то полезное в этом месте. Нашли ли мы в итоге что-то? Безусловно, но это было не то, чего мы ожидали. Как же он мог нас отблагодарить? Рассказать, что это за место и кто он такой. Рассказать всё, что он знает.

  – Расскажи всё! – ответил Роман.

  – Всё?

  – Да, абсолютно всё, начиная от того, что это за место, заканчивая тем, что ты есть.

  – Хорошо, присядьте, рассказывать немало придётся, – сказал он, указывая на стулья рядом с ним.

  С чего он начал? Пожалуй, с самого начала. Ещё до наступления мирового кризиса, он был молодым и пылким учёным, который смотрел сквозь границы, движимый лишь желанием изучать и создавать. Таких, как он, зачастую называют безумцами, не знающих границ. Его это не обижало, ведь ему не было до этого дела. Всё, чего он хотел – изучать и открывать новые границы. Обыкновенная жажда знаний, которая была безграничной и бездонной. Такого, как он, и искала одна частная компания. Она занималась техническими изобретениями, в частности, в военной области. В основном это было современное оружие, которое разрабатывали для армии, а также частных компаний. Проработав сколько-то лет в этой компании и изобретя дюжину разнообразного оружия – начался кризис. Земные ресурсы были истощены, в частности, важная нефть, которой с каждым днём становилось всё меньше и меньше. Это означало, что в скором времени может разразиться третья мировая война, тут-то и пришёл заказ на довольно необычное оружие. Цель была проста – создать механического солдата, способного вести бой отдалённо от оператора, управляющего им. Это позволило бы избежать человеческих жертв в войне, всего лишь посадив людей управлять роботами-убийцами.

  Конечно же, это не могло не радовать Виктора. Это был бы скачок в военном деле, да и в повседневности это было бы крайне полезным. Главным же для него было то, что это открыло бы новые границы, как раз то, чего он так желал. Плотно взявшись за это дело, он и не замечал, как начало идти время. Дни пролетали совсем незаметно, он то и дело забывал перекусить, всё время тратя на исследования. Один день сменял другой, праздники проходили незамеченными, года шли один за другим. Время для него перестало существовать, ведь он был полностью вовлечён в процесс создания чего-то совершенно нового, что раздвигает границы.

  Ситуация в мире становилась всё хуже и хуже. Мир был на пороге войны, и оружие, которое должно было изменить сам метод её ведения, было ещё далеко от совершенства. Были созданы лишь ранние прототипы, но они никуда не годились. Виктор понимал, что на всё нужно время, но боссы корпорации этого не понимали. Им нужен был результат как можно скорее, до того, как начнётся война. Она не началась, ведь в самый пик появился неизвестный вирус, который заражал большинство новорождённых. Корпорация перестала предоставлять деньги на исследования Виктора, заместо этого, они решили направить все силы на поиск лекарства. Это было логично, ведь если бы они его нашли, то лекарство принесло бы много денег. Они решили выбрать самых лучших исследователей и предложили это место Виктору, но тот отказался:

  – Почему ты отказался? – поинтересовался я.

  – Почему? – непонимающе вопросил он. – Разве не понятно? Это было не то, что мне нужно было. Я искал способ отодвинуть границы бытия, а не лечение какой-то болезни.

  Пусть денег ему уже и не выделяли, но Виктор всё равно продолжил свои исследования. Он понимал, что это верное направление, в котором и следует двигаться. Он верил, что это принесёт свои плоды. Когда же лекарство было найдено и началась повсеместная чипофикация – он тоже её прошёл. Когда проходило глобальное обновление – он тоже его прошёл. Так же, как и другие, он не заметил подмены реальности. Это был постепенный процесс, который пролегал долгие годы. Казалось бы, что ситуация в мире становилась всё лучше и лучше. Вроде бы и войны уже не должно было быть, но всё это было так фальшиво для Виктора, что он не понимал, в чём дело. Такое положение дел его не устраивало, ведь война должна была дать возможность продолжить его исследования с хорошим финансированием, а без неё кто же будет давать деньги? Виктор уже начал было думать, что всё потеряно, но тут случилось чудо. Одна неизвестная компания предложило ему место и полное финансирование его исследований. Воодушевлённый, он согласился и сразу же принялся за работу. Его труд жил и набирал силы, ведь теперь у него были деньги на все необходимые вещи. Его не волновало то, что он не знал, на кого работает. Главное было то, что он мог продолжил свою работу.

  Первый рабочий прототип вышел рабочим, но очень неуклюжим. Фран думал, что за это его по головке не погладят, но всё вышло наоборот. Спонсоры были удивлены такому прогрессу, что дали полный карт-бланш. Теперь не было никаких ограничений, так что процесс пошёл полным ходом. Следующее поколение разительно отличалось от предыдущего. Они были сильнее, выносливее и проворнее. Было исправлено множество ошибок прошлого поколения, теперь можно было сказать, что был создан полноценный робот. Осталось только дать им имя. Виктор долго не думал и дал им имя – "страйд". Почему именно такое? Он и сам не знал, ведь это первое, что пришло ему в голову. Это поколение дало начало новому циклу роботов, которые выполняли бы самые разнообразные задачи.

  – Так это он создал эти машины смерти? Из-за него умерло столько наших, так давайте просто пристрелим его? – сказал специалист.

  – Давай дослушаем его, – отмахнувшись, сказал Роман.

  После создания первого рабочего страйда границы были отодвинуты. Теперь был новый горизонт, за которым неизвестно, что находится, но к которому тянулся Фран. Поскольку исследования и создание новых страйдов всё ещё продолжалось, то он решил начать проект на стороне. Что может следовать за созданием роботов? Конечно же, создание искусственного интеллекта. Он углубился с головой в новое дело, совсем забыв о положенной на него задаче. Его больше не волновало создание страйдов, ведь это уже пройденный этап, всё, что его волновало, так создание чего-то нового, а именно – искусственного интеллекта. Во-первых – это продвинуло бы страйдов, а во-вторых – открыло бы новый горизонт для Виктора. Полностью влившись в новый процесс, он переехал в закрытую секретную лабораторию, где с дюжиной таких же энтузиастов начал работу над прорывным проектом. Естественно, он и словом не обмолвился об этом спонсорам. Время шло, а прогресса всё не было. Некоторые уже потеряли веру в идею, но в этот момент в голову Виктора пришла другая идея, не менее инновационная, чем создание искусственного интеллекта. Какая? Перенести разум человека в тело страйда. Да, это было безумно, но какой бы рывок в развитии человечества случился бы, если бы ему удалось это сделать?

  Эта безумная идея дала новый виток вдохновения для остальных приближённых учёных. Столько бурных обсуждений не было давно на памяти Виктора. Каждый давал свою сумасшедшую идею о том, как перенести разум человека. Тем более в неодушевлённый предмет, а именно – в тело страйда. Дело начало двигаться, и понадобился расходный материал. Люди. Живые люди. Пришлось похищать людей, дабы проводить на них эксперименты.

  – Стоп! – резко остановил Роман того. – Вы проводили опыты на людях?

  – Да, ведь это было необходимо.

  – Это негуманно! – вскрикнул он.

  – Тем более, вы похищали людей, а не на добровольцах проводили эксперименты, – добавил я.

  – Никто не согласился бы участвовать в таком эксперименте, тем более, что нам нужно было много людей. Очень много.

  – Неужели нельзя было проводить опыты сначала на крысах, к примеру? – поинтересовался Роман.

  – Это заняло бы лишнее время, а я не хотел ждать. Тем более, мы похищали нищих, одиноких и плохих людей. Ничья семья не пострадала.

  – Даже такие люди зачастую кому-то дороги, – парировал я.

  – В любом случае, их уже не волнует это, ведь они все мертвы, – ответил Виктор.

  Виктора не волновали такие вещи, ведь всё, что его волновало – научный прогресс. Он и сам не помнил, сколько людей прошло через них, но он отчётливо помнил, что что-то мешало им выполнить задуманное. Он чувствовал, что они упускают какую-то значимую вещь во время попытки переноса сознания человека в тело страйда. Время шло, а результатов всё ещё не было. Так было, пока в один день компания не узнала о том, чем занимался Виктор Фран. Посовещавшись, они решили всё радикальными методами. Поскольку это была их лаборатория, то там же была система полного уничтожения персонала на крайний случай. Передав учёным свои последние слова о том, что они благодарны им за проделанную работу, они сообщили, что те будут уничтожены. Многие побежали к выходу, но уже было поздно. Дверь была заперта, и открыть её можно было только с другой стороны. Во всех помещениях пошёл отравляющий газ. Началась паника, и многие начали молиться богу о спасении, но не Виктор. На последнем издыхании он продолжил свою работу, и его вдруг осенило что-то. Поняв, что им мешало перенести сознание, он ввёл последние настройки в систему переноса, и сам сел в кресло. На последних вдохах он запустил систему, после чего очнулся уже в теле страйда. Эксперимент удался. Он смог перенести сознание, открыв тем самым новый горизонт, проблема была лишь в том, что он оказался заперт в четырёх стенах. Никто не знал, что он жив, ведь все системы связи были выключены, а дверь закрыта. Всё оставшееся время он полировал свою теорию, ведь точно не знал, что именно помогло ему перенестись, а исследования он не мог продолжить, ведь не было расходных материалов для этого. Так было до тех пор, пока мы не пришли и не открыли сундук пандоры.

  – Значит, ты человек в теле страйда? – спросил я его.

  – Совершенно верно! – радостно ответил Виктор.

  – Сколько же ты тут сидишь уже? – присоединился Роман.

  – Не знаю. Я и в прошлом то теле не следил за временем, что уж говорить про нынешнее.

  – Ответь мне на один вопрос, – подошёл я к нему. – Ты сожалеешь о чём-нибудь?

  – Нет, – ответил он мне, смотря своими роботизированными глазами, которые нельзя было прочесть.

  – Что будем с ним делать? – поинтересовался специалист.

  – Оставим в живых, – ответил Роман.

  – Почему?! – ошарашенно вопросил тот.

  – Он может нам ещё понадобиться. Я в этом уверен. Виктор, слушай сюда, – обратился он к нему. – Мы введём тебя в курс дела, и ты будешь нам помогать. В противном же случае, нам придётся убить тебя, ведь из-за тебя погибло много моих товарищей. Понимаешь?

  – Помогать? Я был заперт чёрт знает сколько времени в этом месте. Я хочу отомстить корпорации, а вы ещё спрашиваете что-то? Я мог продолжить свои исследования, но в этом месте я был закован в цепи!

  – Вот и хорошо.

  Так мы нашли сумасшедшего учёного, который создал страйдов и переместил свой разум в тело одного из них. Это была судьбоносная встреча, которая означала многое. За ней следовало то, чего никто не мог предугадать.

  ***

  Глава 16. Опавшие листья.

  ***

  Это случилось неожиданно, как гром среди ясного неба. Всё развалилось, как карточный домик, который разрушило дуновение ветра. Нас застали врасплох. Огромная ошибка была полагать, что нас не найдут.

  Всё произошло глубокой ночью, в тот момент, когда сменялись караульные. Они появились из ниоткуда, как стервятники, набросившись на нас. Почти все силы были брошены на оборону здания, в котором мы находились. Они выбрали неподходящий момент, ведь в этот день мы должны были пойти, возможно, на наше последнее дело. Мы должны были освободить людей от цепей лжи, которые обвили их с ног до головы. Всё пошло не так ещё до того, как мы начали. Их было так много, что невозможно сосчитать.

  – Роман, они нас давят! – вскрикнул вбежавший командир одного из отрядов.

  – Держитесь, во что бы то ни стало! – скомандовал тот.

  Роман был ошарашен таким событиям, он и сам не знал, что делать дальше. Вот что я видел по его глазам. Сбитый с толку, он пытался придумать хоть что-то, но всё было тщетно, ведь их зажали со всех сторон, не давая уйти. Выход был, они могли все сбежать, но, потеряв их главную базу, они потеряли бы многое. Тут было всё, что они нашли с таким трудом за многие годы. Провизия, оружие, да даже повседневные вещи. Мы не могли потерять этот столп.

  – Роман, такими темпами мы проиграем и битву, и войну. Мы должны что-то делать! – сказал я ему.

  Он посмотрел на меня глазами, полными отчаянья. Он понимал, что просто так сидеть бессмысленно, что так мы просто канем в лету. Пусть Роман всё это и осознавал, но он не знал, что делать. Да, он был опытным и первым освобождённым, но это ничего не меняло, ведь Роман был обычным человеком, который лишь хотел лучшего для своего народа. Одного желания мало, ведь нужны действия, а что делать, он не знал. Смотря на него, я понимал, что такими темпами мы все умрём. Несмотря на это, я знал, что нужно действовать. Какие у нас были варианты? Бросить всё и начать с нуля, и, конечно же, сражаться до конца. В случае с первым вариантом неизвестно, сколько нам понадобится времени на восстановление, и через сколько времени мы придём в форму. Во втором же случае мы, скорее всего, погибнем, ведь они превосходят нас как числом, так и в вооружении. При длительной осаде у нас просто кончатся патроны. Оставалось лишь бегство. Это не трусость, а тактический манёвр, который позволит перегруппироваться и накопить силы для ответного удара.

  – Нужно отступать, – констатировал я факт ему.

  – Мы не можем! – рявкнул он, ударив по столу. – Если мы сейчас отступим, то неизвестно, когда мы сможет нанести ответный удар! Люди будут ещё долго под гнётом этих тиранов, которые окунули их в мир лжи!

  – Если мы останемся, то все умрём! – проорал в ответ я, при этом взмахнув рукой.

  – Я... Я понимаю! – схватившись за голову, сказал он, после чего продолжил говорить: – Что я должен делать, по-твоему? Бросить всё и бежать? Мы были так близки к завершению нашей войны, но всё пошло к чертям!

  – Если ты продолжишь сейчас бороться, то не сможешь завершить свою миссию, свою войну. Ты проиграешь. Раз и навсегда. Что ты выберешь? Отложить свою победу, или же потерять её?

  – Сэр! Они проникли внутрь! – прокричал ворвавшийся солдат.

  Когда тот закончил говорить, Роман и я посмотрели на того. Он был ранен, а руки по локоть не было. На ногах солдат стоял с трудом, то и дело покачиваясь. Казалось, что он сейчас тотчас упадёт. После этого Роман понял, что они будут обречены, ежели останутся тут. "Отступаем!", – скомандовал он по громкой связи, после чего повернулся ко мне:

  – Ты прав. Мы должны отступать, ведь мы единственный оплот человечества, который не должен сгинуть.

  С этими словами все начали отступать, но и наши враги не отставали. Они шли и шли вперёд, ведь это были обычные жестянки, у которых не было ни страха, ни боли. Им всё было нипочем, так что, когда умирал один, за ним приходило ещё двое. Нас жестоко прессовали. Куда отступать, если нас окружили? Это здание было особенным, оно связано с канализацией, так что отступать мы собирались по ней. Когда я с Романом добежал до входа в тоннель, то позади нас уже были страйды. Все, кто не успел добежать, считай, были мертвецами. У входа в тоннель стоял один из наших солдат, он отстреливался, когда же Роман спросил о том, сколько людей успело пройти, то он был ошарашен ответом. Из всех людей смогло прийти сюда лишь сорок три. Это была катастрофическая цифра. Слишком большие потери для нас. Зайдя внутрь, было решено закрыть дверь. Это бы дало нам время, ведь она была армированной, но это означало бы, что мы бросаем тех, кто не успел ещё добежать. Роман, скрепя сердце, отдал приказ закрыть дверь, после чего направился к тем, кто стоял и ждал дальнейших приказов. Все сорок три человека стояли и смотрели на него, ожидая, что же тот скажет. Роман был краток:

  – Любой из нас поступил бы так же. Мы не должны кануть в лету, хоть кто-то должен выжить. А теперь, вперёд, к спасению.

  С этими словами он двинулся вперёд, остальные тоже пошли по узким коридорам канализации. Все способные держать оружие разделились на два отряда. Один отряд шёл спереди, другой сзади. Мы с Романом решили идти в конце. Тот юноша тоже шёл вместе с нами. Гражданские же шли посередине. Так было сделано, чтобы защитить их в случае чего, ведь неизвестно, что нас может поджидать дальше. Мы долго шли по извилистым тоннелям, которым не было и конца. Что было странно, так то, что страйды нас не преследовали, хотя давно должны были сломать ту дверь. Поначалу я думал, что нам просто повезло, но всё было не так. Я понял это спустя какое-то время после того, как мы оказались под землёй. Когда я это понял, то уже было поздно. Мы проходили одну из больших развилок, когда это произошло. Сильный взрыв над потолком, который обрушил сам потолок на нас. Нас разделило на две части, а часть гражданских погибла под завалами. Тогда-то они и полезли из всех щелей, как тараканы. Мы начали отстреливаться что есть сил, но их не становилось меньше. Наше положение спасало лишь то, что тоннели были узкими, и их трупы загораживали им же проход. Это затрудняло им прохождение к нам, но ситуация всё равно была не из лучших. Мы решили бежать. Куда? Туда, где их нет. Была парочка проходов, из которых они не шли, так что мы направились к той развилке. Прямо перед ней на нас неожиданно напало два страйда. Они выскочили прямо перед нами, но быстро полегли. В тот момент я и думать не мог, что это за собой повлечёт. Когда я обернулся, то увидел оцепеневшего Романа. Он просто стоял и держался за бок. Да, его подстрелили.

  – Роман! – вскрикнул я, и побежал к нему.

  Когда я почти добежал до него, он начал падать. Я успел его поймать, но его состояние было плохим. Я не был доктором, так что не мог точно сказать, насколько всё плохо, но в такой ситуации это точно не было хорошо. Я видел, как ему было больно, но ничего не мог поделать с этим. Я собирался поднять его, но он меня остановил, после чего подозвал того юношу, который был для него особенным. Роман что-то тому прошептал на ухо, после чего юноша подозвал двоих солдат и направился в правый тоннель. Мне же он сказал, что нам налево, после чего я взял его на спину и потащил на себе. Не знаю, что он сказал юноше, но я не стал спрашивать, ведь наверняка то было важным. Не знаю, что стало с остальными, но мы остались вдвоём. Не зная, что и делать, я выбрал единственное решение. Выбравшись на поверхность, направился сразу же к тому тайному исследовательскому центру. Страйдов на улице было не так много, так что я бежал прямо посреди улицы, среди всех этих обманутых людей. Бежал, что есть сил, ведь понимал, что с каждым моим шагом у Романа всё меньше и меньше времени. Не помню, о чём именно я тогда думал, наверное, о том, как всё так получилось. Когда я добежал до лаборатории, и, ворвавшись в комнату нашего учёного, тут же сказал ему:

  – Виктор! Быстрее!

  – Что такое? – ошарашенно вопросил он.

  – Романа подстрелили, – объяснил я ему ситуацию. – Не знаю, сколько он ещё протянет без помощи, так что поторопись!

  Виктор спешно начал осматривать Романа. Кровь из раны текла рекой, так что удивительно, как Роман смог продержаться до этого момента. Удача, одним словом.

  – Боюсь, ему уже не помочь, он одной ногой в могиле... – сказал Виктор мне, после чего посмотрел на меня и сказал: – Соболезную.

  – Неужели ничего не сделать? – сказал я, кладя руку на Романа.

  – Я могу лишь облегчить его муки, вот всё, что я могу сделать, – с ноткой грусти сказал Виктор, после чего подошёл к своему столу, достал шприц вместе с какой-то колбочкой.

  – Хорошо, пусть будет так, – отвернувшись, пробормотал я.

  Фран вколол ему что-то, после чего дыхание Романа прекратилось. Я даже представить не мог, что дальше произойдёт. В то мгновенье сопротивление перестало существовать, хотя, даже если бы оно существовало, то всё равно бы проиграло. Всё уже было предрешено, давно и за нас. Кем? Не знаю, возможно, тот старик знает, но он мне всё равно не сказал ничего стоящего. Возможно, в тот момент, когда Роман перестал дышать, наступило новое будущее. Я даже представить сначала не мог, что это за будущее.

  Выйдя на улицу, моему взору предстала ужасная картина. Абсолютно все люди лежали на земле и не двигались. Я подошёл к одному из них и проверил пульс с дыханием. Ни того, ни другого не было. Они были мертвы. Все. На улицах были горы трупов, которые страйды собирали и куда-то уносили. Не знаю, куда, потому что я не хотел знать этого. Мы проиграли войну, а человечество было погублено. Я остался один. Снова.

  ***

  Глава 17. Становление нового мира.

  ***

  Я через многое прошёл, чего только не повидав в этом и во всех других мирах. Я уже видел мёртвые миры, но не видел, как они умирали. Не видел всего процесса, а видел лишь результат. В тот момент я впервые увидел весь процесс. Можно даже сказать, что я был участником этого процесса. Я был частью всего этого, пусть меня не постигла такая же судьба. Столько безжизненных тел я никогда не видел. Они были буквально везде, целые горы мёртвых людей, которые только недавно ещё жили и дышали. Пусть и в фальши был их мир, но всё же они двигались, а теперь они лежат на земле. Я не знал, как так случилось, что произошло. Не понимал, из-за чего всё так произошло, и что заставило их умереть. Хотя, последнее всё же мне понятно. Их михо сожгли им мозги, абсолютно всем. Будто кто-то пытался их освободить, но защитный механизм сработал, и они все рухнули. Я всё ещё не могу забыть эту картину, и единственное, на что я надеюсь, так это то, что они умерли не в муках.

  Я снова остался один. Роман мёртв, всё наше сопротивление уничтожено. Остался только я и Фран. Какой же с этого смысл? Кто мог ещё уцелеть? Быть может, тот парнишка, любимчик Романа, который куда-то пропал после того, как нас прижали. Что же он тогда ему сказал? В тот момент я всего этого не знал, я совсем ничего не знал. Всё, в чём я был уверен, так в том, что человечеству пришёл конец. Кто его свершил, я не знал, но понимал, что это не простые люди. Не каждый способен занести топор палача и со всех сил разорвать в клочья всё.

  Что я мог, и что я должен был делать в тот момент? В любом случае, я сделал неверное решение. Я решил уйти, снова уйти в горы и жить там, забыв обо всём, что со мной случилось. Это было единственное решение, на которое у меня хватило духу и решимости. Перед этим я решил закончить эту главу своей жизни, для этого я для начала пошёл и встретился с Франом. Спустившись по лестнице и пройдя по коридору, я увидел его.

  – Где тело Романа? – спросил я его, смотря на то место, где оно лежало буквально недавно.

  – Я убрал его, чтобы потом похоронить, – сразу же ответил тот.

  Я знал, что Фран безумен, но не мог догадаться, до какой степени его безумство переросло грань. Да даже если бы и знал, то что сделал бы я в тот момент? Уничтожил бы его? Превратил в пепел, сломав все его механизмы? Не знаю, честное слово, но что-то я бы сделал точно. В любом случае, меня тогда устроил его ответ.

  – Фран, я ухожу, – сказал я ему, после чего рассказал о том, что случилось на поверхности.

  Он никак не отреагировал на мои слова, а просто продолжил что-то делать у себя в лаборатории. Мне было безразлично это, так что я просто вышел на поверхность. Снова увидев отряд страйдов, собирающих трупы, я решил за ними последить. У меня уже тогда было дурное предчувствие, но я и представить себе не мог, что же увижу совсем скоро. Они тащили тела в контейнеры, которые большие машины перевозили куда-то. След вёл на территорию за городом, буквально в трёх километрах от него. Я увидел это. Огромный огонь, который был размером с двадцатиэтажное здание. Да, они сжигали все тела. Запах. Я никогда не чувствовал такого запаха. Он выворачивал тебя наизнанку, пробирался в самые недры лёгких и оседал там, оставляя ужасный привкус во рту. Не знаю, как меня не стошнило там, но я как-то выдержал это. Прикрывая рот тряпкой, в моих глазах отражался весь тот ужас, который я видел перед собой. Миллионы тел горели в огне, который никто не смог бы потушить. Вот он – крах человечества. Это был его конец, который завершал его виток истории, по крайней мере, этот виток. Я стал свидетелем всего этого. Любой другой, кто выжил бы, наверное, сошёл бы с ума от увиденного, но не я. Я был сильнее, это меня не уничтожило, но я всё равно решил стать отшельником даже в этом пустом мире.

  Я снова стал жить в горах. Благо, еда мне не нужна, я мог жить там, сколько захотел бы. Я наблюдал за животными, которые, как жили, так и продолжали жить. Они не сразу поняли, как изменился мир. Для них всё было по-старому, как и для меня. Я жил в созданном мною доме. Он был деревянным, и красивым, как по мне. Со временем животные стали понимать, что этот мир теперь принадлежит им, и что они могут теперь жить, где хотят. Природа тоже это поняла, и начала захватывать те места, где раньше жили люди. Не знаю, сколько времени я так мирно прожил, но, как вы знаете – история повторяется. Я снова решил вернуться в мегаполис. Наверное, это и было моей главной ошибкой. Когда я достиг места, где на горизонте должен был быть город – я его не узнал. Он весь зарос зеленью, абсолютно всё, начиная от дорог, заканчивая высотками. Это уже был не тот город, в котором велась война, но неожиданно я услышал выстрелы. Что бы вы сделали, услышь вы выстрелы? Держались бы от этого места подальше? Я же решил посмотреть, что там за чертовщина происходит, учитывая, что людей больше не осталось. Бежав на звуки выстрелов, моему взору предстала странная картина. Два страйда сражались друг против друга. Один выглядел в точности, как и раньше увиденные мною страйды, другой же отличался от него. Он был более потёртый что ли, то ли более старый.

  Тот, что был потёртым, сумел подстрелить своего соперника, после чего подошёл к нему вплотную и сделал контрольный выстрел в голову. Я уже было собрался уходить оттуда, как, обернувшись, увидел перед собой ещё одного страйда. Он наставил на меня свою пушку, после чего прокричал своему другу, чтобы тот шёл сюда.

  – Не двигайся и подними руки! – приказал он мне.

  Я не стал сопротивляться, и сделал то, что он мне сказал. Когда я поднял руки, его напарник уже подошёл к нам. Они начали о чём-то шептаться, после чего второй подошёл ко мне и спросил:

  – Что ты такое?

  – В каком смысле? – спросил я его, не понимая, что он имеет в виду.

  – Ты новая модель страйдов?

  – Нет. Я человек...

  – Врёшь! Людей давно нет на земле! – разгневался он, после чего поднёс свой пистолет к моей голове и сказал. – А теперь говори правду.

  – Я её уже сказал, – стоял я на своём.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю