355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Евгений Решетов » Чистилище-online (СИ) » Текст книги (страница 15)
Чистилище-online (СИ)
  • Текст добавлен: 7 августа 2021, 14:32

Текст книги "Чистилище-online (СИ)"


Автор книги: Евгений Решетов



сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 15 страниц)

Глава 24

Погоня продолжалась. Я бежал вперёд, тратя уже даже не выносливость, а её выхлопы. Перед глазами всё сливалось, дрожало. Но и гоблин поумерил свою прыть. Его скорость упала, а потом он затравленно оглянулся и нырнул в какой-то заброшенный небольшой домик с покосившейся крышей и деревянной дверью. Я кое-как добрался до неё, толкнул и вошёл внутрь, дыша так мощно, словно был Волком, который решил сдуть соломенный домик поросёнка. Вокруг оказалось темно, и только через щели в потолке и крыше падал косой сумеречный свет. А окна были занавешены плотными шторами. Похоже, весь дом занимала одна-единственная пустая комната. Я выхватил топор и осторожно двинулся по ней, скрепя рассохшимися половицами. Гоблин был где-то здесь. До моих ушей доносилось его надсадное дыхание. Погоня вымотала его не хуже, чем меня. Кажись, Бад решил спрятаться, восстановить выносливость, а потом опять рвануть во все лопатки. Мне надо найти его быстрее, чем он выскочит из дома.

Я остановился и задержал дыхание, чтобы лучше слышать то, что происходит вокруг, а потом вдруг темноту разорвала пламя, вспыхнувшей спички. Её зажёг сам Бад, который стоял возле стены и криво улыбался. И мне очень не понравилась его улыбка. В ней сквозило столько самодовольства, что я мигом насторожился. А он молча запалил три свечи, торчащие из канделябра, и поставил его на небольшой столик возле себя. Тут уж света хватила на то, чтобы почти полностью осветить комнату. И как только я огляделся, то понял, что попал в переплёт. Около входной двери стоял хмурый незнакомый игрок-орк с двуручным мечом и в стальных латах, а возле окна, где слабо колыхалась занавеска, я увидел ту самую лучницу, которая когда-то завалила ассасина. Она сейчас держала в руках лук с направленной на меня стрелой и глумливо усмехалась. А чуть в стороне от девушки возвышался её смуглокожий напарник, который погиб от действий Сея. Он вдруг сделал шаг вперёд, звякнув кольчугой, покрывающей кожаные доспехи, и довольно проронил:

– И снова здравствуй. Не ожидал нас тут увидеть?

– Почему же? Очень даже ожидал. Самое место для таких уродов, как вы, – насмешливо выдал я, расправив плечи. – Тут и мышами воняет, и дерьмом… Всё как вы любите.

– Так ты ещё не понял, что тебе пора завизжать от ужаса? – желчно протянул светлый, демонстративно покачивая мечом.

– С хрена ли? – не понял я, вопросительно изогнув бровь.

– Наверное, ты думаешь, что раз на территории Иерихона драки разрешены лишь в храмах, то тебе тут ничего не угрожает?

– Ага. Вы же не совсем дебилы, чтобы убивать меня, – пожал я плечами. – Наказание за такой проступок будет крайне жестоким.

– А кто же увидит или расскажет о том, что здесь скоро произойдёт? – ехидно пропел парень, живо напомнив мне клишированного злодея, который в финале истории рассказывает главному герою свой план.

– Ты разве не понимаешь, что те, кто создал Чистилище, всё видят и всё слышат? – проговорил я, уже не совсем веря в то, что светлые и Бад просто решили испугать меня и отнять питомца.

– Нет, мой дорогой мертвец, они играют в игру, которую сами создали и придерживаются её правил, – с поганой улыбкой выдал смуглокожий урод, сверкнув глазами и сделав ещё шаг ко мне, сократив расстояние между нами до двух метров. Другой светлый застыл метрах в трёх от меня. Он так и не отходил от двери, а девушка продолжала держать меня «на мушке».

– Нет, ты что-то путаешь, – пробормотал я, почувствовав, как участилось сердцебиение. – Правда всё равно выплывет наружу.

– И как же? У тебя осталась последняя жизнь. Ты уже никому ничего не расскажешь. Только если в Аду на сковородке будешь верещать, – злобно прошипел парень и торжествующе засмеялся. – А мы же получим много славы за твоё убийство. Ты ведь теперь герой Иерихона. За тебя должны отсыпать больше, чем за простого тёмного выродка.

– О как, – выдохнул я, поняв, как аукнулись мне те слова на площади.

– Вот-вот, – ехидно проронила девушка, решив поучаствовать в разговоре.

– Бад, а ты-то чего встрял в эти разборки? – мрачно спросил я у молчащего гоблина.

– Месть, да и деньги, – просто ответил тот, держа пальцы левой руки сжатыми в кулак. – Мне всего лишь надо было что-нибудь украсть у тебя и привести сюда.

– Ты блестяще справился, – иронично выдал главарь шайки светлых. – И вот твоя награда.

В следующий миг его клинок со свистом рассёк воздух и опустился на шею гоблина. Тот лишь успел выпучить от ужаса глаза, а потом его голова упала на пол и выкатилась на середину комнаты, где уставилась в гнилой потолок остекленевшим взглядом. А тело же рухнуло вперёд, оказавшись не так далеко от меня.

– Охренеть, – ошеломлённо прохрипел я, отчётливо поняв, что тройка светлых настроена серьёзно. – Ты убил Бада. Насовсем. Он же не исчез. Да ты псих конченный!

– А ты думал, что я шучу? – довольно улыбнулся светлый, глядя на алую кровь, которая вытекала из обезглавленного тела и просачивалась под пол через щели между досок.

– Тебе конец. Ангелы или демоны тебя точно накажут, – прорычал я, покосившись на тело гоблина.

Парень проигнорировал мои слова и произнёс, посмотрев на орка:

– Как и договаривались, именно ты убьёшь нашего крикливого геройчика.

Тот молча кивнул головой, словно был немым. Я же лихорадочно посмотрел по сторонам, понимая, что бежать некуда и меня в перспективе ждёт путешествие в Тёмный храм, а потом всеобщий позор, так как наружу выйдет моя ложь о последней жизни, поэтому я торопливо проговорил:

– Так, ребята, раз уж мы тут делимся личным, то вот вам и моё откровение. Я соврал на площади, когда сказал, что у меня осталась одна жизнь. На самом деле у меня их две.

– Гонишь, – тут же выплюнул парень. – Пытаешься спасти свою гнилую шкуру.

– А если не гоню? – произнёс я и пристально посмотрел сначала на девушку, а затем на орка. – Вы-то пока не замазаны, а если убьёте меня, то я вас всех сдам, когда появлюсь в Тёмном храме.

– Люк, а если он не врёт? – взволнованно произнесла лучница, покосившись на парня.

– Да он врёт. Вечно ты всем веришь, Дейдра, – отмахнулся светлый и на его клинке появились языки пламени. – Стреляй ему в ногу.

– Дейдра не делай этого, – протараторил я, держа в поле зрения орка, который решительно двинулся ко мне, заскрежетав зубами. – Люк уже обречён, а вы ещё можете спастись. Остановитесь!

– Ты ещё Богом поклянись, что не врёшь, – насмешливо бросил парень и взмахнул мечом.

Тотчас девица выпустила стрелу. Благо, что я уже был готов к такому развитию событий, поэтому дёрнулся в сторону, избежав встречи с оперённым древком. Оно пронеслось мимо меня и с глухим стуком воткнулось в пол. А клинок парня всего в сантиметре разминулся с моим левым плечом, опалив волосы. Орк же был ещё далеко и не успевал нанести удар, хотя он уже воздел меч над головой и как-то странно засверкал налитыми кровью глазами. Я бы мог попытаться кинуться ему навстречу и рубануть топором по ногам, которые защищали не такие толстые пластины стали, но предпочёл действовать иным образом, из-за того, что мне важнее был перстень. Даже если я погибну, то хотя бы верну его. Поэтому я громадным прыжком оказался возле трупа гоблина и торопливо разжал пальцы его левой руки. На ладони блеснул мой перстень, который я тут же натянул на палец и отскочил к стене, выставив перед собой топор.

Девушка в этот миг уже наложила стрелу на тетиву и готовилась выстрелить, а два светлых воина медленно наступали на меня, держа между собой дистанцию, чтобы не мешать. Я молниеносно понял, что наибольшую опасность представляет Дейдра. Вряд ли она ещё раз промажет с трёх метров. Мне надо помешать ей выстрелить, и, похоже, у меня только один выход. Я вытянул вперёд руку с перстнем, а затем призвал питомца и грозно проорал:

– Вызываю смертоносного темнопарда!

Троица синхронно отшатнулась, немного напуганная моим словами, а потом они с изумлением увидели, что возле моих ног появился чёрный комок шерсти, который сразу же стал пронзительно мяукать. Котёнок вообще не понимал, что происходит и явно требовал мяса, но не такого, какого бы мне хотелось. Он просто желал жрать.

Светлые же через миг захохотали, а девушка непроизвольно просюсюкала, с умилением глядя на Мрака:

– Ой, какой милый.

– На сука, получай, – рыкнул я и швырнул в неё топор.

Тот вспорол воздух, будто винт моторной лодки, а затем ударил девушку в лоб. Правда, не лезвием, а обухом, но удар был такой силы, что шея лучницы хрустнула и она упала на спину.

– Дейдра! – истошно заорал Люк и бросился к любимой, а та уже начала исчезать. – Ну всё, тварь, ты мне ответишь за её смерть.

Как вы уже поняли, последние слова парня были обращены ко мне. Я же ничего не стал отвечать, а молча отцепил от пояса кинжал и вновь прижался к стене, поджидая парочку светлых. Они снова двинулись на меня, но теперь Люк буквально пронзал меня яростным взором, а в воздухе разносилось требовательно мяуканье Мрака, который крутился возле моих ног.

Я понимал, что у меня практически нет шансов справиться с ними, но просто так сдаваться не желал. Мой мозг лихорадочно искал выход, но пока не находил его. Противники грамотно отрезали мне путь к отступлению. Оба двигались так, что закрывали окна. Орк крался по левую руку от меня, тяжело дыша и рыча от злости, а Люк – по правую. И если классовые способности второго мне были известны – он мог покрывать огнём свой клинок, то орк, похоже, берсерк. Но даже окажись он травником, то мне в любом случае придётся сражаться одним лишь кинжалом против двух мечей. И сейчас я уже жалел о том, что швырнул топор в девушку, хотя без этого финта ушами меня бы, наверное, завалили ещё раньше. Так что я поступил правильно. Правда, мне всё равно будет крайне сложно выпутаться из этой ситуации. Я мог рассчитывать лишь на какую-то оплошность врагов, но случилось кое-что другое… Неожиданно одна из занавесок слабо дёрнулась и из-за неё бесшумно показалась фигура в чёрном балахоне. Она застыла за спиной ничего не подозревающего орка, а потом в пламени свечей сверкнул кинжал. Его лезвие с хрустом вошло в основание черепа светлого игрока. Тот широко разинул рот, продемонстрировав мощные клыки, а затем бессильно выпустил из рук меч, который с грохотом упал на пол, после чего и сам орк рухнул на половые доски.

Люк мигом обернулся, увидел фигуру, которая убила его товарища, и прохрипел, став пятиться к двери:

– Ты, млять, ещё кто такой?

– Смерть, – вылетел приглушённый ответ из-под глубоко натянутого на голову капюшона.

– А я говорил, что за тобой придут, – насмешливо выдал я, с сожалением покосившись на исчезающий клинок орка.

Светлый лихорадочно посмотрел на меня, потом на фигуру, а затем выскочил из дома и бросился бежать по улице.

Я же почувствовал некоторое облегчение, посмотрел на таинственного пришельца и выдал:

– Неожиданная помощь. Мы ведь с тобой не в ладах.

– Они убили Бада, – протянула фигура знакомым голосом и сняла капюшон. – Он попросил меня подстраховать его на случай обмана, но, как видишь, я ничего не смог сделать.

– А ты знал, что он задумал? – мрачно спросил я, услышав в отдалении тяжёлый топот и скрежет доспехов.

– Нет, – резко произнёс собеседник, и мне показалось, что он врёт. – Слышишь? Сюда бежит стража. Нам надо сваливать. Я убил в черте города орка, а ты – Дейдру. Нам лучше не попадаться в лапы местного правосудия.

– Так мы же оборонялись, – пробормотал я, с облегчением заметив, что котёнок вернулся в перстень.

– А я бы всё равно не стал рисковать. Нас никто не видел, кроме светлых, а они не будут болтать о том, что тут произошло, – бросил человек, а затем поспешно отодвинул занавеску, открыл окно и прежде, чем выскочить в тёмный переулок таинственно выдал: – Мы сами решаем свою судьбу. Ничто не истинно, всё дозволено.

– Переигрываешь, – бросил я ему в спину и, повинуясь инстинкту жителя своего государства, покинул место преступления следом за парнем, хотя мы оба, в целом, не виноваты.

Выбравшись из дома, мы побежали по проулку, и наш путь освещала лишь взошедшая луна и звёзды. А позади – слышались потрясённые возгласы стражников, которые нашли тело гоблина. Да, завтра весь Иерихон будут бурлить, переваривая известие об убийстве игрока в пределах города. Интересно, раньше было что-то подобное или нет? Ну, завтра и узнаю, а пока же мы разделились на безлюдном перекрёстке, и пошли в разные стороны.

Вскоре я вышел на оживлённую улицу и смешался с людьми, которые ещё не разошлись по домам. Я шёл среди них, чувствуя, что от волнения у меня подрагивают пальцы. Правильно ли я всё сделал? Может, надо было остаться и всё рассказать стражникам? Но я ведь убил Дейдру. Да, пусть защищаясь, но убил же. Хрен его знает, как оценят этот поступок местные судьи. Вдруг меня всё же казнят или повесят? Но с другой стороны – если местные стражники начнут распутывать дело, то в итоге они всё равно придут ко мне. Я ведь побежал за Бадом на глазах десятков горожан, а потом его обезглавленное тело оказывается в заброшенном доме. И жители города видели, что я бросил к гоблину, отнюдь не с радостью, написанной на лице. Вот и мотив. Короче, я точно влип. Мне остаётся надеяться лишь на то, что горожане не поняли, за кем я погнался и не расслышали моих криков. В этом случае, ежели слова Люка правдивы, то стражникам будет крайне сложно разыскать участников сегодняшних событий. Ну а если светлый ошибался и ангелы с демонами в курсе всего того, что происходит в Чистилище, то они явно решат покарать нарушивших закон игроков, и от их правосудия нас ничто не спасёт.

Я даже поёжился от последней мысли, а потом мой рассеянный взор наткнулся на Искру, которая стояла напротив таверны «Весёлый мясоед». Ведьма была не одна. Она, улыбаясь, беседовала с рослым парнем в хорошей броне из какой-то зелёной кожи. Незнакомец оказался владельцем копья, которое выглядывало из-за его спины, а также на его груди висел тёмный амулет, а в синих глазах горел искренней интерес к девушке.

Я хотел незаметно проскочить мимо них, но ведьма, будто почувствовала меня, хотя стояла спиной, и быстро обернулась.

– О, Рей, а мы как раз тебя тут и ждём, – пропела она, поправив волосы элегантным движением.

– Привет, – недобро буркнул я, подойдя к парочке. На вид парню было лет двадцать шесть-двадцать семь. Он обладал мужественными чертами лица, тёмными волосами до плеч и волевым подбородком.

Игрок сразу же протянул мне руку и сказал приятным баритоном:

– Барин.

– Дворянин, – ответил я, пожав его лапу.

А тот коротко хохотнул, после чего проговорил, не переставая улыбаться:

– Меня так зовут – Барин.

– А-а-а, – равнодушно протянул я, вопросительно покосившись на ведьму, которая не переставала радостно улыбаться, будто сегодня помер её злейший враг. Может, курнула чего? Но в этот миг она раскрыла причина своего приподнятого настроения.

– А я вот хотела попрощаться с тобой перед тем, как войду в портал вместе с Барином. Мы оба уже достигли двадцать пятого уровня.

– Поздравляю, – промычал я.

– Ты как будто не рад за меня, – недовольно проворчала девица и покачала головой.

– Рад, ой, как рад, – сказал я и натянуто улыбнулся.

– Лучше не улыбайся, а то у тебя становится такой вид, словно ты готовишься вцепиться мне в горло, – пошутила Искра и звонко рассмеялась.

Парень не стал поддерживать её смех, а лишь неопределённо хмыкнул. Ведьма же отсмеялась и произнесла:

– Ладно, не буду тебя задерживать. Нам пора покорять другую локацию. А ты когда окажешься там, то разыщи меня. Попробуем завалить ещё парочку чародеев. Втроём-то мы сможем явно больше, чем вдвоём.

– Посмотрим, – хмуро проронил я, а потом не сумел сдержать любопытства и спросил: – А что там в другой локации?

– Никто не знает, – пожал широкими плечами Барин, решив вместо ведьмы ответить на мой вопрос. – Портал работает лишь в одну сторону. В Иерихон из него ещё никто не попадал. Так что там может быть всё что угодно: от какого-нибудь заснеженного города до Мальдив.

– Ладно, пока Рей, – бросила Искра и, покачивая бёдрами, пошла по улице в сторону площади.

Парень кивнул мне на прощение и потопал за девушкой. А я же остался стоять, наблюдая за ведьмой, которая всё дальше уходила от меня. Мне вспомнились строки из стихотворения Есенина: «…Так чего ж мне её ревновать. Так чего ж мне болеть такому. Наша жизнь – простыня да кровать. Наша жизнь – поцелуй да в омут. Пой же, пой! В роковом размахе, этих рук роковая беда. Только знаешь, пошли их всех на хер… Не умру я, мой друг, никогда».

Конец первой части.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю