332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Филип Киндред Дик » Свободное радио Альбемута (сборник) » Текст книги (страница 36)
Свободное радио Альбемута (сборник)
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:50

Текст книги "Свободное радио Альбемута (сборник)"


Автор книги: Филип Киндред Дик






сообщить о нарушении

Текущая страница: 36 (всего у книги 66 страниц) [доступный отрывок для чтения: 23 страниц]

Блок ПОЛЕТНАЯ ИНФО выдержал паузу.

– Полет из этого пункта пррроходил в рррежиме ррручного упррравления. Следовательно, в мою память не были введены исходные коорррдинаты. Вычислить их я–а–а не способен.

– Понятно. – Сет почти не удивился. – Ладно, – сказал он, глядя на уменьшающееся Здание – «шутиха», выпустив плоскости, барражировала над ним. – Обучи–ка меня ручному управлению.

– Сначала возьмите его на себя, нажав кнопку десять. Затем… Видите большой пластмассовый шаррр? Он вррращается впррраво, влево, вперрред и назад, и служит для выборрра напррравления. Пррредлагаю попрррактиковаться, прррежде чем я перрредам вам упррравление.

– Передавай! – свирепо рявкнул Сет. Он увидел далеко внизу, над Зданием, две черные точки.

– Упррравление перрредано.

Сет повернул большой пластмассовый шар. Корабль встал на дыбы, завилял, затрясся, затем клюнул носом и помчался навстречу пустыне.

– Назад, назад, – подсказал блок ПОЛЕТНАЯ ИНФО. – Вы слишком быстррро снижаетесь.

Сет потянул шар на себя, и полет «шутихи» стал почти горизонтальным.

– Я хочу оторваться от этих кораблей.

– Ваши навыки вождения едва ли позволят…

– А ты можешь это сделать? – перебил Сет.

– В мою память заложено несколько виррражей. Любой из них…

– Ну так действуй.

Погоня была близка. На видеоэкране Сет отчетливо видел 88–миллиметровые орудия. В любую секунду они могли открыть огонь.

– Прррогрррамма виррража задана, сэр. Пожалуйста, пррристегнитесь к кррреслу.

Сет кое–как совладал с ремнем безопасности. В тот миг, когда он застегивал пряжку, «шутиха» рванулась вверх, описала иммельманову петлю, а завершив маневр, летела уже в противоположном направлении и на порядочном расстоянии от преследователей.

– Вышеупомянутые корррабли следят за вами с помощью рррадаррров, сэр, – сообщил компьютер. – Я запрррогррраммиррровал автопилот на соответствующий маневррр ухода. Не волнуйтесь.

Корабль понесся вниз, как сорвавшийся с троса лифт. Едва не лишившись чувств, Сет опустил голову на руки и закрыл глаза. Затем, совершенно неожиданно, «шутиха» вышла из пике. Траектория ее полета была неровной, так как в точности повторяла профиль местности.

Сет полулежал в кресле. Хаотические рывки «шутихи» вызывали у него приступы тошноты.

Раздался хлопок – видимо, один из преследователей выстрелил из пушки или выпустил ракету «воздух – воздух». Стряхнув сонливость, Сет поглядел на обзорный экран.

«Где они?»

Вдалеке, за пустынной равниной, он увидел высокий столб черного дыма. Как он и опасался, снаряд пролетел перед носом его корабля. Это означало, что оторваться от погони не удалось.

– У нас есть какое–нибудь оружие? – обратился Сет к ПОЛЕТНОЙ ИНФО.

– Согласно уставу, мы вооррружены двумя ррракетами класса «воздух – воздух» типа «а–сто двадцать». Прррикажете запрррогррраммиррровагь пусковое устррройство на стрррельбу по пррреследующим коррраблям?

– Да.

Решение далось нелегко: Сет впервые осознанно шел на убийство. Но не он первый открыл огонь, и тех, кто охотился за ним, не мучила совесть. Если он не будет защищаться, то погибнет.

– Ракеты выпущены, – раздался другой электронный голос, уже не из динамика, а из консоли. – Хотите визуально следить за их полетом?

– Да–а, он хочет, – ответил блок ПОЛЕТНАЯ ИНФО.

Экран разделился надвое, и Сет понял, что включились видеокамеры на обеих ракетах.

Левая ракета промахнулась и по пологой кривой понеслась к планете, зато вторая вышла на цель. Корабль развернулся, рванул вверх, но и ракета переменила курс. Экран осветила беззвучная белая вспышка. Один из кораблей погони был уничтожен, но второй летел прямо на Сета, быстро набирая скорость, – пилот знал, что Сет израсходовал боекомплект.

– У нас есть пушки?

– На таких маленьких коррраблях…

– Да или нет?

– Нет.

– Я хочу сдаться, – угрюмо произнес Сет. – Я ранен и могу истечь кровью. Сажай поскорее.

– Есть, сэррр.

«Шутиха» снова полетела параллельно планете, но теперь она сбрасывала скорость. Сет услышал, как включился механизм выпуска шасси. Затем – сильный толчок: «шутиха» коснулась поверхности. Корабль трясло и подбрасывало. Наконец, визжа покрышками шасси, он развернулся и остановился. Сет перестал стонать. Навалясь грудью на консоль, он прислушивался к погоне. Ни звука.

– ПОЛЕТНАЯ ИНФО, – произнес он, судорожным рывком подняв голову. – Он сел?

– Пррродолжает удаляться.

– Почему?

– Я–а–а не знаю… Он улетает, мои рррадаррры едва его видят. – Пауза. – Все, он удалился за пррределы действия рррадаррра.

Возможно, пилоту не удалось проследить за маневром Сета. Возможно, он решил, что Сет и сейчас летит над самой землей, пытаясь обмануть его следящие устройства.

– Поднимай машину, – приказал Сет. – Веди расширяющимися кругами. Я поищу поселок. Сначала – на северо–восток. – Он выбрал направление наугад.

– Да–а–а, сэррр.

«Шугиха» ожила и легко, плавно пошла вверх.

Вновь Сет отдыхал, но на сей раз он расположился так, чтобы видеть обзорный экран. На удачу он не рассчитывал – поселок слишком мал, а пустыни беспредельны. Но что еще оставалось? Назад, к Зданию? Эта мысль вызывала отвращение. Желание побывать в его стенах исчезло.

«Это не винный завод, – подумал он. – Но что, дьявол его побери?»

Этого он не знал. И не надеялся, что когда–нибудь узнает. Справа блеснул металл. Сет неловко привстал и посмотрел на хронометр – оказывается, «шутиха» летает по спирали почти час.

«Неужели я опять вырубился? – подумал он и, кривясь от боли, вгляделся в экран.

Домики.

«Вот он», – подумал Сет.

– Идти на посадку?

– Да. – Сет наклонился вперед, напрягая зрение, боясь ошибиться.

Внизу лежал поселок.

Глава 14

в которой Нед Рассел становится банкротом

Сет нажал кнопку электрического замка. Люк открылся. От поселка к кораблю брела группа жителей – такая маленькая, что у Сета защемило сердце. Они уныло смотрели, как Сет, шатаясь и спотыкаясь, выбирается из люка.

Сознание ускользало; хватаясь за него, он обвел взглядом лица. Рассел был угрюм, Фрэйзер выглядел усталым, в запавших глазах Мэри тревога за мужа уступала место облегчению. Доктор Бабл рассеянно грыз мундштук трубки. Среди них не было Тага. И Белснора. Опережая вопросы, Сет произнес:

– Белснор убит?

Они кивнули.

– Ты первый из пропавших, кому удалось вернуться, – сказал Рассел. – Вчера, поздно вечером, мы заметили, что Белснор нас не охраняет. Подошли к лазарету и увидели, что он мертв.

– Убит электрическим разрядом, – уточнил Бабл.

– Аты исчез, – добавила Мэри. Несмотря на возвращение мужа, лицо ее было несчастным, а в глазах угасала надежда.

– Ложитесь–ка обратно в лазарет, – посоветовал Сету Бабл. – Удивляюсь, как вы не умерли. Посмотрите на себя – вы же весь в крови.

Все вместе они помогли Сету добраться до койки. Мэри торопливо поправила постель. Сет ждал пошатываясь и наконец дал уложить себя на чистую простыню.

– Я хочу посмотреть ваше плечо, – сказал Бабл. – Боюсь, на артерии разошелся шов, под повязкой кровит…

– Мы на Земле, – сообщил Сет.

Все молча смотрели на него. Бабл на миг оцепенел, затем повернулся спиной к Сету и снова стал перебирать хирургические инструменты. Пауза затягивалась.

– А что такое Здание? – спросил наконец Фрэйзер.

– Не знаю. Но они сказали, что я там уже бывал.

«Следовательно, на каком–то уровне сознания я помню, что это такое, – подумал он, – Возможно, все мы когда–то были там. Одновременно».

– Почему нас убивают? – поинтересовался Бабл.

– Понятия не имею.

– Как ты узнал, что мы на Земле? – спросила Мэри.

– Побывал в Лондоне. Это древний, давно обезлюдевший город. Он огромен – больше любого неземного города в Галактике.

Тысячи брошенных, разрушенных домов, фабрик, улиц. Когда–то в нем жило десять миллионов человек.

– Но на Земле нет ничего, кроме «вольера»! – воскликнул Фрэйзер. – И никого, кроме «страусов».

– Плюс казармы Западного Межпланета и лаборатории исследовательского комплекса. – Голосу Сета явно недоставало уверенности и энтузиазма. – Мы, как и предполагали вчера вечером, – участники военного эксперимента, которым руководит генерал Тритон. – Но и в это ему не верилось. – Какие войска носят черную форму?

– Стражи «вольера», – произнес Рассел ровным, безучастным голосом. – Форма – подарок, чтобы поднять их боевой дух. Работа среди «страусов» сильно воздействует на психику, поэтому три–четыре года назад была введена новая эффектная форма.

– Откуда вам это известно? – с подозрением спросила Мэри.

• – Дело в том, что я один из них, – спокойно ответил Рассел,

доставая из кармана маленький блестящий энергопистолет. – У нас вот такое оружие. – Он махнул колонистам пистолетом, чтобы встали теснее друг к другу. – У Морли был один шанс из миллиона. – Рассел указал на свое правое ухо: – Меня держали в курсе. Я знал, что Сет возвращается, но ни я, ни мое начальство даже мысли не допускали, что он доберется сюда.

Рассел улыбнулся. Лучезарно. Раздался громкий хлопок.

Сделав полоборота, Рассел опустил оружие и мешком осел на землю. Энергопистолет выпал из его пальцев.

«Что это?» – удивился Сет, усаживаясь и напрягая зрение. В дверном проеме он различил силуэт человека. Ходящий–по–Земле? Неужели он явился к нам на выручку? Человек держал в руке оружие – старый пистолет, стреляющий свинцовыми пулями.

«Пистолет Белснора, – сообразил Сет. – Но он же у Тага! Ничего не понимаю».

Остальные тоже ничего не понимали. Они нерешительно повернулись навстречу убийце Рассела.

Это был Игнац Таг.

Рассел умирал на полу. Таг нагнулся, подобрал его оружие и сунул себе за пояс.

– Я вернулся, – угрюмо вымолвил он.

– Ты слышал? – спросил Сет. – Ты слышал, как Рассел сказал, что…

– Слышал, – буркнул Таг. Помедлив, он вытащил энергопистолет и протянул Сету. – Пусть кто–нибудь возьмет транквилизатор. Нам понадобится все оружие. Есть здесь еще что–нибудь стреляющее? В «шутихе»?

– Два таких же, – сказал Сет, принимая энергопистолет.

«Он не собирается нас убивать?» – подумал Сет удивленно.

От безумной гримасы на лице Тага не осталось и следа, исчезла даже обычная агрессивная настороженность. Он был спокоен и выглядел совершенно здоровым.

– Вы мне не враги, – сказал он. – В отличие от них. – Он ткнул пистолетом в сторону Рассела. – Я знал, что среди нас есть чужой. Подозревал Белснора, но ошибся. Мне очень жаль. – Он умолк.

Остальные тоже молчали. Ждали, что будет дальше. Знали, что очень скоро что–нибудь случится.

«Пять стволов, – подумал Сет. – Курам на смех. Хотя… есть еще ракеты»воздух – воздух»на сбитом корабле и Бог знает что еще. Может, и отобьемся».

– Попробуем, – кивнул Таг, угадав его мысли по выражению лица.

– Кажется, я догадываюсь, что это за эксперимент, – пробормотал Фрэйзер.

Все молчали, дожидаясь от психолога объяснений. Но их не последовало.

– Скажите, – попросил Бабл.

– Не скажу, пока не буду знать наверняка.

«Кажется, я тоже догадываюсь, – подумал Сет. – Но Фрэйзер прав: не зная наверняка, не имея убедительных доказательств, едва ли стоит говорить об этом».

– Я сразу поняла, что мы на Земле, – произнесла Мэри. – Давным–давно, еще ребенком, видела на картинках Луну.

– И к какому выводу ты пришла? – осведомился Фрэйзер.

– Я… – Мэри поколебалась, глядя на мужа. – Разве это не эксперимент военных из Межпланета?

– Да, – кивнул Сет.

– Можно допустить и другое, – возразил Фрэйзер.

– Не говори, – попросил Сет.

– Думаю, лучше сказать. Надо смотреть правде в глаза. Сначала обсудим мою догадку, а затем решим, стоит ли бороться.

– Говорите. – Бабл дрожал от нетерпения.

– Мы – опасные психи. Некоторое время, возможно, несколько лет нас содержали в Здании. – Он сделал паузу. – Следовательно, Здание – тюрьма и вместе с тем лечебница для душевнобольных.

– А как насчет поселка? – перебил Бабл.

– Это и есть эксперимент. Но не в военных целях. Поселок построен начальством тюрьмы–лечебницы, чтобы выяснить, пригодны ли мы для плодотворной жизни на свободе… На планете, якобы далекой от Земли. Но мы оказались ни на что не способны. Стали убивать друг друга… – Он указал на ружье–транквилизатор. – Вот что погубило Толчифа. Вот с чего все началось. Это ты, Бабл, его пристрелил. А Сьюзи тоже ты прикончил?

– Нет! – пискнул Бабл.

– Но смерть Толчифа на твоей совести, точно.

– За что? – спросил Сет у врача.

– Я… догадывался, кто мы такие. Думал, Толчиф – тот, кем потом оказался Рассел.

– Кто убил Сьюзи Смат? – обратился Сет к Фрэйзеру.

– Понятия не имею. Может, Бабл. А может, ты, Морли? Отвечай, это твоих рук дело? – Фрэйзер пристально посмотрел в глаза Сета. – Нет, думаю, не твоих. Возможно, Тага. Но ты, надеюсь, понял мою мысль? Это мог сделать любой. У каждого из нас склонность к убийству. Вот почему мы были в Здании.

– Это я убила Сьюзи, – призналась Мэри.

– За что? – Сет не мог в это поверить.

– Зато, чем вы с ней занимались. – В голосе Мэри звучало ледяное спокойствие. – К тому же она пыталась меня застрелить. Помнишь домик? Она первая начала. Я только защищалась.

– Боже! – вздохнул Сет.

– Неужели ты был настолько без ума от нее, – ревниво спросила Мэри, – что не понимаешь, почему я это сделала?

– Я ее почти не знал.

– Ты знал ее вполне достаточно, чтобы…

– Хватит! – вмешался Таг. – Это уже не имеет значения. Фрэйзер высказал свою идею: каждый из нас способен на убийство. – Его лицо скривилось. – Но я считаю, ты ошибаешься, – обратился он к Фрэйзеру. – Просто не могу поверить, что мы – маньяки.

– Но убийства говорят сами за себя, – настаивал Фрэйзер. – Я давно понял, что каждый из нас – потенциальный преступник. Это подтверждается ярко выраженным аутизмом, шизофренической недостаточностью адекватного аффекта. – Он уничтожающе посмотрел на Мэри. – Взять хотя бы ее признание в убийстве Сьюзи. Как будто ничего особенного не произошло! – Он показал на врача: – А как вам понравилась разгадка смерти Толчифа? Бабл пристрелил совершенно незнакомого человека просто на всякий случай – а вдруг он подослан начальством.

Наступившую паузу нарушил Бабл:

– Одного я не возьму в толк: у кого поднялась рука на миссис Рокингэм? Такая милая, почтенная, образованная женщина… Никому не мешала…

– А может, ее никто и не убивал, – предположил Сет. – Она была больна… Должно быть, ее увезли, как и меня. На лечение. Во всяком случае, так они объяснили мое похищение – дескать, Бабл неважно прооперировал плечо и без квалифицированной помощи я долго не протяну.

– Ты поверил? – спросил Таг.

Сет не стал кривить душой:

– Не знаю. Допускал. В конце концов, меня могли пристрелить, как Белснора, прямо здесь.

«А ведь они убили только Белснора, – подумал Сет. – А всех остальных – мы… Это подтверждает теорию Фрэйзера… А может, они не хотели его гибели, просто спешили и думали, что стреляют парализующим лучом. И еще, вероятно, боялись нас».

– Я полагаю, – заговорила Мэри, – вначале они не вмешивались в наши дела. Ведь это все–таки эксперимент, им было интересно, чем он закончится. Затем, видя, что он принимает нежелательный оборот, сюда прислали Рассела… и застрелили Белснора. Возможно, в убийстве Белснора они не видели ничего плохого, ведь он прикончил Тони. Даже мы заметили… – Она умолкла, подыскивая слова.

– Нестыковку, – подсказал Фрэйзер.

– Да, нестыковку в его версии. Чем объяснить появление меча уТони? – Она положила ладонь на раненое плечо мужа. Прикосновение было легким, но небезболезненным. – Вот почему было решено спасти Сета. Он никого не убил. Он был невиновен. А ты… – Она посмотрела на Тага и зарычала с ненавистью: – Ты способен пробраться в лазарет и добить его, беспомощного!

Таг пренебрежительно махнул рукой.

– Миссис Рокингэм, – продолжала Мэри, – тоже не замарала рук кровью. Поэтому ее спасли. На переломе подобного эксперимента это естественно…

– Каждое твое слово, – перебил Фрэйзер, – подтверждает мою правоту.

Он презрительно ухмыльнулся, как будто все, что происходило в колонии, его не касалось.

– Наверное, мы чего–то не учитываем, – произнес Сет. – Чем объяснить, что они допустили столько убийств? Ведь они должны были знать обо всем, во всяком случае, после прибытия Рассела. Но мне кажется, знали и раньше.

– Возможно, они плохо следили за нами, – предположил Бабл – Полагались, наверное, на искусственных насекомых с телекамерами.

– Уверен, у них было что–то еще. – Сет повернулся к жене. – Обыщи Рассела, вдруг найдется что–нибудь интересное. Ярлычок на одежде, клеймо на часах или псевдочасах, клочок бумаги в кармане…

– Хорошо. – Мэри осторожно сняла с Рассела чистый, с иголочки пиджак.

– Дай взглянуть, – попросил Бабл, когда Мэри извлекла бумажник. – Удостоверение. Нед Рассел, проживает в куполе–колонии на Сириусе–Три. Возраст двадцать девять лет. Волосы каштановые. Глаза карие. Рост пять футов одиннадцать с половиной дюймов. Имеет право вождения кораблей классов «Б» и «В». – Он еще порылся в бумажнике. – Трехмерная фотография молодой женщины – по всей видимости, жены. Фотоснимки ребенка.

Все молчали.

– В общем, – нарушил тишину Бабл, – ничего ценного для нас. Никакой информации. – Он закатал левый рукав Рассела. – Часы «Омега» с автоматическим заводом. Хорошая вещь. – Он чуть выше задрал коричневую ткань. – Татуировка на внутренней стороне предплечья. Гм, странно, у меня точно такая же и на том же месте… – Он провел по руке Рассела и прошептал: – Персус–Девять. – Затем расстегнул собственный обшлаг и закатал рукав. Все увидели точно такие же буквы.

– И у меня на лодыжке, – сказал Сет.

«Странно, – подумал он, – я давно уже не вспоминал об этой наколке».

– Откуда она у вас? – спросил Бабл. – Я позабыл, где приобрел свою, очень уж давно это было. И не припоминаю, что она означает… Похоже на военную опознавательную метку. Возможно, это географическое название. Военный объект на Персусе–Девять.

Взгляд Сета скользнул по остальным поселенцам. Каждому было явно не по себе.

– Такие отметины есть у всех нас, – вымолвил Бабл, положив конец очень долгой паузе.

– Может, кто–нибудь припомнит, где и когда обзавелся своей наколкой? – осведомился Сет. – Или почему? Или каков ее смысл?

– В ту пору я был еще ребенком, – сказал Фрэйзер.

– Ты никогда не был ребенком, – возразил Сет.

– Что–то я не пойму. – Мэри озадаченно посмотрела на мужа.

– Его нельзя вообразить ребенком, вот что я имел в виду.

– Но ты сказал по–другому.

– Да какая разница, как я сказал? – вспылил Сет. И тотчас взял себя в руки. – Итак, у нас есть еще одна общая черта – надпись на теле. Вероятно, такая же татуировка была и у погибших – Сыози и остальных. Что ж, налицо неприятный факт: у каждого из нас существует пробел в памяти. Иначе бы мы знали, откуда взялись эти татуировки и что они означают. Знали бы, что такое Персус–Девять, или, на худой конец, когда были сделаны татуировки. Боюсь, это подтверждает гипотезу о нашем безумии и преступных наклонностях. Винимо, отметины мы приобрели в Здании, находясь в заключении. Воспоминаний о том, что мы там были, у нас не сохранилось, значит, наколки сделаны там. – Он размышлял вслух, позабыв о том, что его слушают. – Как в Дахау. Мне думается, крайне необходимо понять их смысл. Это будет первым серьезным шагом к разгадке, кто мы такие и для чего предназначен наш поселок. Ну, кто подскажет, как узнать, что такое Персус–Девять?

– Можно запросить справочный блок «шутихи», – сказал Таг.

– Можно, – кивнул Сет. – Попробуем. Но я предлагаю сначала потолковать с тенчем. И хочу при этом присутствовать. Возьмете с собой?

«Если меня бросят здесь, – промолвил он мысленно, – я буду убит. Как Белснор».

– Я позабочусь, чтобы тебя перенесли на «шутиху», – пообещал Бабл. – Но с единственным условием: сначала мы поговорим со справочным блоком корабля. Если от информотеки будет прок, незачем отправляться в такую…

– Прекрасно, – согласился Сет, зная, что корабельная информотека ничем помочь не сможет.

Под руководством Тага поселенцы перенесли Сета на «шугиху» и устроились на ней сами.

Вновь оказавшись за консолью управления, Сет нажал кнопку СПРАВКИ.

– Да–а–а, сэррр, – проскрипел механизм.

– Что ты можешь сказать о надписи «Персус–Девять»?

Ровный гул. Затем – голос компьютера:

– Инфорррмации о Персусе–Девять не имею.

– Будь он планетой, у тебя были бы сведения о нем?

– Да–а–а, если бы ими рррасполагало ррруководство Западного Межпланета.

– Спасибо. – Сет отключил СПРАВКИ – У меня было предчувствие, что здесь мы ничего не узнаем. Есть и другое предчувствие: тенч скажет нам все.

«Возможно, он для того и существует, чтобы ответить на этот вопрос», – произнес он мысленно.

– Я поведу корабль, – вызвался Таг. – Ты серьезно ранен. Ложись.

– Куда я лягу? Тут яблоку негде упасть.

Поселенцы потеснились, и Сет с наслаждением перебрался на пол.

Повинуясь Тагу, «шутиха» ринулась в небо.

«Пилот–убийца, – вяло отметил Сет. – А рядом – убийца–врач. И моя жена – преступница».

Он закрыл глаза. «Шутиха» летела на поиски тенча.

– Это здесь, – подал голос Фрэйзер, следивший за экраном. – Сажай корабль.

– Пожалуйста, – добродушно откликнулся Таг.

Стоило ему чуть пошевельнуть шаром–штурвалом, как «шутиха» резко пошла на снижение.

– Как думаете, нас заметили? – нервно спросил Бабл. – В Здании?

– Не исключено, —сказал Таг.

– Не возвращаться же с пустыми руками, – поспешил вмешаться Сет.

– Это уж точно, – кивнул Таг. – Но об этом и речи не идет. – Управление «шутихой» давалось ему легко. Корабль вышел из пике на пологую кривую, мягко опустился на землю и застыл.

– Помогите выйти, – попросил Сет, вставая.

В голове гудело, как будто через мозг пропускали ток частотой шестьдесят герц.

«Это от страха, – подумал он. – Нервная дрожь. Рана туг ни при чем».

Его осторожно вывели из корабля на иссушенную, покрытую жесткой коркой землю. Тянуло гарью. Мэри остановилась и отвернулась от ветра, чтобы высморкаться.

– Где река? – спросил озираясь Сет.

Река исчезла.

«Мы прилетели куда–то не туда, – подумал он. – А может, тенч перебрался в другое место».

И тут он увидел тенча – до него было рукой подать. Существо ухитрилось почти полностью слиться с местностью.

«Как пустынная жаба, – отметил Сет, – которая зарывается в песок».

Бабл быстро писал на клочке бумаги. Закончив, протянул его Сету – на утверждение.

«Что такое»Персус–9»»?

– Годится.

Бумажка прошлась по рукам, все кивком выразили согласие.

– Хорошо. – Сет постарался придать голосу твердость. – Положи перед тенчем.

Огромный шарообразный сгусток протоплазмы слегка заколыхался, словно ощутив присутствие людей. Потом, когда перед ним положили листок, задрожал.

«Как будто хочет уползти от нас», – подумал Сет.

Тенч раскачивался взад и вперед, всем своим видом выражая смятение. Кое–где он даже потек. «Что–то неладно, – осознал Сет. – В тот раз такого не было».

– Назад! – Бабл схватил Сета за здоровую руку и потащил прочь.

– Боже мой! – воскликнула Мэри. – Он делится!

Она повернулась и бросилась бежать под прикрытие «шутихи».

– Она права. – Фрэйзер тоже отступил.

– Похоже, он вознамерился… – начал Бабл, но тут тенч испустил протяжный стон.

Тварь колыхалась, меняя окраску; по серой луже, окружавшей ее, разбегались волны. Затем на глазах у ошеломленных поселенцев тенч стал делиться: сначала на две, затем на четыре части. Спустя мгновение разделилась каждая четвертушка.

– Похоже, он рожает, – выкрикнул Фрэйзер, перекрывая замогильный стон, который с каждым мигом звучал все громче и пронзительней.

– Нет, не рожает, – возразил Сет. – А просто разрывается. Мы убили его своим вопросом. Он знал ответ и поэтому был уничтожен. Навсегда.

И тут тенч взорвался.

Некоторое время поселенцы не могли вымолвить ни слова. Просто стояли и смотрели на ошметки тенча. Желеобразную массу разбрызгало далеко вокруг. Наконец Сет сделал несколько шагов вперед; его спутники, отбежавшие к кораблю, робко возвращались – посмотреть на дело рук своих.

– Почему? – возбужденно спросила Мэри. – Почему от такого простенького вопроса…

– Это компьютер, – коротко ответил Сет, различивший среди желе детали электроники: провода, транзисторы, печатные платы, кристаллы, электронные схемы…

Тысячи и тысячи деталей, рассыпанных по земле, как мелкое китайское печенье, которое еще называют дамским. Да, восстановить тенча уже невозможно – интуиция говорила Сету, что конструкторы позаботились об этом.

– Выходит, он был неорганическим, – произнес ошеломленный Бабл. – А вы, Морли, ничего не подозревали?

– Было предчувствие, но ложное. Я думал, он единственное живое существо, способное нам ответить.

– 47Я «Боже, как я ошибался!» – воскликнул Сет про себя.

– В одном ты прав, Морли, – вступил в разговор Фрэйзер. – По всей видимости, этот вопрос ключевой. Но куда нам теперь идти?

Земля вокруг тенча дымилась – похоже, желеобразное вещество и компьютерные детали вступили в экзотермическую реакцию друг с другом. Дым выглядел зловеще. Сет вдруг – вроде бы ни с того ни с сего – осознал серьезность ситуации.

«Да, – произнес он мысленно, – цепная реакция. Мы начали ее, но остановить не в силах. Как далеко она зайдет?»

Он помрачнел. От тенча по земле расползались черные трещины, в них пузырилась густая жидкость, которой истекала агонизирующая тварь. Откуда–то издали доносился глухой ритмичный звук, как будто взрыв пробудил кого–то огромного, злобного, омерзительного…

– Боже мой! – воскликнул потрясенный Фрэйзер. – Морли, что ты наделал своим вопросом? – Он неуклюже, как разладившийся робот манипулятором, обвел вокруг себя рукой. – Тут все рушится!

Он был прав. Землю разрывало: еще немного, и негде будет стоять. ««Шутиха»! – вспыхнуло в мозгу у Сета. – Скорее на борт!»

– Бабл! – хрипло выкрикнул он. – Возвращаемся на корабль!

Но Бабл исчез. Всматриваясь в клубы дама, Сет не видел ни его,

ни остальных.

«Они уже на корабле», – сообразил он и поспешно двинулся к «шутихе».

– Даже Мэри! Подонки!

Шатаясь, он добрался до открытого люка. Рядом по земле протянулась черная трещина; еще мгновение, и ее ширина достигла шести футов. Вправо и влево от нее, ветвясь, побежали трещины поуже. Секунда – и вот уже под ногами Сета бездна, в ее глубине кто–то шевелится. Огромная безглазая скользкая тварь корчится во мраке, источая зловоние и не обращая внимания на Сета.

– Бабл! – придушенно крикнул он и, превозмогая головокружение, шагнул к «шутихе».

Внутри – ни души.

«Один как перст», – подумал он.

«Шутиха» вдруг затряслась и накренилась, земля под ней вздыбилась. Заморосил дождь, на тело посыпались едкие капли – не вода, а какое–то другое, куда менее безвредное вещество. Капли жгли кожу. Цепляясь здоровой рукой, Сет ввалился в люк и некоторое время стоял, астматически дыша и кашляя. Куда подевались остальные? Ни единого следа… Он подполз к обзорному экрану.

Снова корабль заходил ходуном, и Сет понял: его затягивает в бездну.

«Прочь отсюда! Скорее! Искать Мэри и остальных уже нет времени!»

Он включил двигатель, затем вцепился в шар–штурвал, и «шутиха» с единственным пассажиром на борту метнулась в темное, угрюмое, несущее угрозу всему живому небо. Сет слушал, как по корпусу лупит дождь.

«Странный дождь. Как кислота. А вдруг она разъест обшивку и уничтожит меня вместе с»шутихой»?»

Он уселся поудобнее и увеличил масштаб изображения на экране. Повращал камеру, одновременно выведя «шутиху» на круговой маршрут. На экране появилось Здание. Совсем рядом с ним бурлила вышедшая из берегов река; волны, желтые от взбаламученной грязи, лизали стену. Перед лицом последней опасности Здание перекинуло временный мост через реку. На мосту Сет увидел мужчин и женщин. Боже, какие они дряхлые! Белые, слабые, как измученные лабораторные мыши. Шаг за шагом они продвигались над кипящей бездной.

«Идут туда против воли, – догадался Сет. – Кто они?»

Всмотревшись в черты одной из старух, сгорбленной, испуганной, жалкой, он узнал собственную жену. Следом за ней семенила Сьюзи Смат… А вот доктор Бабл. Да, теперь Сет узнал их всех. Неда Рассела, Бена Толчифа, Глена Белснора, Уэйда Фрэйзера, Бетти Джо Бем, Тони Дункельвельта, Игнаца Тага, Мэгги Уолш, старого Берта Кослера (он не изменился – все та же ходячая развалина), Роберту Рокингэм и, наконец, Мэри.

«Их захватил Разрушитель Формы, – сообразил Сет, – и превратил в старцев. И теперь они возвращаются туда, откуда пришли. Насовсем. Чтобы умереть там».

Корпус корабля вибрировал. Снова и снова раздавался лязг, как будто снаружи по обшивке стучали кувалдой. Сет поднял «шутиху» повыше, и скрежет утих.

«Что это было?» – подумал он, снова прикипая взглядом к экрану.

Здание рассыпалось. Обломки – пластик вперемешку с металлом – крутясь, взмывали вверх, словно подхваченные ураганным ветром. Хрупкий мост через реку обрушился, и те, кто по нему ступал, вместе с обломками полетели в ревущую грязную воду. И исчезли. Здание тоже погибло – старцы не нашли в нем спасения.

«Я один уцелел», – осознал Сет.

С горестным стоном он повернул штурвал. «Шутиха» сорвалась с налетанной траектории и по прямой устремилась к поселку.

Внезапно двигатель заглох. Теперь Сет не слышал ничего, кроме щелчков дождевых капель о корпус. «Шутиха» теряла высоту, падая по пологой кривой.

Смежив веки, он сказал себе: «Я сделал все, что мог. Держался до конца. Больше от меня ничего не зависит».

«Шутиха» ударилась и заскользила по земле. Сета сбросило с кресла на пол. От корпуса отлетело несколько секций обшивки, в пробоины хлынул едкий дождь. В мгновение ока Сет вымок до нитки. Разлепив горящие веки, он увидел на одежде прорехи с обугленными краями; ядовитое вещество пожирало его тело. Мысль об этом длилась долю секунды – казалось, время на борту «шутихи» остановилось. Корабль то катился, то скользил носом вперед по равнине. Сет не испытывал больше ни страха, ни горя, ни боли – ровным счетом ничего, как бы со стороны наблюдая за гибелью «шутихи» и своей собственной.

Наконец корабль замер, и наступила мертвая тишина, если не считать шума дождя. Сет лежал неподвижно, наполовину погребенный под обломками консоли управления и обзорного экрана.

«Господи! – подумал он. – Ничего не осталось. Того и гляди, земля разверзнется и проглотит»шутиху»вместе со мной. Но мне уже все равно, потому что я умираю. В пустоте, бессмыслице и одиночестве. Как и все, кто погиб до нашей последней встречи с тенчем. Заступник, заступись за меня. Займи мое место. Умри вместо меня».

Он ждал. И слышал только стук капель.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю