332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Галина Маркус » Непреодолимая сила » Текст книги (страница 9)
Непреодолимая сила
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:23

Текст книги "Непреодолимая сила"


Автор книги: Галина Маркус






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 11 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Глава 5. В горе и радости, в богатстве и бедности

2001 г.

– Ну, что еще? – Павел оторвал голову от бумаг и недовольно взглянул на менеджера.

Надо сказать им там, в отделе кадров, что набирают людей совершенно бездумно. За неделю этот Сысоев заходит уже третий раз.

– Павел Борисович, простите, такая ситуация, никто не хочет брать на себя ответственность.

– Какая ситуация? Если финансовый директор будет решать все ваши мелкие вопросы, то для чего нужны вы?

– Да нет, ну, помните, я вам рассказывал два дня назад. Клиент заказал машину, а пришла она в другой комплектации. Цвет «мокрый асфальт», а он черный просил, колонок четыре, а не шесть, ну и еще, по мелочам. Я проверял, все данные переданы верно. Завод виноват, можно бы машину отправить… Или забрать, поставить в салоне, но тогда…

– Ну, а покороче?

– Да-да, сейчас. Клиент автомобиль брать отказывается, говорит, верните деньги, ждать больше не буду. А Вы же сами знаете, какие у нас установки от шефа. Никаких возвратов, придумывайте, что хотите, любой возврат – из вашей зарплаты. А моей-то вины нет…

– Да, знаю, – Павел вздохнул.

Вовка остался таким же жадным, как и раньше. Возвращать деньги для него – ну просто нож острый.

– Обработать клиента пытались? Какими-то скидками, обещаниями? Просили подождать?

– Да всё пытался, он уперся рогом. Говорит, ну и хорошо, вообще покупать не буду, ну вас на фиг – это он так сказал. А насчет аванса Вы уж, Павел Борисыч, сами решите, пожалуйста.

– Когда проплата была? Давай документы, я посмотрю. А почему такой аванс? А, японец, понятно.

Павел перевернул лист и случайно кинул взгляд на фамилию. Лебедев? Константин Викторович? Вот это да… Он опустил глаза на реквизиты и прочитал паспортные данные. Все похоже, шестьдесят четвертого года рождения. Забавненько…

– Оставляй документы, я сам решу.

– А когда? – робко поинтересовался Сысоев, – он там сидит и не уходит.

– Вот как? – Пашку охватило любопытство, – пошли вместе.

Еще издали Павел увидел знакомый упрямый затылок без всяких признаков лысины. Эх, везет некоторым, а у него самого в тридцать шесть уже намечается…

– Ну, здравствуй, Константин Викторович! Какими судьбами?

Костя резко обернулся и удивленно приподнял брови:

– Вот это встреча…

Оба помолчали.

– А ты что здесь? – поинтересовался Костя, – тоже тачку покупаешь?

– Нет, работаю. Финансовым.

– А, значит, так и пошел по финансам и автомобилям.

– Слушай, Лебедев, – Пашка порывисто схватил его за руку, – я же тебя сто лет не видел! Блин! Я рад, честное слово, рад… И расстались мы так плохо… А Вовка вообще говорил, что тебя и в живых-то нет.

– Вовка?

– А ты думаешь, кто здесь у нас директор в автосалоне?

– Вот как?

– Ну да. Вовка остался в теме, теперь в продажах. Пакет акций солидный. Ну и я с ним уже много лет.

– А ты молодец! – ухмыльнулся Костя, – костюмчик, часики… Вот только раздобрел малость.

– Ну… это просто трудовая мозоль! Пашу по двенадцать часов в сутки. «Паша пашет», как говорит жена. А ты-то как? Тоже неплохо выглядишь, совсем не изменился. О, нет, седина имеется. Ну, да у темноволосых это всегда раньше. Всё лучше, чем лысина, – Паша погладил себя по затылку.

Менеджеры с удивлением наблюдали за встречей старых знакомых.

– Слушай, а пошли, с Вовкой поздороваешься?

– Да вот уж нет. С кем – с кем, а с Вовкой твоим здороваться никакого желания не имею, – Костя поднялся, – я тут у вас по делу.

– Я в курсе, уладим сейчас. Ты подожди, о'кей? Надо с шефом переговорить.

Костя, секунду поколебавшись, уселся обратно.

– Да нет, здесь что ли? Давай ко мне в кабинет, кофейку пока выпьешь.

В приемной шефа сидела элегантная секретарша – ноги от ушей, как раз, как любил Вовка. А в углу маялся от безделья начальник охраны – гориллообразный лысый мужчина с мясистым носом и глубоким, некрасивым шрамом через все лицо.

– На месте Владимир Николаевич?

– Да, только по телефону с кем-то разговаривает, – поджала губки девушка.

Недолго думая, Павел толкнул дверь.

Вовка поднял голову, глазами указав ему на кресло. Через пару минут положил трубку:

– Что скажешь?

– Забавное происшествие. Один клиент просит вернуть аванс – машину поставили не в том комплекте.

– А я при чем? Разгребайте, – презрительно бросил Вовка, но тут же добавил, – только денег не возвращайте, пусть ждет другую.

– Нет, ты послушай. ФИО клиента – Лебедев Константин Викторович, и сидит он сейчас у меня в кабинете, пьет кофе.

Шеф поднял брови.

– Вот как? А что за тачку он берет?

Павел назвал марку автомобиля бизнес-класса.

– Ну, ясно, – поморщился Вовка, – плавает, небось, мелко, выпендриться охота, а на класс D не тянет.

– Так что? Не хочешь поздороваться? Правда, сам он энтузиазма не проявил.

– Да… Было у нас кое-что в девяностых… Дикое время, – Вовка постучал пальцами по столу, – слышь, Пашк, а тащи его сюда! Любопытно взглянуть.

Павел кивнул и вернулся к себе в кабинет:

– Кость, ну пойдем, а? Вовка хочет тебя видеть. И вопрос твой заодно решим.

– А давай, мне тоже интересно стало, – неожиданно согласился Костя.

Павел заметил, как приветливо заулыбалась секретарша, увидев гостя. «Лебедев по-прежнему нравится женщинам», – неприятно кольнуло внутри. Впрочем, тот ничего не заметил.

Начальник охраны на секунду оторвался от игры в мобильнике, глянул на них из-под тяжелых заплывших век и опустил голову. Но тут же снова уставился на посетителя, наморщив лоб, словно пытаясь что-то вспомнить. Лебедев притормозил около него, но Пашка уже открывал перед ним дверь кабинета.

Шеф поднялся навстречу, гостеприимно разведя руками:

– Ну, кто бы мог подумать! Лебедев – мой клиент! Чего только в жизни не бывает!

И он добродушно протянул Косте руку, цепкими глазками моментально оценив все – костюм, обувь, часы и сумку. «Ну, я так и думал: или менеджер средне-высшего звена, или мелкий предприниматель – ИП, ЗАО».

Костя после секундного колебания ответил на рукопожатие и сел в предложенное кресло.

– Ну, как поживаешь, Костян? – фамильярно заулыбался Вовка, – а мне тогда говорили, что вроде как пришили тебя. А ты, смотрю, как огурчик, живее всех живых!

– Да не, живее всех живых у нас ты, – вежливо улыбнулся в ответ Костя. – Слушай, а не Филин ли у тебя дверь сторожит?

– Ага! – довольно хохотнул Вова. – Узнал школьного товарища? А я его давно к себе пристроил, сначала как телохранителя, а теперь вот повысил до начальника охраны. Филя едва выжил после какой-то разборки, резанный перерезанный был, ну, я и пригрел.

– Ой, да говорил я тебе тысячу раз – видок у него… Только клиентов отпугивает. Надо кого-то попрезентабельнее, – поморщился Павел.

– Ничего! Зато много не просит – скромный стал, – сдвинул брови шеф.

– А я, собственно, у тебя тут по делу, – прервал производственный спор Лебедев. – Авансик верните, раз не научились работать.

– Да погоди ты… Костян, какие дела, какой авансик?! Знаешь, у нас с тобой тогда не очень красивая история вышла… – Вовка состроил мину сожаления, – дикие девяностые, сам понимаешь. Вот не поверишь, а все эти годы чувствовал за собой должок. Так что у меня к тебе предложение есть – в знак того, что ты на меня не держишь больше зла. Прими подарок! – Вовка вдруг расхохотался, – нет, ну фордик-то помнишь, а? Моя первая продажа, если подумать! Я тебе за тот фордик компенсацию сделаю – выберешь тачку за полцены. В пределах разумного, конечно. Чего тебе эта модель сдалась? Только в двух тысячном выпустили, не обкатана еще. За похожие деньги сочиним получше. Вот – HONDA-accord в той же комплектации. Пора о престиже подумать.

Вовка сам был в восторге от широты своей души. Кстати, подходящее авто как раз стояло в торговом зале и уже более семи месяцев портило ему настроение.

– Аттракцион неслыханной щедрости? – без улыбки ответил Костя, – Владимир Николаевич, верни мне аванс. Мне от тебя ржавой монеты не надо. А что касается должочка на твоей совести, так ты с ним двенадцать лет жил, и еще столько же проживешь.

– Типун тебе на язык, я побольше прожить собираюсь, – снова расхохотался Вовка, но уже искусственно, – ну, не хочешь, дело хозяйское. Павел Борисович, выпиши нашему упрямцу аванс.

Костя встал и, не подав руки, вышел за дверь, а Павел поспешил за ним.

В приемной произошли изменения: начальник отдела охраны оставил телефон на стуле, а сам нервно прохаживался перед дверьми. Когда гость вышел, замер и снова уставился на него, сплюнув жвачку прямо на пол.

– Александр Григорич! Ну сколько Вам говорить! Плюйте в мусорку! – возмутилась секретарша и, элегантно положив ногу на ногу, чуть выдвинула кресло назад.

– Живой! Ох… ть можно! – выразил свои эмоции Александр Григорьевич. – А Махмуд тебя разве не того? Не замочил?

Лебедев остановился:

– Здравствуй, Филя. А я ведь тебя тоже похоронил, вместе с Козырем. Не слыхал, куда Махмуд пропал тогда? Я его еще долго в гости ждал…

– Так взорвали ж Махмуда… – пожал плечами Филин. – Я, правда, в больничке лежал – зашивали меня. Ну, новость-то хорошую притаранили. Свои же вроде и грохнули – зарываться начал…

– Жаль, не знал… – Лебедев смотрел в стену невидящим взглядом.

А потом мотнул головой, словно отключаясь от воспоминаний.

– Классная у вас тут компашка подобралась, – Костя повернулся к Павлу. – Не, столько встреч в один день…

– Вот и я говорю – такое совпадение! Это надо отметить. Пойдем ко мне, – Пашка снова тянул Лебедева в свой кабинет, оставив обалдевшего Филина в приемной. – А с Вовкой ты зря, Костян. Дают – бери. Вспомни, как он с тебя бабок тогда загреб, и ничего. Мне вон за столько лет работы «Жигулей» паршивых не предложил, я сам себе на тачку зарабатывал. Правда, платит он нормально, держится за меня. Знает, что можно доверять, и не подвел я его ни разу. Да и привык я уже с ним в одной упряжке, хотя бывает, конечно, хочется стукнуть его кирпичом.

«До чего же Пашка стал говорливым», – раздраженно подумал Костя и напомнил:

– Паш, верни аванс.

Садиться он не стал и от предложенного кофе отказался.

– А, да, конечно, сейчас, – Павел позвонил и дал указание менеджерам. – Ну, ты расскажи о себе, а то так и норовишь смыться. Ты как, женат, дети есть?

– Вот чего мне никогда не хотелось, так это жениться.

– Значит, старый холостяк?

– Ага. А ты… – Костя вдруг замолчал, потом продолжил. – Как ты сам? Как семья?

– Да у меня все, как у людей. Дочка растет, четвертый заканчивает. Слушай… Поехали ко мне! Нет, прямо сейчас, поедем, а? Уже шесть, рабочий день можно закончить, посидим, выпьем немножко.

Павел сам не знал, почему так не хочется отпускать Лебедева. Ностальгия, что ли, на старости лет? Или давний счет требовал оплаты? Но почему-то хотелось продемонстрировать ему, как хорошо сложилась его, Пашкина жизнь. А Костя как-то странно смотрел на него, словно решал для себя вопрос жизни и смерти. Но Пашка уже тянул его к выходу.

– Где твои колеса? А, неплохая тоже тачка. Ну, на твоей и поехали, а меня завтра жена на работу подкинет.

Они сели в Костину машину.

– Куда едем?

– Да все туда же. Я на одном месте живу. Консерватор.

У Кости заныло в груди. Теперь, когда они уже ехали, отказаться было нельзя, не высаживать же Пашку посреди дороги. Но зачем он едет к ним, зачем он едет к Тане? Неужели Пашка не понимает, что он сейчас испытывает, или поглупел за эти годы со своими цифрами?

Что это будет, что он может сказать ей сегодня? Разве имеет теперь смысл объяснять… Да и не станет он портить Пашке жизнь. Они – семья, родные друг другу люди, столько лет вместе, это он, Костя, теперь чужой и ненужный.

И все-таки… Костя не мог избавиться от дикого желания увидеть ее – холодно-равнодушную или возмущенную… Может, она раздобрела, как Павел, и теперь похожа на матрону? Конечно же, не помолодела. Какая она? Неужели возможно, что он сейчас увидит ее и разочаруется? Да нет, даже если она весит сто килограммов, все равно это будет Таня, его Таня…

Он ехал, почти не слушая Пашкиных рассказов и механически отвечая ему «да» или «нет». Как получилось, что он вообще оказался в автосалоне? В принципе, Костю вполне устраивала машина, и незачем было ее менять. Он даже не нашел еще покупателя. Детские игры в престижность Костю не интересовали, удобство и спортивный стиль – вот и все. Просто что-то мучило его в последнее время, заставляя искать новых путей, иных отношений. Мать всегда страдала об одном – чтобы Костя женился, завел семью. Но это было совершенно исключено. Конечно, у него были женщины, не могли не быть, он же здоровый и молодой мужик. Не так много, как всем казалось, одна-две знакомые в год. Но… В каждой встреченной девушке он искал что-то похожее на Таню.

Даже не так, он и знакомился только тогда, когда вдруг казалось – вот оно, что-то в искорках глаз, выражении лица. А потом начинал ненавидеть спутницу именно за этот обман – похожесть, не являющуюся идентичностью. Розыгрыш, инсинуацию. В начале прошлого года он завел отношения с женщиной по имени Вика – утонченной, умной, не требовавшей от него ни постоянства, ни более прочной связи. Они встречались, когда у него было настроение, и разбегались, как только Вика чувствовала, что начинает надоедать. С Викой они не созванивались уже месяцев пять. На прошлой неделе Костя даже познакомился с некой Наташей – очень молодой девушкой, совсем юной. Что-то померещилось ему в ее манере встряхивать волосами… Но дело не дошло даже до постели. Пообщавшись с Наташей в ресторане, Костя отвез ее домой и уехал с полной уверенностью, что никогда больше не позвонит.

В один тоскливый и серый апрельский день он сидел дома после работы и не знал, к чему приложиться. Мог бы пить – пил бы, но с детства, глядя на материных братьев, ненавидел этот способ утешения всей душой. Да и маме бы не понравилось, Костя знал, мама всегда его видит… Позвонить Вике? Рука уже потянулась к трубке, но так и повисла, не дотронувшись. Внезапно Костя осознал – так четко и ясно, как никогда: то, что ему нужно, он не получит ни от одной женщины в мире. Никто бы в это не поверил, только мама знала, что он однолюб. Может, Таня всего лишь юношеская болезнь, которую он не смог перерасти, или все дело в обстоятельствах, при которых они расстались? Так или иначе, но ему нужна была только одна женщина, только ее волосы, глаза и тело. И именно этой женщины никогда у него не будет.

Как под гипнозом, Костя припарковался у знакомого подъезда, в котором они столько раз целовались, прощаясь с Таней. Поднялись в исписанном лифте. Только надписи были другими, не «АСДС», а какие-то незнакомые Косте названия. Хотя, отчего же – вот, пожалуйста: «Спартак – мясо».

– Я решил, не буду пока покупать другую квартиру. Родителей отселил, а мы так в нашей трешке и остались. Вот дочка замуж выйдет, тогда…

Паша позвонил, но достал ключи быстрее, чем открыли. Костя подсознательно отметил, как отличается обстановка квартиры от убогости подъезда. Впрочем, Павел всегда жил неплохо. Навстречу выпорхнула очаровательная девчушка:

– Папа пришел! Мам, папа пришел, и с ним какой-то дядя!

Костя поднял глаза и как будто окаменел. Нет, Таня не располнела и не постарела – по крайней мере, ему это было неизвестно. Просто молодая, симпатичная женщина, вышедшая в коридор, была вовсе не Таня. Косте показалось, что он смотрит какой-то фильм, в конце которого выясняется, что главный герой – вовсе не герой, и вообще: черное – это белое, и наоборот.

– Вот, познакомься, – весело представлял Павел, – Верочка, это мой друг, еще со школы, в армии вместе служили. Встретились сегодня случайно, представляешь?

– Очень приятно, – не растерялась Верочка, немного недоумевая, почему гость уставился на нее, как на некое чудо. Может, лицо испачкано?

Она мимоходом глянула в зеркало, поправив прическу:

– Проходите, раздевайтесь, сейчас ужин согрею. Тань, а ты – марш делать уроки! У тебя еще английский, а мне некогда.

Как на автомате, Костя прошел вслед за Павлом в гостиную. Он не мог припомнить, говорил ли Паша по дороге, как зовут его жену. Да ведь он и не слушал…

– А где Таня? – наконец не выдержал Костя, так и не сев в предложенное кресло.

– Таня? Английский учит, где же еще?

– Нет… Таня, наша Таня. Звягинцева. Вы что, развелись?

– А-аа… – Паша бросил быстрый взгляд в коридор, по которому проходила супруга. – Ты потише, Верочка ничего про это не знает. Мы просто… ну, не поженились тогда. Так получилось. А ты что думал, я на Тане женат?

Потрясенный, Костя молчал. Как будто все эти годы он хранил что-то в глубине потайного ящика, а вот теперь решил достать и обнаружил, что ящик пуст. Все это время он знал, что Таня существует, и знал, где. И в какой-то мере это знание давало ему спокойствие. Теперь это хрупкое спокойствие рухнуло, мир перевернулся, и он не понимал – как мог так обманываться?

– Где же она тогда?

– Ну… дело в том, что я не знаю, – быстро и тихо заговорил Паша. – Да ты садись, садись… Понимаешь, я даже рад, что так случилось. Мне было бы очень тяжело с ней жить, с таким сложным характером… Перед самой свадьбой она взбрыкнула, устроила истерику, сказала, что всё отменяется. Можно было, конечно, ее уговорить, но у меня тоже есть самолюбие. Родители, Серега – все были в шоке. Буквально накануне… Они уже купили подарки, у нас были кольца, у Тани – платье. Мои потратили немало денег… Не в этом, конечно, дело. Знаешь, я ведь очень ее любил, но теперь… У меня прекрасная жена, дочка, я каждый день благодарю за это судьбу.

– А Таня? – настаивал Костя.

– Ну, они стали ссориться с братом, с Катей. Я редко к ним заходил, сам понимаешь – было неприятно. Как раз тем летом Катины родители получили квартиру, однушку, дополнительно к своей, уж не знаю, как они умудрились, но отец у нее – военный, Вьетнам, что ли… Они и решили – отдать ее Тане. Где-то в Черемушках, кажется, но могу и ошибиться. Или в Перово…

– Она замужем?

– Понятия не имею. Сережа с Катей тоже переехали со временем, с доплатой на трешку. Кстати, у них теперь двое, мальчик в первый класс пошел. Мы с Серым раз в год созваниваемся. Ну, про Таню я не спрашиваю, а он не рассказывает. Все к лучшему, правда?

– Правда, – Костя поднялся. – А дочку что ж Таней назвал, если к лучшему?

– Ты такой жестокий бываешь, Лебедев, – Паша помолчал. – Да просто имя красивое, жене нравится, вот и все.

– Ну, мужчины, пошли ужинать, – в комнату вошла Верочка в симпатичном переднике.

– Не, извините, я спешу. Паш, будь другом. Дай мне телефон Звягинцева.

Павел замялся.

– А зачем тебе? То есть, конечно… Я, правда, редко ему звоню, но поищу и сразу скажу. Ты мне мобильный оставь.

Костя протянул визитку, попрощался и вернулся в автомобиль. Посидел, глядя на знакомые окна, так много значившие в его жизни. В маленьком окошке горел свет, и трудно было избавиться от иллюзии, что за ним и сейчас находится она, Таня.

Нет, ждать, пока Пашка позвонит, если еще и позвонит, пожалуй, не стоит. Он вышел из машины и снова поднялся в подъезд, на четвертый этаж. Дверь открыла женщина лет сорока, в коротком атласном халате, не слишком прилично оголяющем ей ноги с раздутыми венами. Увидев его, удивилась – очевидно, ждала другого, вот и открыла бездумно.

– Простите, – Костя не дал ей опомниться, – здесь жили мои друзья, они давно переехали?

– Мы здесь уже пятый год, – кокетливо поправляя халатик, ответила женщина.

– А телефончик они не оставили?

– Где-то был номерок. Вы заходите, заходите.

Костя немного удивился такому гостеприимству, но воспользовался им. Все в квартире, конечно, стало по-другому. Он невольно заглянул в распахнутую дверь бывшей Таниной комнаты – теперь это была чья-то спальня…

– Ох, у нас никогда ничего не найдешь… А, вот, кажется. Екатерина, Сергей, да? – женщина продиктовала ему номер.

– Спасибо, – поблагодарил он хозяйку.

Медленно Костя спустился по знакомым ступенькам.

Теперь в его жизни снова появилась цель. Как и прежде, с этим ничего нельзя было поделать.

***

Катерина сразу узнала его голос, и ее «привет» испуганно повис в трубке.

– Кать, Серега дома?

– Не-ет… Он обычно позднее приходит. А ты… Кость, это ты?

– Да, Кать. Я, собственно, по делу. То есть… Как вы поживаете, все нормально?

– Все потихонечку… Работаем, учимся, – она явно не знала, как себя с ним вести, – а ты с Сережей, наверное, хотел поговорить?

– Я тебя чем-то обидел? – не выдержал Костя.

– Нет, конечно, нет. Просто ты сам понимаешь… Столько лет! А у тебя как дела?

– Пока не знаю. Катюшенька, милая, помоги.

Видимо, было в его голосе что-то такое, что она сменила тон и участливо, совсем, как раньше, спросила:

– Конечно… Что-то случилось?

– Мне нужно узнать про Таню. Как она, что с ней.

– Ой, Костя, зачем это? – снова испугалась она.

– Катя, надо, понимаешь? Я все равно узнаю, но так будет быстрее.

– Ну-у… я могла бы, конечно, спросить у тебя… – Катя немного помолчала, очевидно, решая, стоит ли что-то высказывать столько лет спустя.

– Не надо ничего спрашивать, слишком долго придется отвечать. Просто помоги – и все. Можешь?

– Ну-у… у нее все нормально, – сдалась Катя, – работает на одном предприятии, начальник юридического отдела. Фирма довольно крупная, платят прилично. Мы ведь ее отделили, она с нами не живет.

– Да, я знаю.

– Откуда?

– Был у Пашки в гостях.

– Да ну?!

– Катюш, продолжай. У нее есть кто-нибудь? Семья, дети?

– Костя, – решительно начала Катя, – вот послушай, я тебе расскажу все, как есть на самом деле. Мы плохо ладим с Таней. С тех пор, как она… в общем, Сережа с ней постоянно спорит, они ссорятся, стоит им увидеться. Встречаемся только у родителей, и то крайне редко. Она стала жесткая и конфликтная. Уж не знаю, в чем мы перед ней провинились… Конечно, Сережка был зол за то, что она устроила со свадьбой. Может, где-то не сдержался. Ты в курсе, что когда ты… когда вы… – Катя замялась, – короче, что она собиралась за Павлика замуж?

– Да, – коротко ответил он.

– Да?.. Так вот. За два дня до свадьбы Таня категорически заявила, что замуж выходить не будет. Что тут началось… Скандалы, истерики, она куда-то ушла из дома, к какой – то незнакомой нам подруге. Павлик ее искал. Вернулась только после назначенной даты. Паша умолял ее и потом, даже плакал, не представляешь, как это было страшно. Но она как окаменела. Так было жалко его… А ты знал?

– Нет, узнал только, когда увидел Пашкину жену.

– Я думала, Маринка вам растрепала.

– Мама с тетей Ниной тогда поссорились и больше не общались.

– А, понятно, – Катя уже не могла остановиться, слова лились из нее потоком. – Ну, нам ничего не оставалось, как отделить ее, вместе жить стало невозможно. А я ведь всегда ее так любила! Вот ты спрашиваешь… А мы – ничего – про нее – не знаем!!! Даже родителям не рассказывает. Замуж официально не выходила, а там – кто тебе ответит? Наверное, есть кто-нибудь, как иначе. Вот все, что могу тебе сообщить.

– Спасибо, Катюш. Ты настоящий друг. Дай мне ее телефон.

– Нет, Кость, не проси! Ты не представляешь, как с ней все сложно. Она раскричалась однажды, что мы дали ее номер какой – то школьной подружке. Это только с ее разрешения можно, а я не рискну даже имя твое произносить.

– Ладно. Тогда просто скажи, где она работает.

– Ну… – Катя помялась. – Хорошо… Только не говори, что я выдала. Кость… послушай, ничего у тебя не выйдет. Она мелочей-то не прощает, не то что… Извини.

– Катюш…

– Ладно, пиши. ООО «Техноимпульс». Офис у них на Баррикадной, в бизнес-центре всем известном, ну, высокий, круглый такой. Я была у нее однажды, по делу.

– Спасибо.

– Да не за что… Ничего не получится, вот увидишь.

– До свиданья, Катюша. Ты тоже не говори никому, что я звонил, и будем в расчете.

***

Ночью он не спал, да и не пытался заснуть. На другой день, позвонив в фирму, предупредил, что задержится. Офис компании, где работала Таня, не составило труда отыскать. С институтом тринадцать лет назад было куда сложнее. Внизу надо было заказывать пропуск. Костя узнал телефон секретаря, а от нее – юридического отдела. Но звонить не стал – что можно сказать по телефону?

Он уехал на работу, хотя никакие дела не шли ему в голову, а в половине пятого его машина снова стояла у проходной. Но старый план на этот раз не сработал. Люди без конца входили и выходили, в здании располагалось около сорока организаций, а Тани все не было видно. Неужели он мог ее не узнать?

В седьмом часу Костя снова зашел в проходную и набрал телефонный номер. Ответил молодой девичий голосок.

– Здравствуйте, а Татьяну Михайловну я могу услышать?

– Ой, да она минут двадцать как уехала.

– Уехала? Дело в том, что я давно жду внизу, но так ее и не встретил.

– А вы где стоите, на проходной?

– Да. А что, есть еще один выход?

– Но ведь со стоянки с другой стороны выезжают.

Вот оно что! И как это он не подумал – Таня сама водит машину… Или кто-то ее подвозит?

– Ей что-нибудь передать? – поинтересовался голосок.

– Нет, спасибо.

Очевидно, надо искать иной способ. Ловить машину при выезде со стоянки – пустой номер. Во-первых, неизвестно, какую. Во-вторых, он что – встанет посереди дороги и будет махать руками? А если она не одна? Может, раздобыть ее домашний телефон, поручить своему программисту – у него есть база данных? А что, если трубку возьмет мужчина? Или муж будет стоять за спиной… Придти к ней домой – еще хуже. Просто выставят. Нет, надо проявить изобретательность. Таня должна быть одна, чтобы они могли поговорить.

На другой день его секретарь, не задавая лишних вопросов, набирала телефон юридического отдела ООО «Техноимпульс». Костя нажал кнопку громкоговорителя.

– Здравствуйте, – официальным голосом произнесла Надя, – соедините, пожалуйста, с Татьяной Михайловной Звягинцевой.

– Как вас представить?

– Компания «Навигатор».

Таня взяла трубку:

– Слушаю вас!

Костя замер, прислушиваясь к ее интонациям.

– Видите ли, – умненькая девочка говорила все, как по писанному, – нам рекомендовали Вас, как опытного юриста.

– Кто рекомендовал?

– Катерина Звягинцева.

– Вот спасибо ей, – недобро усмехнулась Таня на другом конце провода. – Чем могу служить?

– Нам нужен юрист, приходящий. Дел у нас немного, так что в штате держать незачем. А консультации иногда нужны. Бывает два-три суда в год. Серьезные проблемы редко.

– Ну и возьмите себе девочку-стажера.

– Нет, нам нужен настоящий профессионал.

– Простите, но я по уши загружена. Мне это совершенно ни к чему.

Костя обеспокоено посмотрел на Надю.

– Вы еще не услышали нашего предложения. Состояние фирмы позволяет обеспечить надежному специалисту очень выгодные условия. Вы будете удивлены.

На том конце трубки воцарилось недоуменное молчание.

– У вас что-то не в порядке с делами? – Таню нелегко было провести.

– Нет, – засмеялась Надя, – у нас все в порядке. Лучше все объяснить при встрече. Может, приедете, посмотрите своими глазами? У нас есть сайт в Интернете – нас легко проверить, компания на рынке уже восемь лет.

– Ну… хорошо. А где вы располагаетесь?

Надя продиктовала адрес.

– Ладно, если в центре, то подъеду. Когда?

– Когда вам удобно.

– Сегодня удобно, в три. Кого спросить?

– Меня зовут Надежда, я вас встречу. У нас небольшой особнячок, один подъезд, позвоните в домофон.

– Договорились, – Таня положила трубку.

Костя испуганно посмотрел на часы – еще немного, и он увидит ее… Он вспомнил свои мысли, когда шел к Пашке домой. Как будет выглядеть их встреча? Хлопнет ли она дверью, поняв, что ее провели?

Он поблагодарил Наденьку и вернулся к себе в кабинет. Сел за стол. На нем, по обе стороны от ноутбука, стояли две фотографии. На той, что справа – мама, в летнем платье, красивая и молодая, с ласковым взглядом. Слева – та самая Танина фотка, которую он «украл» с ее стола. Озорная девчонка весело смотрела на него. Костя потер рукой в области сердца. Столько лет могли изменить человека до неузнаваемости. Будет ли она прежней Танечкой? Какая она сейчас – располневшая мать семейства или сухопарая старая дева? А может, разбитная дамочка с наглыми глазами? Он даже не знает, что скажет ей…

Ладно, что будет, то будет. Эта встреча нужна ему как воздух, которого сейчас почему-то не хватает, причем в самом прямом смысле слова.

На обед Костя не пошел – а вдруг Таня возьмет и приедет раньше? Да и какой там обед… Однако Надя заглянула к нему ровно в три.

– Константин Викторович, снизу звонят, это та самая юрист.

– Встреть и проводи сюда, – рука так и потянулась за привычной сигаретой, хотя он давно бросил курить.

Его окна не выходили на улицу, но он и не собирался подглядывать за Таней заранее. Они увидят друг друга одновременно. Костя ходил взад-вперед, меряя шагами кабинет.

– Константин Викторович, к вам Звягинцева, – Надя распахнула дверь, – проходите, пожалуйста.

***

Таня быстро вошла и сразу остановилась, несомненно, пораженная. Надя закрыла дверь с той стороны, и теперь они, как когда-то, ошеломленно смотрели друг на друга. Впрочем, Костя снова знал, что происходит, а она – пока нет.

Но потрясен оказался не меньше. Он ожидал любых перемен, кроме того, что увидел. Таня совершенно не изменилась и, если бы Костя встретил ее на улице, узнал бы мгновенно. Да что там – перед ним стояла та самая девушка, стройненькая и свежая. И волосы по плечи, как раньше, и минимум косметики. Только прическа, стильная, с прядками, выкрашенными по последней моде, нынче выдавала хорошего парикмахера. Да еще элегантный черный костюм вместо привычных джинсов – юбка чуть выше колена, пиджак в талию.

Костя почувствовал, что еще чуть-чуть, и он не удержится на ногах. Впрочем, она тоже импульсивно схватилась за стул.

Однако Таня пришла в себя первая.

– Это что? Совпадение? – проговорила она слегка дрожащим голосом, – хотя… Какое там! Ведь чувствовала – мистификация. А поехала… как под гипнозом.

– Не совпадение, – глухо ответил он, – здравствуй, Таня.

– Привет, – голос у нее больше не дрожал, только рука еще держалась за стул. – Могу я узнать, чем обязана?

Больше всего Косте хотелось сейчас порывистого, даже возмущенного движения с ее стороны. Тогда он просто схватит ее за руку, обнимет, удержит, заставит себя выслушать. Но Таня уже выглядела спокойной, и он невольно поддержал официальный тон:

– Садись, пожалуйста, сюда. Тебе чай или кофе?

– Чай, – она элегантно уселась в глубокое кресло, положив ногу на ногу.

– Наденька, принеси нам чаю, – Костя приоткрыл дверь.

Сам он достал из бара виски и плеснул себе в рюмку.

– Будешь?

– Нет, мне еще на работу возвращаться, – Таня демонстративно посмотрела на часы.

Костя невольно восхитился тем, как она держится. Сам он никак не мог совладать с пробкой и плеснул себе на брюки. Однако пора брать инициативу в свои руки. Иначе Таня сейчас убежит, ускользнет, оставшись вежливой и воспитанной.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю