355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Франциска Вудворт » Песнь златовласой сирены. Книга 3 (СИ) » Текст книги (страница 15)
Песнь златовласой сирены. Книга 3 (СИ)
  • Текст добавлен: 20 марта 2017, 19:30

Текст книги "Песнь златовласой сирены. Книга 3 (СИ)"


Автор книги: Франциска Вудворт



сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 21 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

– Ты любишь малину? – неожиданно спросил мужчина и сбитая с толку, я кивнула утвердительно. – Она сладкая, когда спелая. А теперь представь, что тебе дали попробовать зелёную ягоду. Как бы ты отреагировала? Горстями бы точно не ела!

Я замерла, выжидающе смотря на него. Интересно, это он к чему ведёт?

– Вот так и интимные отношения, – стал развивать свою мысль лорд Хэйдес, – не обижайся, но ты ещё не повзрослела для этого. К тому же, это произошло насильно… Пройдёт время и с другим человеком, по твоему желанию… будет всё по другому.

Тень говорил убеждённо, но я к его словам отнеслась со скептицизмом. Представив, как ко мне прикасаются… Меня передёрнуло. Да я никогда не захочу этого!

Уловив мой скептицизм, он одарил меня долгим взглядом, а потом приказал:

– Опусти щиты!

Я подчинилась, даже не спросив зачем, да и он не дал мне времени на вопросы, тут же наклонившись и прикоснувшись к моим губам. Поцелуй получился лёгким, как прикосновение бабочки, но настолько неожиданным, что когда мужчина отстранился, я так и осталась сидеть с чуть приоткрытым от удивления ртом.

– Вот видишь, никакого отвращения и страха нет, – довольно заключил Тень, смотря на меня покровительственно.

Да я, в общем, даже испугаться не успела. Только его поступок меня не убедил. Чуть нахмурившись, я постаралась собраться с мыслями и возразила: «Это другое!».

Теперь уже он смотрел на меня непонимающе.

«Это ничего не значит. Вы обычно так меня в чувство приводите или наказываете, – попробовала объяснить я. Взгляд у Тени стал каким-то странным. Я не смогла его расшифровать, но попыталась выразить свою мысль, неопределённо взмахнув рукой. – Это не настоящий поцелуй. Вы же ничего под этим не подразумеваете. Я знаю, что в этом плане вам совершенно не интересна и поэтому мне нечего опасаться. Ну, это как если бы меня мой дядя поцеловал».

На тренировках ко мне тоже прикасаются, и я не боюсь этого, потому что всё происходит без всякого подтекста. Во мне видят участника команды, парня, поэтому и не дёргаюсь. Не то что в начале, когда мы только с Харном познакомились. Я стала относиться спокойнее к этому, так как не смогла бы учиться, если б шарахалась от каждого случайного прикосновения.

Тень продолжал смотреть на меня, а я привела ещё один аргумент для сравнения: «Если б тот же Кайл поцеловал меня, то это уже был бы настоящий поцелуй».

Ведь всё так: он знает, что я девушка, пытается ухаживать и если бы от его поцелуя я не испытала отвращения, то тогда бы это о чём-то говорило.

– Надеюсь, у тебя хватит ума не экспериментировать с ним? – почему-то разозлился лорд Хэйдес. Голос оставался спокойным, а вот взгляд похолодел.

Я хотела сказать, что и не собиралась. У меня и в мыслях ничего такого не было, но из чистого любопытства вырвался вопрос. «Почему?» – спросила его.

– Потому что если тебе не понравится, это заденет его самолюбие и он посчитает своим долгом повторять это до тех пор, пока ты не изменишь своё мнение, – прохладным тоном сообщил мужчина.

Живо представив себе, как Кайл пытается зажать меня в каждом углу и лезет с поцелуями, я скривилась. Бр-р-р!

– Но раз ты настаиваешь на настоящем поцелуе… – продолжил Тень, с нажимом выделив слово «настоящем» и взгляд его изменился. Стал чисто мужским. Он с откровенным интересом стал изучать все мои изгибы глазами. Нет, мужчина даже не двинулся в мою сторону, но я чувствовала себя так, как будто моя одежда ему совершенно не мешает и он сквозь неё видит обнажённоё тело. Да я и с закрытыми глазами могла бы сказать, куда он смотрит, так как буквально кожей чувствовала, будто он меня касался!

Во рту тут же пересохло, а сердце понеслось вскачь в тревожном ритме. Тут же остро ощутила, что я в его спальне, на его постели…

Понять не могла, каким образом всё так повернулось? С какой стати он решил, что я настаиваю?! Да мне даром не надо всё это! Поэтому, когда его взгляд стал подниматься вверх, чуть задержавшись в области моей вздымающейся от волнения груди, я вся подобралась, собираясь задать стрекача. В своей пижаме, застёгнутой на все пуговицы, я себя защищено не чувствовала и хотелось оказаться от него как можно дальше.

«Пожалуй, вы совершенно правы! Мне лучше лечь отдельно», – выпалила я, как только он посмотрел мне в глаза.

– А как же поцелуй на ночь? – насмешливо протянул Тень и резко дёрнул меня на себя. Я как раз собиралась в этот момент рвануть в противоположном направлении, чтобы соскочить с кровати с другой стороны, но он меня опередил. Потеряв равновесие, со всего размаха впечаталась в его тело. Ничего не соображая от захлестнувшей меня паники, я сама не сообразила, как так получилось, что моя рука сжимает кинжал, остриё которого упирается в мужскую шею.

Глаза Главы Тайной канцелярии удивлённо расширились, но страха в них не было.

– Лоран, – укоризненно произнёс Тень, как будто он не обнимает меня, а мы на лекции, – никогда не доставай оружие, если не собираешься его применять.

До этого момента использовать кинжал я и не думала, но от его слов из чувства противоречия лишь крепче сжала рукоять.

«Отпустите!» – как можно увереннее потребовала я. Тень даже не пошевелился, лишь глаза опасно сузились.

– Знаешь, как я отношусь к угрозам? – доверительно поинтересовался он и тут же сам ответил. – Они меня бесят!

Мысленно я взвыла от страха, не зная как выйти из нелепого положения, ведь наносить ему вред не собиралась, а лорд продолжил, будто читая меня, как открытую книгу:

– И ты, и я знаем, что в ход кинжал ты не пустишь, тебе ещё эту ночь пережить надо. Встречи с Тёмным ты боишься больше всего на свете, а помочь тебе могу лишь я. Глупо Лоран, очень глупо злить меня. Кинжалу не место в постели. Убери!

Он говорил спокойно и убеждённо. Самое обидное, что был во всём прав! Ведь искать защиту мне было больше не у кого. Даже Харну рассказать о себе я уже не могла. Он быстро проведёт параллель между мной и Анни. Мне только проблем с опекуном не хватало. Уж лучше прятаться за аурой Тени, чем Харна. От последнего я не знала чего ожидать, и речи не могло быть, чтобы провести ночь в его объятиях.

Охватившая меня паника прошла, и я прочувствовала глупость своего поступка. С виноватым видом опустила кинжал и призналась, оправдываясь: «Вы напугали меня».

– Ты же понимаешь, что я не откажусь от своего намерения? – поинтересовался мужчина, а я съёжилась, смотря куда угодно, только не на него. Посмотрев на всё это, он предложил: – Хочешь, я не буду целовать тебя в губы сейчас?

Я бросила на него быстрый взгляд, боясь надеяться. Ведь понимала, что за мою выходку он меня накажет и не верила, что всё обойдётся.

– Знаешь, меня давно гложет любопытство, что такого произошло в зале, во время тренировки с Кайлом. Покажешь?

Я быстро закивала, пока он не передумал, чем вызвала лёгкую улыбку на его губах. Вот правду говорят, что всё познаётся в сравнении. Сейчас я готова была поделиться любыми воспоминаниями, лишь бы он меня не трогал. Я поверить боялась, что так легко отделалась!

– Вот и умница. Давай уберём это, – он забрал у меня из руки кинжал и метнул его в стену.

Я начала поворачивать голову посмотреть, куда тот вонзился, но пальцы легли мне на виски, останавливая движение, и я встретила взгляд светло-серых глаз, которые горели нетерпением. Подавив вздох, распахнула своё сознание.

Тень отстранился и расслаблено вытянулся на постели, заложив под голову руки и скрестив ноги. К моему облегчению, под халатом обнаружились домашние брюки, а вот грудь была обнажена, и я стыдливо отводила глаза.

Я показала ему, что он просил, ограничив воспоминания тем, как убежала из зала, скрываясь от Сатияра. Не стала делиться тем, как Кайл пришёл ко мне потом с цветком и к каким последствиям это привело. Ни к чему.

Лорд никак не прокомментировал увиденное, а я чувствовала себя неуютно под задумчивым взглядом его серых глаз. К тому же не знала, что мне дальше делать: он лёг, а я так и осталась сидеть на постели.

– Лоран, ты же понимаешь, что я не могу оставить твою выходку безнаказанной, – неожиданно произнёс он, а мне поплохело. – Ты угрожала мне. Даже удивительно, что в этот раз моя одежда не пострадала. Должен заметить, что все твои вспышки печально сказываются на моём гардеробе.

От дурных предчувствий я сглотнула, а Тень продолжил рассуждать.

– Ты мне задолжала, признай. По первому зову я прихожу на помощь, и никакой благодарности.

Он с намёком смотрел на меня, пауза затягивалась и я выдавила из себя: «Я благодарна. Правда».

– Ты странно это выражаешь, – с намёком скосил он глаза в сторону кинжала. – Так что, не убедила.

Я не знала, куда от смущения девать глаза, а он выжидающе сверлил меня взглядом. Интуиция подсказывала, что меня к чему-то подводят, а вернее, к наказанию. Понимая, что чему быть, того не миновать, я собрала крохи храбрости и спросила: «Чего вы хотите?».

Ведь он явно что-то задумал, и смысла нет затягивать. Деваться мне всё равно некуда.

– Давай подумаем… Всё началось из-за поцелуя, потом ты меня сравнила со своим дядей и что-то мне подсказывает, что будь у тебя дедушка, сравнила бы и с ним. Это должна быть благодарность мне и урок для тебя. Исходя из всего перечисленного, ограничимся поцелуем, – я вскинула глаза, шокировано смотря на него, а он, как ни в чём не бывало, продолжил. – Так как я обещал тебя сегодня не целовать, то это сделаешь ты, а так как это урок, то поцелуй должен быть «настоящим».

Озвучив возмутительное пожелание, Тень не сводил с меня спокойного взгляда. Вообще он выглядел совершенно расслабленным и не сомневающимся, что я всё сделаю.

Я потрясённо смотрела на него и не находила слов. У меня в голове не укладывалось, как можно самой лезть к нему с поцелуями?! Ведь он требует не просто прикоснуться к губам, а настоящий поцелуй.

«Можно подумать я знаю, что это значит!» – простонала я про себя.

Со всей отчётливостью понимала, что и под страхом смерти не выполню требуемого. Хоть режьте меня, но не смогу! Поэтому и сидела, замерев на месте, ощущая глухую безнадёжность.

– Лоран, а ты раньше целовалась? – надумал поинтересоваться лорд.

Я отрицательно покачала головой. Не считать же поцелуем тот случай, когда мне обслюнявил губы один из постояльцев, расчувствовавшись от моего выступления. К тому же Иланий тут же вышел с ним поговорить, после чего тот ко мне больше не приближался, обходя стороной.

Тень чуть сузил глаза, разглядывая меня, а потом приглашающим жестом опустил одну руку:

– Ложись, поговорим.

После всего мне было страшно ложиться с ним рядом, но если поцелуи откладывались… Откладывались! Осознание этого придало мне энтузиазма, и я легла, положив голову ему на руку. Он тут же подгрёб меня поближе к себе. В первый момент я напряглась, но мужчина больше ничего не предпринимал, и я постепенно расслабилась, ожидая, когда он начнёт разговор.

– Лоран, ты этого не понимаешь, но тебя обокрали, – услышала я, и это прозвучало с сожалением. Тема, которую он решил поднять, вообще поразила меня. – Тебя не просто изнасиловали, лишив невинности, тебе не дали превратиться из девочки в девушку, сразу сделав женщиной… У тебя ведь не было свиданий, когда очарованный тобой кавалер приглашал тебя на прогулку? Когда несмело брал за руку, радуясь невинному жесту и возможности к тебе прикоснуться, – Тень опустил свою вторую руку и нашёл мою ладонь, чуть сжав в своей руке, а потом переплетя наши пальцы.

Я смотрела на наши соединённые руки, боясь посмотреть на него. Его слова были такие странные, а действия неожиданные.

– И не будет, если ты не перешагнёшь прошлое. Ведь ты не позволишь пригласить себя на свидание и не примешь ухаживаний, страшась того, к чему это может привести. С одной стороны это не плохо: ты не потеряешь голову от первого попавшегося смазливого сосунка, одарившего тебя парочкой комплиментов, но в то же время не позволишь приблизиться и тому, кто мог бы сделать тебя счастливой. Поверь мне, в одиночестве нет ничего хорошего и это не подходящий удел для умной и красивой девушки.

Его слова задели некие струны в душе, я сама даже не могла разобраться в своей реакции. Просто замерла, как мышка и, кажется, даже не дышала. Наши переплетённые пальцы вызывали странные ощущения, от его руки исходило тепло, которое как будто согревало не просто мою ладонь, а что-то внутри.

– Ты достойна того, чтобы поклонники целовали тебе руки, – он разъединил наши пальцы и, перехватив мою ладонь, поднёс её к губам, поцеловав. – Чтобы восхищались твоими тонкими пальчиками и бархатной кожей, – он провёл большим пальцем по моим. – Чтобы воровали поцелуй украдкой, слыша, как сбивается твоё дыхание.

Дыхание у меня действительно перехватило: перевернув мою руку, он прижался горячими губами к моему запястью, где бился пульс. Я была как будто околдована его словами и даже не сделала попытки забрать руку. Волшебство нарушила Гая, которая возмутилась близостью мужских губ к себе и из браслета трансформировалась в облачко тьмы, в форме змеиной головы, которая поднялась из моей руки и уставилась на лорда. У меня создалось впечатление, что они общаются. Победил Тень, так как Гая втянулась в мою кожу, став татуировкой и поползла вверх по руке, скрываясь под рукавом пижамы.

Её передвижения вызвали лёгкое чувство щекотки, и я дёрнулась, освободив свои пальцы. Добравшись до предплечья, она вновь приподняла голову, проявившись сквозь пижаму, и посмотрела на лорда. Усмехнувшись, Тень протянул руку, бесстрашно накрывая её своей ладонью. Гая тут же испарилась, а я резко вдохнула, так как он случайно задел мою грудь.

Мужчина перевёл взгляд на меня, а потом лекторским тоном произнёс:

– Лоран, запомни, если на свидании кавалер положит руку сюда, – его ладонь уверенным жестом легла на мою грудь, чуть сжав, – смело давай пощёчину.

В шоке от его действий, я круглыми глазами посмотрела на него, а Тень, с совершенно невозмутимым лицом, отпустил грудь и передвинул руку ниже, положив её на лоно:

– Если же наглец посмеет протянуть руки сюда – тут же призывай кинжал!

У меня произошёл раскол сознания. Его наставительный тон никак не вязался с беспардонностью совершаемых действий. Не понимала, как можно себя так вести?! И его рука хоть и не шевелилась, но лежала ТАМ!!!

А ведь я и кинжал призвать не могла, так как угрожать ему чревато, и пощёчину залепить опасалась, хоть руки и зачесались. От понимания, что меня нагло и, главное, безнаказанно тискают, в душе поднималось яростное возмущение. Когда моё кипение достигло крайней точки, Тень убрал руки, заведя их под голову и откинувшись на подушки.

– Я думаю, пора переходить к поцелуям, – заявил этот… этот…

Привстав на постели, я испепелила его взглядом. Выражение же глаз этого субъекта было совершенно невинным. Всем своим видом он как бы спрашивал: «Чего ты ждёшь?»

Чувство самосохранения просто испарилось. Поцелуя? Он ещё хочет поцелуя?! Забыв о прежней неловкости, своих страхах, я резко склонилась к его лицу и… мстительно укусила за нижнюю губу.

Мужчина охнул, и этот звук бальзамом пролился на мою душу.

Его рука стремительно зарылась в мои волосы. Предположив, что сейчас он дёрнет, отрывая меня от себя, я выпустила искусанную часть тела, но вместо того, чтобы отстранить меня, он прижал моё лицо к своему плечу.

– Лора-а-а-н, – простонал Тень, странно содрогаясь. Не сразу до меня дошло, что он давится от смеха. – Маленькое чудовище!

Ярость схлынула, оставив чувство растерянности и непонимания: в его голосе не было и следа злости, а его пальцы в моих волосах нежно взъерошили причёску.

Я приподняла голову, с опаской заглядывая в его лицо, и встретила укоризненный взгляд.

– Вот что ты наделала? – вздохнул он, прикасаясь к пострадавшей губе. – Завтра мне обеспечены шутки насчёт страстности моей любовницы и ведь не объяснишь, что это проделки излишне скромной адептки.

У меня просто вытянулось лицо от его слов и… почему-то стало стыдно. Я почувствовала, как стремительно краснею.

Отпустив меня, он встал.

– Пойду приложу мазь. Может, исправит положение. Руфус! – неожиданно позвал брейда. – Хватит мяться, неси успокаивающий отвар. Он сейчас будет кстати, – на ходу произнёс лорд, скрываясь за дверью ванной.

Брейд тут же возник в углу спальни и с бесстрастным лицом подошёл ко мне, протягивая на подносе чашку. Взяв её, я тут же опустила взгляд, начав пить пахнущий мятой и травами тёплый отвар. Опустошив чашку, вернула её, и Руфус тут же удалился.

Я упала на постель, совсем не понимая, что происходит. Залезла под одеяло и повернулась на бок, не желая встречаться взглядом с Тенью, когда тот вернётся. Сил смотреть на него у меня не было. Я почему-то чувствовала себя ребёнком, который сделал что-то не то.

Внутренне напряглась, когда услышала приближающиеся шаги. Тень погасил свет и подошёл к кровати. Под его весом прогнулась постель, когда он лёг. Я затаила дыхание, ожидая его дальнейших действий, и они не заставили себя ждать. Чуть выше моей головы на подушку легла его рука.

– Двигайся ближе, – спокойно произнёс он.

Пару ударов сердца я колебалась, а потом привстала и легла на его руку, чуть пододвинувшись. Он приобнял меня и тут его ладонь легла на мою грудь. Я возмущённо дёрнулась.

– Что? Разве мне не положена компенсация?

Лишь сила удерживающей меня руки не позволила мне взвиться с места. Услышав негромкий смех, я не поверила своим ушам и замерла.

– Лоран, заметь, я трогал тебя в непозволительных местах и твоя реакция – это возмущение и гнев. Причём, никакого страха и отвращения. Всё у тебя будет хорошо, девочка, – неожиданно уверенно заключил он, и его ладонь, оставив в покое мою грудь, опустилась на талию.

Некоторое время я осмысливала ситуацию и переваривала произошедшее. Провокатор! С трудом мне удалось понять, что всё это время он намеренно провоцировал и выводил меня из себя. Когда до меня это дошло… удивительно, но сердце наполнилось благодарностью. Я преодолела себя и больше не сжималась, терпя домогательства. Бездна, я ведь ему кинжалом угрожала и укусила!

Повернувшись на другой бок, не поднимая головы, уткнулась носом в халат Тени.

– Спи, чудовище! – проворчал мужчина, а мои губы дрогнули в улыбке, как будто я получила самый лучший в мире комплимент.

Поверить не могла, что он помогал мне. Конечно, методы у него жёсткие, он же мне всю душу наизнанку вывернул, но действенные. По крайней мере, я научилась справляться с собственными страхами и давать отпор.

Я проигрывала в уме последние события, отдавая должное его умению играть. В груди рождалась теплота к Тени. Ведь что ему за дело до меня и моих страхов, но он приходит на помощь, нянчится со мной. Лорд Хэйдес требовательный, но справедливый, я всегда могу на него рассчитывать. Он же ни разу не подвёл и приходит на мой мысленный зов. Не проигнорировал, при всей своей занятости!

Человек, который на большинство людей наводит ужас, для меня стал стеной, ограждающей от всех бед и опасностей. Наверное, я одна из немногих, кого не пугают его способности. Я знала, что пока он рядом, со мной ничего плохого не случится.

«А ты его укусила», – напомнила совесть, и мне стало очень стыдно за свой поступок. Просто мучительно стыдно. Захотелось хоть как-то извиниться. Движимая порывом, я привстала и, потянувшись к нему, быстро поцеловала в губы.

Отстранившись, встретила потрясённый взгляд лорда.

«Спасибо!» – сказала я, с теплотой глядя в светло-серые глаза, а ведь раньше боялась их до дрожи, и быстро легла обратно к нему на плечо. На губах остался привкус трав от мази, которую он нанёс на припухшую по моей вине губу. Я чувствовала, что он удивлён, но неловкости за свой порыв не испытывала.

Тень не стал ничего говорить, лишь его рука вернулась на мою талию и чуть сжала меня. После этого я уже спокойно закрыла глаза, собираясь спать. На душе стало легче.

* * *

Он чётко уловил миг, когда неугомонная адептка уснула, доверчиво уткнувшись в него носом и даже скромно положив ладошку на его торс. Он бы многое отдал, чтобы понять, что за мысли бродят в этой головке. Опять он не правильно расшифровал её эмоции и ведь не в первый раз эта девочка заставляет его ошибаться в своих выводах. Для него это было непривычно. Ощутив исходящие от неё стыд и смущение был уверен, что она переживает из-за его домогательств, но совсем не был готов к её поцелую и благодарности. Лишь зная, через что она прошла, он в полной мере оценил её поступок. Понимание того, что вероятно он первый, кого она поцеловала сама, неожиданно отозвалось теплом в груди.

В последнее время он голову сломал, пытаясь отследить её родословную. Получив от неё интересную информацию насчёт щита, решил порыться в библиотеке, чтобы узнать подробнее о такой способности сирен. Потратив бестолку время и так толком ничего не найдя, вернулся и был крайне раздражён, уловив от неё эмоции отвращения. Он ей настолько неприятен?! Раньше ничего подобного она не испытывала: боялась, злилась, но не было такого острого чувства неприятия. Данная эмоция задела его настолько, что наспех вытершись, он спешно оделся и вышел из ванной комнаты с твёрдым намерением выставить её из своей спальни.

Не поверил, услышав её объяснения, а ещё насторожился: странно слышать размышления о браке, если учесть, что за браслеты их связывают. Поэтому был решительно настроен проверить ход её мыслей, неизвестно, что она успела услышать из его утреннего разговора с королём.

Кстати о нём, пулушутливое замечание насчёт влияния на него браслетов уже не вызывало улыбки. Как иначе объяснить нежность, которую вызывает в нём эта девочка? А желание её защитить? В глупом бы оказался положении, увидь кто-нибудь, в каком виде он заявился её спасать. Но её отчаянный мысленный зов не оставил ему времени позаботиться о своей одежде. Отследив по браслету её местоположение и сопоставив всё это с полной луной, он сделал правильные выводы и не стал отвлекаться на мелочи.

Собственноручно бы придушил Тёмного за то, что никак не оставит её в покое, за ужас, что вызывает в ней. Настораживало, что тот остаётся в своих землях, доверив розыск шпионам. Если учесть, кто эта девочка, что-то слишком мало рвения тот проявляет.

Лоран зашевелилась во сне и вытянула руку, обнимая его. Неожиданно сознание обожгла мысль, что в данный момент формально это его жена. Родовые артефакты приняли её, как приняли в своё время его мать, чего не скажешь о нынешней супруге его отца. Их брак бездетный. Отец знал, что его это ждёт, но от помолвки не отказался, слишком выгоден был брак, а наследник у него уже имелся.

Данными артефактами проверяли избранниц, и если браслеты сжимались на руках пары, это означало, что дух рода благословил брак, и церемония в храме оставалась лишь формальностью.

Всегда был уверен, что такому не суждено случиться в его жизни, но сейчас он в постели… со своей супругой. Близость девичьего тела, доверчиво прильнувшего к нему, была приятна. Обычно он предпочитал спать один. Когда улавливаешь эмоции окружающих, начинаешь ценить одиночество. Женщины раздражали своим желанием угодить, скрываемым страхом, беспокойством по поводу того остался ли он доволен. Его последняя любовница Сандира, несмотря на то, что полностью устраивала во всём, так и не смогла добиться от него того, чтобы он остался у неё на всю ночь.

Кто бы знал, что он свои ночи будет проводить с сопливой девчонкой, вечно попадающей в неприятности. Странно, его никогда не привлекали пугливые девственницы, так скажите на милость, с чего он решил бороться со страхами этой невинной девочки? Альтруизм ему не свойственен и всё же он дрогнул, когда понял, какую душевную рану она несёт в себе. Пусть Тёмный сорвал цветок, но не пробудил её тело, и в интимном плане она оставалась невинной и неискушённой. Лоран даже представить не могла, чего ему стоило сегодня сдержаться.

Удивительно, но так неожиданно подаренный неумелый поцелуй разгорячил кровь сильнее, чем опытные ласки Сандиры. Признаться, своим поступком Лоран его в который раз удивила. Забавно, он не любил считывать женщин, находя большинство из них пустоголовыми, но мысли конкретно этой девочки его притягивали. Возможно потому, что были ему не доступны. Но даже погружаясь в её воспоминания, его ничего не отталкивало. Несмотря на всё, что пережила, внутренне Лоран оставалась удивительно чистой, как горный родник, как нетронутый снег неприступных вершин. В ней не было мелочности, зависти, злобы, отсутствовала суетность женских мыслей.

«Пора посетить Сандиру», – сказал себе. Последнее время у него было столько дел, что он пренебрегал встречами с нею, вот и реагирует на неопытных детей. Докатился! О несвойственной ему теплоте в душе, которая пробуждалась в нём к этой девочке, он старался не думать.

* * *

Мне снился прекрасный сон. Наверное, самый лучший в моей жизни. Я гуляла по лесу, в сопровождении Тени. Было летнее раннее утро, и по земле стелился туман. Я почему-то шла босиком по тропинке, но холодно не было, да и мелкие камушки ногам не досаждали. Тень что-то рассказывал, а я слушала мужчину и с улыбкой щурила глаза от солнечных лучей, что пробивались сквозь листву деревьев.

Я чувствовала безграничное счастье, такое, какое испытываешь лишь в детстве, когда хочешь обнять весь мир, а ещё в обществе лорда Хэйдеса мне было необычайно легко. Он о чём-то говорил, но поймав мой взгляд, когда я изучала его аристократический профиль, улыбнулся по-доброму и остановился, разворачиваясь ко мне. Мужчина протянул ко мне руку, а моё сердце забилось совсем не от страха, скорее в предвкушении чего-то важного и… замерло, когда его пальцы потянулись к чему-то за моей спиной. Разочарование только-только зародилось в груди, но тут он что-то сорвал, и перед моим лицом возникла малина, которую лорд протянул к моим губам.

Его ласковый взгляд согрел меня и не чувствуя никакого смущения, я доверчиво обхватила губами спелую ягоду, чуть коснувшись его пальцев. Сладкий сок потёк по моим губам, и я облизала их, задев его пальцы. Глухо застонав, Тень обнял меня другой рукой, прижимая к себе, и склонился к моим устам, даря поцелуй. Нежный, трепетный, ни капли не требовательный и не властный.

Тень отстранился лишь затем, чтобы скормить мне ещё одну сладкую ягоду и тут же снова приник к моим губам…

Я нехотя вынырнула из сна, ощущая покалывание в губах и вспоминая упоительные поцелуи со вкусом малины. Из груди вырвался беззвучный стон от чувства потери и ладони сжались, стараясь удержать ускользающий сон.

Мужской стон вторил моему, как будто являясь продолжением сновидения. Пальцы ещё раз сжались, стон повторился… мои ягодицы тоже крепко сжали и тут я ощутила, что под моей ладонью находится что-то упругое и с недоумением распахнула глаза.

В поле зрения оказалась обнажённая мужская грудь, на которой я собственно и лежала. Опустив взгляд, не поверила своим глазам: пояс мужского халата ослаб, и его полы за ночь распахнулись, вот почему моя голова покоилась на голой груди. Моя же ладонь находилась под одеялом ниже пояса лорда. Гораздо ниже!!! И пусть я чувствовала пальцами материю брюк, но под ней сжимала…

В этот момент обладатель захваченной мной части тела проснулся и единым рывком перевернулся, опрокидывая меня на спину и нависая надо мной. Застигнутая на месте преступления я сжалась от страха, к моему стыду и пальцы сжались.

– Лора-а-а-н, – простонал Тень, открывая глаза. Возглас прозвучал удивлённо и немного шокировано.

От стыда захотелось провалиться сквозь землю и, отпустив, наконец, то, что сжимала, я забарахталась, мечтая выбраться из кровати и оказаться как можно дальше от разгневанного лорда. В том, что меня сейчас испепелят гневными насмешками, я почему-то не сомневалась.

Тень придавил меня к постели и обхватил руками лицо, заставляя посмотреть на себя. Не знаю, как он ещё не обжёгся об мои пылающие щёки. Глаза я тотчас зажмурила, не в силах взглянуть на него.

– Лоран, тихо… тихо… успокойся. – Я замерла, но глаз не открыла. – Лоран, посмотри на меня! – настойчиво произнёс лорд.

Гнева и злости в голосе я не уловила, но бездна, как же стыдно! Я опасливо приоткрыла глаза, мечтая испариться. Как жаль, что открытие порталов мы проходим лишь в конце третьего курса.

Встретив взгляд Тени, была поражена смешинкам в его глазах. Это меня настолько поразило, что я широко распахнула ресницы.

– Лоран, будем считать, что ты отомстила мне за вчерашнее блуждание рук по твоему телу.

«Отомстила?! Да я бы никогда… Вам?!!!» – мысленно лепетала я, не желая быть той самоубийцей, кто решится отомстить ЕМУ.

– Запомню, что спросонья ты на порядок смелее, – усмехнулся он и отпустил меня. – Тебе сегодня на занятия. Поднимайся! В ванную я первый.

Рывком встав, он запахнул халат и скрылся за дверью ванной комнаты. Я же потрясённо смотрела ему в след, ещё не веря, что всё обошлось, и меня не прибили.

Натянув на голову одеяло, издала беззвучный протяжный стон. Ну как меня угораздило?!!!

Самобичеванию предавалась не долго. Мысль о том, что все мои эмоции для некоторых не секрет, заставила меня пошевеливаться. Ещё не хватало, чтобы Тень вернулся, а я ещё в постели валялась. Поэтому быстро соскочила и подбежала к своей аккуратно сложенной одежде. Начав разбирать вещи, нашла и материю, чтобы перетянуть грудь. Неужели Гасс вспомнил о своём упущении?

Переоделась в рекордные сроки и когда лорд Хэйдес освободил ванную, я уже овладела собой.

В академию мы отправились лишь после того, как меня плотно накормили завтраком. Если честно, мне кусок в горло не лез по началу, но Тень вёл себя так, как будто ничего такого не произошло и под его инструктаж что говорить своему опекуну и окружающим, я даже не заметила, как опустошила тарелку.

Порталом мы перенеслись к воротам академии. На этот раз лорд не стал взламывать защиту. Там мы с ним коротко попрощались и разошлись. Тень отправился к ректору, а я потрусила к общежитию, кутаясь в позаимствованный у него тёплый плащ. Насчёт верхней одежды для меня брейд не подумал. Я порывалась отдать плащ, когда мы прощались, но лорд отмахнулся, сказав, чтобы передала Гассу.

Не знаю, какие были объяснения у Тени с ректором, но я порадовалась, что успела поесть, так как стоило мне вернуться, как на меня набросились с расспросами Харн с Кайлом. Оказывается, Харн забрал из моей комнаты кинжал, и стоило тому исчезнуть, как он уже невесть что себе надумал, требуя ответов у отца. Он уже с утра побывал у ректора, настаивая, чтобы тот отпустил его на мои поиски. Ректор, понятное дело, в просьбе отказал, мотивируя тем, что моё местоположение известно, и это не причина пропускать занятия. Харн же предъявил претензию, что это не академия, а проходной двор, если его подопечного без всяких пояснений и согласия опекуна забирают среди ночи. В общем, Харн был зол и бросался на всех похлеще умертвия. Мне даже стыдно стало из-за того, что он так сильно переживал, а со мной ничего страшного не случилось.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю