355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Евгений Решетов » Чистилище-online (СИ) » Текст книги (страница 8)
Чистилище-online (СИ)
  • Текст добавлен: 7 августа 2021, 14:32

Текст книги "Чистилище-online (СИ)"


Автор книги: Евгений Решетов



сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 15 страниц)

Поэтому я всё-таки решился на прокачку силы воли, уселся на траву и стал оживлять козлёнка. После первого воскрешения я получил ещё одну единицу к знаниям, а химера послушно восстала из царства мёртвых, но спустя пару десятков секунд возвратилась обратно, замертво упав набок.

Дальше я прождал семьдесят пять секунд, чтобы полностью восстановить мана, и снова оживил химеру. Ну и вот таким образом я начал прокачивать силу воли. Она потихоньку росла после каждого воскрешения, а козлёнок изнашивался. И вскоре в воздухе отчётливо стало пахнуть не только травой и землёй, но и вонью разложения. Козленок лишился шерсти, его глаза высохли, а кожа стала желтоватого оттенка. Но он продержался ещё несколько воскрешений и только потом перестал отзываться на магию амулета.

Я тут же вызвал интерфейс и обрадованно увидел, что мана достигла двухсот семидесяти единиц. Получается, что теперь у зайца будет на три-четыре секунду больше. Это не так много, как хотелось бы, но всё же кое-что.

Итак, пора действовать. Я оживил оставшуюся химеру, дав ей на всякий случай седьмой уровень, а затем со всей силы бросил в сторону дверей храма. У меня от приложенных усилий даже что-то в плече хрустнуло. А заяц с головой козлёнка по дуге полетел к цели. И, наверное, это был его лучший полёт. Скорее всего, при жизни ни заяц, ни козлёнок ничего подобного никогда не исполняли.

Всё же химера немного не достигла храма, приземлившись в метре от дверей, а потом повернула ко мне голову. Я уже прекрасно знал, что такой поворот головы означал ожидание приказа, поэтому тотчас, не мешкая, заорал, сложив рупором руки возле рта:

– Принеси мне книгу! Принеси мне книгу! Любую! У тебя есть двадцать секунд!

Химера услышала мои слова и стремительно исчезла в храме, проскользнув между дверей. Мне же оставалось только ждать и надеяться, что заяцекозленок всё понял.

Глава 12

Потянулись томительные секунды. Они напомнили мне тот отрезок времени, который я прождал стоя в коридоре венерического отделения и ожидая результатов теста. Тогда я чуть все ногти не сгрыз от стресса, но всё обошлось. Что же будет сейчас?

Я до рези в глазах вглядывался в туман, который из-за наступивших сумерек стал почти непроницаем для взгляда. Очертания храма смазались, пропали входные двери, исчезла насыпь из камней и осталась лишь тёмно-серая пелена и несколько деревьев, стоящих прямо возле границы тумана. А где же, сука, заяц? Его не было. В воздухе не разносился дробный стук лапок. При том что по моим внутренним ощущениям прошло уже больше двадцати секунд. Неужели не получилось? Кто-то убил химеру или она сама где-то застряла и там же померла? А может, она тупо не поняла козлиными мозгами, что я от неё хочу? Одно дело догнать червяка, а другое – найти и принести книгу, да ещё уложиться в отведённый промежуток времени. Тут интеллект нужен. И я даже не уверен, что с такой задачей справятся все люди. Многие тиктокеры не смогли бы, ведь им сначала надо посмотреть, как это делается…

Короче, я слишком понадеялся на умственные способности зайцекозленка. Он не сумел добыть книгу и теперь мне с голой жопой придётся идти к Марку. Твою мать, как же обидно! Я ведь под это задание даже две серебряные монеты потратил, а ещё и несколько часов времени убил. Солнце уже как полчаса назад зашло.

Конечно, моя душа верила в чудо – что вот сейчас из тумана выскочит химера с книгой в зубах, но суровая правда жизни шептала – прошло уже гораздо больше двадцати секунд, пора возвращаться в город, пока ночь не наступила, а то ведь тебя тут быстро лишать ещё одной жизни.

Да, действительно, пора. Но всё же я в последний раз приблизился к туману, встав буквально в миллиметрах от него, и принялся рыскать взглядом. Нет, всё зря, зайцекролика не видно. Хотя… что это там такое лежит? Какая-то то ли кучка, то ли большой булыжник. По-моему, раньше на пути к храму ничего подобного не валялось. А что если это моя химера, которая не добежала до границы тумана всего пару метров? Надо срочно проверить! Но как? Я же не могу войти туда! Палка! Мне нужна длинная палка!

Я тотчас лихорадочно заметался в поисках требуемого размера ветки или чего-то подобного. Но вокруг меня была только трава. Вот чёрт! Опять подстава! Хотя по пути сюда я видел три берёзы, которые росли поодаль от заброшенной дороги. Расстояние до них было не такое уж большое, так что я сорвался с места и побежал, слыша свист ветра в ушах.

Подобное рвение обернулось быстрым прибытием на место, где я срубил самую тонкую берёзку, избавил её от веток, оставив только те, что росли возле верхушки, и потащил к Проклятому храму. В длину ствол дерева оказался метра три, поэтому мне хватало с лихвой.

И уже через десяток минут я дотащил берёзку до тумана, а потом пару секунд передохнул, вытирая пот, выступивший на лице, и потянулся импровизированным багром к предполагаемой химере.

Как я и рассчитывал – длины хватило, а предусмотрительно оставленные ветки позволили мне зацепить лежащее нечто и потащить к себе. Оно без проблем заскользило по каменной насыпи, и вскоре я едва не заорал от счастья. Это и, правда, оказался зайцекозленок! Он всего ничего не добежал до границы тумана. А во рту у него была маленькая, тонкая книжица, скорее даже – блокнот.

Когда я вытащил тело химеры из тумана, то первым дело осторожно дотронулся кончиком пальца до блокнота, а потом отдернул конечность и торопливо поднёс к глазам. Фух, с кожей ничего не случилось, а значит, я могу взять в руки ношу зайцекозленка.

Я торопливо склонился над телом, схватил книжицу и стал рассматривать её. Она оказалась не больше моей ладони, шероховатой на ощупь и была полностью чёрной, словно её изваляли в краске соответствующего цвета. Даже страницы мрачно чернели в бледном сумеречном свете. Естественно, что я ничего не смог прочитать, хотя втайне надеялся на какие-нибудь откровения или запретные знания.

Всё же моей радости не было предела. Я добыл книгу! Добыл! И вот теперь могу со спокойной душой возвращаться в Иерихон. Да не просто возвращаться, а бежать, ведь хрен его знает сколько сейчас времени! Будет крайне обидно выполниться задание и не успеть к назначенному часу. Поэтому я во всю прыть побежал по заброшенной дороге, не щадя ботинок.

Но хоть я и помчался со всей силы, всё же о безопасности не забывал – зорко смотрел по сторонам. А когда мне приходилось останавливаться для того, чтобы восстановить выносливость, то я на всякий случай прятался в придорожных кустах.

Такая манера передвижения позволила мне без происшествий достигнуть города. Я пулей влетел в ворота и первым делом жарко выдохнул, глядя на стражников:

– Сколько сейчас времени? Восьмого удара колокола ещё не было?

– Нет, – ответил один из них.

– Но седьмой уже давненько был, – добавил другой.

– У-у-у ё, – взволнованно протянул я, обливаясь потом, и бросился бежать по улицам Иерихона.

Параллельно я мысленно призывал колокол не делать глупостей. И он послушался меня – я успел влететь в комнату пикси до его удара. Торопливо положил книжицу на стол и просипел, вперив взгляд в застывшего от неожиданности Марка, который был одет так же, как и во время нашего прошлого разговора:

– Всё, добыл… кхем…

– Молодец, – похвалил меня пикси, расплывшись в довольной улыбке, и лихорадочно схватил книжку.

Я же кивнул головой, допил воду из фляжки, а потом требовательно протянул руку и проронил:

– Деньги.

– Конечно-конечно, – произнёс тот, благоговейно листая страницы. – Этот образец займёт достойное место в моей коллекции.

– Деньги! – громче повторил я, вспомнив поговорку: «Что для одного – мусор, то для другого – сокровища». По-моему, она как-то так звучала. А вспомнил я её потому, что мне не нужна была проклятая книга, которую нельзя прочесть, а вот коллекционеру, коим оказался пикси, она очень даже понравилась.

Меж тем Марк недовольно посмотрел на меня, затем на пару секунд исчез за столом, а появился оттуда уже с тугим мешочком и полетел в мою сторону.

– Вот, тут ровно сорок серебряных монет, – сказал он, отпустив мешочек, когда оказался вместе с ним над моей раскрытой ладонью.

– С вами приятно иметь дело, – улыбнулся я, положив деньги в заплечный мешок. – Может, на завтра есть ещё какое-нибудь задание?

– Повысь славу до ста единиц, и тогда поговорим, – произнёс тот, вернувшись к книге и став бережно гладить её, точно любимую пиксиху или стопку хрустящих американских купюр.

– Договорились, – ухмыльнулся я, а следом покинул обиталище пикси и оказался в переулке.

Моё настроение заметно улучшилось. Теперь у меня есть деньги, а значит – всё не так уж и плохо. Даже если я в ближайшее время не найду новое задание, то как минимум несколько дней смогу прожить без ущерба для организма.

Кстати, пора бы найти ночлег и поужинать. Хорошо, что я ещё сегодня днём, когда искал задание, присмотрел недорогую таверну, из окна которой вкусно пахло жареным мясом. Она называлась «Весёлый мясоед». И, наверное, вегетарианцам в этой таверне на обед могут предложить только пиздюлей. Вот я и направился в это место, едва не подпрыгивая от избытка эмоций.

Я вышел из переулка, преодолел площадь, прошёл мимо портальной арки, которая могла отправить игрока в другую локацию, если он достиг двадцать пятого уровня и имел минимум пятьдесят единиц славы, а потом остановился возле двухэтажного дома, из которого доносились весёлые выкрики и звон кружек. Сюда-то мне и нужно. Над крепкой дубовой дверью висела железная вывеска с надписью «Весёлый мясоед», а рядом был изображён упитанный краснощёкий мужик с озорным взглядом.

Моя рука потянула бронзовую дверную ручку, и я проскользнул внутрь, оказавшись в царстве мяса и пива. Тут жрали и пили в три горла. Обжорство цвело буйным цветом. А в качестве посетителей были представители лишь тёмной стороны. Они сидели на деревянных лавках, отполированных задами, и придавалась веселью, порой стуча пустыми жестяными кружками об длинные столы, сколоченные из хорошо обработанных досок. А между гостями ловко скользили служанки в сарафанах с глубокими декольте. Они без видимых усилий носили подносы с кувшинами пива и горами исходящего паром мяса.

В общем, я попал куда надо. Это была весёлая таверна, где под потолком висели тележные колёса, заставленные горящими свечами, а в углу на бочке сидел улыбчивый тип с чем-то похожим на гитару и рьяно бренчал на ней, выводя жгучий мотив.

Я быстро поддался атмосфере, пронизывающей нутро таверны, уселся за общий стол и стал жадно пожирать жареное мясо, запивая его отличным пивом. У меня мигом создалось впечатление, что хозяином заведения был истинный баварец. Пиво оказалось великолепным.

Да в принципе мне всё здесь понравилось. Время я провёл славно. За этот вечер познакомился с десятком тёмных игроков, потратил пять серебряных монет, а потом, находясь уже во хмелю, еле дополз до номера, который снял. И последнее что я помню, так это аскетично обставленную комнату, где была всего одна кровать, платяной шкаф, настенное зеркало, сундук и стол со стоящим на нём канделябром. А вот дальше меня накрыл такой знакомый алкогольный сон…

Но вскоре что-то стало тревожить меня, прогоняя сновидения. Это был какой-то настойчивый стук. Наверное, уже пора в университет, а подушка так мягка, пахнет древесиной и воском… Но постойте, меня же отчислили, да и я вроде бы в Чистилище, если, конечно, мне всё это не привиделось в пьяном угаре.

Я торопливо разлепил веки и увидел луну, которая сквозь приоткрытое окно освещала бедную комнату. Твою мать, не привиделось. Я действительно в Чистилище, а в дверь кто-то настойчиво барабанит. И кому это не спится? Сейчас, наверное, уже часа три-четыре ночи.

Я недовольно прохрипел, всё ещё находясь немного навеселе:

– Сгинь нечистая сила!

Но нечистая сила не сгинула, а стала ещё сильнее долбиться в дверь. Похоже, что уже ногой, аж защёлка стала греметь. Да кому же это там так сильно неймётся? Я зло скрипнул зубами, встал с кровати, вытащил топорик из мешка, зажёг с помощью спичек три свечи, торчащие из канделябра, и открыл защёлку, даже не став надевать штаны.

Дверь мигом отворилась, едва не ударив меня по носу, и передо мной предстала злая девица с зелёными глазищами, которые метали молнии.

Она недружелюбно пробурчала, без приглашения входя в комнату:

– Нализался как свинья и хрен добудишься.

– Э-м-м-м… А ты кто такая? – ошеломлённо поинтересовался я, глядя на незнакомку лет двадцати пяти, которая встала в пятне света, испускаемого свечами канделябра. – Только не говорите, что пока я был пьян, мы по-быстрому поженились… Хотя…

Последнее моё задумчивое «хотя» прозвучала из-за того, что девица была весьма хороша собой. У неё оказалось красивое лицо, высокие скулы, роскошный водопад чёрных волос, густые ресницы и пухлый алый ротик, который сейчас кривился в неприязненной ухмылке. А ещё у неё была потрясающая фигура с пышной грудью и тонкой талией, которую подчёркивал корсет, надетый поверх белой блузы с манжетами на рукавах. Ну а ножки… ножки… просто восторг! Длинные, стройные! Да ещё и в узких чёрных штанах, заправленных в высокие, тонкие кожаные сапоги.

Ну и под конец я обратил внимание на её широкий пояс, который мог похвастаться ножнами с кривой саблей. Мне стало окончательно ясно, что девица явно не бедствовала – на ней было вещей сотен на десять серебра, а то и больше. По видимому, ко мне заглянула крутая дамочка, которая была такой же тёмной, как и я. На её лебединой шее висела цепочка с амулетом из чёрного камня.

Тем временем она произнесла чувственным, низким голосом, в котором сквозило ехидство:

– Налюбовался? Спешу тебя расстроить – ты никогда не получить такую красотку.

– Ты сейчас о сабле? Да, красивая вещь, – недружелюбно проронил я, стоя возле распахнутой двери. – Чего надо?

– Поговорить, но сперва сотри с лица член. Это кто-то нарисовал или отпечаток?

– Что? – выпучил я глаза и метнулся к зеркалу, где с облегчением увидел свою хоть и помятую, но чистую физиономию. – А ты, значит, шутница?

– Ну, бывает, – притворно засмущавшись, сказала та и закрыла дверь. – Так ты и есть тот самый Рей?

– Нет, – сразу же отрезал я, взяв со стола кружку, на которой какой-то весельчак написал «Боржоми». На самом деле внутри было пиво, которое тут же отправилось в мою глотку, вызвав гримасу отвращения. Оно оказалось тёплым и выдохшимся.

– Ой да не ври ты мне. Я всё о тебе уже успела узнать, – холодно отчеканила девица и хотела присесть на кровать, но потом брезгливо поморщилась и пристроила свою попку на сундук. – Ты – химеролог с ником Рей. И сегодня ты уже успел закрыть два задания. Во время первого ты с дружками устроил геноцид кротов. А второе задание получил у извращенца-коллекционера пикси по имени Марк. Неприятный такой крылатый тип, а вот кошка мне его нравится. Она чувствует славу игроков и их класс.

– Ну и чего ты хочешь? – спросил я, вытянувшись на кровати и заложив руки за голову. – По трезвому я точно на тебе жениться не буду.

– Милый, мы это уже обсуждали. Тебе до меня, как до луны. Так что остынь и послушай, что я тебе предложу, – высокомерно заявила стерва и закинула ногу на ногу. – Мне нужна помощь твоих мёртвых уродцем. Это же благодаря им ты достал книгу из Проклятого храма?

– Кто тебе сказал, что я химеролог? Бад? – не отвечая на её вопрос, лениво уточнил я, демонстративно ковыряясь указательным пальцем в зубах.

– Возможно, – пожала плечами девушка, брезгливо сморщив вздёрнутый носик. – У меня на примете есть одно труднодоступное место, в котором может оказаться что-нибудь ценное. Так вот твои уродцы должны будут проникнуть в него и принести мне всякие дорогостоящие цацки. Ты улавливаешь, что я говорю? А то у тебя сейчас лицо, как у кретина, или оно всегда такое?

– Так, дамочка, вон там дверь. Провожать не буду, – прорычал я, повернувшись на бок спиной к зеленоглазой.

– Прибыль поделим пополам. С каждой сотни монет я буду давать тебе тридцать.

– Вот ты наглая особа… – подивился я её поведению.

– Тридцать пять.

– Да иди ты!

– А ты умеешь торговаться. Чёрт с тобой, давай реально пополам, но только я первая буду выбирать то, что оставлю себе, если мы вдруг отыщем что-то действительно стоящее. Не все вещи надо продавать, – нравоучительно закончила она.

– Нет, я не буду иметь с тобой никаких дел. Ты скользкая особа, – сделал я заключения, всё так же не глядя на неё.

– Да ты никак боишься опять попасть на алтарь? – насмешливо заявила та и, судя по скрипу сундука, встала на ноги. – Меня можешь не опасаться. Я максимум растопчу твою гордость и самооценку, но не убью. Мне это невыгодно.

– Ой спасибо. Ты такая добрая, – саркастично выдохнул я, посмотрев на девицу. Та стояла посередине комнаты, широко расставив ноги и уперев руки в соблазнительные бёдра.

– Да, я добрая. Молодец, что заметил это. А теперь одевайся и полетели. В Чистилище некогда на кровати ляжки тянуть. Тут надо действовать, – жарко произнесла тёмная, сдвинув над переносицей чётко очерченные брови. – Закрыл одно задание, сразу ж берись за второе, третье, а не празднуй до утра! Пока ты бухаешь – светлые качаются!

– Ладно-ладно, успокойся. Сколько можно заработать с этого дела? – нехотя спросил я, понимая правоту её слов.

– Понятия не имею, – честно ответила она, дёрнув уголком рта. – Можно и ничего не заработать, а можно добыть столько монет, что хватит на крутые шмотки, ездовое животное, да и на баб ещё останется. Ты ведь любишь баб?

– Судя по твоему поведению, и ты их любишь, – уколол я брюнетку, размышляя над её предложением.

– Ахаха-х-ах, – залилась та звонким смехом, запрокидывая голову. – А ты не такой чурбан, каким кажешься. Ловко притворяешься. Я бы не догадалась. Ну что – по коням?

– Долго туда идти и какие там опасности? – спросил я, решив рискнуть. Всё-таки тёмная действительно не должна желать моей смерти, а возможное денежное кидалово я попробую пресечь.

– Опасностей никаких нет, а добираться полчаса, – отчеканила красотка, снисходительно посмотрев на меня. – В путь или всё ещё страшно?

– Ладно, пошли, – пробурчал я, став собираться.

Если даже мы вернёмся пустыми, то я приобрету бесценный опыт, а потеряю всего пару часов сна или десяток нервных клеток. Хотя, глядя на это стерву, наверное, можно говорить о тысячах нервных клеток…

Она меж тем подошла к окну, распахнула его настежь и насмешливо проговорила:

– Пошли? Я же сказала – полетели… Ты, кстати, высоты не боишься?

– Нет, – ответил я, пока не понимая, что она делает.

А та лихо подмигнула мне и громко свистнула…

Глава 13

Перед окном появилась неказистая метла. Она зависла в воздухе возле таверны и слегка подрагивала, словно энергичная лошадь, жаждущая рвануть галопом. Девица довольно посмотрела на неё, будто та была предметом её гордости. А я понятливо выдохнул, почесав затылок:

– Да ты ведьма.

– Ага, – хищно улыбнулась тёмная.

– Ну дела-а-а-а, – промычал я и серьёзно спросил: – А куда придётся соваться моим химерам?

– Короче, слушай. Им надо будет пролезть сквозь небольшое отверстие где-то пятнадцать на пятнадцать сантиметров, а потом поискать что-нибудь ценное, – проговорила ведьма и ехидно добавила: – Справятся твои уродцы?

– Ага, – кивнул я, натягивая штаны. – Только мне нужны запчасти. Ты знаешь, где можно найти дохлых крыс, мышей, кошек и прочее небольшое зверьё?

– Фу, как это мерзко, – скривилась девушка.

– Я то же самое подумал, когда услышал, что ты ведьма.

– Ну и отвратный же ты тип, – поморщилась стерва, ловко взобралась на подоконник, а затем оседлала необычное средство передвижения.

– А она двоих-то выдержит? – засомневался я, пропустим мимо ушей её слова о своей отвратности.

– Выдержит, но полетит медленно, да ещё и останавливаться придётся, – проинформировала меня девушка, любовно погладив отполированное древко.

– Хм… – скептически хмыкнул я, окончательно одевшись и закинув мешок за спину.

– Чего ты хмыкаешь? Пешком хочешь пойти? – прошипела ведьма, сверкнув зелёными глазищами.

– Нет, что ты, просто восторгаюсь, – соврал я, а следом влез на подоконник и кое-как присел на метлу позади девушки, обхватив руками её тонкую талию.

Она тут же строго заявила:

– Если твои ладони окажутся ниже или выше мой талии, то ты познаёшь все прелести свободного полёта. Ясно?

– Да больно надо тебя щупать, – фыркнул я, посмотрев вниз. Земля была метрах в трёх под нами. Ну, не расшибусь в случае падения.

– Ну раз ты всё понял, то полетели за запчастями?

– Погнали, – бросил я, после чего брюнетка слегка дёрнула метлу и та плавно полетела, постепенно забирая всё выше в небо.

Я поспешно вцепился в тёмную, будто она была самым дорогим для меня человеком, а потом крикнул:

– А куда именно мы летим?!

– На свалку! – ответила та и прибавила метле скорости.

Она кое-как взмыла выше крыш домов, а затем довольно медленно полетела к городской стене. Лёгкий встречный ветерок принялся трепать длинные волосы ведьмы, а они стали хлестать меня по лицу. Я начал уклонялся от них, почувствовав, что от ветра у меня заслезились глаза. По моим щекам реально потекли две жидкие дорожки. Наверное, мне противопоказан такой способ перемещения.

Я принялся одной рукой торопливо вытирать слёзы, чем вызвал поворот девичьей головы и недовольные слова:

– Да чего ты там ёрзаешь? А-а-а, так ты всё-таки расплакался. Вспомнил, что ты – это ты? Да, грустный факт.

– Сама ты грустный факт, – огрызнулся я. – Просто у меня аллергия на змей, которые прикидываются людьми.

– Неплохо-неплохо, – оценила она и её лицо, заключённое в ореол из волос, озарила довольная улыбка. – Ещё пара дней моего влияния и ты станешь совсем другим человеком.

– Каким? Мёртвым? – буркнул я, сгорбив спину и прячась от ветра за телом девушки.

– Такое тоже вполне вероятно, – легко ответила та, отвернулась от меня и заставила метлу пойти на снижение, будто она была тяжёлым бомбардировщиком.

Я немного выглянул из-за спины ведьмы и увидел, что мы уже за пределами Иерихона и приближаемся к кучам различного мусора. Ведьма не соврала – мы и правда летели на городскую свалку. Она раскинулась на добрую сотню метров чуть в стороне от дороги, убегающей в направлении леса. И вонь от мусора шла несусветная. Я даже закашлялся, а ведьма принялась виртуозно сквернословить, частенько упоминая мой ник в негативном ключе.

А когда мы оказались в паре метров от земли, она торопливо проронила, зажимая одной рукой нос:

– Прыгай. Остановка – твой дом родной.

Ну я послушался её и соскочил с метлы, а через секунду мои ноги столкнулись с землёй. Благо, что я успел присесть, немного погасив инерцию. Ведьма же быстро отлетела к небольшой роще, где заставила метлу снизиться до полуметра, а потом грациозно перекинула через неё ногу и очутилась на земле. Вот ведь гадина. Я думал, что метла не может летать так низко, поэтому и прыгнул. А тёмная, оказывается, чисто из вредности не создала мне нормальных условий высадки. Похоже, что она самая настоящая стерва. Прям эталонная! Наверно, даже все прочие стервы считают её стервой. И почему ведьма стала такой? Местная жизнь её изменила или она в Чистилище уже прибыла такой?

Пока у меня не было ответов на эти вопросы, поэтому я лишь злобно чертыхнулся, наградив ведьму яростным взглядом, а затем принялся бродить по свалке, стараясь дышать ртом и тревожа собравшихся здесь ворон. Они со злобным карканьем уступали мне путь.

Надо сказать, что прибыли мы по адресу. Тут хватало вздутых трупов кошек, крыс, собак, птиц и мышей. Я принялся собирать те, что были посвежее и выглядели не совсем отвратно, а потом отделял от них нужные мне части, заворачивал в различное рваньё, встреченное здесь же, и отправлял в мешок. Вскоре у меня уже хватало материала на десяток небольших химер. Надеюсь, этого будет достаточно.

Я с облегчением торопливо пошёл к роще, где меня со скучающим видом ждала ведьма. Она сидела на нижней ветке дерева и беззаботно болтала стройными ножками. Мне жутко захотелось схватить её за сапог и скинуть на траву, но, конечно же, я этого не сделал, а лишь поиграл желваками, недружелюбно глядя на неё.

А та заметила мой взгляд, широко улыбнулась и пропела:

– Чего глазёнками сверкаешь? Заводит тебя расчленение трупов? Мне-то, грешным делом, казалось, что это я уже упала на дно, но тут снизу постучался ты.

– Что за мерзость ты несёшь? – скривился я, передёрнув плечами.

– Ладно, перегнула, – без тени сожаления пробормотала она, ловко спрыгнув на землю. – Больше нам тут задерживаться не надо?

– Полетели, – проронил я, поправив заплечный мешок.

– Сей момент, – выдохнула ведьма и достала из кармана несколько оливок, по одной закинула их в рот и пошла к метле, прислонённой к стволу дерева.

– Ты сейчас съела оливки? По собственному желанию? Не на спор? – удивился я, выгнув брови.

– А что тут такого? Я люблю оливки. Тем более мне много есть нельзя, а то на метле не смогу нормально летать. Она от лишнего веса становится медленной и неуправляемой, – пояснила тёмная, посмотрев на меня, как на неразумное дитя, которое не понимает очевидных фактов. – Так что если ты будешь нести херню, то я быстро избавлюсь от лишних восьмидесяти килограммов.

– Не избавишься. Я тебе нужен, – оскалился я, наблюдая за тем, как ведьма заставила метлу застыть в воздухе на уровне своего пояса.

– На что спорим, что избавлюсь, да ещё так, что никто больше не вспомнит о тебе? Ты вот брата своего помнишь? – насмешливо проговорила та, присев на летательный аппарат.

– У меня не было брата, – бросил я, садясь позади неё.

– Это ты так думаешь… – многозначительно протянула красотка, а следом звонко засмеялась.

– Полетели уже, шутница, – рыкнул я, теряя терпение. Интересно она такая со всеми мужиками или только со мной?

– Но-о-о-о, пошла родимая! – весело выкрикнула ведьма и метла стала медленно подниматься над землёй.

Через пару минут мы уже летели над долиной на высоте десяти метров и ловили на себе презрительные взгляды птиц, что парили выше нас. И тут я подумал, что мы лёгкая мишень, как для лучника с земли, так и для какого-нибудь дракона сверху. Опасное это дело летать на метле. Вот если бы у нас имелось стрелковое оружие, то мы бы могли попытаться дать отпор, а так – только ближний бой, да воздушный побег.

Но благо, что на нашу парочку пока никто не нападал. Мы спокойно преодолели долину, а потом полетели над неприветливой мрачной чащобой. Это был не тот лес, в котором я появился, а другой. И он мне нравился гораздо меньше, чем тот, хотя и тот был далеко не безопасным городским парком. Но эти пейзажи производил на меня ещё худшее впечатление, потому что из-за шапки леса доносилось рычание зверей, чьи-то болезненные писки и громкое уханье. Я прям молился, чтобы нам не пришлось высаживаться где-нибудь здесь, но жизнь внесла свои коррективы.

Неожиданно ведьма безапелляционно заявила:

– У меня кончается мана. Надо садиться, чтобы восполнить её.

– Ты шутишь? – не поверил я своим ушам. – Мне кажется, я только что слышал, как стая волков разодрала бедного оленя.

– Выбора нет, – отрезала девушка и сильно нажала на метлу, после чего та стала плавно снижаться.

Я мысленно прочертил траекторию её полёта и увидел небольшую полянку, окружённую вековыми соснами. Ну, живописное место, чтобы умереть. Конечно, вслух я ничего не сказал, чтобы не показаться трусом, а загодя вытащил топорик и приготовился к посадке. Хорошо, что та прошла максимально комфортно, а не так, как у самолётов авиакомпании «Победа».

Метла мягко остановилась в метре от земли, и мы смогли спокойно слезьть с неё, а потом она упала на траву, будто лишилась сил, и ведьма облегчённо выдохнула:

– Фух, успели.

– К чему? Позднему ужину? – прошептал я, слыша волчий вой, раздающийся из леса и чувствуя богатые ароматы разнотравья.

– Чего ты там всё бурчишь? – прошипела девушка, не расслышав моих слов.

– Я говорю – как тебя зовут? Мне это важно знать, чтобы написать на могилке в случае твоей смерти.

– Ага, не дождёшься, – буркнула она и схватила метлу, но потом всё же нехотя добавила: – Можешь называть меня Искра.

– Так вот, Искра, долго ли тебе ещё надо отдыхать? – спросил я, скрывая волнение. Вой довольно быстро приближался.

– Ещё минуту, – ответила та, вытащив саблю из ножен. Искривлённое лезвие хищно блеснуло в лунном свете. – Напомни-ка, какой у тебя уровень?

– Десятый, – ответил я, быстро проверив интерфейс.

Мой уровень скакнул с девятого на десятый за счёт того, что поход к Проклятому храму и обратно принёс мне одну единицу энергии и столько же телосложения. В итоге суммарно стало ровно сто единиц со всех характеристик. Ну и помимо этого, слава достигла шестидесяти пунктов, благодаря тем пяти единицам, которые дал мне пикси.

Между тем девушка немного презрительно проронила:

– Тогда спрячься за тётину спину и не отсвечивай.

– Можно подумать у тебя двадцать пятый уровень, – желчно бросил я, картинно встав на шаг впереди неё.

Та ухмыльнулась, но промолчала. Да и не до ухмылок уже было. Из тьмы, что угнездилась среди деревьев, вылетела стая волков каких-то ненормальных размеров. Они в холке были выше человека, а их голодные глаза сверкали, словно жёлтые драгоценные камни. Волки стремительно бежали на нас, взрывая крепкими когтями лесную почву и скаля зубы, с которых летели клочья пены. Шерсть на их загривках стояла дыбом, а уши оказались прижаты к черепам. Всего я насчитал десять особей, но нам вполне хватит и двух-трёх. Мы явно очутились в той локации, куда не стоило соваться раньше двадцатого уровня.

Я нервно покосился на хмурую ведьму. Ух и завела ты нас, родимая, а ведь говорила, что опасности нет. А мы уже скоро станем десятками, а то и сотнями окровавленных кусков плоти.

Но вслух я не стал упоминать о том, что она болтала. Ведь ведьма всё равно в ответ скажет что-нибудь презрительно, вроде – какие же это опасности? Так, пара плюшевых зверушек. Я уже успел изучить её характер. Она эдакая амазонка, которая делает вид, что ничего не боится, а у самой-то подрагивает жилка на виске и взгляд такой… Нет, не испуганный, а скорее – выжидающий. Странно. Она реально не боится.

Тут мой мозг принялся анализировать ситуацию, после чего у меня от сердца отлегло. Но я не подал вида, что частично расслабился, а наоборот – встал перед ведьмой, храбро закрыв её спиной, а потом немного сгорбился и взял топорик обеими руками, будто готовился встретить приближающихся зверей.

Теперь осталось понять – не просчитался я? Действительно ли у ведьмы есть туз в рукаве? А то волки совсем рядом. Я уже чувствую густой аромат шерсти и рождающийся в горле испуганный визг.

И вдруг Искра напряжённо проронила:


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю