290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Энциклопедический словарь (В) » Текст книги (страница 1)
Энциклопедический словарь (В)
  • Текст добавлен: 8 сентября 2016, 19:12

Текст книги "Энциклопедический словарь (В)"


Автор книги: Ф. Брокгауз


Соавторы: И. Ефрон

Жанр:

   

Энциклопедии



сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 52 страниц)

Ваал

Ваал (или Баал) – библейское название бога языческих семитов Палестины, Финикии и Сирии. По этимологическому своему значению слово это означает «господин», «владыка» и соответствует обычному названию Бога у евреев. Последние с незапамятных времён провели, однако, резкую разграничительную черту между своим Богом и В., причем термин В., употребляясь у них в обыденной речи в смысле господина, никогда не прилагался ими к своему Богу, а служил синонимом самого низменного идолопоклонства. Главным местопребыванием широко распространенного по всей Западной Азии культа В., проникшего чрез финикиян и карфагенян далеко на Запад, была Финикия, в свою очередь заимствовавшая его из Вавилонии, где В. известен был под именем Бэла. Вследствие своего месопотамского происхождения, В. повсюду сохранял на себе печать сабеизма и, как «владыка» богов, соответствовал главному небесному светилу – солнцу, источнику всякой жизни на земле. Отсюда в мифологии языческих семитов он является олицетворением мужской производительной силы и действует чрез свою жену, Астарту, представлявшую пассивную или воспринимающую силу природы. Такому представлению вполне соответствовал и религиозный культ В., который состоял в дико разнузданном сладострастии, искавшем искусственных возбуждений. В этом отношении культ В. совершенно совпадал с культом Астарты, так как служение ей было вместе с тем служением и Ваалу, ее оплодотворителю. Внешним символом его постоянно служил phallus, в виде колонны с усеченной вершиной. При капищах В. жили так называемые кедешимы и кедешомы, священные блудники и блудницы, которые обрекали себя на служение капищу посредством зарабатывания денег своим блудодейством. Понятно, какое глубоко развращающее влияние должен был иметь такой культ. Память об этом развращении увековечена была для сознания евреев в сказании о городах Содоме и Гоморре, где культ В. принес особенно горькие плоды. Но, несмотря ни на эту поучительную историю, ни на запрещение иметь какое-либо общение с служителями В., ни на грозно пламенные речи пророков, изобличавших гнусность культа В., он всегда имел для евреев непреодолимое обаяние, и вся библейская история, начиная со времени поселения избранного народа в Палестине, представляет собою историю увлечений этим культом. «Оставили сыны Израилевы своего Господа и стали служить В., делая злое пред Господом» – таково много раз повторяющееся свидетельство библейских историков. Очевидно, возвышенный культ Иеговы был слишком высок для заурядного сознания народа и чувственно-осязательный культ В. непреодолимо увлекал его. При царе Ахаве, благодаря покровительству его жены Иезавели, финикиянки, культ В. нашел почти официальное признание в царстве Израильском, а по временам проникал и в царство иудейское, хотя там всегда встречал больше противодействия со стороны царей и пророков. В Финикии главное святилище В. находилось в Тире. Одною из существенных особенностей культа были там священные процессии, во время которых жрецы – иеродулы – предавались исступленным пляскам, сопровождавшиеся нанесением себе ран. Отсюда культ В. перешел в Карфаген, где имя его слышится в именах Ганнибала (милость В.), Аздрубала (помощь В.) и др. Позже следы его мы встречаем в Риме, где он нашел себе горячего приверженца даже на престоле, именно в лице императора Гелиогабала, который, в качестве жреца сироханаанского солнечного бога В., плясал вокруг устроенного в честь его жертвенника. Будучи, до своему существу, одним и тем же богом, В., под влиянием политеистического миросозерцания язычников, выступал в разных проявлениях, которые в различных местах получали самостоятельное значение. Ср. Моверса, «Die Phonizier».

А. Лопухин.

Вавилон апокалипсический

Вавилон апокалипсический. – Столица Вавилонской монархии своим грозным величием, блеском своего культурного богатства и глубиной нравственного упадка произвела на воображение человечества, и особенно на иудеев, такое неизгладимое впечатление, что имя ее сделалось вообще синонимом всякого большого безнравственного города. У позднейших писателей, именно христианских, название Вавилон нередко употребляется в таком таинственном смысле, который и доселе составляет предмет спора для толкователей и исследователей. Так, много рассуждений возбуждало одно место в 1 Послании ап. Петра, где он говорит, что «приветствует избранную церковь в Вавилоне». Крайне трудно определить, что именно здесь разумеется под В., и весьма многие, особенно латинские писатели, утверждают, что под этим именем ап. Петр разумеет Рим, на чем даже основываются известные притязания римских пап, как преемников ап. Петра. Но особенно замечательный пример таинственного употребления имени В. находится в Апокалипсисе или Откровении ап. Иоанна (с конца XVI гл. по XVIII). Там под именем В. изображается «город великий», играющий огромную роль в жизни пародов. Такое изображение уже нисколько не соответствует месопотамскому Вавилону, давно потерявшему к тому времени свое мировое значение, и потому исследователи не без основания понимают под этим названием великую столицу Римской империи, Рим, в истории западных народов занимавший такое же положение, какое раньше в истории Востока занимала столица Навуходоносора. Это – господствующее теперь воззрение в экзегетике.

Ал. Л.

Вавилония

Вавилония – так называлась у древних писателей южная часть Месопотамии, т. е. область, простирающаяся от пункта, где Тигр и Евфрат наиболее близко сходятся между собою (33° с. ш.), до Персидского залива. Впоследствии название это, с расширением политического могущества Вавилонской монархии, захватывало гораздо большую площадь, далеко выходившую даже за пределы Месопотамии; но собственно зерно В. развилось и созрело в указанных пределах. Эта в сущности маленькая страна, имевшая в древности не более 400 верст в длину и 200 верст в ширину (в самом широком месте), имела огромное значение в истории человечества. Уже древнее сознание человечества, как оно выразилось в библейских сказаниях, здесь именно видело древнейший центр культурной и политической жизни, что все более находит себе подтверждений в научных исследованиях и открытиях новейшего времени. Историческая наука уже давно занимается разрешением вопроса: где собственно искать первобытный очаг культурно-исторической жизни человечества. До последнего времени этот очаг видели по преимуществу на берегах Нила, где пред лицом исследователей выступали поражавшие своею незапамятною древностью монументы, по-видимому устранявшие всякую мысль о соперничестве с ними. Но новейшие научно-исторические исследования, имеющие возможность опираться на богатейший археологический материал, все более и более доставляемый раскопками, почти с несомненностью заставляют именно в В. видеть исходный пункт всемирной культуры. В самом деле, теперь уже почти бесспорно признано всеми, что древнейшие начинания математики и астрономии имели свой корень именно в В., в знаменитых школах халдеев; наше разделение времени, с его семидневной неделей с часами и минутами, как подразделениями дня – вавилонского происхождения. Даже магия и астрология средних веков носит на себе все признаки В. происхождения. Наш алфавит, изобретение которого до последнего времени приписывалось финикиянам, будто бы составившим его на основании египетского иероглифического письма, в действительности имеет свой источник в первобытных формах древне – вавилонского клинообразного письма. Таково мнение столь авторитетного новейшего исследователя, как Гоммель.

Вавилонское пленение

Вавилонское пленение. – Так называется тот период библейской истории, когда народ иудейский, потеряв свою политическую самостоятельность, уведен был в плен вавилонянами и оставался в нем в течение 70 лет, с 605 по 636 год до Р. X. Плен вавилонский для иудейского народа не был случайностью. Палестина, занимая промежуточное положение между Египтом и Месопотамией, по необходимости должна была принимать участие в великой борьбе, постоянно происходившей между этими двумя центрами политической жизни древнего мира. Чрез нее или по ее окраинам то и дело проходили огромные войска – то египетских фараонов, стремившихся подчинить себе Месопотамию, то ассиро-вавилонских царей, старавшихся ввести в сферу своей власти все пространство между Месопотамией и берегами Средиземного моря. Пока силы борющихся держав были более или менее равномерны, еврейский народ еще мог сохранять свою политическую самостоятельность; но когда решительный перевес оказался на стороне Месопотамии, то евреи должны были неизбежно сделаться добычей сильнейшего воителя. И действительно, северное еврейское царство, так называемое царство Израильское, пало под ударами ассирийских царей еще в 722 году. Царство иудейское продержалось еще около ста лет, хотя существование его за это время походило на политическую агонию. Среди народа происходила ожесточенная борьба партий, из которых одна настаивала на добровольном подчинении месопотамским царям, а другая старалась искать спасения от угрожающей гибели в союзе с Египтом. Напрасно более дальновидные люди и истинные патриоты (особенно пророк Иеремия) предостерегали от союза с коварным Египтом; египетская партия восторжествовала и тем ускорила падение царства. За так называемым первым пленением, т.е. уводом в плен нескольких тысяч иерусалимских граждан, последовало новое нашествие Навуходоносора, который лично явился под стенами Иерусалима. Город спасен был от разрушения только тем, что царь Иехония поспешил сдаться со всеми своими женами и приближенными. Все они были уведены в плен, и на этот раз Навуходоносор приказал отвести в Вавилонию 10000 человек из числа лучших воинов, знати и ремесленников. Над ослабленным царством, в качестве вавилонского данника, был поставлен Седекия. Когда Седекия, в свою очередь, отложился от Вавилона, передавшись на сторону Египта, Навуходоносор решил совсем стереть Иудею с лица земли. В девятнадцатый год своего царствования он в последний раз явился под стенами Иерусалима. После продолжительной осады, Иерусалим подвергся беспощадному мщению победителя. Город, вместе с храмом и дворцами, разрушен был до основания, и все остававшиеся в нем сокровища достались в добычу неприятеля и увезены были в Вавилон. Первосвященники были убиты, а большая, часть остального населения уведена была в плен. Это было в 10 день 5 месяца 588 года до Р. X. и этот страшный день доселе вспоминается у иудеев строгим постом. Жалкие остатки населения, оставленные Навуходоносором для обработки земли и виноградников, после нового возмущения были уведены в Египет, и таким образом окончательно опустела земля иудейская.

Массовое переселение покоренных народов из их родной страны в страну победителя было обычным явлением в древнем мире. Система эта иногда действовала с большим успехом, и, благодаря ей, целые народы теряли свой этнографический тип и язык и расплывались в среде окружающего чужого населения, как это случилось с народом северн. Израильского царства, который окончательно потерялся в плену ассирийском, не оставив никаких следов своего существования. Иудейский народ, благодаря своему более развитому национальному и религиозному самосознанию, сумел сохранить свою этнографическую самостоятельность, хотя, конечно, и на нем плен оставил некоторые следы. Для поселения пленников в Вавилоне был отведен особый квартал, хотя большая их часть была отправлена в другие города, с предоставлением им там участков земли. Состояние иудеев в вавилонском плену было несколько похоже на состояние их предков в Египте. Масса пленного народа несомненно употреблялась на земляные и другие тяжелые работы. На вавилоноассирийских памятниках наглядно изображается в многочисленных барельефах этот труд пленников (особенно на барельефах в Куюнджике; снимки с них в 9 изд. «Ист. древн. Вост.»Ленормана, т. IV, 396 и 397). Вавилонское правительство, впрочем, относилось к иудеям с известной долей человеколюбия и предоставляло им полную свободу во внутренней жизни, так что они управлялись своими собственными старейшинами (как это видно из истории Сусанны: Дан., гл. XIII), строили себе дома, разводили виноградники. Многие из них, не имея земли, начали заниматься торговлей, и именно в Вавилоне впервые среди евреев развился торговопромышленный дух. При таких обстоятельствах многие из иудеев настолько обжились в стране пленения, что даже забыли о родной земле. Но для большинства народа память об Иерусалиме оставалась священной. Заканчивая свои дневные работы гденибудь на каналах и сидя на этих «реках вавилонских», пленники плакали при одном воспоминании о Сионе и помышляли об отмщении «окаянной дочери Вавилона, опустошительнице» (как это изображено в Псалме 136). Под тяжестью постигшего иудеев испытания, у них сильнее, чем когда-либо, пробуждалось раскаяние в прежних беззакониях и прегрешениях и укреплялась преданность своей религии. Великую религиозно-нравственную поддержку плененный народ находил в своих пророках, среди которых прославился Иезекииль, с его восторженными видениями о будущей славе теперь угнетенного народа. «Книга пророка Даниила» служит весьма важным документом для изучения жизни иудеев в Вавилоне, и, кроме того, в ней не мало драгоценных данных и о внутреннем состоянии самого Вавилона, особенно о внутренней жизни двора.

Положение иудеев в плену вавилонском оставалось без изменения и при преемниках Навуходоносора. Его сын освободил еврейского царя Иехонию от тюремного заключения, где он томился в течение 37 лет, и окружил его царскими почестями. Когда новый завоеватель, Кир, двинулся со всеми своими силами на Вавилон, он обещал многочисленным пленникам свободу или по крайней мере облегчение их положения, чем сумел обеспечить себе с их стороны сочувствие и содействие. Иудеи, по-видимому, встретили Кира с распростертыми объятиями, как своего освободителя. И Кир вполне оправдал их надежды. В первый же год своего господства в Вавилоне он приказал освободить иудеев из плена и построить для них храм в Иерусалиме (1 Ездра, 1 – 4). Это было в 636 г. до Р. X., которым и закончилось семидесятилетие плена вавилонского. На призыв царского указа откликнулись все иудеи, которым была дорога и священна память об Иерусалиме. Но их оказалось немного, всего лишь 42360 человек с 7367 слугами и служанками. Это, за небольшими исключениями, были все люди бедные, имевшие только 736 лошадей, 245 мулов, 436 верблюдов и 6720 ослов. Гораздо большая масса пленного народа – все те, кто успел обзавестись хозяйством и достигнуть значительного обеспечения в стране пленения, – предпочли остаться там, под великодушным владычеством Кира. Большинство между ними принадлежало к высшим и богатым классам, которые легко теряли свою веру и народность и перерождались в вавилонян. Караван переселенцев, взяв с собою 5400 сосудов храма, некогда захваченных Навуходоносором и теперь возвращенных Киром, двинулся в путь под начальством знатного иудейского князя Зоровавеля и первосвященника Иисуса, которые и привели их на старое родное пепелище, где из этих переселенцев возродился вновь народ иудейский.

Плен вавилонский имел огромное значение в судьбе народа иудейского. Как тяжкое испытание, он заставил его глубоко призадуматься над своей судьбой. Среди него началось религиозно-нравственное возрождение, стала крепнуть вера и вновь загорелся пламенный патриотизм. Потребность в оживлении закона и старых преданий вызвала появление книжников, которые стали собирать разрозненные книги священной и гражданской литературы. Первые были собраны в особый канон или сборник, получивший значение книги Закона Божия для народа. В свою очередь вавилонская культура не могла не оставить своих следов на иудеях. Всего сильнее было влияние ее на язык, который подвергся существенному изменению: древний еврейский язык был забыт и на его место выступил язык арамейский, т.е. сирохалдейский, который и сделался народным языком иудеев последующего времени и на котором написаны позднейшие произведения иудейской литературы (Талмуд и др.). Вавилонский плен имел еще и другое значение. До него иудейский народ, со всем его своеобразным религиозно – нравственным миросозерцанием, жил отчужденно от остального мира. Со времени пленения иудейский народ сделался как бы всемирным: из плена вавилонского возвратилась только незначительная часть иудеев, а гораздо большая их часть осталась в Месопотамии, откуда мало помалу они стали распространяться по всем окружающим странам, всюду внося элементы своей духовной культуры. Эти иудеи, жившие вне Палестины и своими колониями усеявшие впоследствии все берега Средиземного моря, стали известны под названием иудеев рассеяния; они оказали глубокое влияние на последующую судьбу языческого мира, постепенно подтачивая языческое религиозное миросозерцание и таким образом подготовляя языческие народы к принятию христианства.

Подробнее о вавилонском пленении можно читать в больших курсах истории израильского народа, как: Ewald, «Geschichte des Volkes Israel» (1 изд. 1868 г.): Graetz, «Geschichte der Juden» (1874 г. и др.). Из монографий молено указать: Deane, «Daniel, his life and times» и Rawlinson, «Ezra and Nehemiah, their lives and times» (из новейшей библейско-исторической серии под общим заглавием «Men of the Bible», 1888 – 1890 г.). По вопросу о соотношении библейской истории с новейшими открытиями и исследованиями ср. Vigouroux, «La Bible et les decouvertes modernes» (1885 г., т. IV., стр. 335 – 591), а также А. Лопухин, «Библейская история при свете новейших исследований и открытий» (т. II, стр. 704 – 804) и др.

А. Л.

Вавилонское столпотворение

Вавилонское столпотворение. Библия рассказывает о построении послепотопными людьми башни в Вавилоне, которая, по предположению строителей, должна была достигнуть неба (Быт. XI, 1-9). По библейскому рассказу и позднейшим иудейским преданиям, виновником предприятия был Нимрод. Основав сильное государство, он возгордился первым успехом и задумал основать всемирную монархию, вопреки воле Божией, определившей потомкам Хама (к которым принадлежал Нимрод) быть рабами других. И вот, с этою целью, в знак своего могущества и в качестве центра всемирной власти, хамиты порешили построить «башню вышиною до небес». Предприятие, таким образом, было не только безумное и неисполнимое, но и противное божественному предначертанию. Поэтому, когда закипела работа, обжигались кирпичи и заготовлялась земляная смола, Господь порешил покарать строителей. Он смешал язык их так, что они перестали понимать друг друга и не в состоянии были продолжать постройки, а затем мало помалу рассеялись по всей земле.

С археологической точки зрения библейский рассказ был предметом многих исследований, имевших целью определить, какая из вавилонских развалин наиболее соответствует признакам Нимродовой башни. Таких развалин около города Гиллы, расположенного на месте древнего Вавилона, несколько. Первый серьезный исследователь вавилонских развалин, Роулинсон, полагал, что остатки вавилонской башни нужно искать в Ниффере, верстах в 140 к юго-востоку от Гиллы, где находится масса кирпичей, цементированных земляной смолой, как именно и говорится в Библии. Но это мнение, не находящее себе подтверждения в авторитетных свидетельствах древних писателей, оставлено, и теперь мнения исследователей разделяются между двумя другими развалинами, имеющими гораздо более права на отождествление с Вавилонской башней. Одна из этих развалин находится к северу от древнего Вавилона и доселе известна у местных арабов под именем Бабиль, а другая к юго-западу от него, на правом берегу Евфрата, и называется у арабов Бирс-Нимруд, т.е. Башня Нимрода. Обе развалины грандиозны и показывают, что на построение этих сооружений пошла невообразимая масса труда и миллионы кирпичей. Особенно величественно из них последнее, и так как арабское название его прямо совпадает с библейским указанием на Нимрода, то большинство исследователей склоняются к отождествлению этой именно развалины с Вавилонской башней. В пользу того же мнения говорит одна клинообразная надпись Навуходоносора, в которой заявляется, что царь, найдя в Борсиппе (пригороде Вавилона) развалины башни семи светил, возобновил ее. В настоящее время БирсНимруд представляет собою обнаженный холм, имеющий 235 футов вышины. На первый взгляд это простой земляной холм, но раскопки показали, что это остаток построенного из кирпича здания. На вершине холма, в виде обветшалого замка, стоит остаток башни, на 40 футов выдающийся над общей массой развалин. По описанию Геродота (I, 181) Бирс-Нимруд (храм Бела) имел в своей основе стадию в ширину и длину (более 600 футов), а по свидетельству Страбона – столько же в высоту. По приблизительному расчету Роулинсона, такая постройка должна была потребовать не менее 35 милл. кирпичей самого большого размера. Об огромности развалин можно судить по тому, что Александр Великий, с целью восстановить здание, в течение двух месяцев употреблял 10000 человек для удаления только мусора, который обрушился с нее в его время.

По библейскому воззрению, сначала все люди говорили одним и тем же языком. Это было великое благо, так как делало беспрепятственными взаимные сношения между ними; но они злоупотребили этим благом, и в наказание Бог смешал их языки, так что они перестали понимать друг друга и из их разных говоров образовались впоследствии разнородные языки. Разноязычие, по библейскому воззрению, есть, следовательно, наказание Божие, наложенное на людей с целью затруднить сношения их между собою, так как, в силу греховной наклонности сердца человеческого, подобными сношениями люди по преимуществу пользуются ко злу. В связи с библейским воззрением находится новозаветное сказание о том, что, когда, с целью распространения христианства, требовалось устранить препятствие, представляемое разноязычием для проповеди различным народам, то апостолам дан был дар языков, т. е. восстановлена была некогда отнятая у людей способность понимать общечеловеческий язык (Деян. II, 2 – 11).

Сказание о вавилонском столпотворении, с сопровождавшими его последствиями, сохранилось и в преданиях других народов – и прежде всего у самих вавилонян. Об этом уже можно было судить по свидетельству двух греческих писателей, черпавших свои сведения о Вавилонии из туземных источников – Полигистора и Абидена, из которых первый передает вавилонское предание в форме весьма близкой к библейскому сказанию. Но в недавнее время открыты подлинные вавилонские плиты, находящиеся теперь в Британск. музее. Хотя плиты эти сильно повреждены, однако клинопись сохранилась настолько, что можно воспроизвести общий смысл текста. В нем говорится, что Вавилон склонился ко греху, большие и малые в нем приступили к построению какой-то твердыни, но Бог в гневе своем порешил навести на них страх, сделал странным их язык и тем затруднил дальнейший успех дела («Records of the Past», VII, 131 и 132). Отголоски того же предания сохранились у египтян, которые рассеяние народов приписывали возмущению нечестивых людей против богов; у греков, сохранявших предание об аккадах, возымевших некогда гордую мысль при посредстве великой башни проникнуть в жилище богов, и даже в Новом свете – у мексиканцев и разных индейских племен.

Литература. Ср. Lucken, «Traditionen des Menschengeschlechts» (. 1869); Lenormant, «Origines de l'histoire»; в русской литературе: А. Лопухин, «Библейская история при свете новейших исследований и открытий» (т. I, 214 – 230); Н. Астафьев, «Вавилоно-Ассирийские древности» (стр. 57).

А. Лопухин.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю