332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Георгий Зотов » Асмодей Pictures » Текст книги (страница 15)
Асмодей Pictures
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:38

Текст книги "Асмодей Pictures"


Автор книги: Георгий Зотов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Глава 6
Шкатулка Асмодея

(Дубининская улица, этаж 18 «бэ»)

Елизандра не могла подавить страх. Да ещё бы, кому понравится, если мертвец отправляет тебе посылку? Лицо у демона-курьера было простодушное и тупое, мохнатый горный полукровка с Эвереста: такие не догадаются заглянуть вовнутрь. И что это за сюрприз? Она ещё раз перечитала записку: «Держи у себя до дальнейших распоряжений. Асмодей». Подпись, персональная сургучная печать архонта – да, всё честь по чести. Может быть, Асмодей тогда знал, что умрёт, и заранее решил себя обезопасить, переслав ей крайне важные документы? Очень вероятно. Тогда сорри… она будет полной дурой, если не раскроет и не узнает – что там такое внутри. Руки трясутся, как же страшно.

Щёлкнув зажигалкой, она в смятении закурила.

Курение поощрялось даже на каторге – невзирая на то что open space было завалено грудами бумаг. Дым стоял коромыслом – смолили и марихуану, и нежный вирджинский табак, и турецкую пахучую дрянь, и забористый украинский самосад. Клерки не ограничивали себя, а вентиляция на такой глубине не работала. Елизандра в естественном обличье (то бишь без искусственной кожи) сидела, стиснутая между другими каторжанами – размещёнными на длинных лавках, кои в просторечии назывались «галерами». Потные демоны, обложившись бумагами с ног до головы, печатали на компьютерах, дружно орали в телефоны и щёлкали допотопными счётами (к электронике привыкли не все). У ободранной стены переминался с ноги на ногу бугристый, с квадратной головой по типу голема полинезийский бес, работавший на каторге разновидностью кондиционера – его кожа и лёгкие поглощали табачный дым.

Глядя на полинезийца, каждый понимал – у него ещё всё не так плохо.

«Что ж он такого натворил, если состоит в должности кондея?» – вздохнула Елизандра. Асмодей дурак, уверился в её слепом подчинении и наивно думал, что она не посмотрит внутрь шкатулки. Да уж, как бы не так. Женское любопытство всегда поборет страх и логику. Правда, открыть шкатулку прямо здесь нельзя – слишком много свидетелей, каждый норовит не только глянуть через плечо, а ещё и спросит – «чо это такое?». К её удивлению, Служба адских псов до сих пор не позвонила ей по поводу отношений с Корнелием Этельвульфом: видимо, в Коллегии Демонов после смерти Асмодея и Данталиона царит настоящая паника. Неудивительно, если кто-то из архонтов попросту бросил подшефные структуры на произвол судьбы и тишайше скрылся из Москвы, решив пересидеть инфернальное кровопролитие на Мальдивах. «Вот они дурачьё, – подумала Елизандра. – Всему составу Коллегии изначально следовало разъехаться по разным городам – убийца замучился бы их искать. Наша повседневная жизнь – дешёвый триллер. Вместо простых решений мы выбираем самые сложные, носимся с ними годами, усложняя в результате ещё больше, в итоге проблемы слипаются в огромный снежный ком. Положа руку на сердце, я сама с удовольствием перебила бы этих грёбаных архонтов. Проклятые феодалы. Да, я тоже первородная и чистой крови. Но с какого боку они тысячи лет решают нашу судьбу, на одном основании того, что у одного хвост ягуара, а у другого башка крокодила? Полукровок миллионы, и они низведены до обслуживающего персонала: первый разряд и звание архонта не может получить даже ребёнок первородного… они всегда будут в адской иерархии вторым сортом. А что ждёт меня? Ни карьеры, ни детей, ни мужика нормального. Этельвульф жуткий неудачник… вот он и смотрит на меня, как на говно. Нынешняя олигархия демонов прогнила насквозь. Ради чего бесконечное коллекционирование грехов, эта потогонная работа, если здесь уже морально разложились и без нас? Но нет, архонты и слова не могут сказать без цитирования „Скрижалей Сатаны“. На хрен они вообще сдались? А может быть, ангел – плод моего воображения, и убийца – это я сама? Ох, с каким удовольствием я бы хотела, чтобы так оно и было. Да, я убила бы их всех. И Астарота. И самодовольного придурка Асмодея, И Кайма. И Мурмура. И Астарту. Разве я не резала их многократно в своих снах, шинкуя золотым мечом на мелкие кусочки, как морковь для салата? До какой степени рабства мы дошли… словно этот полинезиец-кондиционер. В Коллегии Демонов царит полнейшая анархия, руководство слиняло из-за одного-единственного ангела с винтовкой, а мы сидим в полной духоте и дыму и решаем – как бы ещё больше по мелочи людям да напакостить? Словно последние долбоёбы портим конфеты, пугаем детей в шкафу, изобретаем новые законы для депутатов Госдумы – вроде отмены перехода на летнее время. Зачем? Коллегии Демонов фактически больше нет, многие убиты, иерархия развалилась. На хрена бесконечно изобретать новые виды тополиного пуха, чтобы больше аллергиков материлось в июне? КАК ЖЕ ВСЁ ЭТО ДОСТАЛО, БЛЯДЬ».

Елизандра поднялась, бросив счёты на пол.

Клерки с удивлением оглянулись на грохот, Демоница подняла руку, и все затихли.

– Зачем дальше работать? – крикнула Елизандра. – У нас больше нет плана по производству грехов, Начальство сбежало в неизвестном направлении. Мы – демоны, воплощение зла, смрадные чудовища, носители кошмаров… в кого мы превратились? Доставляем на своём горбу бомжей в подъезды для неприятного запаха. Создаём бациллы чумки для комнатных собачек. Тайно разносим в барах прокисшее пиво. Разве не мы рождены определять судьбы миров, терзать клыками тела богатых и изнеженных грешников а-ля Янукович и Депардье? Испуская адский смрад, встав с чёрными знамёнами под рога Тёмного Властелина, не мы ли по ужасной природе своей обязаны стать господами мира, искушая, соблазняя, подбивая, интригуя? К свиньям каторгу! Долой верховную власть! Берите барахло, братья демоны, и давайте пойдём домой!

Пронзительная тишина в open space висела примерно секунд десять – все смотрели на Елизандру. Далее же события начали развиваться просто с космической скоростью.

Демон-кондиционер взревел, подняв обе лапы вверх.

Он открыл пасть, откуда свесился фиолетовый язык, покрытый тёмными пятнами. Мигнул глазами и замер. Из ноздрей повалил оранжевый пар, устремившись к грязному потолку.

– Перегружается, – спокойно сказал один из бесов-клерков.

Он опустил голову и погрузился в бухгалтерские расчёты – как заставить ребёнка украсть конфеты из буфета родителей и тем самым подставиться под нарушение заповеди «не укради»? Остальные присутствующие точно так же, отведя глаза от Елизандры, начали делать записи в блокнотах, звонить по телефонам, считать на счётах. Open space заполнился трелями, костяным щёлканьем с возбуждёнными голосами. Демоны не обращали на Елизандру никакого внимания, продолжая выполнять каторжные задачи.

Послышались восторженные хлопки в ладоши.

Демоница обернулась – рядом, прислонившись к стене, ухмылялся бес Эммануил.

– Ты ещё сиськи покажи, чтобы совсем как на картине Делакруа «Свобода на баррикадах», – хохотал он. – Ух, какая ты крутая. Ну что, думала, бросишь здесь клич, и все побегут демократию устанавливать, по образцу демонов-вендиго? Да и там, милая моя, ни хрена не власть народа, а просто сказочки-клише для заграничных дебилов. Реальная империя вендиго – доллар, которому поклоняется половина населения земного шара, сотворяя себе кумира и очередного тельца, только зелёного цвета. Охолонись, бэйби. Ну, разбежалась Коллегия Демонов, ну, развалилась власть – дальше-то что? Свобода-равенство-братство? Хренушки, детка. Будет новый хозяин, новая диктатура, новая олигархия, новые драконы. Людьми надо управлять, а мы с этим лучше всего справляемся. Да и Ад никто не отменял: грохнули с десяток архонтов, так души типа прямиком в Рай отправятся? Охуе-е-е-еть…

Он расхохотался, наполняя сердце Елизандры бешенством.

– Да пошёл ты, хорёк… – устало сказала она. Пройдя к вешалке, наспех натянула на себя свою старую искусственную кожу: подчёркнуто не обращая на беса внимания.

Эммануил продолжал скалить зубы.

– Дура ты, сестричка, – заметил он. – Мы все – армия Сатаны. Есть он или нет, пофиг: его торговую марку никто не отменял. Может быть, мы даже произведём ребрендинг, покажем Тёмного Властелина в белом костюмчике или с ребёнком на руках, с сахарной улыбкой. Стоит ли так волноваться? Ты посмотри на политиков в России. Сначала одни и те же люди были коммунистами, потом демократами, потом государственниками. Да приди к власти «Аль-Каида», они тут же заявят, что ночи напролёт спали с Кораном под подушкой. И на Украине то же самое. И во всём мире. Главное – есть же бренд, Короче, я понимаю – у тебя от каторги крыша поехала. Вали домой отдохни, потом отработаешь в двойном объёме. На дополнительный штраф ставить не буду, приколола ты меня…

Вне себя от ярости, Елизандра щёлкнула пальцами.

Рот Эммануила внезапно стянуло суровыми нитками. Из лопнувших губ потекла кровь. Глаза беса полезли на лоб – он не ожидал, что «бэйби» доступно редкое, практически забытое заклинание «заткнись». Чёрт глухо застонал и закрыл обеими руками рот.

– Я первородный демон, – прошипела Елизандра. – И советую тебе это не забывать.

Она вышла из здания, зажав под мышкой шкатулку. Всю дорогу на метро (с отключенными кондиционерами: мелкие демоны, как Эммануил, продолжали слаженно выполнять свою работу) она долго и грустно думала на тему несовершенства мира. Демоница ожидала увидеть возле своего подъезда спецназ, но, к её удивлению, там было безлюдно. Войдя в квартиру и даже не потрудившись запереть дверь, она раскрыла шкатулку, вытащила свиток – с рисунком на одной стороне и текстом на другой…

Она тщательно прочитала текст. Посмотрела рисунок. Снова прочитала.

Глаза Елизандры затуманились, наполнившись слезами. Ничего более УЖАСНОГО она не видела за всю свою жизнь. Демоница почувствовала, что её мозг сейчас взорвётся.

– Как… же… это… получается… зачем… нет… постойте, я же сама… я знаю…

Ноги в один момент стали ватными. Шатаясь, Елизандра направилась к тайнику на кухне, где лежала заветная вещь – сувенир из Преисподней. Отряхнув пергаментный свёрток от вековой пыли, демоница тщательно развернула его… где-то с минуту она стояла, тупо глядя на содержимое. Потом, пошатнувшись, безвольно уронила пергамент на линолеум. В голове всё смешалось – и артефакт из Ада, и текст, и картинка на манускрипте…

– Нет… невозможно… такое попросту… НЕВОЗМОЖНО… почему… разве…

Она не почувствовала – скорее увидела, как из груди вышел кончик золотого кинжала.

В глазах потемнело. Подавшись вперёд, Елизандра ощутила жгучую боль между лопатками. Повинуясь природному женскому любопытству, она из последних сил обернулась, чтобы взглянуть в лицо своему убийце. Её губы приоткрылись.

– Ты… – пролепетала демоница. – Значит, ты… ему… всё время… помогал…

– Безусловно, – согласился гость с кинжалом.

– Но… зачем? – она уже с трудом выговаривала слова, комната завесилась пеленой.

Существо тяжело вздохнуло.

– Долго объяснять, – сообщило оно. – А у меня сейчас, поверь – совсем нет времени.

Взмахнув золотым кинжалом, он профессионально перерезал ей горло.

Глава 7
Дьявол везде

(Столешников переулок, «Адская Кухня»)

Белокурая официантка, одетая (если это можно назвать одеждой) лишь в трусики и кружевные чулки с вензелями Сатаны, взирала на Хамада с плохо скрытой неприязнью. Раджимов она не считала за клиентов – едят мало и экономно, в основном заказывают недорогие блюда, на «чай» не дают: конечно, им каждый месяц ману домой отсылать. Однако хозяин заведения крайне не приветствовал, если персонал хамил клиентуре.

– Шашлык «Осатаневшая блудница» брать будете? – попыталась она угадать вкус южного гостя. – Шеф-повар рекомендует. Острый соус «Пламя Преисподней», нежное куриное филе, поджарено в котле по типу тех, в которых мучают грешников в милом Аду.

Хамад мысленно прикинул количество маны.

– Э… – глубокомысленно сказал он. – Послушай, сестра… ты это… может, просто мне на блюдо хлеба накрошишь, маслица там, сахар-махар… смешаешь и принесёшь? Я заплачу.

От тараканьих привычек (включая любовь к сахару и крошкам) в первые часы после возвращения человеческого облика отказаться сложно. Он искал в любой еде яд, обходил ловушки. Пару раз раджим поймал себя на желании залезть в помойку и, шевеля усами, пожрать там вкуснятинки. По дороге сюда, не будучи никем замеченным, он бросил камень в витрину магазина, торгующего химикатами против насекомых. Официантка, вопреки его ожиданию, не удивилась просьбе – за время работы она видала и не такое.

– Мы приносим блюда, указанные в меню, – сообщила она жёстким тоном. – Пожалуйста, выбирайте из ассортимента. Ваш заказ считается отдельным для работы шеф-повара и оплачивается по тройному тарифу плюс чаевые. Возможно, принести чай с сахаром?

– Да, – страдальчески подтвердил Хамад. – И пожалуйста – много, много сахара…

В «Адской Кухне» было практически пусто. Только несколько парочек, сидя за столиками, тихо переговаривались. Хамад успел просмотреть людские газеты и уже знал о «гибели от рук террористов лучших сынов нации». Иблис, подумать только… Астарта, Астарот, Каим, Асмодей, Данталион, Мурмур-младший… все они мертвы… для чего он снова превратился в демона? Похоже, Раваналунофф был прав – оставаться тараканом под землёй намного приятнее и безопаснее. Одно оправдание… ему ведь нужно спасти мир – разыскать Корнелия Этельвульфа. На общей квартире напарника нет, на работе – тоже. Он позвонил ему в офис, и некая девица Юля (наверняка уже не девственница) в истерике сообщила: «Передайте, если он и завтра не явится, уволят без аванса – благодаря ему мы заваливаем сценарий „Армии любви“». Мобильный Этельвульфа отключен, Елизандра тоже не берёт трубку… уй-бай, сколько трудностей для скромного иракского демона. Он вспомнил последний провал с носительницей ложной невинности Фатимой и горестно прикрыл глаза. Проклятая земля, разрази её великий Иблис – на востоке куда проще. Чай принесли в оловянном подстаканнике в виде улыбающегося чёрта с рогами. В меню он значился как «Earl Grey, сваренный в черепах святых угодников», и сахара с перцем в нём было больше половины – не считая доброй порции кубинского рома.

– Что-нибудь ещё? – сухо осведомилась официантка.

– Спасибо, сестра, – сердечно поблагодарил раджим. – Я пока посижу, подумаю.

Служительница сервиса удалилась, прощаясь со своими чаевыми.

«И что мне делать, могучий Иблис? – мысленно рассуждал Хамад. – Корнелий в розыск. На наш квартир всё перевёрнуто, но в то же время адский псы даже засада почему-то не оставили… старушки-демоницы на лавочке шепчутся, что Элигор со дня на день объявит военный положений. Хм, сколько демонов уже убито, а падишах Элигор всё жив и неплохо себя чувствует, уй-бай… как поговаривали древний римский демоны – qui prodest, кому выгодно? Эх, да, поспешил я принять человеческий облик. Надо было сперва тараканом пробраться в Кремль, побегать у столов да послушать, о чём говорят, да».

Телевизор на стене транслировал внутренний сатанинский канал.

– Сегодня днём состоялось пленарное заседание Коллегии Демонов, – читал сообщение диктор с неестественно бледным лицом – кажется, из болотных румынских бесов. – Уважаемые адские существа обсудили работу, направленную на дальнейшее увеличение грехов со стороны человечества. Архонты Элигор и Белиал, выступив с речами, отметили, что благодаря весне сбор грехов со стороны отдела прелюбодеяний за последний квартал поднялся на 30 процентов. Их заявления были встречены бурными аплодисментами Коллегии Демонов. Стоит сказать, что, несмотря на все усилия, производительность отдела чревоугодия упала на 20 процентов – как результат традиционно предшествующего Чёрному Воскресенью Великого поста. На церемонии Devil статуэтками Сатаны были награждены бесы, обеспечившие наибольший прирост грехов в этом году. В благодарственной речи по поводу премии простой деревенский демон из Уэльса Камина Диспэйр сказала: «Это наша общая заслуга. В этом месяце я совратила на грех 144 человека. Кто-то отвернётся и скажет – нельзя столько работать. Неправда! В каждом из нас от рождения заложен потенциал лучшего сбора грехов, и мы обязаны выкладываться на всю катушку. Только таким путём мы обеспечим прямой трансфер человечества в геенну огненную». Далее мировые новости. Сегодня продолжались ожесточённые бои на Донбассе, столкновения в Алеппо и перестрелки в Ливии. Особо замечено, что демоны, обеспечивающие грех убийства, работают не покладая рук – в их сфере прирост грехов стабильно составляет 50 процентов каждый год. Благодарим, а теперь – реклама.

«Великий Иблис, – грустно подумал Хамад и хлебнул чаю с перцем. – Они, фактически, даже не сообщают, что погибла вся верхушка Коллегии Демонов, а убийца до сих пор на свободе. Может быть, бесы на Земле потому и продержались столько лет, что молчали о своих поражениях, а заявляли лишь о победах? Ну, и благодаря милости зла, конечно».

Официантка взяла его карточку и списала со счёта ману.

– Извини, сестра, – грустно сказал раджим. – Пустой сегодня. В другой раз, даст Иблис…

– Ой, вот не надо мне тут, – с ненавистью ответила демоница и удалилась.

На экране телевизора появилась заставка.

Огромная туча закрывала солнце. Посреди тьмы проглянули две красные полоски, откровенно напоминающие рога. «Дьявол везде, – произнёс приятный женский голос. – Он в свежей траве и каплях росы. Он пахнет заваренным с утра кофе и только что налитым в бокал пивом. Он в запахе сна на губах твоей девушки, он в приятной утренней прохладе, он в первой капле крови во рту демона. Верь в Дьявола и убей всех, кто сомневается. Ощути присутствие Сатаны в своей ванной и спальне. Тёмный Повелитель всегда с тобой. Принеси символическую жертву – взрежь себе палец, разотри кровь по лицу или морде. Это – твоя память о нём. Это – твоё поклонение ему. Это – твоя искренняя молитва».

Проникнувшись, Хамад потянулся за ножом, но остановился. «Э, слушай, мозгомойство, – раздражённо подумал раджим. – Прямо двадцать пятый кадр, уй-бай. Чуть не повёлся. А есть демоны – настоящий зомби становятся с этой рекламы». Собственно, под зомби Хамад имел в виду гаитянских демонов лоа, которые вообще не имели своего тела и посему вселялись в людские. Лоа демоническая тусовка в Москве не любила – их считали недалёкими тупыми гастарбайтерами: в числе высмеиваемых качеств была детская особенность верить всему, что говорят в рекламе. Он ещё раз отхлебнул, поднял стакан и посмотрел в стекло. На дне в бело-красную массу слиплись осевшие сахар и перец.

«Это – твоя искренняя молитва».

Иблис всемогущий, да как он сразу не понял! Конечно же. Сейчас он туда и поедет… и станет караулить. Рано или поздно Корнелий обязательно там появится, и он его перехватит. Правда, сейчас поздний вечер, но ничего исключать нельзя. Хамад поднялся, с грохотом опрокинул стул, вызвав недовольные взгляды официанток. Он выбежал на улицу, лихорадочно огляделся. Денег на такси уже не было – можно, конечно, вызвать демонического извозчика из каторжан или снова зачаровать узбека, но… мана на нуле, последнюю отдал за чай. Придётся «зайцем» на метро, перепрыгнуть через турникет. Очень опасно, и можно попасть в полицию… но иначе до Корнелия не доберёшься.

…Этельвульф появился у подъезда глубокой ночью, когда изрядно озябший Хамад уже потерял последнюю надежду. Корнелий был в надвинутой на лоб кепке и тёмных очках, но он всё равно узнал приятеля по походке. Раджим, озираясь, подошёл к бывшему соседу, осторожно тронул за рукав. Рука того скользнула в карман и тут же отдёрнулась. Корнелий снял очки, Хамад увидел – глаза демона округлились от удивления.

– Ты чего тут делаешь?!

– Я знал, ты придёшь сюда, – задыхаясь, прерывистым шёпотом сказал раджим. – Брат, мы здесь вместе с тобой уже бывал много раз – особенно в первый время, когда ты начал миссию-шмиссию. Да не дёргайся, во имя Иблиса – адские псы твоя не ищут. Коллегия Демонов весь разбежался, такой вещь творится… Не строй из себя Джеймс Бонд, э? Брат, сам видел, твои фото на каждом углу висят, но розыском заниматься некому – Асмодей, Данталион, Мурмур – все погибли. Слушай меня пару слов… уй-бай, знаешь…

– Да подожди же ты! – Этельвульф вскинул вверх обе ладони, оглушённый потоком слов. – Ты довольно странно выглядишь… от тебя как будто сахаром и сушёным хлебом пахнет – да ещё, извини, немного помойкой отдаёт, Ты где пропадал столько времени?

Хамад досадливо отмахнулся.

– Какая тебе разница, э? Тараканом моя бегал, брат. В подземелье шуршал-муршал, получилось такое – расколдовался, выбрался – не спрашивай, рассказывать страшно… я никак до тебя добраться не мог: то ослом был, то насекомый, потом ты куда-то пропал… Неважно. Слушай, у моя глюк был… ты знаешь, у нас припадки ясновидения, э? Так вот, я свой глаза смотрел – все демоны на Земле погибнут, их уничтожат… я ехал в пламя в автобусе, и у водителя был лицо… брат, я прямо моментально, сразу узнал…

– Ой, да ладно, – поморщился Этельвульф. – Уже понятно – я был водителем. Успокойся, Хамад не следовало тебе носиться по всей Москве. Ценю твоё усердие, но… понимаешь, убийца – вовсе не я. Это моя ангельская противоположность, существо, прорвавшееся к нам из другого мира. Ты прав в одном, что хорошо меня знаешь – я обязательно пришёл бы сюда… ибо не привык бросать дело своей жизни… Спасибо за предупреждение, но…

Хамад задрожал всем телом.

– О чём ты говоришь! – возвысил он голос до крика. – При чём тут твой лицо… он…

Корнелий в первую секунду не понял, что случилось. Левый глаз Хамада исчез, и на его месте, сочась кровью, расцвела чёрная роза. Раджим издал хлюпающий звук и шире раскрыл рот, будто продолжая разговор. Раздалось свистящее шипение – губы Хамада взорвались фонтаном крови. Он начал мягко заваливаться на асфальт, Этельвульф практически бессознательно попытался подхватить безвольное своего тело приятеля.

Из тени у дома вышла фигура, держащая в руке пистолет.

– Добрый вечер, – спокойно сказал ему незнакомец хорошо знакомым голосом. – Я тоже давно здесь сижу, а вы всё не приходите. Да-да. Ваш покойный друг видел в автобусе именно меня. Но я не стал ждать, пока он расскажет: лучше мы побеседуем вдвоём.

Он шагнул под свет фонаря. И Этельвульф разглядел его лицо.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю