332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Евгений Малинин » Проклятие Аримана - Магистр » Текст книги (страница 18)
Проклятие Аримана - Магистр
  • Текст добавлен: 30 октября 2016, 23:34

Текст книги "Проклятие Аримана - Магистр"


Автор книги: Евгений Малинин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 24 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Когда мы подъехали ближе, крепыши оставили какую-то замысловатую игру, которой они увлеченно занимались, встали перед распахнутыми настежь воротами и широко заулыбались, встречая наш караван.

– Ну что, дядя Попур... – закричал один из парней, – ...вернулся наконец? Ждут тебя, ждут! Санда твоя совсем недавно домой пошла, а то все здесь стояла! Непременно, говорит, мой Попурчик сегодня приедет!

Признаться, имя "Попурчик" меня страшно развеселило, однако я не подал виду, стараясь не обращать на себя внимания. Но мою фигуру спрятать было трудно, поэтому я не слишком удивился, когда второй стражник спросил толстяка:

– А кого это ты с собой везешь?

– Этого путешественника я встретил на дороге. Он направляется как раз к нашему господину, ну я и пригласил его с собой. Все равно мне сначала нужно заехать в замок, вот я его и провожу, а то что ж человеку плутать...

– А... – протянул страж. – Значит, первый раз на Синергии? – обратился он теперь уже ко мне.

– Можно сказать – первый... – Расплывчато ответил я и снова перехватил удивленный взгляд Попура.

Стражники расступились, внимательно наблюдая, как мы проезжаем в ворота, а затем, перестав обращать на нас внимание, вернулись к прерванной игре.

– И что же они здесь сторожат? – усмехнувшись, спросил я.

– Как что?! – удивился толстяк. – Вдруг ворота кого остановят, вот они его и схватят!..

– Как это – ворота остановят? – не понял я.

– Ну как-как?.. Они же заговоренные... Если в Синергию попробует пройти нежелательная личность, ворота ее остановят и будут держать до тех пор, пока стража не вызовет капитана. А уж он будет разбираться с пришлецом.

Последнее слово снова знакомо резануло мне ухо, но воз-ашаться к нему я не стал.

– И что же, ваши ворота никогда не ошибаются? Может, как раз я и есть злоумышленник? – прикинувшись наивным, поинтересовался я.

Попур с усмешкой посмотрел на меня:

– Я же тебе говорил, что служу у нашего магистра полномочным поверенным. И имею при этом уровень мага. Неужели ты думаешь, я не распознаю злодея?!

– Так может, я тоже маг и очень хорошо замаскировался?

– То, что ты маг, и не слабый, я сразу понял... – огорошил меня Попур. – Только злодейства в тебе нет. Иначе и я почуял бы это, и ворота тебя не пропустили бы. В этом случае ты вообще никогда не увидел бы Синергию!

В его голосе прозвучало столько пафоса, что я с невольной улыбкой представил его на сцене в роли Фальстафа.

Мы двигались все по той же дороге. Только теперь она петляла мимо небольших аккуратных чистеньких домиков, стоявших в глубине маленьких и, по-видимому, только что вымытых с мылом двориков. День клонился к закату, и людей во дворах было немного, потому что подошло время ужина. Те же немногие прохожие, что встречались нам на улице, бросали на нас разве что мимолетный взгляд.

Постепенно поднимаясь все выше и выше, мы выехали на широкую, прямую, хорошо замощенную улицу. Дома на ней были столь же малы, как и в пригороде, однако сразу стало понятно, что это центральный проспект городка, главное место, где народ имеет возможность себя показать и на людей посмотреть. Впрочем, и на центральном проспекте прохожих было немного, так что город производил впечатление достаточно провинциального, нет, скорее даже патриархального. Было ясно, что на его центральной улице не разбивает свои яркие шатры ярмарка тщеславия.

Скоро короткий прямой проспект вывел нас на просторную центральную площадь, середину которой занимал прекрасный фонтан, посылающий свои алмазно поблескивающие струи высоко в небо. На другой стороне площади, прямо за фонтаном, я увидел единственное в городе трехэтажное здание, весьма напоминающее петербургский Зимний дворец в миниатюре. Его центральную часть украшал парадный вход, поблескивающий стеклами высоких дверей, а короткие крылья продолжала великолепная литая чугунная ограда, замыкавшая в обширный, но строгий прямоугольник большой дворцовый парк. Основу парка составляли все те же синие лиственницы, однако в отличие от оставшегося позади синего леса в парке присутствовало значительное количество аккуратно подстриженных кустарников, а землю под деревьями покрывал ровный изумрудно-зеленый ковер газона. Как я понял, площадь, дворец и дворцовый парк занимали самую вершину Синергии.

Мой попутчик, неожиданно оказавшийся представителем местной знати, смело направил своего осла прямо к центральному входу, возле которого возвышался солидный привратник в уже привычной синей униформе. Завидев нас, он приоткрыл дверь и что-то крикнул. Почти следом за этим на площадь выскочили два мальчика и, подбежав к нашим животным, взяли их под уздцы и остановили. Мы спустились на землю, и два юных пажа повели коня и осла к воротам, видневшимся в парковой ограде.

Заметив, что я провожаю взглядом свою лошадь, Попур Кашат поспешил меня успокоить:

– Не волнуйся, твой конь оказался в надежных руках, и как только в нем появится надобность, ты получишь его в наилучшей форме...

Привратник распахнул перед нами дверь и приветливо улыбнулся мне, хотя я не помнил, чтобы нас представили друг другу. Сразу за дверью располагался просторный круглый зал, где нас поджидал еще один слуга в синей ливрее.

Увидев Попура Кашата, он радостно заулыбался, но когда следом за толстяком в дверях появился я, его живая физиономия выразила некоторую растерянность. Он быстрым шагом чаправился в нашу сторону и, приблизившись, склонился в поклоне.

– Советник, я рад приветствовать тебя в Синергии. Повелитель распорядился провести тебя к нему, как только ты войдешь в замок, но... – Слуга слегка замялся. – Но он не отдавал никаких распоряжений насчет твоего спутника...

Попур бросил на меня быстрый и весьма удивленный взгляд, а затем спросил вновь склонившегося в поклоне слугу:

– Ты хочешь сказать, что господин не знал, что я направляюсь в Синергию не один?

– Я не могу рассуждать о степени осведомленности повелителя... – быстро ответил тот, – я лишь прошу разрешения доложить о твоем спутнике и получить указания на его счет...

– Ступай... – коротко бросил Попур и снова посмотрел на меня изучающим взглядом.

Слуга удалился, а Попур направился к одному из диванов, располагавшихся около круглой стены, и, усевшись, жестом предложил мне расположиться рядом. Однако мне не хотелось сидеть, я и так слишком много времени провел в седле. Вместо этого я принялся рассматривать роспись, покрывавшую стены зала от пола до потолка. Эта роспись явно иллюстрировала какую-то историю и очень меня заинтересовала.

Увидев, чем я собираюсь скрасить свое ожидание, Попур Кашат немедленно вскочил со своего удобного места и присоединился ко мне, явно собираясь давать пояснения к изображению на стене. Но начал он несколько неожиданно:

– Не правда ли, чудесная роспись?

– Да, – согласился я, – роспись хороша! Интересно, как художнику удалось сделать изображение настолько живым? Попур очень довольно ухмыльнулся:

– Оно и есть – живое!

– То есть как?! – не понял я.

– Это изображение живое! – повторил мой жизнерадостный спутник. – Если ты внимательно приглядишься, то заметишь, что фигуры на росписи двигаются! Правда, очень медленно, но это отлично видно, если запомнить их расположение, а потом посмотреть роспись ну хотя бы на следующий день!

Я уставился на стену немигающим взглядом и рассматривал ее, пока в глазах не появилась резь и из них не потекли слезы. Судя по всему, мой экскурсовод был прав – фигуры действительно слегка передвигались.

– Но как?! И зачем?! – воскликнул я.

– Магия, – пожал плечами толстяк. – Эта роспись была выполнена много веков назад и с тех пор совершенно не выцвела. Ее поддерживает магическая Сила Синергии. – Он немного помолчал и, внезапно став абсолютно серьезным, добавил: – Если верить старым преданиям, роспись отображает то, что происходит в действительности. Все эти люди, животные, города, моря и дороги существуют на самом деле. Только мы не знаем, где все это находится. Иногда мне кажется, что на этой росписи изображен наш Мир Спокойной Воды...

– Как ты сказал?.. – воскликнул я и оторопело уставился на толстяка.

– Мир Спокойной Воды... – растерянно повторил он, не понимая, что меня удивило. – Ты что же, не знаешь, как называется твой собственный мир?

Я мгновенно пришел в себя. То, что я оказался в мире, пригрезившемся мне когда-то давно не то во сне, не то в бреду, не давало мне права терять самообладания. Поэтому я хмуро пробурчал:

– Там, откуда я пришел, наш мир называют Болото!

– Неужели где-то еще сохранилось это древнее название?! – в свою очередь изумился толстяк. – Я и не думал, что им пользуются где-нибудь, кроме древних книг!

В этот момент нашу занимательную беседу прервал вернувшийся слуга, который с поклоном предложил нам следовать за собой.

– Повелитель сказал, что примет сразу вас обоих, – пояснил он на ходу.

Это был довольно необычный путь. Выйдя из круглого зала с такой поразительной росписью, мы попали в маленькую комнатку без окон. Я даже не слишком удивился, когда эта мнатка, чуть вздрогнув, начала подниматься – именно лифт она мне и напомнила, только, пожалуй, чересчур просторный. Поднимались мы недолго, и когда комната остановилась, слуга распахнул дверь. Попур Кашат быстро выкатился наружу, а я значительно более осторожно последовал за ним.

Мы находились в огромном полукруглом зале, выпуклое окно которого было абсолютно прозрачным. Если это было стекло, то такого огромного стекла мне никогда не приходилось видеть – окно не имело переплета. Но скорее всего это окно было создано с помощью той самой невероятной магической Силы, которая буквально окутывала всю Синергию. Из чудесного окна открывался поразительный вид на окружающие горы, и я сразу заметил, что дорога, по которой мы подходили к Синергии и поднимались к городу, прекрасно просматривается из этого зала. Мне сразу стало понятно удивление, с которым мой попутчик воспринял весть о том, что властелин Синергии не знал о моем прибытии.

А сам хозяин этого кабинета уже шагал к нам через этот огромный зал от своего рабочего стола, расположенного у глухой каменной стены.

Это был высокий, чуть сутуловатый старик, одетый в одежду, очень похожую на мою собственную, с той только разшй цей, что она была интенсивного синего цвета. Его длинны серебристо-седые волосы и длинная белоснежная борода эффектно выделялись на синем фоне

Он остановился в нескольких шагах от нас и властный движением руки остановил Попура, пытавшегося было на чать свой доклад. Его пронзительные глаза под косматыми белыми бровями буквально впились в мое лицо. В зале повисло странно-напряженное молчание. Я тоже не отрывaл взгляда от горбоносого лица старика.

Это взаимное разглядывание длилось несколько минyт. Неожиданно старик опустился на одно колено и произнec рокочущим голосом:

– Добро пожаловать, господин! Я рад приветствовать в Синергии!..

Сначала я ничего не понял, но придушенный шепот Попура сразу объяснил мне все:

– Серый Магистр!..

Я даже слегка растерялся. Судя по реакции владельца замка и его советника, в этой стране знали и высоко чтили Серого Магистра, а я при этом был твердо уверен, что никто из моих знакомых под этим именем здесь не бывал! Значит, либо кто-то подготовил почву для моего прихода, либо я узурпировал чей-то авторитет, и авторитет не малый!

Однако надо было вести себя в соответствии с принятым именем, поэтому, шагнув к старику, я поднял его с колена и, еще раз взглянув в его потеплевшие глаза, произнес:

– Я тоже рад тебя видеть, Синий магистр... Мы прошли к рабочему столу хозяина, он уселся в свое кресло, а я расположился в удобном кресле с другой стороны стола. Синий магистр обратился ко мне:

– Что привело тебя к нам? – Но тут же повернулся к стоявшему рядом Попуру: – Ты можешь идти, сегодня ты больше не понадобишься, а завтра я найду время тебя выслушать.

Толстяк молча поклонился и собирался уже удалиться, но я остановил его:

– Мне кажется, что Попуру Кашату стоит задержаться, хотя я понимаю, сколь велико его желание немедленно отправиться домой. Во время нашей непродолжительной совместной поездки я успел убедиться в его незаурядном уме, прекрасном знании страны и преданности Синему Дому. Я Думаю, он сможет дать дельный совет и в моем случае.

Толстяк полыценно улыбнулся и, получив утвердительный кивок своего господина, разместился в кресле напротив меня.

– А теперь о причинах, заставивших меня побеспокоить Синергию, продолжил я разговор. – Меня очень интересуют две вещи, которые, как я абсолютно точно знаю, сейчас находятся в Мире Спокойной Воды. Во-первых, это боевая пара меч и кинжал. Меч светлый, кинжал вороненый. Эта пара почти наверняка обладает неизвестными пока мне магическими свойствами. Можете вы мне подсказать хотя бы приблизительное местонахождение такого оружия?

Попур заерзал в своем кресле, ему явно было что сказать, но он ожидал разрешения Синего магистра, а тот не торопился давать ему это разрешение. Несколько секунд старый магистр раздумывал, а затем неторопливо ответил:

– Под такое описание подпадают несколько боевых пар. Полный маг Соленый Нос имеет похожую пару. Он управляет Вестой, городом во владениях Желтого, и является его подданным. Затем полный маг Якоби из Башни Гнилого Апельсина. Магистр усмехнулся. – Он отказался от лена и занимается чистой магией. Все надеется переплюнуть Оранжевого магистра и занять его место. Весьма странная личность, но я точно знаю, что у него имеются похожие меч и кинжал... Эти двое, пожалуй, наиболее подходящие фигуры...

В этот момент Попур начал настолько явно проявлять нетерпение, что не замечать этого стало сложно даже его господину.

– Ты что-то хочешь добавить, – соизволил наконец обратиться к нему старый магистр.

– Господин, – тут же затараторил толстяк, – я бы предложил обратить внимание на Рыжего, из владений Красного магистра. У него также имеется серебристый меч и темный кинжал!..

– Кинжал, о котором многие слышали, но никто никогда не видел, усмехнулся хозяин кабинета. – Ничего, кроме похвальбы самого Рыжего, не подтверждает, что у его меча есть парный кинжал...

– Господин, – не желал уступать Попур, – ходят довольно убедительные слухи, что кинжал может видеть только его владелец, а чувствовать только тот, в чье тело он вошел. Может быть, это и есть те магические свойства, на которые указывает повелитель! – Он склонил голову в мою сторону, и я понял, что произнесенный титул относится ко мне.

– Ну, может быть, стоит внести в список и этого полного мага, хотя я сильно сомневаюсь в том, что интересующее тебя оружие находится у него, неохотно согласился Синий.

– А этого Рыжего зовут Алый Вепрь? – спросил я, обращаясь к Попуру.

– Повелитель знаком с ним? – удивленно ответил тот вопросом на вопрос.

– Да... немного знаком, – задумчиво ответил я. – У него действительно имеется меч и кинжал, только я думал, что сам Алый Вепрь давно погиб, а его оружие либо пропало, либо находится у Красного магистра,

Синий магистр медленно провел тонкими сухими пальцами по своей белой бороде и уточнил:

– Вообще-то Алый Вепрь – родовое имя, и его всегда носит старший из мужчин этого рода. Отец Рыжего действительно погиб лет пятнадцать назад при довольно странных обстоятельствах, и родовое имя вместе с леном, слугами и, конечно, фамильным оружием перешло к его сыну. Если ты уверен, что кинжал существует, можно проверить и эту версию.

– Значит, остановимся на этих трех вариантах, – задумчиво произнес я, больше мне все равно не успеть проверить...

– Как ты думаешь отобрать оружие у теперешних владельцев? – совершенно серьезно поинтересовался Синий магистр.

Я улыбнулся.

– Нет, мой дорогой друг, я не собираюсь ни у кого ничего отбирать. Я думаю, мне есть что предложить в обмен на эти клинки. Очень хотелось бы, чтобы их хозяева не были обижены.

– Тогда завтра утром я отправлю трех гонцов к магистрам, чтобы они обговорили со своими подданными условия передачи всех трех пар... – предложил магистр.

Но я с ним не согласился:

– Нет. Я сам поговорю с Красным магистром, чтобы он занялся оружием Вепря, а с двумя остальными магами переговорю приватно. Так будет гораздо быстрее, а время меня здорово поджимает. Да и незачем вмешивать в это дело магистров.

Хозяин кабинета согласно наклонил голову, а расхрабрившийся Попур внес еще одно предложение:

– Повелитель, если ты сочтешь возможным взять меня с собой, я думаю, что смогу оказать тебе помощь в твоих переговорах...

Я удивленно посмотрел на толстяка и поинтересовался:

– Ты умеешь ходить Чужой тропой?!

Попур часто-часто заморгал и растерянно переспросил:

– Чужой тропой? А что это такое?..

– Значит, не умеешь... – разочарованно протянул я. – Тогда ты, к сожалению, не сможешь со мной путешествовать...

– Так ты не поедешь на своем великолепном коне?! – разочарованно протянул толстяк, вызвав еще одну мою улыбку.

– Нет, мне придется воспользоваться своей Серой тропой, чтобы успеть уложиться в оставшиеся у меня... семь дней.

– Господин не сообщил о второй разыскиваемой им вещи, – напомнил Синий магистр.

– Да, совершенно верно, – вернулся я к главной теме разговора. Второе, что меня интересует, это книга. – Магистр и толстяк удивленно переглянулись, но я не позволил им выразить свое недоумение. – Это не совсем обычная книга, так что нам вряд ли придется перетряхивать все библиотеки, существующие в этом мире. Я ищу очень большой фолиант, в тяжелом темном, скорее всего толстой кожи, переплете. Текст в ней, по-видимому, рукописный, и вряд ли хоть кто-то из ныне живущих может его прочитать. Причем я опять-таки точно уверен, что сейчас эта книга находится в... Мире Спокойной Воды...

Я вопросительно оглядел своих собеседников. Оба задумались, а потом магистр довольно неуверенно проговорил:

– Немного же тебе известно о вещах, которые ты ищешь... – Я огорченно пожал плечами, соглашаясь, что моя информация далеко не полная, но другой у меня не было.

– Во всяком случае, достаточно полно твоему описанию отвечает только один известный мне том... – Тут магистр бросил взгляд на своего советника, и я заметил, что тот как-то испуганно кивнул своему господину. – Это книга... Как бы это точнее сказать... Книга, о которой никто не знает, где она находится, хотя любой из магистров ее видел...

– Очень интересно!.. – воскликнул я. – Как такое может быть?! Есть вещь, многие ее видели, но никто не знает, где она хранится!

– Именно так, как ты описал, господин, – спокойно подтвердил магистр. Ее видели все магистры, почти все – листали, а вот прочесть ее не может никто, и уж тем более никто не знает, где она хранится. Мы называем ее Долгая Книга. Она появляется сама по себе на специально для нее изготовленном пюпитре только на время казни пришлецов.

– Синее пламя!.. – пробурчал я себе под нос.

– Совершенно верно, – тут же подтвердил магистр. – И как только казнь заканчивается. Долгая Книга исчезает, а вот куда, не знает никто. В противном случае кто-нибудь из братьев магистров давно бы уже захватил этот артефакт в личную собственность! – При последних словах магистр невесело усмехнулся, а Попур покачал головой, соглашаясь со своим господином.

– Хм... – Я на минуту задумался. – И ни один из этих бедолаг пришлецов не бродит сейчас по просторам вашего мира?

– Бедолаг?! – сорвался дисциплинированный Попур в возмущении. – Если б ты знал, повелитель, что они вытворяют в этой стране, когда попадают сюда, ты назвал бы бедолагами нас, а не этих... – И он, не найдя подходящего слова, задохнулся.

– А если бы ты побывал в их шкуре, когда они стоят в синем племени, ты, я думаю, тоже им посочувствовал, – мягко ответил я.

Попур вытаращил глаза, но не нашел что сказать и неожиданно задумался. "Я был прав, когда определил, что у толстяка богатое воображение..." мелькнула у меня озорная мысль. Вслух же я произнес, обращаясь к магистру:

– Значит, пока что мы оставим в стороне вопрос о книге и средоточимся на трех определившихся парах клинков. Как я понимаю. Красный магистр по-прежнему находится в Искре?.. – Старик утвердительно кивнул. – Значит, найти его мне не составит труда. А вот где мне разыскивать упомянутых тобой полных магов. Соленый Нос и Якоби, ты сказал?

– Я могу очень подробно объяснить дорогу! – подал голос Попур Кашат. Не раз у них бывал. Правда, общение с господином Якоби никогда не доставляло мне особого удовольствия, но он единственный маг, у которого можно достать настоящие янтарные амулеты... – И толстяк смущенно пожал плечами, словно извиняясь за свою слабость к янтарю.

– К сожалению, мне совершенно не нужно знать дорогу... – ответил я на это предложение. – Мне необходимо точно представлять место, где надо оказаться. Так что если у вас имеется возможность показать мне их жилище или хотя бы местность неподалеку от их местопребывания, этого мне было бы достаточно.

– Нет ничего проще, – спокойно ответил магистр. – Сейчас мы попросим мое зеркало показать эти места. – Он поднялся из-за стола и направился к правой стороне своего замечательного окна.

Я, еще только войдя в этот кабинет, обратил внимание на странный вид правого наличника огромного полукруглого окна. Каменная кладка в этом месте выглядела размытой, словно между стеной и смотрящим на нее человеком висела струя раскаленного воздуха. Я, незаметно для моих собеседников, слегка прощупал это место с помощью Истинного Зрения, но обнаружил только пока не совсем ясное мне заклинание. Заклинание это было совсем новым и не несло в себе угрозы, так что я на время отложил расспросы.

И вот теперь Синий магистр остановился рядом с этим местом и одним коротким взмахом руки уничтожил притаившееся там заклинание. Окно, к моему изумлению, мгновенно превратилось в непрозрачное голубовато-серое стекло. Хозяин кабинета между тем быстро навел новое коротенькое заклинание, и по всей поверхности этого стекла сначала замерцали маленькие серебряные звездочки, а затем она начала стремительно светлеть.

Через секунду за окном кабинета раскинулась залитая солнцем городская площадь, замощенная желтыми каменными плитками. Посреди площади возвышалась какая-то конная статуя, а за ней тяжелое четырехэтажное здание из такого же желтого камня, как и отмостка площади. Если бы не странного вида полуколонны, украшавшие фасад здания, и несколько странно разнокалиберных окон, можно было бы подумать, что эта желтая стена просто продолжение площади, только поставленное вертикально.

– Это центральная площадь Весты, а здание за памятником Желтому магистру и есть резиденция полного мага по имени Соленый Hoc, – пояснил Синий магистр, не отходя от края окна.

– Очень хорошо, – задумчиво проговорил я. – Вот только на этой площади слишком много народу. Может быть, посмотреть близлежащие улицы?..

– Народ на площадь пускают днем, с полудня до девяти часов вечера. В другое время она совершенно пуста, если не считать караула, который обходит резиденцию наместника каждый час.

– Прекрасно, этого мне достаточно. А что там с этим странным Якоби?

Магистр снова убрал действовавшее заклинание и нашептал новое. В окне возник совершенно иной пейзаж. До самого Горизонта простирались ровные желтовато-оранжевые пески. Желтое раскаленное небо с белым пятном солнца в зените повисло над ними, и даже здесь, в горах, почувствовался тяжелый, все выжигающий жар пустыни. В этой удручающей картине не было абсолютно никакого намека на жизнь. И посреди мертвой равнины корявым, причудливо скрученным и изогнутым пальцем упиралась в небо рыжевато-бурая, словно заржавленная скала.

– Вот она, башня Гнилого Апельсина... – прокомментировал открывшийся вид магистр. – К сожалению, я не могу подсказать, каким образом можно проникнуть внутрь башни, я никогда этим не интересовался... – словно извиняясь за cвoю некомпетентность, пробормотал хозяин кабинета.

– Ну, с этим я разберусь на месте, – успокоил я его. – Другой такой уродины в этом чудном месте нет? Будет неприятно оказаться не у той... башни...

Магистр улыбнулся, уловив мой сарказм:

– Нет, другой такой нет нигде. Якоби сам ее построил, внутри не был ни один живущий в этом мире. Маг почему-тo решил, что обладает массой никому не известных магических атрибутов, так что его башня защищена самой высокой магией, на которую он только способен. Правда, до сих пор никто из магистров не потревожил его уединения, ну а простые люди оказываются там крайне редко. – И он с улыбкой глянул на своего советника.

– Ну что ж, настало, видимо, время потревожить его, – усмехнулся я. Спасибо, виденного мне вполне достаточно...

Синий магистр стер изображение за окном, и через секунду мы снова увидели окрестности Синергии. По моим расчетам, снаружи уже давно должен был быть поздний вечер, однако вид из окна противоречил этому. Там день только-только перевалил за половину. Впрочем, теперь меня это уже не удивляло. Было ясно, что смотрим мы не через стекло. Кроме того, я понял, почему магистр не знал о моем приезде. Дело в том, что еще за три года до этого моего путешествия я поставил блок от любого магического сканирования. Если бы хозяин Синергии просто смотрел в окно, я был бы как на ладони, а с помощью магии меня обнаружить было невозможно.

Подумав об этом, я довольно усмехнулся.

Синий магистр вернулся к своему столу и заговорил тоном радушного хозяина:

– Если мы закончили обсуждение твоих проблем, я хотел бы предложить перейти в трапезную. Время ужина уже давно прошло, но мне кажется, что легкая закуска нам не повредит...

Попур Кашат вскочил со своего кресла и с извиняющейся улыбкой обратился к своему господину:

– Господин, если я не нужен больше тебе или повелителю, я хотел бы отправиться домой... Меня там уже заждались...

Магистр бросил на меня быстрый взгляд и кивнул:

– Ступай. Завтра утром я жду тебя, как обычно. Толстяк с извинительной поспешностью покинул зал, а Синий магистр, проводив своего советника взглядом, улыбнулся:

– Прошу, – и сделал приглашающий жест в сторону глухой стены позади своего рабочего кресла.

И словно дождавшись наконец команды, несколько каменных блоков, из которых состояла стена, бесшумно ушли назад и отъехали в сторону, открывая лестничную площадку и широкую, хорошо освещенную мраморную лестницу, устланную ковровой дорожкой. Я, обогнув стол, прошел в образовавшуюся арку и ступил на лестницу. Синий магистр следовал за мной в шаге позади.

Лестница была всего в десяток ступеней и выводила в небольшой, так же как кабинет, полукруглый зал, обставленный тяжелой мебелью синего дерева. Овальную полированную синюю поверхность большого обеденного стола, занимавшего значительную часть зала, не скрывала скатерть. Вместо нее на столе лежали две голубые салфетки овальной формы, на которых покоилась прекрасная посуда и серебряные столовые приборы.

Ужин был сервирован на двоих, и возле стола были поставлены всего два высоких прямых стула, хотя за этим столом вполне могло разместиться человек двенадцать. Словно угадав мои мысли, хозяин замка пояснил:

– Моя жена и дети уже поужинали, а звать кого-либо, Для того чтобы составить компанию, я не стал. Думаю, ты устал с дороги и светские разговоры тебя только еще больше утомят...

Я благодарно улыбнулся и направился к своему месту, угадав его по серой униформе стоявшего рядом лакея. Второй лакей был одет в синее. Едва я опустился на голое деревянное GHneHbe своего стула, как почувствовал, что меня укутывает мощная магическая аура, прогоняя усталость и взбадривая не Уке холодного душа.

Хозяин замка разместился напротив меня, и как только мы сели, лакеи начали подавать еду.

– Как ты находишь Синергию со времени последнего посещения? – завел магистр светскую беседу.

– Я не слишком многое рассмотрел, но, по-моему, она стала еще приветливее, – ответил я такой же дежурной светской фразой и тут же задал действительно интересовавший меня вопрос: – Не помню, говорили ли мы когда-нибудь о росписи в нижнем холле, но сегодня она меня ужасно заинтересовала. Что там такое изображено и как это сделано? Попур Кашат, при всей его эрудированности, не смог мне объяснить этого достаточно точно. Впрочем, – я посмотрел на обслуживающих нас слуг, – если ответ содержит какую-то тайну, не предназначенную для чужих ушей, я могу осадить свое любопытство...

Синий магистр улыбнулся:

– В этом зале можно говорить абсолютно спокойно, даже если в нем будут обедать все мои родичи и советники. Сказанные в нем слова слышит только тот, кому они предназначены. А что касается росписи... Меня всегда удивляло твое безразличие к этому феномену. Дважды ты ее мог видеть и ни разу не заинтересовался... Это очень необычно, и я оправдывал это безразличие твоей чрезвычайной занятостью и... целеустремленностью.

Он отхлебнул из бокала и бросил через стоя доброжелательный взгляд.

– Так вот, об этой фреске. Видишь ли, у нее нет автора. Когда был построен этот замок, его нижний холл сразу было решено расписать. Эту работу поручали нескольким художникам, но все, что они наносили на стену, очень быстро исчезало. Вернее, даже не исчезало, а... размазывалось. В общем, вместо картины на стене появлялись грязные потеки. Наконец в замок был приглашен один из самых знаменитых мастеров. Его звали Хурома, и он был бродячим художником. Представляешь, человек, который мог стать придворным живописцем в любом замке нашего мира, бродил по всей стране, не гнушаясь расписывать деревенские храмы и рисовать открытки-приглашения на сельских свадьбах!

Хурома согласился заняться этой росписью, но очень долго обдумывал сюжет фрески. Целыми днями он просиживал в холле, что-то нашептывая и разговаривая сам с собой. А в один прекрасный день он загрунтовал стены холла и заявил тогдашнему Синему магистру, что его работа закончена. Причем предупредил, чтобы больше никого не приглашали.

– Рисунок проявится несколько позже, – пообещал мастер и ушел на равнину, даже не взяв оговоренной платы за работу.

Он еще долго бродил по стране, но больше ни разу не появился на Синергии. А рисунок действительно проявился.

Теперь некоторые считают, что эта фреска живая и что она повествует о прошлом и будущем нашего мира, а другие говорят, что это просто своеобразная игра света на старых красках росписи...

Магистр помолчал и негромко добавил:

– Как всегда, каждый видит в росписи то, что хочет видеть...

"А что же хочу в ней видеть я?.. – подумалось мне. – Надо бы еще раз посмотреть на эту картину..."

Ужин между тем подходил к концу. Магистр с улыбкой посмотрел на меня и спросил:

– Мы завтра еще увидимся или ты, как обычно, уйдешь не попрощавшись?

Я улыбнулся в ответ этому доброму, даже какому-то родному старику и, извиняясь, пожал плечами:


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю