332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Геннадий Ангелов » Рожденная стать ведьмой » Текст книги (страница 1)
Рожденная стать ведьмой
  • Текст добавлен: 2 мая 2019, 17:00

Текст книги "Рожденная стать ведьмой"


Автор книги: Геннадий Ангелов


Соавторы: Ирина Евтушенко

Жанры:

   

Ужасы

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 3 страниц)

Геннадий Ангелов
Ирина Евтушенко
РОЖДЕННАЯ СТАТЬ ВЕДЬМОЙ

«После сего я взглянул, и вот дверь отверста на небе, и прежний голос, который я слышал, как бы звук трубы, говоривший со мною, сказал: взойди сюда, и покажу тебе, чему надлежит быть после сего».

Откровение Святого Иоанна Богослова, глава 4.


Книга является художественным произведением. Места действия, имена, характеры вымышлены. Все действующие лица не имеют реальных прототипов. Все совпадения имен, названий и наименований случайны.



Глава 1

Весна в город Березняки Пермского края пришла на удивление рано. Ещё не успели отгреметь февральские морозы, как стук звонкой капели в начале марта разбудил всё живое, весело стуча по крышам и карнизам. Потеплевший воздух, туманный и влажный, с запахом осенней меланхолии, обнажал от почерневшего снега и сугробов разбитые дороги, тротуары, и грязная вода, с примесями нечистот, текла в канализационные стоки, забитые грязью и мусором. В лужах пестрели размытые косматые караваны облаков, как будто их рисовал видавшей виды кистью не совсем трезвый художник дрожащей от жуткого похмелья рукой. Вечером заморосил мелкий противный дождик, и ночь, мокрая, ненастная, блестела яркими искорками света, отражаясь в каплях на оконных стёклах домов и машин.

У входа в клуб с броским названием «Техас» чуть выше входной двери болталась и уныло скрипела от холодного ветра вывеска с лихим ковбоем на лошади. Свет моргал, угрожающе потрескивали лампочки, выдавая мелкие порции искр от капель воды, что совершенно не пугало посетителей. Внутри клуба гремела музыка, вспышки света из мощных прожекторов нещадно били по глазам, и танцующая публика орала и старалась перекричать известного ди-джея. Молодой человек, в гордом одиночестве попивая виски у барной стойки, заприметил её сразу. Девушка была именно такая, как ему нравится. Молодая, красивая, в меру раскованная. Наконец – то он утолит свою похоть и сможет вдоволь наиграться по придуманным им же самим правилам. Как всё оказалось до банальности просто. Почему раньше он не додумался прийти сюда? Вот место грязи, порока и похоти. Хотел. Мучительно хотел. С огромными усилиями сдерживал зверя, притаившегося внутри, разрывающего на мелкие кусочки плоть. Вот он, глубокий омут, в котором захлебнулось немалое количество судеб.

Она выделяется среди других танцующих девушек. Мигающие огни цветомузыки выхватывали четкие фрагменты: на плечах и шее татуировки, подкрашенные флуоресцентной краской, вьющиеся волосы, поднятые руки над головой, высокую грудь, плавные движения, призывно извивающегося тела, длинные, стройные ноги. Облизывая пересохшие губы, он любовался женской красотой. Не замечая никого вокруг, подошёл к ней крадучись, словно кровожадный хищник к жертве. Медленно, чтобы не спугнуть, мило улыбаясь, дабы расположить, осторожно обнял за тонкую талию, ощущая мускусный запах волос, чувствуя пальцами шрамы и рубцы на теле под тоненькой прозрачной майкой.

– Привет, как твоё имя?

– Татьяна! Ты здесь впервые?

– Угу, раньше не бывал. Меня Богдан зовут.

В ответ она улыбнулась, запрокинув голову назад, обнажая белый ряд зубов, покачивая бёдрами, теснее прижалась к нему. Майка с глубоким вырезом едва прикрывала тугие, острые, как осколки ледяных статуй, затвердевшие соски. На этот раз чутье мужчину не подвело.

В прошлый раз было сложнее. Знакомство в интернете, долгая глупая переписка и долгожданная встреча. Всё изначально пошло не по плану. Девушка пришла на встречу не та, что была на фотографии. Гораздо старше, более опытнее и с присущими таким дамам закидонами и требованиями к мужчине. И когда его пальцы сомкнулись на её толстой, мясистой шее и глаза жертвы закатились под брови, он не испытал удовольствия. Женщина вызвала внутри отвращение, и тогда он с трудом добрёл домой, борясь с жутким разочарованием, которое разъедало как жидкий азот. Такое же чувство появляется у путника, который изнывая от жажды, добрел до колодца, желая напиться холодной воды, но опустив в колодец ведро, слышит металлический грохот и заунывное эхо. Колодец пуст, и вместо воды в ведре камни и песок. Но сейчас совсем другой случай.

Девушка сексуально облизнула губы. Богдан, не долго раздумывая, приник к её пухлым губам. Язык требовательно искал её язык. И тут он почувствовал во рту крошечную таблетку. Совсем маленькую, размером с горошину. Почти мгновенно в голове взорвались тысячи огней. Музыка стала ещё громче и динамичнее. Хотелось танцевать, веселиться, но внутреннее напряжение не отпускало до конца. Как будто стоял ступор. Блокировка. И при каждом движение срабатывал красный датчик, запрещающий движение вперёд. Не за тем сюда пришел. Не за тем. Едва сдерживая себя, он хотел девушку, как животное, да так, чтобы вонзить член в женскую плоть и долбить до изнеможения, пока есть силы. Девушка была не против и поняла всё без лишних слов. Протискиваясь сквозь танцующие тела, смеясь, и держа друг друга за руки, они выбежали на улицу.

Ночь показалась обжигающе холодной. У входа в клуб, за минут пять до их выхода, дрались подростки. Обычное дело для таких заведений, и толпа парней шумно комментировала ещё свежие события. Кто-то потирал синяки, ушибы и жаловался на слабую реакцию и здоровье. Уличный трёп, не больше. Заводилы подбадривали своих, призывали стоять до конца и наказать обидчиков, доказав правоту кулаками и битами. Ситуация для Богдана складывалась благополучно, потому что никто не обратил внимания на влюблённую парочку, поймавшую такси возле безлюдного перекрёстка.

– Улица Горького 17, – продиктовала девушка адрес, усаживаясь в такси на заднее сидение.

И тут же медленно снимая с себя трусики и засовывая ему в карман, крепко обняла мужчину за шею. При этом улыбнулась ироничной, лукавой улыбкой. Так обычно улыбаются люди, хорошо знающие цену жизни, иногда перегибая планку и переходя все границы. Легко, словно пушинку, Богдан усадил её к себе на колени. Высоко задирая юбку, двумя пальцами проник в мягкую, влажную плоть. Спутница призывно застонала, выгибая спину, и стала тереться упругой попкой, имитируя половой акт. Таксист завистливо поглядывал в зеркало заднего вида, забывая про дорогу и прямые обязанности. Ещё бы, такие красотки не каждому по карману.

Улица Горького находилась в другом конце города. Таксист гнал по переулкам и дворам, объезжая центр с гаишниками и работающими светофорами, то и дело нервно переключая приёмник. Вроде бы искал хорошую музыку, но сам бессовестно таращился в зеркало заднего вида и лыбился.

Целуясь и кусая друг другу в кровь губы, парочка подъехала к месту. Мужской голос в навигаторе, грубый, с пафосной иронией резидента «Камеди клаб» Бульдога Харламова, выдал, что прибыли в пункт назначения, на мониторе моргал красный огонек. Богдан небрежно бросил деньги на переднее сидение, стараясь не смотреть водителю в глаза. Не стоит, чтобы его запомнили.

В столь позднее время улица была пустынной и одинокой. Никто не проехал мимо, не выглянул из тёмных подворотен и не выгуливал собаку. Здесь Богдан оказался впервые и топтался на месте в нерешительности, не зная куда идти.

На другой стороне улицы высился огромный баннер с рекламой чистящего средства для посуды. Девушка заметила, как мужчина растерялся, взяла его за холодную руку и потянула к старинной мрачной постройке, при виде которой у человека замирало сердце, мерещились призраки и кровожадные демоны.

Старый дом, укрывшийся в тени огромного дуба, казалось, дышал как старик, у которого лёгкие разрушены никотином, разевая нелепым образом рот и судорожно глотая воздух. Тёмные окна на первом этаже зияли чёрными пустыми глазницами, будто желая стать свидетелями чего бы то ни было. Полутёмный подъезд с деревянной лестницей имел вид заброшенного, захламленного чердака. Повсюду валялись обрывки газет, консервные банки, окурки. Покрытые паутиной стены, с облупленной, словно рыбья чешуя, краской не видели кисти маляра лет двадцать пять, не меньше. Запах пыли и кошачьей мочи резко ударил посетителям в нос.

По скрипучей, с прогнившими досками лестнице они поднялись под самую крышу. Спотыкаясь, смеясь, они ругали, на чём свет стоит, социализм вместе с «загнивающим» капитализмом. На верхнем этаже располагалась квартира. Девушка снова прогнула спинку, подняла угол половика и вытащила ключ золотого цвета с красивыми и ровными гранями. Долго возилась в темноте, посмеиваясь над собственной неуклюжестью, роняя на пол не один раз ключ и с трудом удерживая равновесие. Богдан заливисто хохотал и поддерживал её за локоть. Наконец, после усилий и крепкого отборного мата дверь поддалась и открылась.

Пошарив по стене руками в поисках выключателя, хозяйка пробурчала: «Никак не могу привыкнуть. Каждый раз одно и то же. Какой-то идиот поставил выключатель внизу, сразу за дверной коробкой, не думая о том, что это крайне неудобно».

И в довершении засмеялась тихим кукольным смехом.

Свет тускло вспыхнул под потолком. Лампочка, оставленная предыдущими жильцами, висела на убогом, облезлом проводе. Квартира была маленькая, полупустая и совершенно не обжитая. Похоже, что её хозяйке абсолютно наплевать на чистоту и порядок. В комнате стояли по углам не разобранные ящики и парочка огромных чемоданов советской эпохи, с большими ручками, покатыми боками и хромированными замками. На широкой кровати белела скомканная постель. Богдан бывал в таких квартирах ранее. Обстановка навевала тоску и душевную пустоту.

Даже при тусклом свете мужчина видит, насколько девушка красива. Она на ходу сбрасывает светлые кеды, следом за ними на пол падает юбка и майка. Без тени смущения голая идёт в ванную, соблазнительно покачивая упругими бёдрами. Мягко ступая по полу, улыбается и манит пальчиком мужчину к себе. Облокотившись об дверной косяк, как кошка мурлычет: – Виски на кухне, наливай и иди ко мне.

Богдан внимательно осмотрелся, замечая расположение комнат. Небольшой узкий коридор вёл на кухню. Он проскочил туда и снова скривился от бардака и запаха кислятины. Полная раковина грязной посуды, чуть ли не до потолка. Мусор, грязь на столе и подоконнике. Сухие цветы в горшках, пепельница, полная окурков.

– Насрать!

В старом холодильнике «Донбасс» стояла запотевшая начатая бутылка виски. Не найдя чистых стаканов, Богдан срывает крышку и с жадностью отпивает из горлышка. Жидкость приятно обжигает язык и нёбо. Кроссовки летят в коридор и с грохотом бьются об стену. Расстёгивая джинсы, он снимает через голову футболку. Из приоткрытой двери доносится шум воды. Он усмехнулся, предвкушая ночь дикой, необузданной страсти, и резко открыл двери.

Из отражения в зеркале, ещё не успевшем запотеть, на него смотрит красивый, темноволосый, спортивного телосложения молодой мужчина. Черный дракон с открытой огненной пастью красуется на его груди, обхватывая когтистой лапой плечо хозяина. Он снова отпивает из бутылки виски, делая при этом большие глотки, и вытирает губы ладонью.

Подмигнув своему отражению, вполголоса шепчет: милая, я уже здесь.

Одёргивая занавеску, протягивает ей бутылку и с интересом рассматривает рисунки и шрамы на женском теле. Они уже не светятся, как в баре, и замысловатые узоры выглядят странно. Такого раньше он никогда не видел. Спина девушки, живот и ноги украшены цветами и изображениями мифических животных. Она, пристально смотрит ему в глаза, выхватывает бутылку из его рук, приседает, широко разведя ножки. Богдан видит её гладкое, розовое лоно, вызывающее и волнующее. Девушка запрокидывает голову и пьёт алкоголь с жадностью портового грузчика. Мокрые волосы водяными змеями расползаются по хрупким плечам. У него нет больше сил терпеть, снимая джинсы, резко берет её за голову.

– Давай, крошка, возьми его.

Девушка сначала поцеловала член, затем полностью заглотила и стала делать минет.

– Она прекрасно делает минет, вытворяя что – то невероятное, – подумал Богдан.

И не ошибся. Губки девушки работали со знанием дела, язычок приятно ласкал головку члена. Её рот на короткое время превратился во влажную горячую щель, сжимавшую и массирующую член. Он несколько раз готов был взорваться, но девушка не давала ему это сделать, то замедляя, то наращивая темп движений. И не заметил, откуда девушка достала резиновое кольцо, легко натянула ему на член, стягивая мошонку.

Богдан снова ощутил влажный рот на своем члене. Только сейчас она сосала агрессивно, сильно сжав пальцы на члене, причиняя болезненные ощущения. Он хотел остановить девушку, но тело почему – то перестало слушаться. Мужчина глубоко вздохнул, понимая, что закружилась голова, и рухнул на пол, теряя сознание.

От собственного стона он открыл глаза. Голова нестерпимо болит. Сквозь кровавую пелену Богдан едва видит, что сидит на грязном полу кухни полностью голый. Удивлённо смотрит на засохшую кровь на кистях рук. Откуда эта кровь? Сколько он так сидит? Чья кровь? Что произошло? Цепенея от ужаса, с трудом встаёт, шатается, чуть снова не падая. Тело как будто кто – то перекрутил в жерновах. Каждая косточка отзывается дикой болью во всех суставах. В коридор тянется густой кровавый след. С трудом он вспомнил девушку, с которой познакомился в клубе. Где она? Мучительно пытается напрячь память, но это явно бессмысленное занятие. Последнее, что он мог вспомнить, это женские губы на его члене. В голове вакуум, дыра, которая когда-то называлась память.

Опираясь о стену, еле переставляя ноги, бредёт по коридору мимо комнаты. Непроизвольно глаза застыли от ужаса. На кровати валялось тело молодой и красивой девушки. Вернее, то, что от неё осталось. Адское месиво, похожее на кровавый фарш, к которому прилепили голову. Неужели это она? То, что лежит бесформенным куском человеческой плоти на кровати? Сквозь спутанные волосы на него смотрят пустые глазницы. Цветные обои на стенах в частых потёках крови. Богдана тут же громко рвёт коричневой жидкостью, выворачивая внутренности наизнанку. Реальность ужасна. Девушка мертва. Нет смысла проверять пульс. Кто сделал такое зверство? Неужели это он? Кровь бешено пульсирует в висках, от животного страха немеют суставы.

Он закричал, но на крик никто не отозвался. Неожиданная догадка полоснула словно бритва. Вдруг кто – то сейчас придёт, а он здесь, весь в крови…

Стараясь больше не смотреть на то, что осталось от девушки, Богдан спешит убежать. Подальше от этого места, от ночного кошмара, который не думает отпускать, вцепившись в разум мёртвой хваткой.

В прихожей он неловко поскальзывается и с грохотом падает на спину прямо в лужу крови. С трудом поднимается, босые ноги предательски скользят по вязкой жиже. На мокром полу в ванной валяются джинсы и футболка. В зеркале он видит своё окровавленное лицо. В таком виде идти на улицу нельзя: моментально схватит полиция. Под холодный душ вставать не хочется, но засохшая кровь, словно липкая лента, стягивает кожу.

Выбора нет, надо смыть с себя всё то, что было ночью. Включив кран, с остервенением намыливает руки и лицо. Хочется сильно зажмуриться и проснуться. Нет, это всё страшный сон. Нелепый, немыслимый, абсурдный сон. Сейчас он проснётся: в комнате будет ждать красивая, молодая, здоровая девушка. Вот именно, здоровая, целехонькая и невредимая. Кое – как смыв следы крови, смотрит по сторонам в поисках полотенца. Кроме его вещей в ванной нет ничего. Натянув футболку на всё ещё мокрое тело и вздрагивая от озноба, долго возится с джинсами. Нога с трудом пролезает в брючину, всё время застревая.

Тихо открывая дверь наружу, прислушивается. В подъезде застыла зловещая тишина. Стараясь не шуметь, он прикрывает дверь и оглядывается. Свет фонарика от мобильника помогает не наткнуться на зловеще чернеющие лестничные проёмы и не скатиться кубарем вниз.

Выбежав на улицу, Богдан вдохнул полной грудью утренний чистый воздух. Ночь уже прошла, и брезжил туманный рассвет. Мир застыл вне времени и пространства. Зачем он вернулся из Европы в этот город? И чёрт его дёрнул пойти в проклятый «Техас». Лёгкие, как назло, были забиты запахом крови и смерти. Бежать. Сломя голову бежать! Подальше от места, где жизнь разделилась на до и после. Бежать от неизвестной, незнакомой квартиры, в которой кто – то сыграл с ним злую шутку под названием: «Ты действительно всё о себе знаешь? Как далеко готов пойти, чтобы узнать о себе правду…»

Свет горящих огней автовокзала стал путеводной звездой для парня. Вот туда он рванёт. Спокойно сядет в любой автобус и уедет. Никто и никогда не сможет связать его со смертью девушки. Никто и никогда! По дороге уже встречались первые автомобили. Люди ехали по своим делам и не обращали внимания на одинокую фигуру, быстро идущую по улице вдоль высотных домов и магазинов. Когда какой-то автомобиль слишком близко приближался, и, ускоряя шаг, он отворачивался, и через несколько минут сильным рывком открыл стеклянную дверь автовокзала.

Глава 2

Здесь твои мечты воплощаются в реальность!

Такое приветствие встречало каждого гостя, случайно посетившего сайт оккультизма, мистики, магии и колдовства «Мистефика». С первого клика мышки посетитель с головой окунался в мир эзотерики. Мир, где все желания может исполнить единственная в своем роде экстрасенс, колдунья, врачеватель в седьмом колене мадам Далила.

Под зловещую музыку на чёрном экране, усеянном звёздами, вспыхивал весь перечень услуг демонессы. Утробный таинственный голос обещал новую жизнь, прибыль, легких денег, снятие любовных чар, приворот, отворот, предсказание судьбы, снятие «венца безбрачия», устранение соперника, колдовскую чистку ауры, если таковая потребуется.

«Мадам Далила может всё…», – так убеждал мужской уверенный голос за кадром.

Останавливая воспроизведение на ноуте, довольная собой и своим детищем, мадам Далила откинулась на спинку кожаного кресла.

Потягиваясь, словно персидская кошка, звякая золотыми браслетами, она закинула руки за голову. Закрыв глаза, проверила свою ауру, мерцавшую жёлтым светом с оранжево – фиолетовыми сполохами. Энергетический фон хороший. Это радовало, значит, сегодня утро не предвещает беды и не нужных забот.

Вспомнилась прошлая неделя. Здание, в котором расположился салон «Мистефика», владелец решил неожиданно продать. Этим поступком, буквально, огорошив мадам Далилу, которая только что закончила дорогостоящий ремонт салона. Клиенты все богатые, любят роскошь и удобства, а также конфиденциальность. Именно всё это и предоставляла мадам. Купила в салон удобный мягкий диван, технику, круглый стеклянный, на вид совершенно прозрачный стол, но под ним был спрятан хитроумный механизм, управлять которым можно было несколькими кнопочками. Если надавить на одну из кнопок, раздавался свист, на другую – дверца форточки хлопала, либо же бумажный листок начинал парить над столом. Всё, так сказать, для пущего усиления эффекта. Камин искусственный тоже не остался без внимания, в нем вспыхивало пламя, и оттуда раздавался свистящий шёпот. Свистел он тоже по обстоятельствам, в зависимости от ситуации и кошелька клиента. В общем, когда надо было, тогда и свистел. И когда все приготовления к приёму клиентуры были закончены, красивый, стильный салон готов к открытию – бац, столь печальное известие.

Это очень расстроило мадам. Даже не так, скорее разозлило. Аура стала чёрная, как чернила каракатицы. Вот именно в таком состоянии мадам Далила вскрыла ментальную защиту и тут же, не откладывая на завтра, провела обряд, после которого владелец неожиданно слёг с полной амнезией. И продажу дома, естественно, отложили, так как перепуганные сородичи понятия не имели о желании пострадавшего продать дом. Тот, лёжа полгода в больнице, благополучно забыл, что хотел сделать с недвижимостью.

Тем временем салон мадам Далила всё же открыла и стала принимать всех желающих соприкоснуться с миром магии и колдовства. Денежки потекли рекой в карманчик к мадам. И жить стало ещё радостнее. Однако надо всегда идти в ногу со временем. В век технического прогресса не воспользоваться компьютером было бы глупо. Опытные программисты создали сайт, для привлечения еще большего количества клиентов. Запыхтел и заработал колдовской пароход, на всех парах унося мадам Далилу в светлое и богатое будущее.

– Ну, а как они хотели? Настоящая магия не может быть дешёвкой, низшего качества, – любила повторять мадам.

Сойдётся женщина с алкоголиком или развратником, нарожает ему детей, а потом спасите, помогите, исправьте, мадам. За любые деньги. И не важен результат: смерть либо тяжёлая болезнь. Главное, на тарелочке с золотой каёмочкой вынь да положи другую, новую жизнь. Беззаботную и счастливую. Кто хочет, чтобы мадам исправила, сняла все проклятия, порчи, должен играть по правилам.

Клиенты практически не спорили. Несли деньги и, крепко сжимая в ручонках оберег, амулет, волшебный эликсир, чёрт знает, что ещё, счастливые бежали домой, ожидая обещанного чуда. Забот у большинства было хоть отбавляй, и частенько сводились они к одному: как спасти и сохранить несметные богатства, нажитые непосильным трудом. Сберечь и увеличить оффшорные счета, как можно меньше задевая Уголовный кодекс и налоговую инспекцию.

Вдоволь насидевшись в кресле и нарадовавшись своим успехам, мадам Далила вспомнила, что ещё не завтракала. Стараясь держать себя в форме (ибо внешний вид для настоящего мага имеет большое значение) мадам с утра предпочитала лёгкий полезный завтрак. Будучи жгучей брюнеткой с роскошными длинными волосами, она всегда ярко подводила карие глаза, отчего те казались ещё больше. Носила исключительно чёрную длинную одежду. Летом – из тончайшего шифона, зимой – из тёплой ирландской шерсти. Всё натуральное и приятное для тела. Правда, это только на работе. Дома она могла расслабиться и быть собой. Не следить за внешностью, ходить в старом халатике и стоптанных тапочках.

Прошествовав на кухню, которая, как и вся квартира, поражала размерами, красотой и убранством, мадам с радостью для себя заметила, что домработница Верочка не забыла её просьбу. Под стеклянной выпуклой крышкой на тарелке красовался зеленый салат с тигровыми креветками и чипсами из авокадо. Стакан свежевыжатого сока из сельдерея и морковки в невысоком пузатом стакане тоже поджидал свою хозяйку.

– Спасибо, Верочка, – громко поблагодарила мадам Далила, предвкушая лёгкое блаженство.

Удобно умостившись на высоком стуле, откинувшись на фигурную с позолотой спинку, не забывая при этом поблагодарить высшие силы, она принялась за поглощение завтрака. Неожиданно раздался звонок по телефону. Недовольно сморщив носик, мадам Далила увидела на дисплее имя клиентки, которая появилась у неё в салоне недавно, зато регулярно и умело выносила мозг с силой смерча «Катрин».

После очередного звонка включился автоответчик, и мелодичный женский голос пропел на всю кухню: «Вы позвонили на горячую линию салона «Мистефик». Весь разговор записывается в целях безопасности клиента. В случае хамского обращения к представителю салона мы имеем право прервать данный разговор без лишних объяснений. Если вы хотите задать вопрос о часах приема мадам Далилы, нажмите кнопку один. Если у вас вопрос к мадам Далиле, нажмите цифру два. Если вы хотите записаться на прием к мадам Далиле, нажмите три. Оставайтесь с нами на линии для связи с оператором, который ответит на ваши вопросы. Также мы благодарим вас за оказанное нам доверие. Знайте, мы в состоянии решить любую вашу проблему».

После короткого сигнала раздался взволнованный голос клиентки:

– Да, да, у меня конфиденциальный разговор к мадам. Я хочу сообщить, что она в реальной опасности. По её душу идут убийцы, ее хотят прикончить.

– Что за бред? – мадам сердито сдвинула брови к переносице. – Ну почему мне вечно норовят испортить аппетит? Проклятие! Проклятие!

Бросив салфетку на стол, мадам с остервенением в глазах схватила трубку, желая, как следует проучить клиентку.

– Что происходит, Зиночка? От чего паника? Убийцы? Что вы придумали, дорогая?

– Слава богу! Вы смогли мне ответить, – взволнованно завопила Зиночка. – Я чисто случайно подслушала разговор в кабинете мужа. Там такое, там такое…

– Да о чём вы говорите? Никак не могу взять в толк, – перебила стенания сердобольной Зиночки мадам.

– Помните, я вам рассказывала про компаньона мужа. Так вот, он хотел отобрать у моего мужа бизнес, но вы благополучно помешали.

– Каким образом? Не могу припомнить.

– Ну как же! Вы сделали, не знаю, как это называется, ну, в общем, совершили ритуальный обряд. Компаньон мужа об этом узнал и теперь хочет вас убить. Он бешеный! Несколько раз сидел в тюрьме, и вообще, он бандит с большой дороги. Говорила мужу не связываться с таким страшным человеком. Нет, не послушался. Кричал мне тогда: ты ничего не понимаешь, у нас расширятся связи! Вот тебе и расширились. Трясёмся все, как кленовый лист на ветру.

– Всё ясно, – подумала с грустью мадам. – Очередная истеричка.

– Хорошо, милочка. Спасибо, что предупредили, – ласковым голосом пропела она. – Я постараюсь принять меры и быть готовой к встрече с незваными гостями.

– Дело в том, что он решил объявить войну всем колдунам нашего города. Назвали операцию по очистке общества «Смерть колдунам и магам». Мадам, увы, но вы у них первая в списке, – зашептала Зиночка страшным голосом. – Они к вам домой приедут. Берегитесь, спасайтесь!

Это был неожиданный поворот и очень неприятный. Другие колдуны не особо волновали мадам. Меньше конкурентов – больше кислорода. «Неужели Верочка, моя верная, преданная Верочка дала себя подкупить и выболтала секретную информацию?» – подумала ведьма.

За время её практики случалось всякое, поэтому она судорожно проглотила ком, похожий на горькую смесь мёда и полыни, хватанула ртом воздух и охрипшим голосом переспросила: – Зиночка, вы уверены, что именно ко мне домой они приедут?

– Конечно! – засопела Зиночка в трубку. – Я вас так люблю, так люблю, вы даже себе представить не можете силу моей любви и доверия. Вы гуру! Мастер, богиня! Самая опытная из всех местных магов. Да кто они? Шарлатаны и проходимцы. Я как услышала, что вам грозит опасность, отложила, нет, бросила, практически отшвырнула все свои дела и ринулась звонить.

– Да, да, я понимаю, – прервала Зиночки стенания мадам. – Адрес они называли, куда бандиты собрались ехать?

– Конечно! Разве я не сказала? Вот балда. Такое в голове, такое! Места себе не нахожу, думаю, всё сказала или нет.

– Адрес! – нетерпеливо снова перебила мадам Зиночку грозным голосом.

– Так это, улица Менделеева, 25.

У мадам всё похолодело внутри. Как будто огромный ледник оторвался от материка и со всей силы упал в океан. Последняя, тонюсенькая ниточка надежды оборвалась, и её концы уныло болтались между небом и землёй.

– Может быть, Зиночка, – еле справившись с голосом, уточнила мадам, – вы в курсе, когда именно они хотят, кхе-кхе, меня навестить?

– Уже выехали, – радостно сообщила Зиночка. – Прям с утра, мадам, к вам первой поехали.

Мадам тихо опустила трубку на рычаг. Медленно поднялась из– за стола и выглянула в окно. В это самое время во двор въехали два больших чёрных джипа размером с танк, разгоняя соседей, детвору и бездомных собак. Двор опустел в одно мгновение. Люди попрятались, не желая стать свидетелями очередной бандитской разборки. Из джипов не спеша вышли крупные, спортивного вида мужчины, вооруженные до зубов, в камуфляжах и балаклавах. Командовал ими высокий подтянутый офицер, с автоматом через плечо. Военный о чём – то с минуту посовещался с бойцами, и те направились в сторону соседнего подъезда. Мадам от злости сузила глаза до размера щелочек и натянуто улыбнулась.

– Ну, ладно! Сами нарвались.

И тут же рванула в сторону спальни, на ходу срывая халат. Шлепанцы с заячьими ушками отлетели в сторону, под диван. Быстро достала спортивный рюкзак, в котором заранее, на всякий пожарный случай, лежали деньги, документы и необходимые на первое время вещи. Натянула на себя чёрные узкие джинсы, спортивную кофту с капюшоном и кроссовки на мягкой подошве. Заплела волосы в косу, надела парик со светлыми волосами, закрепила его потайными шпильками и заколками, чтобы хорошо держался. Кепку надвинула пониже, закрывая глаза. Придирчиво посмотрела в зеркало и осталась довольна своим преображением. Ещё бы! От брутальной мадам не осталось следа. Из отражения на неё смотрела стройная молоденькая девушка, лет так двадцати пяти. Совершенно не похожая на знаменитую мадам Далилу. Теперь, бежать!

Машину брать нельзя, сразу поймают. Подойдя к входной двери, она прислушалась. В подъезде ни звука. Открыв дверь, выглянула из квартиры – никого. Тихо закрыла дверь на замок и бесшумно поднялась к лестнице на крышу. Благо жила на последнем этаже.

Маленьким ключиком открыла замок на двери, ведущей на чердак. Если доберутся, увидят, что замок снят, то чёрт с ним, она к тому времени будет уже далеко. Согнувшись пополам, она засеменила на полусогнутых ногах в глубину мрачной чердачной каморки. В самом дальнем углу, смахивая паутину и пыль, отодвинула фанерную дощечку и залезла в узкий лаз. Взрослый мужчина сюда вряд ли протиснется, только подросток. Так и было задумано. Скрипя зубами от злости, пробежала по крыше, разбежалась и перепрыгнула на крышу соседнего дома. Ухватившись за перила, аккуратно подошла к самому краю и с опаской посмотрела вниз.

– Вот они, голубчики! Уже проверили соседний подъезд и направляются ко мне. Ну, я им сейчас покажу.

Присев на корточки, достала пучки шерсти, соломинки и маленькие, остро заточенные деревяшки. Сложила всё невысокой горкой, прошептала заклинания и спичками подожгла. Огонёк, разгораясь, тут же вспыхнул коричневым пламенем, соломинки затрещали, разнося едкий дым вдоль ограды. Мадам сложила ладони лодочкой, в воздухе обвела круг и, выбросив правую руку в сторону своей квартиры, приказала: – Невидима!

Будут теперь голубчики ходить мимо квартиры, совершенно не замечая её. Жаль, что такой колпак нельзя человеку одевать, когда внутри колдовского круга находишься. Ну ничего, со временем и эта задачка разрешится. Мадам, настоящее имя которой Юлия Яшина, схватилась за железные поручни навесной пожарной лестницы. Та протяжно заскрипела и покачнулась. Юлия сильно зажмурила глаза. Стало страшно от того, что металлические штыри выскочат из стены, и она упадёт вместе с лестницей на асфальт. Задержав дыхание, словно обезьянка, быстро перебирая ножками и ручками, Юлия всё же спустилась не землю.

– Теперь надо уехать из города и не возвращаться, пока все не утихнет, – подумала она, направляясь в сторону автовокзала.

Хотя когда – то давно она и в мыслях не допускала, что её жизнь сложится подобным образом. Росла тихой, спокойной девочкой в приличной семье. Много читала, любила родителей и слушалась в школе учителей. Город был небольшим, однако в нём работали фабрики и заводы. На одном из них, связанном с военной промышленностью, работали родители Юлии.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю