332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Евгений Щепетнов » Лабиринты забытых дорог » Текст книги (страница 11)
Лабиринты забытых дорог
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 19:56

Текст книги "Лабиринты забытых дорог"


Автор книги: Евгений Щепетнов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

– Итак, можно подытожить, – задумчиво сказал Нед. – Нами найдены яйца драконов и маленькие дракончики, и эта невероятно ценная находка ничего не дает нам для того, чтобы мы хоть немного продвинулись в своем деле. Более того, мы не можем достать драконов и яйца из магического поля по той причине, что не обладаем достаточным умением в магии. То есть есть эти драконята, нет их – по большому счету нам все равно.

– А вот это не совсем так, – заметил принц. – Давай-ка рассмотрим проблему с точки зрения науки: есть яйца, есть дракончики. Если мы не находим живых драконов в стране ардов, у нас есть еще один шанс, пусть и довольно маленький, – вырастить своего взрослого дракона. Когда-нибудь кто-то из людей – может, и ты! – поднимет свою магию до уровня прежних владельцев замка. И снимет заклятие с драконов. И вот тогда… тогда можно будет попробовать воспитать своего дракона. На самом деле его и убивать-то не нужно. Необходимо немного жидкости из его железы, и все. Я бы рискнул попробовать воспитать дракона – даже если бы для этого пришлось одеться в броню.

– Замечательные перспективы! – грустно сказал Нед, глядя на существ, более похожих на разноцветные игрушки, сделанные из драгоценных камней. – И сколько же это времени может занять? Голова, когда драконы становятся взрослыми? Когда у них вырастает эта демонова железа?

– В возрасте двадцати – двадцати пяти лет. Драконы растут медленно, очень медленно. И живут очень долго. Я не удивлюсь, если в мире остались драконы, которые помнят Хозяев… с точки зрения людей, драконы почти бессмертны. Люди для них – как мотыльки на ветру.

– А ты еще помнишь мотыльков, Голова? – улыбнулась Амела. – Ты, оказывается, романтик?

– Есть немного, – хмыкнул демон, – но это к делу не относится.

– Значит, все эти двадцать лет, пока растет дракон, Санда будет лежать неподвижно, как статуя? – с горечью констатировал Нед.

– Что такое двадцать лет для человека, который спит и не осознает времени? – пожал плечами Бордонар, – для нее пройдет одна секунда! Она даже не вспомнит, как спала десятки лет. Что для нее время?

– Для нее – может, и ничего, – вздохнул Нед, – а для меня? Я к тому времени уже не буду тем Недом, которого она помнит…

Амела посмотрела на Неда и отвернулась, чтобы он не увидел предательской улыбки, которую она не сумела сдержать. Двадцать лет! И все эти годы – ее! И она сделает все, чтобы было именно так.

– Итак, как я понимаю, мы на прежних позициях и наша великая находка ничему не помогла? – хмыкнул Харалд.

– А чему она могла помочь? – удивился Бордонар. – Даже если бы мы сейчас добыли нужный ингредиент, а как отсюда выбраться? Куда выбраться? Нам все равно нужно искать выход из замка. Кстати, почему-то я не верю, что у него нет выхода вниз, под гору. Помня о том, что Хозяева создали целую сеть подземных ходов, не удивлюсь, если что-то подобное есть и здесь. Я бы предложил вот что: я сижу в библиотеке, ищу алфавит Хозяев, пытаюсь расшифровать их язык, а вы обшариваете подвалы замка, ищете выходы в подземелья. Ну и… в общем-то, все.

– Умно, конечно, – усмехнулся Харалд, – вот нашли мы выход в подземелье, спустились и… дальше что? Куда мы пойдем? И вообще – где мы находимся? В какой части света? На каком континенте? Ну – вышли мы из замка, и что? Ты видел, что там, внизу? А вдалеке видел хоть один дымок очага? Я вообще сомневаюсь, что мы находимся где-то на нашем материке. Это и не Южный материк.

– Да, это не южный материк, – вмешался молчащий до сих пор Васаба, – я по звездам определил! Нет созвездий, которые висят на нашем небосводе. А вы уверены, что это наш мир?

– Хм… честно говоря, мне это не приходило в голову! – сознался Харалд. – Васаба, ты молодец… Правда, а если мы в другом мире? Как мы это можем определить?

– Вы все запутали, – вздохнула Амела, – у меня уже голова кругом! Наш мир, не наш мир… драконы… все смешалось в кучу. Вам не кажется, что нам нужно пойти пообедать, обдумать то, что мы узнали, и принять какое-то решение?

– Действительно, – отозвался Харалд, – за этими волнениями обед забывать нельзя! И мы что-то забросили тренировки, а? Васаба, закажи себе копье, какое принято у ваших воинов. Только тупое. Хочу попробовать с тобой потренироваться, надрать тебе задницу. А то ты достал уже своими утверждениями, что копье лучше меча! А я закажу такой же меч, как у меня, только тренировочный. Посмотришь, как быстро ты запросишь пощады!

– Я никогда не запрошу пощады! – гордо заявил чернокожий. – А с чего ты решил, что я не надеру твою белую, рыхлую, вялую задницу?! Вмиг! Вмиг надеру!

– Ну, негодяй! Быстро обедаем – и в бой! – пообещал Харалд. – Тебя что, пример твоих телохранителей не убедил?

– Не убедил, – пожал плечами Васаба, – вообще-то у них не было приказа вас убивать. Мне нужно было взять вас живыми – кого-то продать, кого-то принести в жертву, а кое-кто мне нужен был совсем для другого. – Васаба покосился на Амелу. – Еще неизвестно, что было бы, если бы…

– «Бы» да «бы»! Пойдем! – перебил его Харалд и добавил: – Кстати, сестрица, можешь к нам присоединиться и тоже побить этого дикаря! Не фырчи, не фырчи – побьем обязательно.

Двое парней – белый и черный – ушли по коридору, переругиваясь по дороге, Бордонар заявил, что он возвращается в библиотеку, и скоро перед прозрачной стеной, за которой застыли маленькие драконы, остались лишь Нед и Амела.

Девушка подошла к сидящему на полу грустному парню, положила ему руку на плечо, и он ободряюще похлопал ее по запястью:

– Ничего. Что-нибудь придумаем. Все равно отсюда выберемся!

«Надеюсь – не так быстро…» – с усмешкой подумала девушка, но вслух предложила:

– Пойдем и мы? Я тоже проголодалась… на сытый желудок легче думается, согласись.

– Согласен, – улыбнулся Нед и, отбросив грустные мысли, легко вскочил на ноги.

Он дружески приобнял девушку за плечи, и они пошли вперед, вверх, туда, где полуденное солнце золотило стены древнего замка.

Глава 8

За обедом обсуждали находку – в основном говорили Бордонар и Харалд, они горячо обсуждали светлое будущее, которое ждет Замар, если они смогут вырастить и воспитать драконов.

Амела молчала, уставившись в окно, за которым белели снежные шапки гор.

Васаба ел молча, поглядывая на девушку и о чем-то вздыхая. Это не мешало ему поглощать еду в таких огромных количествах, что Нед удивлялся: куда столько влезает? И он еще собирается после этого прыгать с копьем на тренировке?

Сам Нед ел немного. Так, больше для порядка. Нужно же поддерживать силы… они ему еще пригодятся. В голову лезли мысли, которые не приводили его в восторг.

Например – что происходит с ним и с Амелой? Скорее, что происходит с ним? С ней-то как раз все ясно. А вот он…

Неда раздирали желание, страсть, долг и… совесть. Его душа просто трещала от противоречивости происходящего. Его жена лежит в заколдованном сне, надеется на помощь, а он? Он что делает? Кувыркается с любовницей на древнем диване? Тискает тугие титьки молоденькой подружки? А совесть-то у него есть? А если бы он валялся парализованный, а Санда пошла и начала трахаться направо и налево? Как бы он это воспринял? Как его, Неда, поведение выглядит с этой точки зрения?

И выглядело оно совершенно гадко. Не так должен был вести себя Нед.

С точки зрения Юрагора – он выглядел полным дураком. Сколько уже без женщины? Уже и забыл – сколько. Кажется, что прошла целая вечность. Та ночь с Сандой, когда она забеременела, и все. Больше ни с кем. А он ведь не железный! Ему всего два десятка лет, и его организм просто воет, требуя партнершу, и срочно! А тут Амела со своими ласками и объяснениями в любви! И что делать? Ну вот что ему делать?

Нед искоса посмотрел на задумчивую Амелу и усмехнулся: вообще-то он знал, что с ней делать. Только кроме желаний тела есть ведь такая штука, которую называют совестью. Юрагор над этим понятием просто смеется, а вот Нед… Неду не все равно. Совсем не все равно. И в тот миг, когда ему станет все равно, он превратится в Юрагора. А этого Нед хотел меньше всего на свете.

Оторвав ножку какой-то экзотической птички, зажаренной на вертеле, Нед стал обгладывать ее, сосредоточившись на вкусе еды, и постарался выкинуть мысли о любовном треугольнике из головы – о том ли нужно сейчас думать? Он должен найти какой-то способ разобраться с колоннами перемещения. Другого выхода не было. Все равно придется отправляться к ардам, а кроме того – им необходимо выбраться из замка! Вернуться в свой мир!

В замке было три колонны. На каждой из колонн – шесть граней. Каждая грань вела в неизвестность и могла привести к беде. А могла – к удаче. Восемнадцать дорог, восемнадцать тропинок, каждая из которых могла привести и к победе, и к поражению.

Нед нахмурился – задача казалась практически невыполнимой. Как бы и в самом деле не пришлось выходить из замка пешком…

Нед отложил недоеденную ножку, вытер рот полотенцем, заранее приготовленным услужливыми духами, поднялся и, не обращая внимания на сидящих за столом, вышел из комнаты.

Он был настолько углублен в свои мысли, что, когда на полпути его догнала Амела, он не сразу понял, что та ему говорит. Что-то вроде «Я с тобой!» или подобное.

А еще – «Не пущу одного!» Только когда она повисла у него на руке, Нед остановился и вытаращился на нее, как на детеныша дракона:

– Ты чего? А! Понял. Да куда я денусь? Ты посмотри – и мечей-то моих за поясом нет. Куда я без мечей полечу?

– Я уж было решила… прости, – облегченно вздохнула девушка. – А куда ты собрался?

– К колоннам. Хочу их осмотреть. Если хочешь, пойдем со мной.

Амела кивнула и зашагала рядом, искоса поглядывая на Неда. Он усмехнулся – похоже, решила, что он врет. Да пусть идет… все веселее.

Оставшийся путь они шли молча, и Нед снова погрузился в свои мысли. Амела его не отвлекала, и он вспоминал о ней только тогда, когда случайно касался ее рукой во время ходьбы.

Зал с колоннами встретил пару путешественников магическим светом и специфическим запахом, который всегда присутствовал в залах перемещений. Его не могла убрать даже мощная вентиляция.

Нед подошел к колонне, возле которой путешественники вынырнули вместе со столбом океанской воды, и присмотрелся к надписи на одной из граней. Человечки, угловатые фигурки, овалы, треугольники, квадратики – ну хоть бы какая-нибудь зацепка! Ну вот что значит фигурка человечка с тремя треугольниками над «головой»? Или треугольник с тремя человечками по бокам? Увы, ни одной надписи на языке людей, даже на древнем рунном языке.

Нед прошел вдоль зала, осмотрел стены – нет никаких следов дверей, тайных комнат или чего-то подобного. Зал как зал. Три колонны в середине, упираются в высокий потолок. Желтые круги вокруг – зоны действия колонн. Круги слегка светятся – все как обычно.

Подошел, погладил грани одной из колонн – само собой, никакой реакции. Кроме реакции Амелы – вцепилась в его руку и не отпускает, сжав губы в тонкую полоску. Чудачка! Ну куда он денется – безоружный, в легкой одежде, даже без куртки. Если бы собирался улететь – подготовился бы получше. Нет, лететь сейчас нельзя. Надо искать какой-то выход, надо искать.

– Ну что думаешь, что нам делать? – вздохнул Нед, усаживаясь прямо на пол возле одной из колонн. Пол был чистым, невидимые слуги вылизывали все вокруг так, что нельзя было обнаружить ни пылинки.

– Ты меня спрашиваешь? – Амела медленно опустилась позади Неда, спиной к нему, и, откинувшись назад, оперлась о его спину, как о спинку кресла. Нед тоже расслабился, и они так и застыли, спина к спине. – Если уж ты не можешь понять, что нужно делать, я-то чем могу помочь? – добавила девушка. – Я всегда за тебя, что бы ты ни делал. Но решать тебе. Я твоя служанка – что скажешь, то и сделаю…

– Служанка… – протянул Нед, – слу-у-ужа-а-анка-а-а… хм. Ты-то не служанка, ты моя соратница, подруга, мой товарищ. А вот слуги… слуги… поймать мысль! Никак не могу поймать мысль! Что-то связанное со слугами. Мы должны сообразить, понять… Нам нужно действовать через слуг – я уверен в этом. Только как? Например, если я требую, чтобы нам показали, куда лететь через колонну. Они сделают это? Ну-ка! Эй, духи, нам нужно попасть на материк ардов, туда, где водятся драконы. Покажите нам колонну и ее грань, нажав на которую мы сможем отправиться к ардам!

– Ой! – Амела ощутимо вздрогнула, когда перед ними в воздухе появилось изображение женщины в белом костюме и кружевном переднике. Женщина развела руками и сделала грустное лицо.

– Похоже, нас не поняли, – усмехнулся Нед. – Голова, появись!

– Слушаю, хозяин! – Демон завис рядом с изображением домашнего духа и с интересом покосился на «женщину». – Почему меня сделали таким уродом? Вот нельзя было сделать красивее? Ведь могли же! Смотрите, какая миленькая демоница – одно удовольствие!

Женщина на изображении нахмурилась и еще раз развела руками – мол, жду приказа!

– Говорить, похоже, они не умеют, – заметила Амела, – почему? Наш Голова болтает без умолку… и подглядывает! Ты его закрывай на ночь, потому что он нарочно высовывается и пугает. И так-то настроение плохое – и еще башка, вылезающая из унитаза. Отвратительно!

– Нажаловалась! – хмыкнул демон. – Да я просто повеселить тебя хотел! Как будто мне надо за тобой подсматривать! Это Бордонар пусть подсматривает, как сегодня в библиотеке!

– Что, подсматривал? – покраснела девушка. – Скотина какая… королевская.

– Хватит болтовни, – остановил Нед. – Голова! Мне нужно сделать так, чтобы духи дали информацию. Как это сделать?

– Никак, – хмыкнул демон, – ну ты сам рассуди: подходишь к кастрюле и говоришь: «Покажи мне, как полететь на материк ардов!» И что будет? Удивительно, что мне приходится вам это повторять, ведь я уже как-то вам сказал – домашние духи занимаются только домашней работой. Наблевала она у тебя возле унитаза – они все вылизали! Надо было сделать ей массаж и убрать все волосы с тела – они убрали!

– Дурак! Заткнись! – Амела сделалась ярко-красной и плюнула в Голову. Ее плевок шлепнулся на пол и тут же исчез с противным звуком.

– Видите? – невозмутимо продолжил демон. – Вот и прибрали! По сути, вы могли бы пакостить на полу где угодно, и домашние духи все это уберут – сожрут, так сказать. И вы хотите получить информацию у этих скоплений передвижных горшков и помоек? О чем информацию? Они могут вам показать, что находится в замке: где лежат запасы продуктов, где находится та или иная вещь. Но задавать вопрос: «Как попасть на материк ардов к драконам?» – по меньшей мере глупо. Они и слова-то такого не знают – «арды». Кстати, никаких ардов в наше время и не было! Это ваше название северного народа! Понял, хозяин?

– Понял, – вздохнул Нед, – то есть проку от них будет мало. Хотя… постой. Если они могут принести любую вещь, то… ну-ка, ну-ка! Итак, духи, посмотрите на лезвия моих мечей. Там есть руны. Принесите мне свиток или книгу, где есть такие же руны и рядом знаки, какие нарисованы на гранях колонны. Понятно?

Женщина на изображении довольно кивнула, затем растворилась в воздухе. Некоторое время ничего не происходило, минуты три Нед и Амела сидели в молчании, с интересом наблюдая за входными дверями, – неужели получилось? И вот в двери вплыл небольшой поднос, на котором лежал свиток, забрызганный чем-то темным.

– Оп-па! – ошеломленно сказал Нед, вскакивая на ноги так быстро, что опирающаяся на него Амела едва не упала, – ты знаешь, что это такое? Вот я болван… вот я идиот… ой-ей…

– Что это? – Девушка недоуменно захлопала глазами. – Что за свиток?

– А ты не догадалась? Это свидетельство моей глупости! – с горечью сказал Нед и, протянув руку, взял подплывший по воздуху свиток. – Вспомни, что я забрал у мертвых атроков в тоннеле храма?

– О боги! – Амела прикрыла рот рукой и ошеломленно спросила: – И мы все это время бились головой о стену, пытаясь ее пробить, когда разгадка была у тебя в кармане?

– Наверное, так, – усмехнулся Нед, – посмотрим. Хорошо бы, если б так…

– Может, куда-нибудь пойдем отсюда, – предложила девушка, – или так и будем на полу читать?

– Пойдем. То есть полетим! Духи, несите нас в мою комнату!

Неда плавно приподняло и понесло к выходу. Амела осталась на месте, растерянно глядя на улетающего парня:

– А я?! Почему я осталась?

– Хм… стоять! Почему вы не забрали ее?

Возникла картинка – мускулистые мужчины с носилками, и на этих самых носилках Нед узнал самого себя. А еще на картинке была Амела – поодаль, на других носилках. Один из носильщиков отрицательно покачал головой и выжидательно посмотрел на Неда: мол, понял?

– Я понял! – кивнул Нед. – Ты сама командуй ими! Духи, вызванные мной, не могут воздействовать на тебя! Видимо, некая защита против воздействия чужих духов. Голова, так?

– Так, хозяин, так, – появился Голова, – вот ты и сам стал догадываться… не прошло и ста лет.

– Давай без ехидства, а? – хмыкнул Нед. – Ты когда-нибудь бываешь серьезным?

– Интересный вопрос, – ухмыльнулся демон, – наверное, бываю. Но только не могу понять – когда. Таким я сделан! Тот, кто меня делал, обладал довольно своеобразным чувством юмора. Он соединил во мне не только Кошкодрана, но и… в общем – я не один тут. Как и ты…

– Хм… интересно, – задумчиво протянул Нед. – Как-нибудь мы с тобой это обсудим. Амела, лети за мной! Давай скорее! Мне не терпится разобраться со свитком! Духи, ну-ка, быстро!

– Ай! Вот проклятые демоны… чуть сердце в пятки не ушло! О стены не расшибите, заразы! Осторожно! Тьфу! Опять в ребро врезали!

Нед потер ушибленный бок, аккуратно снял с себя оглушенную Амелу, ошеломленно вытаращившую глаза, и сел на край кровати:

– Какого рожна они нас в постель-то забросили? Ты как, цела? Ничего не сломала? Наши духи, похоже, обладают своеобразным чувством юмора. Сводники проклятые…

Амела начала хихикать, потом затихла, откинувшись на подушки:

– Какая разница, где читать? Разворачивай, посмотрим вместе.

– Хм… в общем-то, да, – признал Нед, – здесь даже удобнее читать.

Он сбросил сапоги и устроился рядом с девушкой, держа в руках свиток. Амела придвинулась поближе, так, что их головы соприкоснулись и Нед почувствовал тепло, идущее от тела девушки.

Усмехнулся про себя, отбросил всяческие неделовые развратные мысли и аккуратно потянул за кончик шелкового шнурка, стягивающего свиток.

Узел, завязанный сотни, а может, и тысячи лет назад, легко развязался, и жесткий лист пергамента отслоился от основного мотка. На внешней стороне виднелись подозрительные темные пятна, но внутренняя сторона была чистой, слегка желтоватой, испещренной столбцами знаков.

Нед всмотрелся в столбики, написанные рукой неизвестного ученого, и замер, переведя дыхание: вот оно! Нашел!

– Есть, – облегченно выдохнул он и повернул голову к Амеле, недоуменно всматривающейся в незнакомые знаки, – есть! Нашли!

– Да что нашли-то? Я ничего тут не понимаю! – Девушка приподнялась на локте и вгляделась в очертания знаков. – Вижу, да, что левая сторона – это группы знаков, похожих на те, что написаны на гранях колонн. Справа – не пойму, что за знаки. Руны?

– Руны, руны! – радостно подмигнул Нед. – Это руны! А я их свободно читаю! Память Юрагора! Это древние руны, забытая письменность, на которой писали только в Ширдуан, и то древние. Это расшифровка! Смотри: человечек с треугольником – проход в… во что-то. Человечек с тремя точками – север. А если рядом с ним еще овал – запад. Кругляш и пять точек вокруг – Северный материк! Кстати – разве там есть материк, на севере? Почему-то я думал, что на севере только острова… Хм… точки – острова? Ага… Это – «идти». Это – «взять». Смотри, как интересно: знак говорит одно, а если рядом поставить другой знак – вместе они могут выражать нечто противоположное! Это – цифра «два». А это – пять! Пойдем! Пойдем в библиотеку! Надо показать это Бордонару – пусть перепишет, изучит.

– Пойдем! – с деланым энтузиазмом кивнула Амела и, тихонько вздохнув, встала с кровати. Увы, все когда-то кончается… а так хорошо было лежать рядом с любимым!

* * *

– Осторожнее, – предупредил Нед, глядя, как Бордонар трясущимися руками разворачивает свиток, укрепляя его на длинном столе, принесенном духами, – другого свитка у нас нет! Вот что мы сейчас сделаем… Духи, сделайте копию этого свитка, в трех… нет, в пяти экземплярах! И еще – в трех книгах!

– Ты всерьез?! – удивился принц, и через пять минут уже ошеломленно смотрел, как на длинных листах пергамента появляются значки. Они соответствовали знакам на изначальном экземпляре до мелочей, до последней точки.

Нед усмехнулся: скопировали даже отпечатки покойного атрока, пятна крови на обратной стороне. Ну что сказать? Духи есть духи. Могущественные, но… глупые.

Он подумал, что в этом есть смысл, и очень большой. Создавая могущественных, умелых духов, обладающих, ко всему прочему, магическими способностями, было бы глупо давать им сознание. Ведь разумный дух может задуматься: «А почему я служу этим существам, ведь я не менее могуществен, чем они?!»

Кстати сказать, возможно, такое и случилось с людьми, слугами Хозяев. Слуги осознали, что они не менее могущественны, чем их господа, и решили изменить положение вещей. Не случайно домашние духи не могут воздействовать на других разумных существ – это тоже верно. А вдруг кто-то решит, что духи должны убить всех вокруг?

К примеру, Васаба, хорошенько подумав, придет к выводу, что неплохо было бы обладать волшебным замком, его сокровищами. Почему эти белые люди могут владеть замком, а он нет? Ведь он же распорядится им лучше, само собой, лучше!

Все уже забыли, что этот чернокожий гигант никак и никогда не был их другом, что он случайно заброшен вместе с ними в другой мир и что у него могут быть совсем иные планы в отношении своих спутников. Мысли его не прочтешь, увы!

Ну да, за эти дни они с Васабой как-то сдружились – все-таки опасность, перенесенная вместе, сближает. Но… все может быть.

Нед готов был поверить в доброту и порядочность чужого человека, но вот Юрагор… тот отказывается верить чернокожим, приносящим в жертву богам незнакомых белых людей. А еще – обладающих способностями мага. Черного мага.

– Вот теперь оригинал свитка можно и убрать, – удовлетворенно кивнул Нед, – сворачивай его. Пусть он останется как память о древних атроках, сумевших расшифровать алфавит Хозяев. Теперь бери чистые листы… Эй, духи! Чистые листы бумаги сюда!.. И пиши. Я буду тыкать пальцем в руну и называть ее значение на замарском языке. Дело нудное, но деваться некуда. Когда закончим, надо будет найти какие-то сведения в свитках и книгах – о том, где мы находимся, как называются те или иные части света, как стоят колонны по миру. Хорошо бы найти карту, где указано распределение колонн перемещения. Вообще-то они должны распределяться по миру равномерно, ведь Хозяева перемещались везде и всюду. Вот только опасность все равно остается.

– Какая опасность? Ты говоришь о тех случаях, когда колонна находится под водой или под землей?

– Да. Кстати, как ты думаешь, почему колонны оказались в море? Или как колонна на Южном материке оказалась под землей? А если она под землей – почему мы не застряли в земле, когда переместились?

– У меня есть мысли по этому поводу… – медленно протянул Бордонар, глядя в пространство задумчивым взглядом, – сейчас я тебе все расскажу. Я уверен, что знаю причину. Но меня волнует другое: ты ведь понимаешь, что на самом деле расшифровка надписей на колоннах практически ничего не дает в отношении нашей безопасности? Про опасность ты ведь неспроста сказал…

– Это как? – удивилась Амела, сидевшая до этих пор молча. – Мы прочитаем надписи, узнаем, куда нам лететь. И не будем метаться по направлениям, которые нам не нужны. Разве это не увеличивает нашу безопасность?

– Так-то оно так, – хмыкнул Нед, – но он прав. Что толку, если бы мы узнали, куда нам лететь? Прилетаем, а колонна на дне моря! И что тогда? Или под землей – и мы оказываемся запечатанными под толстенным слоем земли. Как в могиле. На южном материке мы могли бы оказаться пусть неглубоко, но под землей. Кстати, я что-то не вижу Васабу с Харалдом – они куда подевались?

– Куда-куда! Скачут полуголые, пытаются отлупить друг друга, – ворчливо ответил Бордонар, – им неинтересна библиотека. Им важнее – кто кого отлупит!

– И кто же побеждает? – заинтересовалась Амела.

– А я знаю? Мне плевать, – заметил принц. – Вы будете слушать о причине изменения местоположения колонн? Или вам тоже плевать? Вам важнее валяться на диване и тискать друг друга за ляжки?

– Зависть, Бордонар, очень плохая штука, – ухмыльнувшись, заметил Нед, – а подглядывать вообще нехорошо!

– Знаешь что? Когда вы даже не прячетесь, чтобы скрыть свои постельные страсти, – немудрено подглядеть, даже если не хочешь!

– Хочешь, хочешь! – вынырнул Голова. – Хотите знать, что он делал за полками, когда на вас глядел?

– Заткнись, – поперхнулся Бордонар и начал быстро говорить: – Итак, почему колонны не на своих местах?

– Правде рот затыкаешь, королевский отпрыск? – удовлетворенно заметил демон. – Не заткнешь! Правда, она завсегда наружу вылезет, как…

– Так, без грязных подробностей! – прервал Нед, сдерживаясь, чтобы не рассмеяться. – Замолчи, Голова! Не мешай! Говори, Бордонар. Ну, что там с колоннами?

– Наша твердь дышит, – выдавил из себя порозовевший принц, не глядя на ухмыляющуюся Амелу. – Она поднимается и опускается. Очень медленно, за сотни лет на высоту роста человека, больше или меньше. Но этого хватает, чтобы колонна, которая установлена на тверди, опустилась или поднялась. Есть места, где дыхание тверди медленнее, есть – где быстрее. Но это именно так. Я читал исследования ученых по этому поводу. Издавна заметили, что одни города могут затапливаться с течением веков, а другие города вдруг оказываются далеко от моря – твердь поднялась, и море отошло.

– А почему мы не оказались в земле, когда колонна была погружена? – недоверчиво переспросила девушка.

– Видимо, раньше она стояла выше, вот мы и упали на поверхность земли. Или у нее какая-то защита есть для перемещающихся – древние же не дураки, должны были предусмотреть. Впрочем, все равно всего не предусмотришь. Может, что-то и не предусмотрели… но я считаю, что все именно так, как я вам рассказал.

– Ну что же, вполне разумное объяснение, – пожал плечами Нед, – ну а теперь давай-ка берись за дело. Ключ мы получили – спасибо покойным атрокам, – теперь нужно его применить. Итак, начинаем! Рисуй вот это – глагол «идти»… потом вот это – «стоять» или «остановка», в зависимости от того, что написано в тексте.

– Не так быстро! Я не успеваю зарисовывать! Думаешь, так просто все это? Зарисовать? Сто-ять… Дальше читай!

* * *

– Знаешь, а мне что-то не по себе, – поежилась Амела, – такое ощущение, что сейчас мы прикоснемся к чему-то… запретному, что ли… Не могу передать ощущения! Сейчас ты прочитаешь то, что написали тысячи лет назад! Как будто поговорил с древними богами!

– Да ну тебя, – усмехнулся Нед, – слишком возвышенно, по-девчачьи. Ну и написано, и что? Скорее всего, обозначение пунктов перелета, и все. И то – не уверен, что мы поймем их надписи…

– Как так? Ты же расшифровал язык? – удивилась Амела. – Зря, что ли, мы до ночи сидели – читали, писали? Это что, все напрасно?

– Нет. Не напрасно. Но простым это не будет, – Нед удержал девушку за руку, – осторожнее. Не врежься в косяк. Красиво все-таки здесь, да? – Нед поднял голову и восхищенно осмотрел большой зал: – Здесь какое-то особое чувство… странное… от тебя я заразился, что ли, чувствительностью? – рассмеялся Нед. – Эти колонны – ворота в мир! Мы можем путешествовать куда захотим! Весь мир открыт! Зачем нам власть, зачем иллюзорные богатства этого мира? Когда у нас есть этот замок, эти колонны? Когда видишь такие чудеса, понимаешь, насколько мелки человеческие страсти, страстишки… перед лицом вечного! Перед богами!

– Тебе надо было стать жрецом, – хихикнула девушка, – а еще меня упрекаешь в излишней возвышенности. И не боги, оказывается, а такие существа, как мы… только гораздо могущественнее. А я бы не отказалась стать богиней… богиней Любви!

– Святотатствуешь? Вот тебе Селера задаст! – снова рассмеялся Нед. – Ладно, к делу давай. С какой начнем?

– Хм… а какая больше нравится? Вот не захотел ты на утро отложить, не терпится тебе! День-два в замке нам не повредят, куда спешить? Что может измениться за эти два дня?

– Кто знает? – посерьезнел Нед. – Если что-то случится и мне не хватит этих двух дней, я не прощу себе. Кто знает, что там происходит, в Замаре?

– Да ничего там не произойдет, – хмыкнула Амела, – там же дед остался, а он всех на куски порвет, если кто-то попытается причинить вред твоей жене. Ты его плохо знаешь – он умрет, но не допустит, чтобы кто-то Санду обидел. Человек, который всегда держит слово, – вот кто он!

– Я не хочу, чтобы он умирал. И не хочу, чтобы рвал кого-то на куски, – вздохнул Нед, – мне бы разобраться с колоннами, найти противоядие, поднять Санду и…

– А что «и»? – криво усмехнулась девушка. – Ну вот поднял ты ее. Дальше что?

– Улетим. Навсегда! Пошли они к демонам с их властью, с их престолом! Будем жить тут, растить детей, растить драконов…

– А ты уверен, что ей это нужно? Застрять в глухом углу, без общества, без балов, без восхищения и славы? Похоронить себя в заброшенном древнем замке и смотреть на летающих рогатых ящериц? Ты правда считаешь, что ей это нужно? «Вот мне это нужно! – с грустью подумала Амела. – Я бы готова была бы остаться здесь, с тобой… навсегда. И другого счастья мне не надо!»

– Не знаю… – слегка растерялся Нед. – Может, и не надо. Но я это узнаю только тогда, когда она очнется, не правда ли? А потому – давай-ка к делу.

Нед нахмурился и шагнул к первой попавшейся колонне. На душе у него было мерзко. Сама того не подозревая, Амела ударила его в самое сердце: а вдруг и правда встанет Санда со своего ложа, потянется и скажет: «Ты знаешь, мой дорогой, я останусь королевой. Ты прости уж… так вышло! И не держи зла».

И что он сделает? А ничего. Не будет же он убивать мать своего ребенка? Да если и не было бы ребенка – все равно убивать не будет… Он же не Юрагор, в конце-то концов! И самое страшное, что он знал: может быть так, как сказала Амела. Может. Люди меняются, изменился он – почему не измениться Санде? Власть, почет, красивая жизнь – для него это прах, пыль, а для нее? Все может быть…

Нед провел рукой по грани, испещренной маленькими значками, раскрыл пергамент и начал читать. Потом стал медленно переводить:

– Отлет, тридцать три, каранга, не более, пятидесяти, порт, прибыть, Саманг. Запрещение, нести, сурф, амантый карн.

– Это что такое? – хмыкнула Амела. – Какой это «амантый карн» запрещается тут нести? Что за ерунда? И что тут написано?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю